home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7. Софус теряет голову

Пока все это происходило, мальчики часто вспоминали своего старого друга Кумле, но у них было столько дел, что они даже ни разу не собрались в город поискать его. И вот однажды Кумле явился сам, в своей коричневой шубе, и спросил, не может ли он чем-нибудь помочь. Он рассказал, что сначала пошел на радио, но редактору не понравился его голос. Дескать, очень скрипучий, к тому же у Кумле нет «микрофонного обаяния». Кумле ответил: «Ну и пусть, я вовсе не хочу никого оБАЯНивать, оГАРМОНЬивать, объегоривать». Сказал, что все равно не станет выступать по этому паршивому радио, даже если его будут умолять. Ни за что! Наотрез откажется, хоть бы сам папа римский уговаривал.

Юн и Софус сказали, что совершенно согласны с ним.

— Правильно, не пой для них, — говорили они. — Даже в мультфильмах не снимайся, так им и надо.

Потом Юн спросил, чем же Кумле все-таки думает заняться.

И Кумле ответил, что купил себе типографию, так что теперь он книгопечатник. Мальчики очень обрадовались. Выходит, он может напечатать путеводитель по дворцу-музею принцессы Шиповничек, а они будут продавать этот путеводитель туристам. Кумле охотно согласился и немедленно принялся за дело.

Но оказалось, что печатать книги труднее, чем он думал. Кумле подобрал нужные буквы, но они не всегда ложились на свое место, а некоторые даже становились вверх ногами. Самая важная была первая страница, поэтому над ней он бился особенно долго. Вот что получилось:

Волшебный мелок

— Ух, как здорово! — сказал Юн. — Я и не подозревал, что ты так хорошо знаешь иностранные языки. Что же тут написано?

Написано: Дворец Шиповничка. Издание Кумле. Специальный книгопечатник дворца-музея. Кумле очень гордился собой.

— Ты бы все-таки навел порядок среди букв, — сказал Юн. — А то они стоят не совсем правильно, да и не хватает некоторых.

— Ничего, — ответил Кумле. — Это и есть то, что называется «свобода слова». Как хочу — так и пишу!

— Я предложу тебе работу, с которой ты, по-моему, справишься лучше, чем с книгопечатанием, — сказал Юн. — Мыть автомашины. У нас тут есть один человек, его зовут Мйккель. Он продает туристам бензин, и ему нужен помощник.

— Ну что ж, я могу, раз ты просишь, — сказал Кумле. — Но все равно я хочу быть печатником. Когда-нибудь я стану страшно знаменитым книгопечатником.

— Ты тоже хочешь стать знаменитым? — спросил Юн.

— «Хочу»? Я просто стану, и все. У меня такое чувство.

— Не иначе, ты заболел, — сказал Юн. — У тебя температура. Я схожу за градусником и измерю ее.

— Никакой тиримпатуры у меня нет! — сказал Кумле. — А если бы и была, я не позволил бы тебе ее мерить! Она моя!

С этими словами Кумле повернулся, пошел к Мик-келю и стал мыть машины.

У Софуса была привычка помахивать своей красивой белой палочкой, когда он водил по дворцу экскурсии. Время от времени он снимал нос и снова приставлял его. За это полагалось платить особо пятьдесят эре. Деньги, которые Софус собирал, показывая свой нос, он клал не в кожаную сумку, а в собственный карман.

Софус не подозревал, что палочка волшебная, пока не произошел несчастный случай. Сейчас я расскажу, как это было.

Но только это ужасно печальная история, поэтому ты, прежде чем читать дальше, лучше проверь, есть ли у тебя платок вытирать слезы. Ничего, если он не совсем чистый.

Однажды Юн и Софус стояли в саду и чистили «Девятку». Они его смазали, даже погладили, как и следует иногда делать с хорошими паровозами. Тут появился индийский магараджа — гот самый, на слонах, — он хотел посмотреть «Девятку». Он объяснил, что очень интересуется паровозами, и стал спрашивать, как действуют разные винтики, рычаги, колеса и ручки. Юн страшно любил показывать своего дорогого друга «Девятку», но Софус все время перебивал его и наговорил такого вздора, что Юн рассердился.

— Не слушайте его, — сказал Юн, — он чепуху городит!

— Хоть бы ты замолчал на десять минут, — ответил Софус, помахивая палочкой.

Надо же было случиться так, что он махнул правильно! Юн не мог произнести ни единого словечка, только хрюкал от злости, а Софус показывал доброму индийцу паровоз и плел совершеннейшую чепуху.

— Вот здесь у нас обычно лежат лошадиные силы, — сказал он, показывая пустую коробку из-под овсяного печенья. — Правда, теперь мы отказались от лошадиных сил, перешли на тянучки.

— Тянучки? — удивился индиец. — Паровоз тянут тянучки?

— Да, это новейшее изобретение, — ответил Софус. — Мы его сами придумали, действует безотказно. Конечно, «Мишки» лучше тянут, но это стоит намного дороже. А останавливаем паровоз йодом.

— Постойте, как же так? — воскликнул индийский гость. — Ведь йодом останавливают кровь.

— Значит, и паровоз можно остановить. Вот!.. А железнодорожное полотно, — продолжал Софус, — на ночь скатываем и убираем, чтобы рельсы не ржавели зря.

— В жизни не слыхал ничего удивительнее, — сказал магараджа.

— Конечно, удивительно, — согласился Софус. — А только еще удивительнее ехать скорым поездом. Однажды я ехал так быстро, что мне ветром оторвало нос.

И в доказательство он снял нос.

Когда к Юну вернулся голос, он ушел в замок и заперся в своей комнате, злой-презлой. Софусу пришлось долго стоять перед дверью, играть на скрипке и петь, чтобы Юн перестал сердиться.

А вот песня, которую пел Софус:

Фру Енсен кофейник снимет с окна,

И кофе с корицею варит она.

Фру Енсея кофейную чашку потом

На блюдечко ставит вверх дном.

И кофе она наливает на дно,

Но тут получается свинство одно:

Ведь в чашке ни капельки нет,

А кофе течет на паркет.

Смотреть неприятно на это, друзья,

Но тут ничего уж поделать нельзя.

И дерево есть у нее под окном,

Зеленые бочки на дереве том.

Тут Юн открыл дверь и сказал:

— На дереве почки, а не бочки!

— А на этом были бочки, — сказал Софус. — Я сам видел.

— К тому же бочки не бывают зеленые, — продолжал Юн.

— Вот видишь, — ответил Софус, — мы говорим о разных вещах.

— Опять ерунду городишь! — сказал Юн, но он уже не сердился.

Они сели за письменный стол, отодвинули в сторону толстые бухгалтерские книги, и Юн нажал кнопку. Он ведь был директором замка, как и Софус, а в Розвегии все директора только и делают, что нажимают на кнопки, после чего входят красивые девушки и спрашивают: «Что прикажете?»

И действительно, вошла очень милая девушка с кудряшками и голубыми глазами. Ее звали Бибби. Она спросила, что угодно директорам. И Юн ответил, что они хотят двадцать четыре пирожных, большую кастрюлю какао со сливками и две чашки.

Когда Бибби вернулась с полным подносом вкусных вещей и поставила его на письменный стол, Софус страшно обрадовался. Он больше всего на свете любил какао со сливками.

Софус взмахнул палочкой и сказал:

— Хоть бы у меня была длинная-предлииная шея, как у жирафа, чтобы как следует насладиться чудесным вкусом какао!

В этот миг палочка написала в воздухе заветный знак, и шея у Софуса стала как у жирафа.

Тут-то Юн и Софус наконец поняли, что палочка им досталась волшебная.

Софус ужасно стеснялся своей длинной шеи. Он сворачивал ее и прятал под курточку, зажимал под мышкой, клал на плечи, стараясь, чтобы ее не заметили. Но это было не так-то просто.

С того дня Софус редко выходил из своей комнаты. Он плакал и горевал, мазался всевозможными мазями, даже выкрасил шею в серый цвет, чтобы не так было видно. И без устали чертил волшебной палочкой круги и петли, надеясь получить нужный рисунок. И все время приговаривал:

— Хоть бы исчезла длинная шея! Хоть бы она пропала!

Однажды, когда Софус, одинокий, несчастный, стоял и размахивал палочкой, у него вышла нужная закорючка. Раз! — и шея исчезла!

Сам Софус стоял внизу, а его голова повисла в воздухе под потолком. Между телом и головой совершенно не было шеи — ведь он сам пожелал, чтобы она пропала!

Волшебный мелок


6.  Юн и Софус зарабатывают деньги | Волшебный мелок | 8.  Народная пляска