home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Невольное признание

Гессен сидел с Милюковым в печали.

Оба курили и оба молчали.


Гессен спросил его кротко как Авель:

«есть ли у нас конституция, Павел?»


Встал Милюков. запинаясь от злобы,

Резко ответил: «еще бы! еще бы!»


Долго сидели в партийной печали.

Оба курили и оба молчали.


Гессен опять придвигается ближе:

«Я никому не открою — скажи же!»


Раненый демон в зрачках Милюкова:

«Есть для кадет! а о прочих — ни слова… »


Мнительный взгляд на соратника бросив,

Вновь начинает прекрасный Иосиф:


«Есть ли… »но слезы бегут по жилету —

На ухо Павел шепнул ему: «нету!»


Обнялись нежно и в мирной печали

Долго курили и долго молчали.

1909


Жестокий бог литературы! | Сатиры | Баллада