home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XXV

Доннербауэрский лес

Марфик

Диеронский военный округ

Синдикат Дракона

14 сентября 3028 года


Фухито поднял переднее стекло нейрошлема и сунул в рот тюбик с концентрированной пищей. Вот ублюдки, подумал он, надо же было догадаться изготовить концентрат из протухшей рыбы! Он невольно выплюнул содержимое, попытался промыть рот водой, однако жидкость, плеснувшая из изогнутой пластмассовой трубки, отдавала ржавчиной и была почти горячей. Пойло, которое подают в полковой столовой, наверное, вкуснее.

Правда, столовая теперь в прошлом. В далеком, двухнедельной давности… С той самой поры, когда лиранцы высадились на планете, захватили Массинхем и вынудили легионеров оставить свою базу, приходилось питаться на ходу, в рубках боевых машин. Две недели постоянных маневров, маршей, бесконечная смена позиций, охота за оторвавшимися подразделениями и отдельными движущимися средствами лиранцев, постоянные попытки спрятаться от вражеской авиации – все это вконец утомило защитников планеты. Боеприпасы, горючее и прочие необходимые для ведения военных действий материалы истощились.

Несмотря на огромные потери, победа казалась такой же недостижимой, как и в первые дни после высадки. Враг постоянно усиливал давление. Половина роботов Отдельного Легиона вышла из строя или была уничтожена. Положение во вспомогательных частях еще хуже. Многие танки и самоходные артиллерийские орудия из-за нехватки топлива превратились в неподвижные огневые точки.

В этой печальной картине было одно отрадное обстоятельство – противник понес еще большие потери. По сведениям разведки и агентурным данным, материально-технического обеспечения лиранцам хватит еще на неделю, после чего они останутся без боеприпасов и топлива. Люди валились от усталости, засыпали в рубках боевых роботов.

Вчера на утреннем совещании принц Теодор Курита заявил, что пора кончать с пришельцами. Сам он был бледен, щеки ввалились так, что выступили скулы, и все равно его оптимизм казался неиссякаемым. В этот момент пришло сообщение, что Тридцать четвертый пехотный полк, который держали в резерве под Массинхемом, окружен врагом. Полк защищал космопорт, где базировались шаттлы легиона. В случае их потери полк уже нельзя эвакуировать с планеты. Но даже это известие не произвело на принца впечатления.

– Повторяю, – заявил он, – с элсами пора кончать!

Фухито сначала несколько смутило подобное, ничего не значащее для военного человека, заявление. Хотелось бы получить разъяснения, как этого добиться, услышать конкретные предложения, однако принц не спешил раскрывать свои карты. Как бы то ни было, его уверенность заразила Тацухару.

В любом случае, даже если Теодор блефует и не знает, как вымести с Марфика врагов, он делает это умело. Виду не подает… Чувствуется воспитание. Такой и умрет с музыкой. Что-то дрогнуло в душе Фухито – то ли проснулось древнее ощущение неизбежности конца, который он, как самурай, должен встретить достойно; то ли во всей этой недосказанности и некоторой напыщенности поведения действительно таился какой-то непонятный другим смысл. Значит, и надежда. Принц постоянно твердил, что очень важно выстоять, тогда придет день, и враг побежит. В любом случае, рассудил Фухито, свой долг он выполнит, а насчет всего остального – начальству решать.

Два дня стояло затишье… Ожидание было нестерпимо долгим, нервным. Это бездействие выматывало сильнее, чем самое ожесточенное огневое столкновение.

Теперь легион – или, точнее, то, что от него осталось, – размещался в лесу. Каждый батальон и рота отдельно. Штаб располагался в просторном блиндаже, мастерски укрытом среди вековых деревьев. Подземное убежище устроили на склоне оврага, рядом с выходом коренных пород, оно имело несколько входов. Роботы, оставшиеся от роты Тацухары, охраняли дальние подступы к штабу. Все машины были надежно замаскированы, хотя, если поднапрячься, можно заметить «Саранчу», врытую в землю. На опасных направлениях – там, где посуху могут пройти вражеские машины, – устроены засады. Густая листва защищает штаб от наблюдения с воздуха. Даже приборы не смогут засечь их местоположение.

Тацухара прикинул – может, еще один тюбик открыть? – и в этот момент его внимание привлек выступивший из-за ствола бреллы солдат. На нем была форма пехотного полка Куриты, – какого именно, Фухито не смог разглядеть. Солдат четыре раза поднял и опустил руку, затем поднял обе руки – пальцы были расставлены. Наконец он сжал пальцы в кулаки и снова растопырил их, но теперь показал только девять пальцев. Затем дважды повторил движение, показывая при этом только по семь пальцев.

– Черт побери! – выругался Фухито.

Четыре робота – это же полноценное копье!.. Коли часовой правильно определил вес и марки машин, то каждая из них потянет не менее чем на семьдесят тонн. Они просто передавят его разведывательных роботов. Самый тяжелый и мощный из них – «Грифон». Он весит пятьдесят пять тонн.

Фухито еще некоторое время смотрел в ту сторону, где только что был виден часовой. Грустные мысли одолели его. Пехотинцам во время боя боевых роботов не позавидуешь. Его старенькая и кое-как залатанная после полевого ремонта «Пантера» прикрыта хоть какой-то броней, а вот такие, как этот парень, стоит провести по ним лучом лазера, будут гореть, как факелы. Ему уже доводилось наблюдать подобные картины.

Тацухара постоянно держал машину в рабочем состоянии и сейчас взглянул на подключенный к сети сенсорных датчиков дисплей. По всему периметру легиона, схоронившегося в лесу, была устроена полоса магнитных приемников, подвешенных к стволам брелл и спрятанных в подлеске. Они реагировали на малейшее изменение магнитного поля, и, вследствие постоянного колыхания листвы, по экрану все время бежали блестки.

Он некоторое время следил за экраном, наблюдая, как занимают позиции пехотинцы, экипажи танков садятся в свои машины. Наконец передовые сканирующие системы определили перемещение огромных металлических масс в четырех километрах от линии обороны.

Убедившись в верности полученных сведений, Тацухара пробежал пальцами по клавиатуре и послал запрос в идентификационное устройство. Машина некоторое время переваривала поступающие данные и, наконец, дала ответ.

«Атлас»!

Этот монстр весит куда более семидесяти тонн. Принадлежит к классу тяжелых, стотонных роботов. Он предназначен как для штурма укрепленных позиций, так и для огневой поддержки наступающих роботов. Формы «Атлас» имел человекообразные, округлая, напоминающая голову верхняя надстройка, массивные, собранные из бронированных параллелепипедов нижние конечности. Впечатляюще вооружен… Автоматическая стомиллиметровая пушка с повышенной начальной скоростью снарядов, смонтированная в правом бедре, два средних лазера «Мартелл», луч каждого диаметром пять сантиметров. Кроме того, протонно-ионный излучатель и пусковые ракетные установки.

Три другие машины были почти так же велики, как и «Атлас». Один из них – «Баньши» – как раз попал в поле зрения оптических систем, и его изображение появилось на экране. Этот робот выглядел как один из вариантов хорошо известного всем пилотам Внутренней Сферы BNC-3E. На правом плече установка для запуска РБД, в левой руке протонная пушка.

Фухито задумался – что-то этот экземпляр мало похож на стандартного «Баньши». Этот металлический бегемот славился как робот артиллерийской и огневой поддержки. Обычно он наступал чуть позади передней линии.

У Фухито на лбу выступил холодный пот. Эти два гиганта вполне способны в несколько минут разделаться со всей его ротой – вернее, ее остатками. В любом случае, к какой бы модификации ни принадлежал «Баньши», его роботам туго придется.

Вот и два последних красавца… Батюшки, это же «Зевс»! Два «Зевса»!! Модель ZEU-6S. Обычный и наиболее часто используемый в войсках лиранцев тип боевых машин, восьмидесятитонный штурмовой робот. У этих головные надстройки утоплены между вздыбленными плечами, бочкообразное туловище несет очень мощное вооружение.

Рябь, отбрасываемая солнечными лучами, играющими в голубоватой листве брелл, бесконечной чехардой световых зайчиков ложилась на корпуса металлических гигантов. На передних броневых плитах теперь ясно просматривались эмблемы Четвертого полка Рейнджеров Скай. На каждом плече знаменитый штайнеровский кулак, громящий броню.

М-да, оправившись от первого потрясения, прикинул Тацухара, машины не новенькие. Им тоже изрядно досталось за эти две недели. Броневые плиты не сняты и не заварены – просто наложены заплаты, прихваченные сваркой. К сожалению, топают уверенно, на весь лес слышно. Значит, повреждения в ходовой части незначительны, на это рассчитывать не приходится.

Жаль.

Идут неровной цепью. На левом фланге один из «Зевсов» свернул в сторону и двинулся прямо к засаде, устроенной драконами. Потом неожиданно замер, качнулся и через несколько секунд сделал было несколько шагов в сторону своих товарищей. Вдруг снова замер… Фухито внезапно обратил внимание, как глубоко ноги гиганта погрузились в мшистую подстилку, покрывавшую почву. Ага, с таким весом тебе здесь хода нет. Лихорадочно Тацухара представил себе карту местности и понял, что таким гигантам следует очень осторожно вести себя в лесу. Стоит ему попасть на болотину или наткнуться на слои водоупорной глины, и робот завязнет.

«Атлас» развернул головную часть в сторону «Зевса», при этом машина не сбавила хода – так и шагала сквозь завалы, сминая подлесок и ломая молодые деревца. «Зевс» осторожно двинулся вперед – шажки были мелкие, какие-то робкие – видно, пилот решил сначала проверить почву у себя на пути, а потом уже постараться догнать товарищей. Соседние вековые бреллы с мрачной враждебностью поглядывали на чужака. Лес и своих-то не очень жаловал, но на этот раз Фухито сердцем почуял, как озлобился древостой, как забурлили подземные воды. Ощущения были, конечно, глупыми, детскими, но они неожиданно взволновали командира роты. Даже успокоили…

Между тем «Зевс» уже отстал от своих собратьев на несколько сотен метров. Тут до капитана дошло, почему Теодор с такой тщательностью выбирал места для засад. Единственный твердый грунт лежал в том направлении, где драконы устроили засаду. Как бы ни был мощен и страшен вражеский робот, но и на него можно найти управу.

– Рота, слушай команду, – сказал Фухито в микрофон. – Первая цель – «Зевс». Бей по нему!

Он первым выстрелил из протонного излучателя, установленного в верхней конечности. Метил в коленное сочленение. Слепящий сгусток высокотемпературной плазмы, вытянувшись в толстенный шнур, ударил врага в ногу. Тут же, не меняя позиции, выстрелил еще раз – на этот раз в плечо, в заплату, прикрывавшую доступ во внутренние полости робота.

«Зевс» сразу задымил – это начал испаряться металл. Если повредить колено Фухито не удалось, то заплату он с фуди «Зевса» сорвал. Обнажился обширный пролом. Туда принялись стрелять остальные бойцы разведывательной роты. Залпы орудий и пусковых установок пехоты тоже принялись щербить броню гиганта. В одно мгновение корпус робота покрылся сетью пробоин. Эх, добавить бы сейчас из большого лазера.

Драконовский «Грифон» выскочил сзади Появился из-за древесного ствола, дал очередь из семидесятигятимиллиметрового автоматического орудия и вновь прятался. Стрелял разумно, в сочленение левой руки – там, где спереди была сорвана заплата.

Рейнджер, сидевший в рубке «Зевса», не сплоховал. Он тут же открыл ответный огонь. Но куда стрелять? В лиственную завесь?.. Ему бы немедленно ретироваться и пройти по следу своих товарищей, однако он не посчитал угрозу серьезной. А зря! Фухито сразу сообразил – если они не воспользуются этой паузой, придется худо. Поэтому вперед! Он вышел из укрытия и вновь послал сгусток плазмы. На этот раз пилот «Зевса» засек противника и попытался достойно ответить, однако в следующее мгновение «Грифон», вновь появившийся сзади, дал залп из ПИИ.

Теперь дым из истерзанного предплечья повалил густо, во все стороны фонтаном брызнула охлаждающая жидкость, и едкий пар скрыл башенную надстройку «Зевса».

Фухито едва не пропустил момент, когда пилот «Зевса» дал залп из установки для запуска РДД, смонтированной на плече. С жутким воем, заполнив лесной объем хвостатыми дымами, управляемые снаряды начали валить деревья и поджигать листву. На «Пантеру» посыпались сучья и огромные ветви – может, именно разгоравшийся вокруг пожар и спас Тацухару. Противник решил, что с главным врагом покончено, и взялся за «Грифона».

Нельзя было терять ни секунды. Фухито выскочил из кучи дымящей древесины и рысью, укрываясь за стволами деревьев, помчался в обход. На ходу выстрелил из ПИИ – даже не заметил, попал или нет. Он рвался на более удобную позицию, позволявшую ему напрочь отрезать погибающего «Зевса» – он теперь не сомневался в этом – от его более удачливых товарищей. Хотя что значит удачливых? В той стороне, где скрылись три других робота, тоже разгоралось сражение.

В чаще он приметил, как две «Саранчи» подбираются сзади к огромному – с головой на уровне молодых деревьев – «Атласу». Тот, по-видимому, уже совсем было развернулся, чтобы двинуться на помощь «Зевсу», однако, атакованный сворой мелких роботов, наступив на мощную мину, заложенную у него на пути, решил сначала расчистить пространство вокруг себя.

Не тут-то было! В том и состоял замысел Куриты, что большие роботы, шествующие по лесу без поддержки пехоты и танков, обречены вести бой в одиночестве и, что хуже всего, почти вслепую. Это уже не игра, а смертельно опасная дуэль, в которой пилоты-рейнджеры не имели шансов.

Был у противника и еще один выход. Им следовало как можно скорее сплотить ряды, сблизиться и обрушиться на драконов совместной огневой мощью. В этом случае ни пехота, ни разведывательные роботы не смогли бы их остановить. Но на этот случай Теодор заготовил другое средство. Врага следовало заманить на болотистое место либо на склон холма, где вполне возможен оползень.

Вот почему Фухито изо всех сил старался не допустить, чтобы «Атлас» пришел на помощь погибающему, пустившему густой столб дыма «Зевсу».

Металлический исполин отступал, пошатываясь, порой пытался опереться верхними конечностями о старые деревья, хватался за листву и все дымил, дымил… Его добивали протонными залпами – жгли внутренности, рвали искусственные мускулы, корежили скелет.

В этот момент из подлеска, ломая кустарник, выполз небольшой армейский транспорт на гусеничном ходу и, набирая скорость, объезжая поваленные деревья, направился прямо к вражескому роботу. Пилот «Зевса» крутанул башенную надстройку, но впопыхах решил, что по сравнению с вражескими боевыми роботами этот едва одетый в броню тягач не представляет опасности. Рейнджер развернул головную башню и принялся выжигать лазером просеку, по которой мог бы выбраться из боя.

Тягач «НК-17», разогнавшись, ударил «Зевса» в поврежденную нижнюю конечность. Гиганта заметно шатнуло. В следующее мгновение он рухнул ничком в болотистую жижу, которую, топчась на месте, сам выдавил.

Как только пилот «Зевса» попытался поднять машину, водитель тягача дал задний ход и вновь повторил свой маневр. Теперь, правда, он постарался въехать на ногу робота. Не удалось, только все дело испортил. Тягач опрокинулся на бок, а «Зевс» неожиданно резво, подтянув передние конечности и опершись на них, встал в полный рост. В следующее мгновение он ударом кулака раздробил тягач – точнее, на три четверти вогнал в его мягкую, влажную землю. Бил по кабине, смял ее напрочь.

Воспользовавшись моментом, «Грифон» подобрался к врагу на несколько десятков метров и дал залп из установки РБД. Следом добавил выстрел из протонно-ионного излучателя.

Фухито стрелял из автоматической пушки, пытаясь вгонять снаряды в широкие проломы, которые виднелись на корпусе вражеской машины. Внезапно установленный в задней полусфере «Зевса» лазер выстрелил в сторону командира разведроты. Затем «Зевс» неожиданно развернулся и полоснул испепеляющим лучом по «Грифону». Тот еще успел пустить сгусток плазмы, но промахнулся. Нервы у рейнджера оказались крепче – он уперся лучом в фудь «Грифона» и одновременно выпустил два РБД. «Грифон» опрокинулся на землю.

«Зевс» подошел к нему, на мгновение замер, затем занес сжатый кулак над левым плечом. Постоял несколько секунд, потом, словно передумав, поднял правую ногу и опустил ее на рубку поверженного «Грифона».

Фухито закричал от ярости и, невзирая на повышающуюся в кабине температуру, принялся палить по «Зевсу» из ПИИ. Один из сгустков удачно вошел в пробоину на левой стороне груди – там что-то оглушительно, на весь лес, звякнуло, и устрашающий всплеск огня вырвался из внутренностей вражеского робота.

Неожиданно из внешних громкоговорителей «Зевса» донесся хохот. Тут же голубоватого цвета молния ударила в дерево слева от «Пантеры». Еще два луча пролетели мимо. Они-то откуда появились? Гнев, мгновение назад затуманивший Фухито голову, прошел – все произошло только потому, что они остановились. Посчитали, что с «Зевсом» покончено.

Вот результат! «Грифон» лежит с раздавленной рубкой, не подавая признаков жизни. Добивать лежачего – это не по правилам. Таких, без чести и без совести, следует убивать как бешеных собак.

«Зевс» горел во всю силу. Еще один залп, и с ним будет покончено. Однако в это время на поле боя появился еще один рейнджер. Это обстоятельство могло решить исход боя. Самое главное – не терять благоразумия. Придет их день, утверждал таи-са Курита, а сейчас необходимо немедленно отступить.

Фухито отдал команду и на большой скорости повел машину в глубь леса.

Рота тут же выполнила приказание, пехотинцы принялись метать специальные шашки, и скоро лес наполнился удушливым, покрывшим следы боя и быстро затухавшие пожары дымом. Фухито переключился на частоту, на которой вели переговоры враги, но ничего не понял в их зашифрованной перебранке. Одно было ясно – сегодняшнее сражение они вряд ли рассматривают как свою победу. То-то они в гневе принялись пускать РДД вслед уходящим из поля зрения роботам драконов.


предыдущая глава | Наследник дракона | cледующая глава