home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XXVII

Графство Ситика

Северный Галфри

Марфик

Диеронский военный округ

Синдикат Дракона

27 сентября 3028 года


– Если я покину планету, это будет непростительная трусость!

– А если ты останешься здесь, будет еще хуже! Просто глупость!..

Они стояли друг напротив друга, их разделял стол, в который оба уперлись кулаками. Глаза в глаза! Ноздри Томое трепетали от гнева. Теодор едва сдерживался, чтобы не хватить кулаком по столешнице. Кто здесь, в конце концов, командир?

Все окружающие сделали вид, что не замечают скандала, который разгорался в штабе. Кое-кто рассматривал стены, кто-то изучал состояние ногтей, другие приглаживали форму

На некоторое время в комнате наступила тишина.

Кодекс бусидо не позволял командиру оставлять войска в преддверии даже безнадежного сражения. Он не имел права бросить своих солдат умирать в одиночку. Всю свою недолгую жизнь Теодор мечтал о том, чтобы повести воинов в бой. В победоносный, конечно, однако вот оно как вышло… Что же, в такой решительный момент, когда завтра враги сомнут остатки легиона, он покинет планету? На глазах у своих подчиненных, товарищей, которые доверяли ему, верили, что он найдет решение. О каком решении сейчас можно вести речь, когда у них осталось пятнадцать покалеченных машин, в войсках катастрофическая нехватка боеприпасов. При этом они все равно должны сделать все возможное, чтобы остановить врага. Если нет? Тогда погибнем вместе.

Всякий другой выход будет бесчестьем. Неужели Томое этого не понимает? Мать его детей… Как он потом в глаза людям смотреть будет?

Неожиданно в углу хмыкнул Альварес. Звучно прочистил горло, подал голос:

– Она права, сама. Тебе нельзя здесь оставаться.

Тут же в комнате поднялся гул возбужденных голосов. Словно прорвало…

Права, права… Теодор вздохнул, постучал костяшками пальцев по столу.

– «Полярный Лис» только по названию принадлежит к шаттлам класса «Союз». На самом деле это уменьшенный гражданский вариант, – попытался объяснить он собравшимся на совет офицерам. – Мы не в состоянии разместить на его палубах остатки легиона. Всех людей забрать не можем, не говоря уже о вооружении. Неужели вы не понимаете, что всех захваченных в плен расстреляют.

Он сделал паузу и, когда кто-то попытался его остановить, жестом заставил его замолчать.

– Кроме того, – продолжил он, – у нас пока нет челнока, и неизвестно, будет ли он найден. Все корабли, принадлежащие Синдикату, захвачены еще месяц назад. Как мы сможем покинуть звездную систему?

– Таи-и Нинью Кераи заявил, что он берется разрешить эту проблему, – подал голос капитан Тацухара.

– Кераи-кун – человек замечательный во всех отношениях, но он не волшебник, чтобы вытащить из кармана шатл.

Фухито попытался было возразить, однако в этот момент снаружи донесся вой винтов, напоминающий скрежещущий звук циркулярной пилы. Охранник, стоящий у порога, распахнул дверь, и в комнату вошел таи-и Нинью Кераи. Одет он был в спецкостюм КВБ, капюшон откинут, так что рыжие волосы торчали во все стороны. Его улыбающееся лицо находилось в разительном противоречии с унылыми и мрачными гримасами собравшихся на совет офицеров.

– Что, все еще спорите? – спросил Нинью. – Я думал, вы уже вещички собрали.

– Я остаюсь, – заявил Теодор. – Я обязан выполнить свой долг до конца.

– Ты решил, что самое важное для тебя – это с честью умереть на этой поганой планетке?

– Если я считаю себя воином, то в первую очередь должен подумать о своей чести.

– Опять за старое! – воскликнула Томое. – Ты просто глупец! Разве ты являешься только воином? Ты даже не командир полка. Под твоим началом Легион Веги. Два других полка твоих драгоценных бусо-сенши и сорок приданных им частей сражаются на других планетах против лиранских захватчиков. Ты полагаешь, у тебя нет перед ними обязательств? Пусть они гибнут, а ты будешь спасать свою честь? Если бы ты оказался в разведывательном дозоре, тоже погиб бы, но не отступил? Это война, Теодор, и у каждого из нас на ней свои обязанности. Ты наследный принц Синдиката, будущий руководитель нашей страны, нашей родины. Неужели ты считаешь, что с твоей стороны честнее, если ты попадешь в плен или в последнюю минуту застрелишься? Что ждет нас всех в этом случае? Сразу объявятся претенденты на трон, начнутся распри. Твоему отцу придется заниматься внутренними проблемами в тот самый момент, когда враг начал войну. И это все ради спасения чести? Прости, тогда я не понимаю, что означает это самая честь.

Томое прошла вдоль стола, затем вернулась на прежнее место. В прежней вызывающей позе встала напротив мужа.

– Вообще, что за тупость! – воскликнула она. – Бусидо, бусидо! Интересно, кто так странно обучал тебя древним установлениям? Насколько я помню, там черным по белому написано, что если у военачальника есть другие обязательства, кроме тех, что в данный момент тяжелым грузом ложатся на его плечи, он обязан сообразовывать свои поступки с обстановкой. Честь не может служить оправданием возобладанию зла большего над злом меньшим. Разве не так? – Она замолчала, сложила руки на груди и заявила: – Путь самурая, – глаза у нее блеснули, – это исполнение гири. Долг требует от тебя оставить Марфик.

Теодор не ожидал такого напора от жены. Как она посмела повысить голос в присутствии офицеров легиона! Кричать на мужчину!.. Это никуда не годится. Она настолько уверена в своей правоте, что даже не пытается прислушаться к доводам разума. Неужели Томое полагает, что он настолько слеп, что не осознает безысходность положения. У победы всегда достаточно родителей, но кому-то следует принять на себя ответственность и за поражение. Как командир легиона, он, безусловно, чувствует свою ответственность перед двумя другими полками и приданными им частями, но если он бросит своих людей здесь, на Марфике, любой из них сможет потом бросить ему в лицо упрек в трусости. И он будет прав! Они же верили ему, вручили свои жизни!.. Кто в таком положении может чувствовать себя единственно правым?

– Послушай, «Полярный Лис» вооружен, – попытался он объяснить жене свою позицию. – Но во время полета его пушки бесполезны. Он окажется прекрасной мишенью для аэрокосмических истребителей лиранцев. Если же мы зароем корабль в землю, его орудия могут оказать неоценимую помощь обороняющимся. С его помощью мы сумеем добиться такой плотности огня, что враг отступит. Он тоже при последнем издыхании. Авиация Штайнеров не сможет прорвать противовоздушную оборону Мы, в конце концов, можем дать им достойный отпор.

– В этой дьявольской игре, – заметил Нинью, – ты продолжаешь играть по их правилам. Их цель – захватить тебя в плен. Вот из этого и следует исходить.

– Старший техник Ковальский со своей командой подготовили «Полярного Лиса» к старту, – доложил Фухито Тацухара.

– Войска сейчас нельзя снимать с позиций, – рассудительно заметил Альварес. – Разместить их возле «Лиса» в преддверии штурма – это сущее безумие. Штаб провел опрос, кто желает покинуть планету на «Лисе», и никто, даже раненые, не согласился. Между прочим, все поголовно высказались за то, чтобы вы, сама, оставили планету. Вы возьмете мой «Победитель», он уже настроен на вас. Я же пересяду в ваш «Орион». Этим самым мы обманем лиранцев.

– Наследник Синдиката Дракона обязан покинуть планету! – решительно заявила Томое.

Теодор оглядел присутствующих. Лица суровы и решительны. Похоже, все согласны с капитаном Сакаде. С ним или без него Легион Веги будет разгромлен. Весь личный состав высказался за то, чтобы наследный принц покинул Марфик. Он не может оскорбить их отказом. Они идут на смерть – их воля священна.

– Я согласен.

Две самоходные артиллерийские батареи из батальона Вагнера не спеша надвигались на левый фланг драков. Они непрерывно вели огонь из пусковых установок РБД и протонно-ионных излучателей. Выдвинутые вперед, эти гусеничные машины поддерживали наступление Двадцать третьего полка, чьи мобили на воздушных подушках уже добрались до постов передового охранения и вступили с ними в бой. Кэтлин Хини с удовлетворением отметила, с каким упорством самоходки и бронемобили продвигаются вперед, с каким умением поражают цели.

Все утро лиранцы пытались прорвать оборону драков – пробить коридор, по которому можно было бы ввести в дело группу штурмовых роботов. Два аэрокосмических истребителя зашли со стороны солнца и, снизившись до верхушек деревьев, принялись распылять особый химический реактив, который в смеси с выхлопными газами создавал дымовую завесу. Хини с удовольствием наблюдала за работой летчиков, на поле боя легли ровные – именно в тех местах, где предусматривалось, – полосы искусственного тумана, маскирующего действия наступающей стороны.

Пока все шло по плану, с точностью до минут. Разве что лиранский шатл замешкался и не смог с первой попытки совершить посадку на поле космопорта, чтобы взять защитников города в клещи. Как только у нее найдется свободная минутка, она задаст жару капитану челнока.

Цепь разрывов привлекла внимание капитан-коменданта. Она усмехнулась – наконец-то! Оборонительные порядки драков в центре смяты, теперь пехота раздвигает стенки коридора. Еще немного, и можно будет пускать боевых роботов. С нами Бог! Теперь ясно, на чьей стороне небесная сила!..

Она выждала несколько минут и отдала приказ – вперед! Ее «Атлас» перешел на бег. Командирское копье двинулось следом. Хини переместилась на километр ближе к линии огня – здесь, на вершине холма, остановилась. Роты штурмовых роботов между тем продолжали продвигаться вперед. Теперь дракам волей-неволей придется вводить в бой своих роботов – она как раз этого и добивалась! В решительном боевом столкновении они наконец покажут, кто есть кто.

Спустя полчаса стало ясно, что ее надежды оправдываются. За это время пилоты Четвертого полка вывели из строя половину роботов врага, вставших у них на пути. Дракам пришлось отступить, теперь их последний оборонительный рубеж вновь заняли танковые и пехотные подразделения. Кэтлин Хини приказала приостановить движение и вновь пустить вперед вспомогательные части. Она испытывала необыкновенный душевный подъем. Среди участвующих в бою роботов противника был идентифицирован «Орион». Машина Куриты.

Поддерживаемые огнем, роботы рейнджеров вновь двинулись вперед. Хини с удовольствием наблюдала, как красиво – можно сказать, образцово машины продвигались вперед. Вот что значит хорошо организованный боевой порядок – роботы без всяких потерь, сохранив конфигурацию, добрались до главной линии обороны драков. В вершине уступа шагал «Торопыга» сержанта Ханикута. Он по праву завоевал право идти впереди – сержант славился в полку как непревзойденный мастер боя на предельно короткой дистанции.

Очень скоро «Торопыга» выбрал себе противника – шестидесятитонного «Дракона». Первым делом Ханикут решил обойти врага слева. Короткий рывок – и «Торопыга» вышел на позицию, с которой можно открывать огонь. Ханикут не медлил с прицеливанием – тут же всадил во врага несколько неуправляемых ракет. Дымные хвосты исполосовали место схватки, и, когда белая завесь рассеялась. Хини глазам своим не поверила – на месте «Дракона» лежала бесформенная груда металла. Этого быть не может! Как бы удачно ни отстрелялся Ханикут, «Дракон» не мог развалиться так запросто. Капитан-комендант добавила увеличение и в сердцах выругалась – муляж!

Она торопливо пробежала взглядом по другим роботам, обороняющим позиции драков. Заметила, с каким недоумением застыл «Торопыга» над дымящимися останками поверженного противника. Другие пилоты тоже начали догадываться о проделке драков. Что же они использовали? Картон, бумагу? Легкие металлы?..

Поодаль от этих приманок были устроены засады – оттуда в сторону прорывавшихся машин рейнджеров теперь резво неслись управляемые реактивные снаряды, били в роботов. Ага, на позициях зарыты и настоящие машины – они стреляют из ПИИ и лазеров. Огонь слабенький – видно, это основательно покалеченные машины. Где же те, что остались в строю? Неужели ее опять провели?..

Хини включила полный обзор – слышно было, как зажужжало сканирующее устройство, установленное на головной надстройке. Неожиданно на экране что-то блеснуло. Она подкрутила настройку, определила направление. Юго-юго-восток, направление на этот проклятый Доннербауэрский лес, десять роботов со знаками Дома Куриты шествуют между холмов. Ведущий – облупившийся, обгорелый, чуть прихрамывающий и такой ненавистный «Орион».

– О нет! – застонала Хини. – Сатанинское отродье!.. Только не на этот раз!..

Она тут же связалась с частями артиллерийской поддержки Четвертого полка.

– Внимание! Огонь изо всех установок залпового огня, координаты шесть-три-три. Уничтожьте их!

Отдав распоряжение, тут же составила группу преследования, сама же возглавила ее. Нельзя позволить дракам уйти.

Артобстрел начался спустя две минуты после получения приказа. Стреляли по площади, так как координаты были довольно расплывчаты, а наблюдатели еще не успели надежно зацепить цель.

Комья земли полетели слева от цепочки шагающих роботов драконов. Следующий залп накрыл их. В дыму и полыхающем огне Хини удалось различить, как «Орион» зашатался и упал на землю.

– Получил! – торжествующе закричала она, потом уже спокойным – командирским – голосом распорядилась: – Внимание. Огонь на поражение, координаты те же… Повторяю, огонь на поражение!..

Еще через две минуты земля под ногами ее «Атласа» колыхнулась. Когда дым рассеялся, открылась картина побоища – роботы драков, растерзанные, потерявшие кто руку, кто ногу, валялись на перепаханной взрывами земле. «Орион» превратился в груду металлолома, из разбитого корпуса торчали кости скелета. В это мгновение на ее панели управления средствами связи замигала лампочка. Что за новости? Кто посмел вызвать ее на командирской частоте, предназначенной только для передачи приказов? Она машинально отыскала источник сигнала. Он шел со стороны поверженного «Ориона». Хини подкрутила настройку, на экране вспышкой появилось изображение пилотской кабины вражеского робота.

Пилот, сидящий в кресле, снял нейрошлем – в общепринятой системе общения водителей боевых роботов Внутренней Сферы это означало, что он признает свое поражение. Без нейрошлема водитель не может управлять машиной. Лицо у пилота было истомленное, в мочку уха воткнуто перо птицы шараки. Он улыбался.

– Охайо, капитан-комендант. Тач-са Курита, к сожалению, не смог воспользоваться вашим приглашением. Но вы не расстраивайтесь. У него пока не хватило силенок, чтобы разгромить вас. Что поделать, молодой еще, зеленый… Так что можете пригласить меня.

Хини с размаху врезала кулаком по небьющемуся стеклу экрана. Ударила так, что остались царапины.

Где же ты спрятался на этот раз, Теодор Курита? Как же тебе удалось сбежать?


предыдущая глава | Наследник дракона | XXVIII