home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

ЗАГОВОР

Бент Хаслумский прижался боком к холодной каменной стене дома и оглянулся. Слежки за ним не было, но, когда имеешь дело с молчунами, осторожность не повредит. В душе Хаслумский проклинал себя за то, что согласился на встречу с Труффинном Унглинским: узнает об этом Чуб – не сносить благородному Бенту головы. Холодок пробежал по спине первого министра короля Рагнвальда. Но и отказывать генералу было опасно: справятся ли серые с мечеными, это по воде вилами писано, но то, что Труффинн в случае надобности дотянется до его шеи, Хаслумский не сомневался. А благородный Бент дорожил своей жизнью, тем более что умная голова первого министра сейчас как никогда нужна была Нордлэнду.

Хаслумский постоял еще минуту, тревожно прислушиваясь к ночным шорохам, но ничего подозрительного так и не обнаружил. Бент вдохнул полной грудью морозный воздух и скользнул в узкую щель между домами, словно прыгнул в воду с высокого обрыва.

Восковые свечи слабо освещали лица присутствующих. Хаслумский с усмешкой подумал, что полумрак на этот раз вполне уместен: орден опять, неожиданно для себя, оказался в подполье. Но враг у него сегодня был куда серьезнее крикливых нордлэндских владетелей. И не было могущественного покровителя, готового в любую минуту прийти на помощь, – король Рагнвальд спал вечным сном в гробнице своих предков. Воспоминание о смерти короля было не из самых приятных для Хаслумского, но тут уж ничего не поделаешь: жизнь – жестокая штука, и не всегда ее удается прожить в согласии с собственной совестью.

Труффинн Унглинский кивком головы приветствовал старого друга и сподвижника. Слева от генерала пристроился похудевший и облинявший за последние месяцы Рекин Лаудсвильский. Лицо владетеля, и без того не блиставшего красотой, вытянулось еще больше. Мрачный Бьерн Брандомский, чудом уцелевший во время резни, устроенной Чубом в Приграничье, поднял на Бента красные от бессонницы глаза и криво усмехнулся. Вот в чьей шкуре владетель Хаслумский не пожелал бы оказаться ни за какие деньги. Чуб поклялся уничтожить Бьерна, а капитан меченых слов на ветер не бросает.

– Тор Нидрасский захватил Ожский замок. – Хаслумский с удивлением узнал в говорившем ярла Грольфа Агмундского. – Но дело не столько в замке, сколько в захваченном оружии чужаков: пятнадцать огненных арбалетов и припасы к ним – сила немалая.

Благородный Бент слабо охнул – это была замечательная новость. Теперь понятно, почему разъяренный Чуб бросил Нидрасского в подземелье.

– Люди Тора сидят в замке крепко, – продолжал ярл, – выбить их оттуда будет непросто даже меченым.

– Густав – человек надежный, – подтвердил Бьерн, – и воин опытный.

Опальный владетель приободрился от хороших новостей и даже придвинулся поближе к свету.

– Думаю, это известие обрадует наших союзников, – веско подытожил Труффинн.

Хаслумский насторожился – какие еще союзники? Но Труффинн не стал развивать мысль дальше. Вера Бента в генерала была в значительной мере подорвана последними событиями. Неосведомленность ордена в делах Приграничья оказалась вопиющей: достаточно сказать, что, когда меченые стучались в ворота Бурга, орден обсуждал размеры помощи приграничным владетелям в борьбе со взбунтовавшимся Чубом. Как вам это понравится? Не исключено, что разговоры о союзниках не более чем блеф спятившего старика.

– Семь огненных арбалетов Тор привез с собой в Бург, но никто не знает, где он их спрятал. Нужно во что бы то ни стало добраться до владетеля Нидрасского.

– Легко сказать, – криво усмехнулся Хаслумский. – Чуб даже меченым не доверил их охрану – у входа стоят суранцы.

– Среди тюремщиков замка у тебя наверняка есть свои люди, Бент, – вмешался в разговор до сих пор молчавший Лаудсвильский.

– Почему бы благородному Рекину самому не договориться с ними?

Генерал Труффинн нахмурился:

– Мы не так много просим, благородный Бент, и в случае успеха нашего дела не забудем услуг, равно как и предательства.

В том, что Труффинн не забудет, Хаслумский не сомневался, вот только руки генерала ныне коротковаты, и отрастут они, похоже, не скоро, если вообще отрастут. А благородному Бенту в случае провала придется отвечать головой, ибо у молчунов и Чуба с руками как раз все в порядке.

– Ты не помнишь Хоя, благородный Бент, – ярл Грольф повернулся к Хаслумскому, – он служил когда-то у тебя?

Бент с трудом, но припомнил невзрачного чужака, привезенного дружинниками с далекого севера вместе с медведем. Медведь был хорош – проклятый меченый, испортил такое замечательное представление!

– Почему бы этому Хою не поступить на службу в королевский замок?

Хаслумский призадумался: конечно, затея небезопасная, но намек Труффинна произвел на Бента известное впечатление.

– Хорошо, я попытаюсь помочь.

Грольф Агмундский вздохнул с видимым облегчением.

– Все это прекрасно, – в голосе Хаслумского прозвучало раздражение, хотя он и пытался его скрыть, – но неужели вы всерьез рассчитываете противостоять меченым, даже имея на руках эти огненные арбалеты? Или поражение вас так ничему и не научило? Чуб только рад будет новому открытому выступлению, чтобы раздавить нас уже окончательно.

– Нас не так уж мало, – возразил Брандомский. – Владетели Нордлэнда скапливают силы близ восточной границы, Остлэнд и Вестлэнд нас поддержат, да и приграничные владетели не такие уж надежные союзники меченых.

– Нордлэндские владетели будут копить силы еще лет десять, – насмешливо сказал Бент, – и, в конце концов, так и не решатся выступить. Остлэнд и Вестлэнд рады будут договориться с Чубом на мало-мальски приемлемых условиях. О владетелях Приграничья и говорить нечего – пока меченые в силе, они будут служить им верой и правдой. Урок, который преподал им Чуб, не прошел даром.

Хаслумский недружелюбно покосился на своих оппонентов. Конечно, Брандомскому и Агмундскому терять практически нечего, они готовы на любую авантюру, но нордлэндцам не худо бы подумать, следует ли так бездумно лить свою и чужую кровь – не век же меченые будут торчать в Бурге. Кое-какие предварительные переговоры Хаслумский уже провел с молчуном Драбантом. Позиция одного из самых влиятельных главарей Башни была вполне разумной и взвешенной. Сам Бент был склонен к компромиссу, потому и пошел служить меченым, раз уж не удалось одолеть их в открытой драке. Конечно, высказывать подобные мысли вслух в кругу ограниченных и озлобленных людей было бы большой глупостью, поэтому он отделался ничего не значащей фразой:

– Сила нужна, быть может, третья сила.

– Какая еще третья сила? – удивился ярл Грольф. – Где ты ее найдешь, благородный Бент?

– Чуб же нашел, – протянул загадочно Лаудсвильский.

Хаслумский встревожился: теперь уже и этот выскочка намекает на неких союзников. Мало этим дуракам суранцев Чирса. Меченые, какими бы подонками они ни были, все-таки свои, но пускать чужаков на свою землю просто глупо. Придут с медом на устах, а потом не будешь знать, как от них избавиться.

– У нас есть кое-какие связи по ту сторону границы, – осторожно заметил Труффинн, – и нам готовы помочь.

– Помочь за плату? – прищурился Брандомский.

– Благородный Бьерн знает людей, согласных даром таскать для него из огня жареные каштаны? – возмущенно фыркнул Лаудсвильский.

– Дело в цене, – примирительно заметил владетель.

– Нам не приходится особенно привередничать, – напомнил Рекин, – Чуба ведь подобные союзы не смущают, а нам и вовсе сам Бог велел.

– Если эти люди так сильны, то почему не придут и не возьмут все сами, а если слабы, то какой нам прок от таких союзников?

– Благородный Грольф прав, – рискнул поддержать ярла Хаслумский, – как бы нам не попасть из огня да в полымя.

– Эти люди – торговцы. Главная их цель – свободный выход к Большой воде. Им нужны крепости в Приграничье, чтобы обезопасить торговые пути от стаи и кочевников.

– Сначала они возьмут наши замки вдоль границы, а потом приберут к рукам весь Лэнд.

– У благородного Грольфа есть другие возможности вернуть свои земли? – язвительно спросил Лаудсвильский.

– Чем эти люди могут помочь нам реально? – Брандомский, похоже, уже начал потихоньку привыкать к мысли о непрошеных союзниках.

– Появление орд кочевников у границы заставит Чуба покинуть Лэнд, а остальное зависит от нас.

– Что-то не нравится мне этот план, – покачал головой Агмундский. – А если Чуб не пожелает прикрывать границу, что тогда? Вы, вероятно, забыли, чем обернулось для Лэнда нашествие желтых шапок сто лет назад?

– Торговцы не заинтересованы в разорении нашей земли.

– Кто знает, благородный Рекин, в чем они заинтересованы, а в чем нет. Ни ты, ни я не знаем их истинных целей.

Хаслумский был согласен с ярлом Грольфом – концы с концами здесь явно не сходились: либо чужаки обманывали Труффинна, либо генерал играл свою игру, не желая посвящать в ее подробности даже близких друзей.

– Так или иначе, – сказал генерал, – но без суматохи на границе нам не обойтись. Чуб, узнав об опасности, сразу станет сговорчивее. Но если у кого-то есть более приемлемый план действий – я готов его обсудить.

У Хаслумского такой план был, но обсуждать его с Унглинским он не собирался, особенно после того, что услышал сегодня. Конечно, Чуб был безумцем, но эти переплюнули меченого. Похоже, в Лэнде только один человек сохранил разум, и этому человеку, увы, придется действовать в одиночку.

Приграничные владетели угрюмо помалкивали, но выбор у них, прямо скажем, был невелик.

– У меня есть кое-какие соображения, – привстал со своего места Лаудсвильский. – Почему нам не попытаться привлечь на свою сторону часть приграничных владетелей? Слухи о кочевниках сделают их более покладистыми, а золото довершит дело.

– Вопрос – где взять золото? – покачал головой Хаслумский.

– Кое-что могу дать я, – не очень охотно пообещал Брандомский.

– Орден тоже не останется в стороне.

Генерал Труффинн оглядел собрание: довольных не было, но и возражать никто не собирался. Многим придется поступиться, очень многим, но игра стоит свеч. Время меченых прошло – никто уже не в силах удержать границу на запоре. Там, где нельзя прорубиться мечом, ворота открывают золотом. Золото становится самым надежным оружием, и горе тому, кто не способен это понять.

Труффинн отступил в тень, исчез, словно растворился в темноте. Хаслумский тяжело вздохнул и позавидовал генералу. Самому Бенту предстояло тащиться через весь город, рискуя привлечь внимание грабителей или тайных агентов молчунов, которыми они с поразительной быстротой наполнили весь город. Сегодняшний вечер много дал Бенту и о многом заставил призадуматься. Что-то рушилось в привычном ему мире, и не только меченые были тому виной. Но каков Труффинн! Хаслумский покачал головой. И как это благородный Бент, первый министр королевства, мог проглядеть силу, которая, похоже, прочно обосновалась в Лэнде?! И ведь догадывался, что не все чисто вокруг Труффинна, но не хватило ума и времени, чтобы докопаться до сути. Впрочем, не все еще потеряно. Вот только ошибаться нельзя, ибо ставка в этой игре – голова самого Бента и судьба Нордлэндского королевства.



Глава 6 ПОКОРЕННЫЙ ГОРОД | Меченые | Глава 8 В НЕВОЛЕ