home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Диана огляделась по сторонам, страстно желая что-нибудь швырнуть или разрушить. Подходящего предмета вблизи не оказалось, и она только злобно пнула песок.

Джеймс Ардмор лежал у ее ног. Черные волосы были спутаны водой, руки окровавлены, одежда порвана. Но он по-прежнему смеялся над ней!

Разве недостаточно было этого язвительного растягивания слов и надменного спокойствия в прошлом июле, когда стояла невыносимая жара и он похитил ее, спрятав на своем корабле? Он хладнокровно выкрал ее с праздника, на котором было полно английских адмиралов, и столь же безупречно доставил обратно. Но сначала напугал, превратил ее мысли и предрассудки в хаос, избавил от последних иллюзий… Мало того, из-за него она простудилась и обозлилась на весь мир.

Да, а еще он поцеловал ее! Впервые в жизни она радовалась, что Изабо не слышит, потому что эпитеты, примененные Дианой, могли вогнать в краску и бывалого матроса.

Она послала Изабо за помощью, а сама принялась спасать жизнь заносчивого негодяя, Джеймса Ардмора, и человека, имевшего несчастье оказаться рядом с ним. Судя по форме, он был лейтенантом английского флота.

Как запах рыбьих внутренностей в куче кухонных отходов, всплыли воспоминания о старом доме на южном побережье Кента и о скучной недельной вечеринке адмирала Баргесса, на которой она была с ныне покойным мужем. Она вспомнила эти мрачные дни и тяжелые вечера: повсюду адмиралы с женами, изображавшими искушенных светских дам, и молодые прожигатели жизни, приглашенные, чтобы все думали, что адмирал Баргесс, отпрыск местного графа, – человек без предрассудков. Он соблазнял незамужних женщин вне зависимости от их желания. Диана играла в вист с дамами, которые то и дело жульничали, разговаривала с мужчинами, открыто заглядывавшими ей в корсет, и танцевала с адмиралами, пытавшимися щупать ее прямо в бальном зале. Несмотря на эту жуткую обстановку, ей приходилось все время улыбаться и делать вид, будто она прекрасно проводит время.

Единственным, кого Диана могла там выносить, был гость по имени Рональд Киннэрд, американец. Он был весьма любезен и вежлив, не нашептывал ей на ухо непристойности во время котильона. Конечно, позже выяснилось, что он был шпионом.

В любом случае Диана была бы счастлива сыграть законную роль жены знаменитого сэра Эдварда Уэрдинга, если бы не пришлось оставить Изабо. Эдвард решительно отказался взять ее с собой, хотя возмущенная Диана спорила до хрипоты. Никому, заявил он не захочется видеть глухого ребенка, который общается, повизгивая и размахивая руками. Она опозорит их, а потом останется в Лондоне с няней, и все тут.

Диана разгневалась, но огонек ярости в глазах мужа остановил ее. Она ненавидела расставания с дочерью и всюду брала ее с собой, но в этот раз сэр Эдвард был непреклонен. Ему надо было в лучшем виде предстать перед адмиралом, чтобы добиться звания коммодора. Перед самым отъездом Диана попыталась инсценировать болезнь, но притворство не помогло.

Итак, она все-таки поехала, но не преминула высказать ему, что думает о человеке, стесняющемся собственного ребенка.

– А как насчет мужа, который стыдится своей жены? – парировал сэр Эдвард. – Будь добра контролировать свою распущенность в течение этой недели, Диана. Я не стану коммодором, если моя жена окажется в постели с кем-то из гостей адмирала.

Диана резко ответила, что никогда не изменяла ему и не собирается. В ответ сэр Эдвард смерил ее скептическим взглядом, и остаток пути они провели в яростной тишине.

Вечеринка превратилась для нее в мучительное безумство. Сэр Эдвард делал вид, что страшно гордится своей красивой женой, в то время как адмирал Баргесс пощипывал Диану сзади, думая, что никто не видит. Дамы шептались о ней, прикрывшись веерами, или открыто делали грубые замечания. Спала Диана одна и скучала по Изабо.

Она ненавидела каждую минуту и уже не знала, как быть дальше, пока однажды, гуляя в огромном саду адмирала, не завернула за угол. Там стоял мужчина – маленький, с грубым лицом. Не гость, не слуга. Он держал в руке пистолет, направленный прямо на нее. Трудно было не заметить.

С одной стороны аллея была обсажена широкими деревьями, с другой – ее ограничивала живая изгородь. Ни Диану, ни самозванца никто из дома увидеть не мог. Мужчина был смуглый, с жесткими черными волосами, с широко посаженными глазами. Он стоял, улыбаясь во весь рот.

– Лучше молчи, – бросил он с резким ирландским акцентом. – Ненавижу убивать женщин, особенно таких красивых, как ты.

Диана призадумалась. В те времена ирландцы из политических соображений регулярно нападали на англичан за то, что те захватили их остров. Восстание в тысяча семьсот девяносто девятом только ухудшило положение.

Возможно, этот человек пришел убить кого-то из адмиралов или распрекрасного сэра Эдварда Уэрдинга?

– Вряд ли вам удастся убить меня, слишком много военных, – сказала она, удивляясь собственному спокойствию. – Уйдите сейчас, и мы обо всем забудем.

Наглая усмешка стала еще шире.

– Кажется, вы чего-то не понимаете, леди.

Прежде чем Диана успела спросить, что он имел в виду, кто-то подкрался сзади и очень широкой, сильной рукой зажал ей рот. Она попыталась вырваться, но оказалась крепко прижата к высокому, крепкому телу.

От незнакомца пахло кофе. У него были грубые черты лица, продубленная кожа, длинный нос, бледные губы и зеленые глаза, такие светлые, что казались сделанными из льда. Длинные черные волосы доставали до плеч. У него была такая хватка, что Диана испугалась за свою челюсть.

Голос, в котором слышалось тепло Южной Америки, полился ей в ухо:

– Помалкивайте, леди Уэрдинг. И не двигайтесь.

– Она чуть не столкнулась со мной, честно, – сказал ирландец извиняющимся тоном. – Всего пять минут другой дорогой, и меня бы не заметили.

Зеленоглазый невежа не ответил и посмотрел на Диану. Он был слишком силен, чтобы драться с ним. Его пальцы зажимали ей рот, а другая рука удерживала ее тело, словно стальной обруч. Она чувствовала, как размеренно билось его сердце, поднималась и опускалась грудь при дыхании, как мышцы ног прижимались к ее бедрам.

– Это не имеет значения, – медленно проговорил он, – мы взяли его.

Кого? Адмирала Баргесса? Противного лорда Перси, сына графа? Или ее собственного мужа? Послышались быстрые уверенные шаги.

– Боже правый, – сказан кто-то на чистом английском языке.

Наверное, один из щеголей пришел выяснить, в чем дело. Быть может, он покажет несвойственную ему храбрость и спасет ее? Ну да, а сэр Эдвард заберет Изабо и станцует с ней джигу на улице.

В поле зрения показались двое мужчин, одного из которых Диана знала. Второй англичанин, произнесший фразу, был ей незнаком. На нем были черный элегантный костюм и очки в золотой оправе. Он был светловолос и щеголял красивой бобровой шляпой, сделанной по последней моде. Выглядел как все легкомысленные франты, собравшиеся в доме адмирала. Было, правда, одно отличие: проницательные серые глаза показывали, что в голове у него найдется не одна умная мысль…

– А это кто такая? – с удивлением поинтересовался он. Его спутником был тот самый американец, Рональд Киннэрд, отправившийся с ними добровольно, доказывая, что он не пленник. Кроме того, он не возразил, когда сказали, что Диану забирают с собой.

И они действительно без колебаний забрали ее. Так началась двухдневная пытка в компании Джеймса Ардмора, охотника на пиратов. Большую часть времени Диана провела на его корабле, «Аргонавте». Судно было таким же величественным и гордым, как и хозяин. Два коротких грозовых дня показались вечностью и навсегда изменили ее жизнь.

Теперь, в Хейвене, под лучами весеннего солнца, она четко вспомнила пережитые унижения, стыд и гнев. Его резкий поцелуй и безумную ссору в трактире, сопровождавшуюся полетами хлеба, масла и картофельного супа, пока он не скрутил ей запястья и не прижал к стене. Он страстно сжимал ее руки, впиваясь в губы.

В памяти всплыли последние мгновения их встречи перед ее освобождением. Его крепкие объятия, теплое лицо и дыхание, обжигавшее кожу. Он сказал:

– Останься со мной, Диана.

Голос был грубоват, но южное растягивание слов согревало ее. В бурном потоке эмоций она чуть было не согласилась сбежать как была, в шелковом розовом платье и украшенных бисером туфлях, обесчестить себя, став любовницей легендарного Джеймса Ардмора. Для Лондона эта выходка скандальной леди Уэрдинг стала бы последней, и весь город начал бы жалеть ее мужа.

Мучительное колебание прервалось на мысли об Изабо. Подумав о дочери и об Эдварде Уэрдинге, Диана все-таки заставила себя ответить отказом. Это было сложнейшим испытанием в ее жизни.

Она считала себя сильной, но Джеймс Ардмор дога-зал обратное. Одним поцелуем он заставил ее забыть об ответственности перед дочерью и мужем. Когда Диана наконец-то добралась до знакомых мест и вернулась в дом адмирала Баргесса, то бросилась на кровать в своей спальне и всю ночь проплакала. Все, сперва обеспокоившись ее отсутствием, решили, что она бежала с американцем Киннэрдом, а он потом бросил ее. Диана не стала спорить. Сплетни не заставили себя ждать, и Эдвард не получил повышения.

– Ты глупая потаскуха, – шипел он. – Ты уничтожила меня!

Адмирал Баргесс был в ярости. Диана подумала, что если бы она оказалась в постели с адмиралом, Эдварда бы сделали коммодором. На что он, очевидно, и рассчитывал. Ни одна живая душа не услышала от нее правдивой истории. Вскоре после случившегося Диана в поисках покоя вернулась в отцовский дом.

А теперь Джеймс Ардмор, раненный, лежал в Хейвене у ее ног. Тут, откликнувшись на неистовые призывы Изабо, пришел отец Дианы вместе с рабочим по имени Джессап. Они расстегнули куртку Джеймса и обнаружили длинный порез на животе – от клинка, шпаги или тесака. Рана кровоточила, а сам пострадавший был мертвенно бледен.

Его спутник, лейтенант английского флота, тоже был ранен. На его светлых волосах запеклась кровь, и первые попытки привести его в чувство оказались тщетными. С помощью самодельных подстилок Диана, ее отец, Изабо и Джессап перетащили пострадавших в дом.


Глава 1 | Нежданно-негаданно | * * *