home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Диана вздрогнула, и Джеймс, почувствовав, тут же проснулся. В мгновение ока он перевернулся, сел и оттолкнул ее назад. Она так и не успела сообразить, где он взял пистолет, который уже через секунду был нацелен на Грейсона Финли. Как могла, Диана прятала голое тело за спиной Джеймса.

Мужчины долго и напряженно смотрели друг на друга. Затем Грейсон закинул ствол на плечо, убрав палец с курка.

– Ардмор, ты идиот.

– Шел бы ты отсюда, Финли, – грозно сказал Джеймс. – А то твоя жена будет недовольна мной.

– Вообще-то я пришел спасти твою шкуру. – Он с раздражением осмотрел наготу Джеймса. – Которой ты так гордишься, я смотрю.

Его взгляд, уже более одобрительный, скользнул по Диане. Она попыталась стать как можно незаметнее.

– Ты за собой следи, – прорычал Джеймс. Пропустив его слова мимо ушей, Грейсон внимательно разглядывал Диану.

– Тебе чертовски повезло – Александра сказала, где ты и чем скорее всего занимаешься. А что, неплохая идея: теплый летний вечер, уютная беседка… надо будет запомнить.

– Отчаливай отсюда и запоминай где-нибудь в другом месте. Иначе…

– Джеймс, – трепетно сказала Диана, – не надо стрелять, пусть объяснит, в чем дело.

– Она мне нравится, – с улыбкой сказал Грейсон. – Очень умная женщина. Короче говоря, пока вы тут развлекаетесь – и я не виню тебя, Джеймс, о такой красотке можно только мечтать. Пожалуй, она даже слишком хороша для тебя… так. О чем я? А в общем пока вы здесь, люди из адмиралтейства прибыли в Ньюквей, и сейчас они прочесывают мои земли, разыскивая тебя.

Наступила тишина, нарушаемая раздраженным чириканьем птиц. Джеймс был в ярости – прежде всего на самого себя и, конечно, на Финли, продолжавшего изучать Диану заинтересованным голодным взглядом.

– Хочешь сказать, ты нас предал?

– Нет, Александра, – тихо ответил Грейсон. – Но не по своей вине. Она написала мне про тебя и леди Уэрдинг, но я, к сожалению, не внушаю великого доверия адмиралтейству. Как бы я им ни помогал, в их глазах я все еще пират, даже несмотря на близкую дружбу с герцогом Сен-Клером. Так что они читают мою почту.

– О нет… – прошептала Диана и обхватила Джеймса за талию.

– Конечно, у Александры хватило ума не указывать твоего имени, но они и так все поняли: сначала адмирал Локвуд ведет расспросы в Лондоне, потом тихонько исчезает его дочь, вспоминается наше с тобой общение в прошлом… и вот она, полная картина. Мало того, этот дурак Хендерсон снял комнаты в гостинице «Маджестик». Он, видите ли, так привык.

– Его арестовали? – быстро спросил Джеймс.

– Не успели – он бесследно исчез посреди ночи. А меня, объявив, что ты держишь мою жену в заложниках, сопроводили до дома, чтобы разыскать тебя здесь. Александра притворяется невинной жертвой, которую ты вынудил молчать, и они верят каждому ее слову.

– Боже, Изабо в доме! – взволнованно заговорила Диана, поднимаясь.

Грейсон снова посмотрел на ее неприкрытое тело.

– Александра и Мэгги позаботятся о ней. Ардмор, тебе лучше быстро испариться, пока они не заинтересовались, куда я пропал.

Джеймс уже принял решение. Он ни в чем не доверял Грейсону Финли, но английское адмиралтейство они оба ненавидели. Грейсона кормили обещаниями простить и забыть его пиратское прошлое, и он был готов на все, чтобы уберечь Александру и Мэгги от позора и бесчестия.

– Одевайся, Диана, – сказал Джеймс. – Раз Хендерсон покинул Лондон, он будет ждать нас на «Аргонавте».

– Я не могу уйти! – Диана встала вместе с ним, прячась за его спиной.

– Можете и должны это сделать, – приказным тоном ответил Грейсон. – Иначе вас арестуют и используют для поимки Джеймса.

Схватив сорочку со скамьи, Диана немедленно прикрылась.

– Вы с ума сошли? Я не могу оставить своего ребенка!

– Мы с Александрой спрячем Изабо, а потом доставим ее к вам. Обещаю, с ней все будет в порядке.

– Не бойся, Диана, в этом ему можно доверять, – сказал Джеймс, натягивая бриджи. – Он почти такой же хороший, как и я.

Грейсон не слушал его.

– Поверьте, леди Уэрдинг, я делаю это только ради вас. Не для Ардмора… – Он осекся, когда Джеймс поднимал с пола льняную рубашку. – Это что, мое?

– Любезно выбранное для меня твоей прелестной супругой. Давай скорее, Диана. Финли, отвернись!

С идиотской усмешкой Грейсон повернулся и уставился на деревья.

Даже в такие тревожные моменты Джеймс с удовольствием наблюдал, как Диана одевается: легкая сорочка приятно легла на обнаженное тело, тонкие, почти прозрачные складки чуть шевелились, когда она нагнулась за платьем. Надев куртку, Джеймс взглянул на Грейсона, осторожно повернувшего голову.

– Финли, еще раз на нее посмотришь – пристрелю.

– Я просто любуюсь, – медленно отворачиваясь, сказал Грейсон. – У тебя прекрасный вкус – она восхитительна.

– У тебя есть своя.

Грейсон снова обернулся, но Диана, к сожалению, уже оделась и, стоя к ним спиной, застегивала корсет. Он с блаженством закатил глаза – разговоры об Александре всегда доставляли ему величайшее удовольствие.

– О да-а… я знаю. Мне повезло – у меня лучшая женщина в мире.

– Не совсем. Я бы оспорил данный факт.

Закончив с пуговицами, Диана смерила их гневным взглядом.

– Мы вам что, скаковые лошади? Вряд ли Александре понравятся такие разговоры.

Она уселась на скамью, надевая чулки, чем вызвала неприкрытое восхищение на лицах обоих зрителей. Вдруг Джеймс услышал шаги в лесу. Он приготовил пистолет и схватил Диану за руку.

– Сюда, сэр, – раздался неподалеку голос англичанина, – слуга сказал, тут есть какая-то беседка.

– Поищите там, сержант, – последовал ответ. – А я пойду в обход.

Они издавали много шума, поэтому Джеймс быстро определил их местонахождение.

Он вывел Диану из беседки и спрятался вместе с ней за большим деревом. Грейсон тем временем незаметно удалился. Джеймс положил пистолет в карман и достал нож, который стащил из коллекции Финли.

Незнакомец вошел в беседку. Держа нож наготове, Джеймс внимательно наблюдал за ним сквозь листву, но мог разглядеть лишь темно-синюю куртку и белые брюки – обычную офицерскую форму.

Обнаружив одеяло, солдат встал и долго смотрел на него, затем поднял глаза, огляделся по сторонам и медленно вышел из беседки. Он ступал тихо, направляясь прямо к их укрытию. Джеймс вышел из тени и резко приставил нож к горлу офицера. Человек, смотревший на него спокойными карими глазами, носил форму британского морского офицера, но для Джеймса он был просто лейтенант Джек.

Спустя несколько долгих минут Джеймс ослабил руку и опустил лезвие. Лейтенант безмолвно взглянул на него, повернулся и ушел прочь.

Едва оказавшись в огромном зале дома Стоуков, Диана бросилась к Изабо и заключила ее в объятия.

– Прости, что оставила тебя, солнышко! Это никогда не повторится, обещаю!

Девочка даже вздрогнула, удивившись странному поведению мамы. Диана действительно боялась оставлять ее с чужими людьми, ведь одно дело – когда за Изабо смотрели дед и миссис Прингл, в Хейвене; и совершенно другое – на побережье Англии, когда за ними охотится весь морской флот.

– Вы правильно поступили, – сказал лорд Стоук. – Иначе быть вам схваченной прямо здесь, вместе с Джеймсом.

– Они в любом случае нашли бы нас, – раздраженно вставил Джеймс.

Лейтенант Джек ушел от них, не произнеся ни звука. Они слышали, как он доложил сержанту о тщетных поисках в беседке и вокруг нее. Диана с Джеймсом терпеливо ждали, пока эти двое скроются из виду, затем снова появился Грейсон, сообщив, что опасность миновала и можно вернуться в дом.

– Мы спасены, но ненадолго, – продолжил Джеймс. – Они вернутся, а пока будут обыскивать город и близлежащие районы. – Он смерил Александру ледяным взглядом: – Кажется, я просил тебя не писать мужу обо мне.

– И я не делала этого, пока ты болел, – выпрямившись, ответила Александра. – Но у меня нет от него секретов.

Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Джеймс первый заговорил:

– Конечно, нет. Просто я хотел тихо уйти, а не спасаться бегством от британской армии.

– Мы что-нибудь придумаем, – тихо сказал лорд Стоук.

Весь оставшийся вечер Джеймс и Грейсон наперебой предлагали множество идей – в основном невыполнимых. Диана чувствовала, что Джеймс, как обычно, хочет действовать в одиночку и только для виду слушает лорда Стоука. Александра не стеснялась вносить в разговор свою лепту, ровно как и Диана, и в результате получился долгий оживленный спор.

– «Мэджести» – единственный выход из положения, – уже поздним вечером сказал лорд Стоук.

– Да, и верный путь к твоему аресту, – парировал Джеймс. – Я-то не прочь увидеть тебя за решеткой, но Александра будет очень зла на меня.

Диана уже ничего не соображала – глаза закрывались, спина болела после долгих занятий любовью на каменном полу. Она не переставала удивляться Джеймсу, который, буквально вернувшись с того света и пережив адские муки, щедро угощался бренди и бодрыми шагами расхаживал по гостиной.

Александра к этому времени избрала пассивную позицию и молча наблюдала за спорщиками. Но там действительно было на что посмотреть: Джеймс – темноволосый смуглый красавец, с нефритовыми глазами, и Грейсон Финли – блондин, чей голубоглазый взор мог осветить всю комнату.

Александра вкратце поведала Диане их историю. Давным-давно Грейсон вызволил Джеймса с пиратского корабля, а потом предложил вместе захватить его. Бунт, зачинщиками которого они стали, прошел весьма успешно, и так родились два героя.

Слушая рассказ Александры, Диана живо представляла себе это захватывающее приключение, где Грейсону помогла его неизменная улыбка, Джеймсу – ироничное отношение к любым опасностям.

Но потом, сказала леди Стоук, друзья стали врагами, и даже сейчас она не знала точно, какая чаша перевешивала.

Диана видела, как напряженно шел их разговор. Джеймс, прищурившись, слушал Грейсона, и тот сразу переставал улыбаться, когда в его адрес звучали колкие выпады.

– Мой план идеален, – настаивал Джеймс. – Я сам все сделаю, и ты выйдешь сухим из воды. Может, ты забыл, но тебе еще детей растить.

Дружелюбие окончательно покинуло Грейсона, и он грозно посмотрел на Джеймса:

– Я не желаю участия Александры в твоих планах. Я помню, что случилось в прошлый раз.

– А я помню твои неоднократные попытки задушить меня. По-моему, хватит уже, отомстил.

– Ошибаешься, Ардмор, – сладко пропел Грейсон. – Это все только цветочки.

Обстановка накалялась. На лице бедной Александры появилось отчаяние, и Диане хотелось вскочить и потребовать объяснений у этих неутомимых спорщиков.

– Вы не могли бы вернуться к основной теме? Джеймс должен бежать, и его идея неплохо сработает. Давайте уже действовать!

– Я согласна, – поддержала Александра. Грейсон подошел к ней.

– Ты серьезно? – спросил он с каменным лицом, ожидая реакции.

– Значит, решено, – сказал Джеймс.

– Нет! – отрезал Грейсон. – Она не будет замешана в этом. Я согласен участвовать, но ее не трогай.

– Но это обязательно! Никто не поверит, если она не подыграет. Кстати, твоя безопасность тоже висит на волоске, дружище. Адмиралтейство не посягает на тебя из-за титула, но они прекрасно помнят, как ты забавлялся в Тихом океане. А я мог бы предъявить полный список твоих деяний. Уверен, они и половины-то не знают.

– Не пытайся меня запугивать, Джеймс.

– Это вовсе не угроза, я просто напомнил тебе о твоем месте. Стоит им только узнать, что ты помогал мне – они вывернут всю твою жизнь наизнанку.

Казалось, спор этих двух мужчин, знавших друг о друге больше, чем кто-либо на земле, никогда не закончится. Наконец Грейсон тяжело выдохнул.

– Ладно, черт с тобой. Я свяжусь с Джейкобсом и дам все указания. Но учти, поцарапаешь лак – тебе несдобровать. Этот корабль – наследство Мэгги, и я хочу, чтобы он достался ей целым.

– Финли, я хорошо управляю судном. Ты же сам учил меня, не помнишь?

Грейсон прорычал что-то себе под нос, и на этом словесная борьба закончилась. Все разошлись по спальням, но Диана не могла уснуть и отправилась в детскую посмотреть, как там Изабо. Девочка мирно спала в своей кроватке, положив руку на подушку. Диана осторожно поцеловала ее – свое самое любимое существо, которое помогло ей узнать истинную сущность любви, заботы и поддержки.

Она дотронулась рукой до живота. Новый ребенок обязательно станет особенным и подарит ей много радости, и она ни в коем случае не позволит себе повторить ужасные ошибки, совершенные с Изабо.

Выйдя из детской, Диана пошла вниз. Джеймс наверняка уже спал, и она решила не заходить к нему. Да и зачем – про свадьбу и Чарлстон разговоров больше не было, но он принял твердое решение бежать вместе с ней. Господи, как же ее раздражала его надменность!

Диана спускалась по лестнице, не переставая любоваться сказочным убранством дома Стоуков: мебель, украшенная золотом и серебром, необычно переливалась в пламени свечей. У подножия лестницы караулил слуга, всегда готовый принести ей стакан воды, подушку, устроить королевский пир – все, что угодно. Диана кивнула ему и направилась в гостиную, где хотела взять хоть какую-нибудь книжку, чтобы отвлечься от грустных мыслей.

Она вошла в комнату и увидела виконта, сидевшего в кресле перед камином. Он задумчиво смотрел на огонь, и Диана уже собралась удалиться на цыпочках, но Стоук увидел ее.

– Леди Уэрдинг, – сказал он, кивнув. – Входите, присаживайтесь.

Диана села на предложенное место, но не потому, что страдала слепым повиновением, а из любопытства. Что же он сейчас ей скажет?

Сначала он просто осматривал ее, долго и внимательно. В этот раз – без намека на флирт, а весьма почтительно и с умом, обычно запрятанным в недоступные глубины веселой и разгульной пиратской души.

– В Лондоне, – начал он, – я велел вам забыть Джеймса Ардмора. Приезжаю – а вы тут, с ним. – Он сверкнул глазами. – В моей беседке.

Диана покраснела.

– О, за это я прошу прощения, но…

– Зачем, вы же не сожалеете. Вы влюблены, но не теряйте голову. Надеюсь, вы понимаете, во что ввязались?

– Знаю-знаю, – недовольно ответила она. – Злой, властный, раздражительный… я такая же!

Он усмехнулся:

– Вы мне нравитесь, леди Уэрдинг. Такая сильная, смелая – как раз то, что ему нужно. Кроме того, вы чертовски красивая. И как он вас только умудрился найти?

Ее лицо вспыхнуло.

– Ваше замечание неуместно.

– Да, но согласитесь, прямо в точку. Мужчины должны просто падать, когда вы идете по улице. Стоит вам лишь пальцем поманить – и они выстроятся в очередь, разве не так? Бьюсь об заклад, чарлстонских ждет та же участь.

Она с отвращением вспомнила многочисленные балы в Лондоне, толпы поклонников, грубую лесть и непристойные предложения. Не дай Бог, чтобы такое повторилось. Но тогда она была замужем за Эдвардом Уэрдингом, в упор не замечавшим ее. Джеймс Ардмор – это совсем другая история.

– На самом деле Джеймс не очень хочет в Чарлстон. Мы едем туда лишь потому, что это единственное безопасное место, где можно пожениться.

– Да, я знаю.

Диана удивленно посмотрела на него.

– Откуда?

– Когда Джеймс впервые привез меня туда, он показал мне каждый уголок. Он очень гордится этим местом. Чарлстонцы любят его и буквально боготворят всю семью Ардмор. Думаю, вы слышали про его сестру? Онория – очень красивая, прекрасно воспитанная женщина. И такая же надменная, это у них семейное. Вся жизнь тамошнего общества вертится у нее на ладони – никто шагу не ступит без разрешения Онории Ардмор. Ее влияние может напугать вас.

– Мне уже страшно. Что же она со мной сделает?

Грейсон задумался на секунду, затем ответил:

– Ничего плохого. Она увидит в вас стойкую женщину, которая приручила ее безнадежного старшего брата… Хм, полагаю, вы подружитесь. Наконец-то появится человек, которому она сможет пожаловаться на Джеймса.

Диана с отсутствующим видом смотрела на огонь.

– Так он из-за Онории не хочет возвращаться? Странно, он с такой радостью всегда говорит о ней. Судя по рассказам, она женщина трудная, а ведь ему нравятся именно такие.

– Нет, дело не в этом… Они слишком похожи – вот и не ладят. А ехать домой он не хочет из-за Пола.

– Понимаю… – Диана прикусила губу.

– Наверняка вам известна эта история. Джеймс отправился на побережье Каролины истреблять очередных пиратов, а Пол устроил свое личное «представление». – Грейсон горько усмехнулся. – В его смерти Джеймс винит не только себя. Пол из кожи вон лез, чтобы убить меня, но судьба распорядилась иначе – я выжил, он погиб. Так что я тоже считаюсь отчасти виновным.

«Ну конечно, – расстроилась Диана, – ничего-то я не знаю!..»

– Да, он до сих пор в печали, – сказала она и с надеждой посмотрела на Грейсона. – Что я могу сделать? Джеймс отказывается принять помощь, а мне так хотелось бы…

– Я считаю, что только вы и можете помочь. Мы с ним очень давно знакомы, и каким только я его не видел: злым, бешеным, счастливым, а в ранней молодости еще и наивным, – короче говоря, всяким. Но то, что происходит с ним сейчас… Он как будто вернулся к жизни, перестал прятаться в скорлупе. Знаете, как он смотрит на вас? Кажется, что через секунду вы будете съедены. И на меня чуть что бросается – мол, не трожь, это мое.

Диана в смятении посмотрела на него:

– Простите, я не ослышалась? Вы называете это поведение возвращением к жизни?

Наклонившись вперед, виконт взял ее за руку.

– Отнюдь нет. Просто вы… скажем так, будите его, и весьма успешно. В общем, что бы вы ни делали, продолжайте в том же духе.

– Вы очень любите его, да?

– Ну, я бы не сказал, что очень, – смущенно ответил Грейсон. – Но мы многое пережили вместе, и в том, что произошло между нами, виноват не только он. Мне нравилось злить его, и он, естественно, наносил ответный удар. В большинстве случаев именно я был зачинщиком ссор.

Диана живо представила себе любопытное зрелище – взбесившийся Джеймс беспощадно дает сдачи обидчику. Очень забавно.

Легок на помине! Она почувствовала, как Джеймс с силой ухватился за спинки их стульев.

– Финли, – сказал он, – что это ты делаешь, а?

Грейсон с опаской поднял на него глаза:

– Э-э-э… прости, Ардмор. Привычка!

– Нет, Финли, в этот раз уже другое.

Тот пронзительно посмотрел на Джеймса. Казалось, они решили продолжить начатый много лет назад разговор, в котором явно не было места Диане.

– Да, старина, ты прав, – после долгого молчания сказал Грейсон и отпустил руку Дианы.


Ранним утром Диана разбудила Изабо. Все вещи она упаковала еще с вечера, и сейчас они все вместе с Джеймсом, Александрой, Грейсоном и Мэгги собрались в зале на первом этаже. Как ни странно, все слуги будто испарились – ни один даже мимо не прошел.

Грейсон все еще кипятился по поводу плана Джеймса, но тем не менее осуществил необходимые приготовления. Диана не сомневалась, что все получится – она знала, что Джеймс продумал каждую мелочь. Кроме того, он был из тех, кто всегда готов к любым неожиданностям.

Александра приготовила веревку и с помощью Дианы связала Мэгги руки. Девочка настояла, чтобы узлы были совсем тугими – для большей убедительности. К великому ужасу Грейсона, ругавшегося безостановочно, она еще и на кляп согласилась.

Диана ждала приказа вязать Александру, но Джеймс вызвался сделать это сам. Скручивая ей запястья за спиной, он наклонился вперед и тихо сказал:

– Прямо как в старые добрые времена, правда?

Леди Стоук покраснела.

Завершив первую часть плана, Джеймс взял Диану за руку и повел их с Изабо к гребному судну, спрятанному у пристани. В течение всего пути к кораблю Диана грозно смотрела на него, но объяснений дожидаться было бесполезно.

Очень скоро они добрались до цели: на темных волнах под звездным небом их ждал трехмачтовый «Мэджести» во всей своей красе.

Джеймс забрался на борт корабля, часть которого когда-то принадлежала ему. Молодой помощник капитана, мистер Джейкобс, косо взглянул на него – точь-в-точь как это делал Финли. Его жена, однако, тепло поприветствовала Изабо и Диану, помогая им удобно расположиться, пока мужчины готовились к отплытию.

У Дианы не было возможности ни расспросить Джеймса, ни поспорить, ни даже покричать на него – в данный момент она могла только бросать в его сторону суровые взгляды, обещавшие мало приятного. Но про себя она дала клятву, что рано или поздно между ними обязательно состоится долгий серьезный разговор.


Глава 20 | Нежданно-негаданно | Глава 22