home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

Онория смотрела на него, приоткрыв губы, и сердце ее гулко стучало в груди. От него все еще пахло бренди, которое он пил с Джеймсом. Его откровения ошеломили ее и в то же время обрадовали.

Он думал о ней, он всеми силами стремился вернуться к ней, он желал ее. Она думала, что он вернулся только ради золота и своей сестры, но теперь страстный блеск его глаз говорил ей о другом. Конечно, он желал получить все, о чем говорил ей раньше, однако она действительно была нужна ему.

– Это несправедливо, – прошептала она. Он забрался в койку.

– Я отдам золото твоему брату. Мне безразлично, справедливо это или нет.

Прежде чем Онория успела объяснить, что она имела в виду, он потянул с нее ночную сорочку.

Она встала на колени, дрожа, а он отбросил сорочку в сторону и окинул ее страстным взглядом.

Онория не знала, что возбуждало ее больше: когда Кристофер ласкал ее, медленно доводя до экстаза, или когда овладевал ею внезапно и яростно.

Он собрал волосы Онории в кулаки и привлек ее к себе. Его поцелуй был страстным и порывистым.

Он заставил ее распрямить ноги и вытянуться во всю длину койки. На этот раз он ее не ласкал. Рывком расстегнул штаны, раздвинул ей ноги и вошел в нее мощным толчком. Онория впилась в его плечи ногтями, а он двигался в ней, погружаясь все глубже и глубже.

Он довел ее до оргазма и тотчас же сам испытал его.

Когда страсти улеглись, он продолжал оставаться в ней, нежно целуя ее в губы, и она наслаждалась этим, счастливая и усталая.

Прошло немало времени, луна уже пересекла полоску неба, видимую из окна. Кристофер наконец освободил Онорию, скинул штаны и натянул на них обоих одеяла.

Она поцеловала его.

– Кристофер, – прошептала Онория.

– Никаких разговоров, – проворчал он и заснул. Или притворился, что спит.

По-прежнему дул свежий ветер и корабли быстро продвигались на запад. Онория хмурилась, недовольная такой ситуацией. Ее раздражало, что небо безоблачно, а море спокойно. Шторм помог бы им скрыться от Джеймса.

Ее злость на брата не ослабевала. Ей хотелось высказать ему все, что она о нем думает.

Она взглянула на «Аргонавта», следующего за ними на расстоянии нескольких корабельных корпусов. Это был красивый быстроходный корабль. Диана находилась на нем с двумя детьми. Онория должна была признать, что Диана несколько смягчила характер Джеймса, но должно пройти немало времени, прежде чем Онория изменит свое отношение к брату.

В последующие дни ее муж тоже вел себя, как Джеймс, надменно и раздражающе. Как только она пыталась продолжить начатый разговор о любви, Кристофер с недоумением смотрел на нее. О том же, что они будут делать после того, как приведут Джеймса к золоту, он вообще не хотел говорить, ссылаясь на занятость.

После ухода Хендерсона Мэнди все время злилась и никого не подпускала к себе, даже Кристофера. Моряки, жалея ее, предоставили ей самую просторную каюту. Кристофер терпел ее сарказм с завидным равнодушием. То ли он был толстокожим, то ли привык к ее выпадам. Онория после безуспешной попытки поговорить с Мэнди как женщина с женщиной решила оставить ее в покое. Было ясно, что Мэнди не желает ни с кем обсуждать свои проблемы.

Они приближались к месту, где Кристофер спрятал клад, без особых приключений, если не считать того, что происходило в их каюте. Кристофер ввел Онорию в мир наслаждений, о которых она и не подозревала. Когда они с Кристофером впервые завершили как положено их бракосочетание несколько лет назад, она думала, что познала таинство общения с мужчиной. Но теперь поняла, что ошиблась.

Кристофер медленно доводил ее почти до оргазма, а потом внезапно оставлял, заставляя ее сердце бешено колотиться. Он долго мучил ее, прежде чем уступить ее мольбам – обычно с довольной усмешкой, – и лишь тогда овладевал ею. В другие ночи он приходил в каюту и яростно набрасывался на нее, заставляя стонать от блаженства.

Он также научил ее доставлять ему удовольствие руками и ртом. Она испытывала пьянящую радость, доводя его до готовности и даже до оргазма прежде, чем он входил в нее.

Приобретенные ею любовные навыки вызывали у нее некоторое самодовольство, особенно когда он крепко сжимал ее и целовал, не в силах остановиться. «Ты побежден, мой пират», – думала она в такие минуты.

По крайней мере в постели. Во всем остальном он ей не уступал.

Через три дня после того, как Джеймс присоединился к ним, появился остров. Он возвышался над водой грядой утесов, и небольшая ровная полоска земли дугой охватывала бухту, слишком узкую для того, чтобы туда могли войти корабли.

Онория через подзорную трубу увидела густую зеленую растительность и тонкие серебристые струи водопадов, сбрасывающих свои воды с утесов. Открывшийся вид чем-то напомнил ей Ямайку, где они были вместе с Полом несколько лет назад.

– Здесь полно пресной воды, – сказал Кристофер, – мы сможем пополнить свои запасы. – Он искоса посмотрел на Онорию. – И моя жена сможет хорошенько помыться.

– Все должны помыться, – заявила Онория. – И постирать одежду. Прямо сейчас. Кристофер, распорядись.

– Не торопись, Онория, – остановил ее Кристофер.

– От твоих людей так пахнет… Я больше не могу этого переносить, – продолжила она. – Если мне предстоит остаться на этом корабле, регулярное мытье должно стать обязательным для всей команды.

Кристофер окинул ее холодным взглядом.

– Хочешь вызвать мятеж?

– Конечно, нет. Пытаюсь сохранить остатки здравомыслия. И свое обоняние.

Он изучал ее какое-то время с непроницаемым выражением лица. Затем повернулся к своей команде, сложил ладони рупором и крикнул:

– Слушайте приказ! Всем мужчинам и женщинам следует отправиться к ручьям для купания. Полностью и с мылом. Тот, кто уклонится от этого, получит десять плетей. – Он посмотрел на Онорию. – Ты довольна?

Она нахмурилась.

– Не следовало воспринимать все так буквально. Мужчины, недовольно ворча между собой, бросали мрачные взгляды на Онорию, а кто-то крикнул:

– Может, захватить с собой еще зеркальце?! Раздался смех, потом кто-то крикнул фальцетом:

– Я возьму с собой свои лучшие духи!

Снова взрыв смеха. Некоторые моряки начали изображать, будто поправляют прически, другие – будто скребут тело щеткой.

– Принимайтесь за работу! – крикнул Кристофер, но в голосе его не было гнева.

Они отправились на берег тремя лодками: две с «Аргонавта» и одна со «Звездного креста». Кристофер не разрешил Онории высадиться с первой партией, желая убедиться, что на берегу безопасно.

– Там могут разбить лагерь пираты и контрабандисты, – пояснил он. – Я не видел ни одного дымка, но на острове есть много скрытых лощин. Кто-то мог заметить наше прибытие.

Джеймс придерживался того же мнения. Он отправил Диану на лодке на «Звездный крест», чтобы они с Онорией ждали сигнала о том, что женщины могут высадиться на берег.

Диана рассердилась на Джеймса, когда он с матросами отправился без нее. Онория сочла действия Кристофера разумными, хотя ее мучили сомнения. Если враждебно настроенные пираты и контрабандисты действительно обосновались на острове, то пусть лучше Кристофер и Джеймс первыми столкнутся с ними.

Она сказала об этом Диане. Та стояла, опершись о поручень; ее распущенные волосы развевались на ветру.

– Возможно, ты и права, – раздраженно заметила она. – Но для них все это может обернуться развлечением. Что, если там окажутся дружелюбно настроенные контрабандисты, которые встретят их бочкой рома? В таком случае мы не увидим их целый день, и они, конечно, забудут о нас.

Онория рассмеялась.

– Это маловероятно.

– Не скажи, – мрачно возразила Диана. – Уже был случай, когда шайка пиратов пыталась задобрить Джеймса, предлагая ему ром, часть своего добра и женщин.

Онория удивленно вскинула брови.

– Вздор. Попытки пиратов подкупить Джеймса только укрепят его в решимости арестовать их. А насчет женщин не беспокойся. Джеймс не любит распущенных особ.

В прошлом Джеймс обычно связывался с женщинами, движимый стремлением осуществить месть или получить необходимую информацию. Он редко ухаживал за какой-нибудь леди ради удовольствия. Женщины Чарлстона знали об этом. Сейчас Джеймс был всецело предан Диане.

Кристофера Онория считала очаровательным негодяем и не была столь наивна, чтобы думать, будто она единственная женщина в его жизни. Она не видела его долгих девять лет между их первой и второй встречей, а после бракосочетания он исчез на четыре года и пропадал где-то в дальних странах. Она не знала, что он делал все это время, да и не хотела знать.

Действительно ли не хотела?

Она закусила губу и вытянула шею, наблюдая за лодками, приближающимися к берегу.

Высадившиеся моряки с удовлетворением увидели, что на берегу никого нет. Остров не имел названия и лежал в стороне от морских путей. На нем не было ни озер, ни рек; только водопады, низвергаясь с утесов, образовывали внизу небольшие водоемы пресной воды. Деревья оказались недостаточно крепкими, чтобы использовать их для мачт, а крошечная бухта не могла защитить от штормов.

Кристофер знал, что пираты и путешественники останавливались здесь, чтобы пополнить запасы пресной воды, но сейчас не было ни души.

Кристофер вел Джеймса Ардмора туда, где было спрятано золото. Ардмор часто задирал голову, осматривая утесы, и оглядывался назад. Кристофер понимал, что тот опасался предательства со стороны его людей, и, в свою очередь, опасался того же самого со стороны людей Ардмора.

День выдался ясным и жарким.

Обливаясь потом, отгоняя назойливых насекомых, они медленно поднимались по довольно крутому склону, поросшему густой растительностью. Мэнди и Йен О'Малли возглавляли их небольшой отряд, прорубая дорогу в зарослях, а оба капитана продвигались вслед за ними. Ардмор высадил на остров и Хендерсона, но оставил его на берегу. Кристофер решил, что это вполне разумно.

– Теперь ты понял, что я имел в виду, – сказал Кристофер, жестом обведя местность. – Знать приблизительно, где находится золото, не означает, что его легко найти.

– А ты помнишь его местонахождение после четырех лет? – спросил Ардмор с большой долей скептицизма.

– Думаю, что помню. Но если даже не помню, все равно можно считать, что ты добился своего.

– Нет, я не успокоюсь, пока мы не обнаружим золото или доказательство того, что кто-то другой его забрал. Я не хотел бы, чтобы ты умышленно привел меня не туда, куда следует, дождался, когда я уйду, а затем вернулся в нужное место.

Кристофер вытер рукавом пот со лба.

– Едва ли такое возможно. Ты затаился бы и последовал за мной, чтобы узнать, не обманул ли я тебя.

Ардмор кивнул:

– Это верно.

– Ты всегда доводишь дело до конца.

Ардмор замедлил шаги, пропустив О'Малли и Мэнди вперед. Кристофер тоже задержался.

– Интересно, – произнес Ардмор, – почему ты с такой легкостью согласился отвести меня к этому кладу? И твоя команда не возражала.

– Возможно, золото уже исчезло. Прошло целых четыре года.

Ардмор сузил глаза. Они стояли под навесом из листьев.

– Значит, ты решил отдать мне мексиканское золото, чтобы я оставил тебя и мою сестру в покое?

Кристофер кивнул.

– Может быть, ты считаешь, что Онория не стоит этого золота, – сказал Кристофер, – но я другого мнения.

– Как романтично!

– Онория сказала то же самое. А твоя жена стоит этого золота?

Ардмор замер.

Кристофер заметил, как Ардмор смотрит на свою рыжеволосую красавицу Диану. В те времена, когда он встречался с ним – сначала как с коллегой, а потом как с «фагом, – Ардмор ни о чем и ни о ком не заботился. Теперь ситуация изменилась.

Кристоферу было известно, что Ардмора в юном возрасте захватили пираты и со временем он сам стал одним из них. Однако пребывание на пиратском судне претило ему. Когда же убили жену брата, он вместе с ним решил отомстить убийце и стал охотником за пиратами.

Теперь лед немного оттаял. У Джеймса Ардмора появилось то, чем он дорожил и чем был озабочен больше фанатичного преследования морских разбойников.

– Да, – согласился Ардмор. – Диана – настоящее сокровище.

– Она была бы рада узнать об этом. – Кристофер отмахнулся от мухи. – А мне дорога Онория.

– Ты любишь ее? – недоверчиво спросил Ардмор.

– Да, – ответил Кристофер. – А ты?

Ардмор пристально посмотрел на него. Какое-то время оба изучали друг друга – зеленые глаза неотрывно смотрели в холодные серые, и ни один из них не отвел взгляда.

Наконец Ардмор повернулся и двинулся вперед.

Кристофер смотрел ему вслед.

К концу дня они достигли прогалины среди деревьев и остановились на выступе скалы, за которым следовала глубокая расщелина. Кристофер долго изучал узкую ложбину. Над ним монотонно жужжали насекомые, а в кустах шуршали невидимые птицы и пресмыкающиеся.

Слева далеко внизу виднелась небольшая бухта и сверкало море. К берегу причалила лодка. Матросы вылезли и вытащили ее на сушу. Кристоферу не требовалась подзорная труба, чтобы разглядеть сидевших в лодке женщин.

– Проклятие.

Ардмор резко повернулся. Он поднял свою подзорную трубу и увидел причалившую лодку.

– Кто мог отдать такой приказ? – спросил он с подозрением.

Хендерсон подошел к лодке и, подхватив Онорию, перенес ее через планшир.

– Кто из них додумался до этого? Твоя или моя? Ардмор бросил на него мрачный взгляд.

– Похоже, что обе.

Он сложил подзорную трубу.

– Продолжим путь или вернемся? Мы не успеем до наступления темноты достичь вершины и спуститься вниз.

– Кристофер указал на утес, находящийся на другой стороне лощины. – Нам надо туда. Это не тот гребень.

К ним подошла Мэнди. Ее черные волосы растрепались.

– Ты, наверное, шутишь.

– Я был здесь всего один раз четыре года назад, к тому же очень спешил. Мы пошли не в том направлении.

Мэнди закатила глаза и села на траву. Ее рубашка взмокла от пота. О'Малли опустился на корточки.

На соседнем утесе водопад низвергал свои воды с высоты нескольких сот футов в ложбину внизу. Кристофер знал, хотя и не видел отсюда, что там образовался ряд водоемов, соединяющихся друг с другом, которые в конце концов сбрасывали свои воды поверх черных скал в море.

– Клад находится там, – произнес он.

Ардмор посмотрел на водопад, затем на Кристофера.

– Хорошо, если так.

– Мы отправимся туда завтра, – сказал Кристофер. – Сегодня уже поздно. Разобьем лагерь на берегу и двинемся рано утром.

Он повернулся. Мэнди взглянула на него с измученным видом, затем поднялась на ноги и пошла за ним.

Кристофер заметил тяжелый взгляд Ардмора, который тот бросил в его сторону. Ардмор явно не доверял ему. Кристофер может заблудиться или завести его в ловушку. Кристофер действительно ошибся в выборе направления с самого начала, но заявил об этом только через час. Теперь надо держаться подальше от Ардмора.

Он услышал, как Ардмор и О'Малли о чем-то говорили позади него. Кристофер решил, что этой ночью он и Мэнди должны поочередно дежурить.

К тому времени, когда они снова достигли бухты, солнце уже низко опустилось над горизонтом, и обеих женщин нигде не было видно.


Глава 16 | Поцелуй пирата | Глава 18