home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XVIII

Орлы-соперники

Эббо, убедившись, что Вильдшлосс уехал со двором, сделался снова весел. Веселье это увеличилось по мере того, как подвигались вперед сборы к отъезду в Адлерштейн. Теперь Христина могла устроить замок не только удобным для житья но и придать ему даже ту роскошь, которой в нем никогда не было.

Сама баронесса Адлерштейнская была в восторге, что успех ее путешествия в Ульм превзошел все ее надежды, не говоря уже о том, как ее радовали отношения, установившиеся между ее сыновьями и дядей; можно представить себе, как торжествовала она при мысли, что Эббо принял присягу императору и всем сердцем привязался к императорскому дому.

Однажды, после полудня, когда Христина помогала тетке в хлопотах по хозяйству, вошел мейстер Годфрид с таким веселым видом, что обе посмотрели на него с удивлением; одна вскричала:

– Что уж, не выдали ли сумму для окончания шпица на соборе?

А другая:

– Уж не выбраны ли вы на следующий год префектом, отец?

– Ни то, ни другое, – ответил мейстер Годфрид. – Разве вы не слышите лошадиный топот? Это барон Адлерштейн-Виндшлосский, в полном параде, является просить руки нашей Христины!

– Христины! – вскричала радостно фрау Иоганна. – Вот так прекрасно! Дочка наша сделала честь своему образованию – другой рыцарь ищет ее руки… и вдобавок еще может ей оставить богатое наследство!

– Кто может, тот и сделает, – возразил мейстер Годфрид. – Как свадебный подарок он отдает фермы и земли Брюно, богатых лесами и пахотной землей. В наследство же ей назначает Вильдшлосс, с его роскошными пастбищами и тремя мельницами, приносящими громадные доходы. Кроме того, замок, вновь отделанный по случаю свадьбы сэра Казимира с молодой баронессой, совсем княжеское жилище. Хотя бриллианты покойной баронессы Валевской, по праву, должны принадлежать ее дочери, но у сэра Казимира есть свои, гораздо большей ценности, доставшиеся ему от его предков: эти-то достанутся все сполна нашей Христине.

– А свадьбу-то какую мы сыграем! – вскричала фрау Иоганна. – Эта-то воистину будет баронская! Сейчас же сбегаю к соседке Софии Лейзберг, – муж ее был маркграфом: она подробно должна знать все формальности, которые следует соблюдать при свадьбах баронских вдов.

Бедная Христина сидела молча, опустив голову и сложив руки. Крупные слезы катились по ее щекам, когда вдруг она вспомнила умоляющим и, вместе с тем, повелительным голосом сказанные ей когда-то слова: «Теперь, малютка, ты меня не прогонишь от себя!» Ей показалось, что тень Эбергарда вышла из неизвестной ей могилы и пришла упрекать ее за то, что она выслушивает новые брачные предложения.

Но в эти дикие времена вдове так необходимо было покровительство мужчины и так часты были тогда вторичные браки, что всякое колебание со стороны женщин считалось слабостью.

К тому же, она хорошо знала, что дядя ее с теткой никогда не поверят, что какое-либо другое чувство, кроме насилия, заставило ее выйти замуж за барона-грабителя; наконец, – так привыкла она к покорности, что только тогда, когда увидала, что тетка ее собирается идти советоваться с соседкой, Христина нашла в себе настолько силы, чтобы вымолвить:

– Постойте, тетушка… мои сыновья…

– Сыновья твои! Э, дитя мое! Лучше этого ты ничего не можешь сделать для их пользы. Ты их великолепно воспитала – это правда, но все-таки ж они слишком молоды, чтобы действовать самостоятельно. Не говорю о Фриделе: он тих и религиозен, хотя и вспыльчив; но барон – это другое дело, он нравом вылитый брат Гуго. Отец твой, Христина, возродился в твоем сыне – Эббо. Может быть, я его за это еще больше люблю, несмотря на мои опасения, но он мне так напоминает Гуго, прежде чем того отдали к оружейному мастеру… с того времени все пошло верх дном.

– Действительно, – сказала взволнованная Христина, – и с Эббо тоже самое было, если бы я дала над ним власть отцу, которого он бы не мог любить.

– Значит, это будет совсем неукротимый характер, – сказал старый бургомистр недовольным тоном. – Никто, более сэра Казимира, не был к нему ласковее, и, конечно, никто кроме него, не сумеет руководить им при дворе и на поле сражений. Юноша этот никогда не был сдерживаем. Я не виню тебя, душа моя, но ты не можешь не согласиться, что ему необходим руководитель.

– Увы, дядюшка, сын мой не ребенок! Он обуздает себя сам, из любви к Богу и к своей матери; но переносить чью бы то ни было власть он никогда не согласиться, в особенности теперь, как его сделали рыцарем, и он считает себя мужчиной. Дядюшка, свадьба эта лишит меня обоих сыновей, потому что душа Фриделя тесно связана с душой Эббо. Умоляю вас, не принуждайте меня в этом деле!..

– Дитя! – вскричал мейстер Годфрид. – Не отказываться же тебе от такой партии из-за упрямого и капризного мальчишки!

– Стой, отец! – сказала фрау Иоганна. – Христина наша кончит тем, что образумится. До сих пор сыновья ее были постоянно с ней, теперь же большую часть времени им придется быть при дворе и в лагере, – они влюбятся, женятся, – а что тогда станется с ней, такой еще молодой и красивой? Она признает, наконец, преимущества иметь мужем могущественного барона и новую семью, растущую около нее.

– Правда, – сказал мейстер Годфрид, – хотя она слишком религиозна и благоразумна, чтобы придавать много цели мирской суете, все-таки ей не может быть не лестно, что сэр Казимир полюбит ее, как настоящий паладин, потому что любовь сорокашестилетнего мужа гораздо прочнее, чем прихоти юности.

– Эбергард любил меня серьезно, – пробормотала Христина, как бы говоря сама с собой.

Но тетка услышала ее.

– К чему такая любовь? – сказала она. – Заставить тебя заключить тайный брак, и впоследствии оставить тебя одну справляться со всеми ужасными последствиями.

– Молчите! – вскричала Христина; щеки ее горели и она гордо подняла голову. – Дорогой мой повелитель любил меня искренно. Никто этого не может знать лучше меня. Я не позволю, чтобы чем-нибудь оскорбляли это благородное и нежное сердце.

– Да, молчи! – возразил мейстер Годфрид, примирительным тоном. – Мир памяти храброго рыцаря Эбергарда! Тетка твоя не думала оскорблять его. Он был бы в восторге, если бы мог знать, как выбор его оправдался и сыновья его попали в такие достойные руки. Сэр Казимир обещал еще выхлопотать для нашего рода дворянскую грамоту, так как мы происходим от древнего Паллонского дома, и хотя я сам мало придаю цены этим вещам, но молодые бароны наверное будут очень довольны этому, – они так стоят за свой герб. Римский король обещает тебя поставить наряду с первыми имперскими баронессами. Короче, милая Христина, не далее, как завтра сэр Казимир приедет сюда для помолвки с тобой, и привезет с собой графа Каульница в качестве свидетеля, я же, со своей стороны, пригласил здешнего префекта.

– Завтра! – вскричала фрау Иоганна – А это вдовье платье? Где достану я что-нибудь, чтобы сменить его на более подходящее? Отец, такой благоразумный человек, как вы, мог бы сообразить лучше. А обед? Необходимо мне сбегать посоветоваться с соседкой Софьей…

– Дорогие родители! – сказала Христина, несколько приободрившись. – Я не могу необдуманно взять на себя такое важное решение – да еще без согласия моих сыновей. Позвольте мне уйти к себе.

– Разумеется, дитя мое. Зрелое размышление докажет тебе, что этот брак – самое лучшее, что только ты можешь желать. Я давно хотел, чтобы ты вышла снова замуж. Однако я не решился тебе предложить брака даже с одним из первых магистратов нашего города, боясь, чтобы молодой барон не оскорбился. Но вдруг явился сэр Казимир; он с ним одной крови и, отличается всеми серьезными качествами настоящего рыцаря и христианина.

В этот момент домой вернулся Эббо. Христина, со слезами на глазах, рассказала ему о лестном предложении сэра Казимира и просила сына, как главу рода Адлерштейнов, самому принять решение по этому важному вопросу, способному так сильно изменить всю их дальнейшую жизнь. Но при этом она прибавила:

– Я долго размышляла, и чувствую, что никого не могу любить, кроме того, кого вы знаете лишь по имени, но кто для меня вечно останется живым. Не бойся ничего, Эббо, – никто никогда не встанет между мной и вами… Я убеждена, что немногие из матерей и сыновей на этом свете, где вы еще так мало жили, любят друг друга так нежно, как мы. Но, милое дитя, выходка сира Казимира не заключает в себе ничего такого, что могло бы привести тебя в негодование. Вспомни, что немалая честь со стороны благородного рыцаря – снизойти до горожанки.

– Он знает очень хорошо, каковы придворные дамы! – проворчал Эббо.

– Сверх того, – продолжала Христина, – твой дядя чрезвычайно польщен этим, и никак не может поверить, чтобы я отказалась от такого брака. Он не понимает моей любви в твоему отцу, и видит в этом союзе великие выгоды для всех нас. Дядя вполне уверен, что я не в состоянии поставить на своем. Что же касается до твоего несогласия, – он не придает ему никакого значения Чем более ты будешь сердиться и горячиться, тем более дядя будет убежден, что окажет тебе услугу, поставив на своем.

– Мать, уедем, вернемся в замок. Пусть у Гейнца лошади будут наготове к сумеркам, а когда мы будем в Адлерштейне, тогда увидят, кто господин!

– Такая мера была бы неблагоразумна, сын мой. Дай мне уговорить дядю, самой переговорить с сэром Казимиром, а там мы уедем в Адлерштейн, и никто не обвинит нас в неблагодарности.

Эббо обещал, что не станет вызывать дядю на разговоры, но весь вечер был задумчив и мрачен, так что мейстер Годфрид в самом этом расположении духа видел новое доказательство, что для Эббо необходима власть мужчины.

На следующее утро, когда настал час посещения сира Казимира, и Христина наотрез отказалась изменить что-либо в своем вдовьем одеянии, мейстер Годфрид отвел племянников в сторону:

– Молодые бароны, – сказал он, – мне кажется, вы сильно огорчаете вашу кроткую мать, сопротивляясь ее браку с сэром Казимиром. Но союз этот неизбежно должен совершиться.

– Извините меня, дядюшка, – сказал Эббо, – я отклоняю честь, которую сэр Казимир хочет сделать моей матери.

Мейстер Годфрид улыбнулся.

– Родители, в этих случаях, никогда не советуются с детьми.

– Может быть, – сказал Эббо, – но так как моя мать решилась отказать, – никто не может ее принудить.

– Если она отказывает, то это благодаря вашей гордости, – сказал мейстер Годфрид.

– Не думаю, любезный дядюшка, – сказал Фридель, всегда готовый к примирению, – она еще любит нашего отца.

– Молодые люди, – сказал мейстер Годфрид, – мне не хотелось бы стараться втолковать вам, до какой степени эта любовь к мужу, которого она знала только несколько месяцев, – единственно плод воображения. Постоянные ее думы о нем, в течение долгих лет одиночества, осветили его в ее воображении героическим светом. Дети, я уверен, что вы искренно любите вашу мать. Неужели же справедливо заставлять ее плакать и ласкать мечту, когда она еще в полном цвете лет, может наслаждаться новым счастьем, более полным, чем то, каким когда-либо наслаждалась.

– Она счастлива и с нами, – сказал Эббо.

– И вы добрые, хорошие дети, хотя не на столько почтительны, как мне бы хотелось Но, рассудите хорошенько вы не всегда будете с матерью, и когда вы будете уезжать ко двору ли, на войну ли, или женитесь, ведь вы будите оставлять ее в грустном одиночестве в пустынном замке.

Отсутствие всякого эгоизма у Фриделя, пожалуй, могло бы его заставить поколебаться при этих доводах, но Эббо отвечал смело:

– Все, что мое – ее, всякая моя радость, радость и матери… Мы можем ее сделать гораздо счастливее, чем какой-нибудь чужой!.. Не так ли, Фридель?

– Да, – задумчиво сказал Фридель.

– А, молодые смельчаки, – вы обещаете более, чем можете исполнить. Природа сильнее вас. Какова бы не была ваша любовь к матери, – что будет для вас мать впоследствии, когда жена встанет между вами и ею? Не сердись, Эбергард, всегда так было, гораздо прежде, чем мы родились… А закон Божий, – что говорит он о браке?

– Очень может быть, что я женюсь, – отрывисто сказал Эббо. – Но, если я женюсь не для счастья матери, назовите меня рыцарем, не держащим слово!

– Нет, – добродушно отвечал мейстер Годфрид, – я назову тебя только легкомысленным юношей. Полно, барон, признайся: ты сопротивляешься оттого, что не хочешь подчиниться власти отчима.

– Признаюсь, я не перенес бы этой власти, – сказал Эббо, – и я не знаю, чем мы заслужили, чтобы нам навязывали такую власть. Вы никогда ни в чем не могли обвинить Фриделя, что же касается меня, дорогой дядюшка, один взгляд матери сделает из меня то, чего никогда не сделает чужая рука. Если бы я думал, что она может когда любить сэра Казимира, хоть на четверть, как любила моего отца, – я бы еще мог перенести это, но мы нашли ее в слезах, и она просила нас поддержать ее в своем решении.

– Правда ли, Фридель? – спросил мейстер Годфрид, которого эти слова взволновали более всех прочих. – Ах, я считал вас всех гораздо благоразумнее. Разве ваша мать не говорила о великолепных преподношениях сэра Казимира, о совершенно особом покровительстве короля римлян и о дворянской грамоте для нашего дома?

– Наш отец никогда не спрашивал, дворянка ли она, – отвечал Эббо, – и, конечно, я не стану торговать матерью из-за какой-нибудь лишней доли дворянства!

– Вот это хорошо сказано! – вскричал мейстер Годфрид в восторге. – Личные качества твоей матери научили тебя понимать настоящую цену всех этих мелочей! Однако, если вы хотите поддерживать сношение с вашей кастой, вы можете встретить более затруднений, чем предполагаете. Это еще не так важно для тебя, господин барон, как для Фриделя, и даже твои собственные дети не будут иметь права избираться в некоторые рыцарские ордена, которые имеют, однако, свою выгодную сторону.

– Орден голубицы Адлерштейнской для нас будет навек достаточен!

– Ну, – отвечал мейстер Годфрид, вздыхая, – вижу, что романтические идеи вам всем вскружили головы!

Между тем, барон Адлерштейн-Вильдшлосский, совершенно неподготовленный к ожидавшему его отказу подъезжал в сопровождении великолепного кортежа. Негласные предложения не входили в обычай честных горожан. Жених был введен с полной церемонией в большую залу, где сидело все семейство. Христина встала, сделала несколько шагов вперед, и низко присела.

– Баронесса, – сказал сэр Казимир, – я просил вашего достойного дядюшку поддержать меня в моей просьбе, – он желает быть моим другом.

– Вы слишком добры, барон, – вполне ценю честь, которую вы мне делаете, – но не могу решиться вступить во второй брак…

– Теперь, – прошептал Эббо на ухо брату, между тем, как сир Казимир и Христина садились рядом, – этот господин с позолоченным языком начнет одурять ее своими великолепными речами. – О, проклятое предсказание цыганки!..

Вильдшлосс не выражался, как молодой франт: такого рода речь не была бы ему кстати, он говорил, как человек серьезный, проникнутый искренним чувством и истинной любовью.

Он объявил, что еще в первое свидание с баронессой он был поражен ее кротостью и благоразумием, и что тогда бы еще он постарался вырвать ее из заточения, если бы не был связан контрактом с Траутенбахами, самыми опасными соседями Вильдшлосса. Он откладывал, насколько это было возможно, этот брак, заключенный им против воли и бывший для него источником одних страданий. Текла, единственный ребенок, оставшийся в живых от этого брака, в качестве единственной наследницы, обращала хищные взоры скаредного Траутенбаха и его сына, зверского Владислава.

А между тем, право на баронство Вильдшлосское было очень сомнительно между его дочерью и Эббо, как представителя старшей линии, вследствие чего могли бы возникнуть весьма неприятные столкновения.

Эти причины заставляли сэра Казимира жениться вторично, а его собственная склонность и любовь к дочери побуждали его просить руки баронессы Адлерштейнской. Казимир заключил свою просьбу несколькими очень меткими комплиментами, давая притом чувствовать, что дочь его нуждается в материнском руководительстве, а сыновья ее получат большие выгоды от этого брака, укрепляющего семейные связи.

Христина ценила честь, которую ей делали, и вполне верила в благородные намерения сэра Казимира. Сказать «нет» ей было трудно; но, ободренная присутствием сыновей, она решительно объявила, что чувствует себя слишком связанной с воспоминаниями о муже и с судьбой своих детей, чтобы когда-либо решиться вступить во вторичный брак.

Этот ответ, однако, не смутил еще сэра Казимира, и мейстер Годфрид подошел благодарить его и выразил надежду, что уговорит племянницу.

– А я, барон, – сказал Эббо глухим голосом, и глаза его блестели. – Я отклоняю эту честь именем старшей линии Адлерштейнской.

Он гордо выпрямился, но был озадачен легким наклонением головы и насмешливой улыбкой, которыми ответил ему сэр Казимир, величественно выходя из комнаты вместе с мейстером Годфридом.

Когда дядя возвратился, Эббо, стоя посреди комнаты, спросил:

– Бургомистр Сорель! Потрудитесь мне сказать, кто я такой здесь?

– Племянник, барон, – спокойно отвечал мейстер Годфрид, – у нас в Германии не в обычае, чтобы нами руководили молодые люди, не достигшие еще совершеннолетия.

– Стало быть, матушка, мы уезжаем завтра утром.

Видя, что Христина ответила знаком согласия, мейстер Годфрид глубоко огорчился, а фрау Иоганна стала кричать о неблагодарности.

– Нет, – гордо отвечал Эббо, – мы уедем такими же бедняками, какими приехали сюда!

– Молчи, Эббо! – сказала Христина вставая. – Перестаньте, тетушка, умоляю вас! Прости, дядя, прошу тебя! Ах, отчего все, кого я люблю, мешают мне действовать, как велит совесть? Мне самой, дорогой дядя, противен этот брак. Сыновья и я в этом случае совершенно сходимся. Умоляю тебя, отпусти нас снова в замок: мне не хочется, чтобы посещение, которое сделало нас столь счастливыми, окончилось раздором. Конечно, ты не можешь сердиться на Эббо за то, что он так любит свою мать?

– Нет, но в этой любви много и эгоизма! – сказал мейстер Годфрид. – Для удовлетворения собственной гордости, он помешал тебе обогатиться, а теперь хочет тебя снова ввергнуть в бедность. Нет, барон; я не имею намерения тебя оскорблять, но твое несправедливое предубеждение делает тебя жестоким к матери.

– Нет, не жестоким! – горячо вскричал Фридель. – Мать действует по собственному побуждению. По правде сказать, любезный дядюшка, нам лучше всего возвратиться в замок. Мы нисколько не жалеем о времени, проведенном здесь: мы научились вас любить и уважать, но все-таки мы дикие горцы. Мы всегда пользовались полной, невозмутимой свободой, что же удивительного, что боязнь потерять нашу возлюбленную мать сделала нас мало чувствительными к почестям, которые хотели нам оказать.

– Фридель, – серьезно сказал Эббо, – не для чего извиняться, когда защищаешь дело своей матери. Прошу тебя, не учись делаться золоченым языком.

– О, упрямец! – вздыхая сказал мейстер Годфрид, – отчего это не случилось лет десять тому назад: тогда еще можно было бы с тобой сладить! Впрочем, я не знаю никакого воспитания, которое произвело бы более любящего и возвышенного молодого человека, – прибавил он, любуясь, с какой нежностью и мольбой Эббо смотрит на мать. – Поезжайте, молодые люди, мне бы не хотелось ссориться с вами! Вы привыкли повелевать, а я не могу вас осуждать за это.

– Итак, – сказал Эббо, смягченный этими словами, – я увожу мать, а вы, дядюшка, вероятно перестанете покровительствовать притязаниям сэра Казимира.

– Нет, барон, я всегда буду думать, что подобный союз был бы для вас всех великим благом. Я полагаю, что ваше возвращение в замок убедит вас лучше всяких аргументов на свете; я не хочу противоречить вашей матери и сопротивляться ее отъезду. Дай Бог, что когда вы осознаете ваше заблуждение, было бы еще не поздно!

– Мать моя никогда не будет нуждаться в другом покровителе, кроме меня, – сказал Эббо. – Любезный дядюшка, она вас искренно любит, и всем вам обязана, – мне не хотелось бы расстаться в ссоре с вами! Вот моя рука!

Эббо произнес эти слова тоном императора, примиряющегося с ганзейскими городами.

Мейстер Годфрид готов был пожать плечами, а фрау Иоганна была очень оскорблена гордостью молодого барона. Но, по правде сказать, дядя и тетка были слишком рады избежать открытой распри с пылким Эббо, и не обратили внимания на мелочи. Старый бургомистр скрыл свое неудовольствие, а Христина, знавшая, какого труда стоило Эббо сдержать себя и сделать эту уступку из любви к ней, смотрела на него, как на героя, достойного всяких пожертвований.

Со своей стороны, миролюбивый Фридель вскоре успокоил тетку ласками и убедительными доводами, которые всегда всесильны для старых родственниц.

Когда в этот же самый день мейстер Годфрид отправился к сэр Казимиру, чтобы объяснить ему все происшедшее, он нашел там дело в таком виде, что сам обрадовался, что оно не состоялось.

Семейство Траутенбах, узнав о брачных замыслах Вильдшлосса, стало распускать клевету на счет баронессы Адлерштейнской. Сэр Казимир послал им вызов не только в качестве жениха баронессы, но и как единственный член Адлерштейнского рода, года которого позволяли вступиться за честь женщины. Если бы эти слухи дошли до Эббо, он непременно сам бы захотел вступиться за честь матери, и едва ли бы его шестнадцатилетняя рука устояла против кровожадного Владислава Траутенбаха. Мейстер Годфрид поблагодарил сэра Казимира и вздохнул свободно только на другой день, когда Христина и ее сыновья выехали из Ульма.

Между Вильдшлоссом и племянником его Траутенбахом произошла дуэль на границе их владений. Оба противника были опасно ранены: но все же сир Казимир, приставив меч к горлу Владислава, заставил его взять назад клевету.

Хитрый мейстер Годфрид постарался уведомить об этом жителей Адлерштейна, чтобы разжалобить Христину, а сыновей ее убедить, что клеветник так сильно ранен, что не может принять другого вызова.


ГЛАВА XVII В мастерской | Голубица в орлином гнезде | ГЛАВА XIX Орел и змея