home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XXIV

Рыцарь Тейерданк

Всю ночь, без перерыва, шел густой снег и продолжал идти и на следующее утро, в то время, когда незнакомец выразил желание сделать молодому барону короткий визит перед уходом.

Христина сочла своим долгом напомнить незнакомцу, что горные тропинки непроходимы из-за снега. Снежная метель скрывала от глаз глубокие пропасти, в которых погиб не один охотник, и даже некоторые из тамошних жителей, на пути из замка в деревню.

– Ни самый отважный горный житель, ни даже сын мой, – говорила она, – не решился бы провести вас по такой погоде в…

– Куда же именно, милостивая государыня? – спросил Тейерданк, сдерживая улыбку.

– Извините, мессир, что я не решалась произнести того имени, которое вы скрываете от нас.

– Стало быть, вы знаете, кто я?

– Конечно, мессир, вы наш враг, но ваше великодушное доверие должно расположить моего сына в вашу пользу.

– А! – промолвил Тейерданк с улыбкой. – Данкварт… Понимаю… Позвольте вас спросить, угадал ли ваш сын во мне одного из Шлангенвальдов?

– Конечно, сеньор граф, мой Эббо не легко ошибается.

Тейерданк снова улыбнулся.

– Стало быть, милостивая государыня, присутствие человека, между семьей которого и вашей было пролито столько крови, не заставляет вас содрогнуться?

– Нет, благочестивый рыцарь. Я считаю вас столь же мало ответственным за деяния ваших отцов, как и моих сыновей за поступки их предков.

– Если бы многие думали так, как вы, милостивая государыня, то наследственные распри прекратились бы. Могу ли я пойти к вашему сыну? Я желал бы знать его мнение насчет бури.

Эббо лежал на кровати и ждал нетерпеливо посещения гостя, приветствовавшего его также благосклонно, как и накануне. Но когда незнакомец заговорил об отъезде, то Эббо подтвердил слова матери.

– Эти ущелья, стало быть, так же опасны, как ущелья Инна? – сказал Тейерданк. – Я знаю, что значит бить застигнутым на краю пропасти стремительным порывом ветра, так внезапно изменяющего свое направление, что невозможно устоять на ногах. Однажды, я чуть не был ввергнут в пропасть; мне больше ничего не оставалось, как перепрыгнуть на противоположную скалу и ухватиться изо всех сил за мою остроконечную железную палку, которая, слава Пресвятой Богородице! глубоко вонзилась в землю. Тогда я перевел дух и стал прокладывать себе дорогу по льду.

– Ах! – сказал с глубоким вздохом Эбергард, слушавший рассказ об этом опасном приключении со вниманием истого охотника. – Я как будто почувствовал порыв свежего горного воздуха!

– Разумеется, что для смелого охотника грустно лежать здесь! – сказал Тейерданк. – Но надеюсь, что ты очутишься в скором времени посреди своих скал и снова будешь наслаждаться избытком сил и здоровья. Как называется большой и уединенный пруд, расстилающийся у подошвы того мрачного, остроконечного утеса, мимо которого я проходил вчера после полудня?

– Пруд «Птармиган, Красное Гнездо», – прошептал Эббо, с трудом выговаривая эти слова при воспоминании о том, как Фридель любил посещать этот пруд и как он обещал смелому лазальщику соборной башни показать ему дорогу к Красному Гнезду.

– Помню! – медленно проговорил гость, приближаясь к Эббо. – Ах, молодой человек! Твой брат парит теперь еще выше! Не сдерживай своих слез, не стесняйся моим присутствием. Разве я не знаю, как это больно, когда те, которые слишком хороши для земной жизни, уносятся в другой мир и оставляют нас в одиночестве?

Эббо посмотрел сквозь слезы на благородное лицо гостя, нагнувшегося к нему.

– Я не стану утешать тебя советом забыть прошлое, – продолжал Тейерданк. – Я был немногим старше тебя, когда было надломлено и мое существование… и до последнего часа моей жизни горе это будет моей славой и моей скорбью! У меня не было брата но, я думаю, что наша взаимная привязанность была беспредельна.

– Мы были так тесно связаны, что с потерей его, я словно лишился правой руки. Я очень рад, что не могу вернуться к моему прежнему образу жизни, и должен посвятить себя прежде всего, поискам отца.

– Не торопись слишком в этом деле, – сказал Тейерданк, – чтобы неверные не имели в своей власти двух баранов, вместо одного! Составил ли ты себе какой план?

Эббо пояснил, что он намеревался отправиться в Геную и посоветоваться там с купцом Жан Батиста деи Батисти, произведшего такое глубокое впечатление на Фриделя описанием немецкого пленника.

Тейерданк одобрил этот план, так как генуэзцы поддерживали торговые сношения с обоими мусульманскими племенами в Триполи и Константинополе; к тому же, обмен пленных был вещью весьма возможной, потому что оба племени вели между собой торговлю, если кому-нибудь из них удавалось сделать особенно удачный набег.

– Какой позор, – воскликнул Тейерданк, – что эти басурманы покоряют безнаказанно лучшие страны мира, между тем, как наше дворянство довольствуется остатками, жадно вырываемыми друг у друга, и остается глухим к голосу неба и земли. И не стряхнут они с себя этой апатии, пока враг не очутится у их ворот! Но ты, Адлерштейн, ты вернешься ко мне, когда исполнишь свое благородное предприятие. У тебя ум и сердце на месте, и ты понимаешь весь позор и все несчастье своих ослепленных соотечественников.

– Надеюсь, сеньор, – сказал Эббо. – Признаюсь, я сильно пострадал за то, что преследовал свои личные цели, вместо того, чтобы присоединиться к крестовому походу.

– Это не был намек с моей стороны, – ласково проговорил Тейерданк. – Твой мост – это дело даже более выгодное для меня, чем для тебя. Говоришь ли ты по-итальянски? В твоем взгляде есть что-то итальянское.

– Мать моей матери была итальянка, но я не знаю итальянского языка.

– Тебе следует научиться ему: это было бы приятным препровождением времени, пока ты лежишь в постели, и принесло бы тебе несомненную пользу при твоих сношениях с мусульманами. Впрочем, у меня найдется, быть может, для тебя дело в Италии. Не нуждаешься ли ты в книгах? У меня есть хроника Карла Великого и его паладинов, написанная Пулчи и Боиардо, храбрым губернатором Реджио, вполне достойным воспевать подвиги героев. Не хочешь ли прочесть ее?

– Когда нас было двое, мы любили беседовать о рыцарских подвигах.

– А, может быть, ты предпочтешь мрачного флорентийца, исследовавшего все три царства смерти? Он почти понятен; но я люблю его из любви к его Беатриче, его путеводительнице. Дай Бог и тебе найти такую же путеводительницу!

– Я слышал о нем, – сказал Эббо. – Если бы он мог указать мне местопребывание моего Фриделя, то а прочел бы его с жадностью.

– Быть может, ты предпочитаешь божественного Петрарку? Ты, правда, слишком молод, чтобы прочувствовать печальные звуки его стихов, но они отрадны для надломленного сердца.

И он стал декламировать стихи на смерть Лауры, с их певучим итальянским акцентом.

«Она не бледна, но тем не менее она белее свежего снега, устилающего косогор. Спокойствие завладело этим влажным и хрупким телом. Сладкий сон сомкнул чудные очи…» – Ах, – прибавил он, говоря сам с собой, – мне все кажется, будто поэт просиживал ночи в той комнате в Генте.[1]

Таким образом продолжался разговор, касаясь то поэзии и книг, то прекрасных картин, развешанных по стенам комнаты, то великих архитектурных проектов и т. д.; казалось, что в области искусства и науки не было ничего незнакомого для Тейерданка, или такого, что не вызвало бы в нем воспоминаний о прежней жизни.

Он был так ласков, так внимателен, что начало свидания имело невыразимую прелесть для Эббо; но, мало-помалу, он стал тяготиться им, так как должен был следить с величайшим вниманием за беседой гостя, который знал очевидно, что он узнан, но не хотел быть признан.

Эббо стал ждать какого-нибудь перерыва; но, хотя погода и прояснилась, ему было невозможно намекнуть какому бы то ни было гостю, а тем более такому, что теперь можно пуститься в путь. С другой стороны, удовольствие, испытываемое Тейерданком во время этой беседы, заставило его забыть о слабости молодого барона.

Наконец наступил перерыв. Около двенадцати часов кто-то постучался в дверь, и в комнату вошел Гейнц в сопровождении трех других вооруженных ландскнехтов.

– Что это значит? – спросил Эббо.

– Успокойтесь, сеньор барон, – сказал Гейнц, становясь между кроватью Эббо и незнакомым охотником. – Вы не знаете, что тут происходит, а мы не хотим лишиться вас, как лишились вашего брата. Мы желаем знать, не заблагорассудится ли этому рыцарю быть нашим заложником, вместо того, чтобы открывать доступ в этот замок, как изменник и шпион. Хватай его, Коппель! Ты имеешь на это полное право.

– Назад! Берегитесь! – вскричал Эббо тем твердым и решительным голосом, которым он еще в юных летах подчинял себе людей.

Тейерданк продолжал стоять, улыбаясь, и как бы потешаясь замешательством молодого хозяина.

– Извините, сеньор барон, – сказал Гейнц, – но вас это вовсе не касается. Пока вы не в состоянии защищать себя и вашу матушку, до тех пор это не ваше дело.

Пока говорил Гейнц, в комнату вошла, совсем запыхавшись, Христина, и бросилась к своему сыну.

– Сеньор граф, – сказала она, – разве хорошо, разве честно так платить моему сыну за его гостеприимство, особенно в его теперешнем положении?

– Матушка! Разве вы тоже лишились рассудка! – вскрикнул Эббо. – Что означает эта глупая шутка?

– Увы, сын мой, это не шутка. Вооруженные люди взбираются по «Орлиной лестнице» с одной стороны, и проходят ущелье Гемсбока с другой.

– Да, милостивая государыня, но они не тронут и волоса с вашей головы, – сказал Гейнц. – Мы бросим им с вершины башни труп этого человека. За дело, Коппель!

– Стой, Коппель! – крикнул Эббо громовым голосом. – Разве вы хотите запятнать мою честь? Если бы он соединял в себе всех Шлангенвальдов до одного, то и тогда он ушел бы отсюда также свободно, как и пришел. Но он такой же Шлангенвальд, как и я сам!

– Он обманул вас, сеньор барон, – проговорил Гейнц. – В его комнате нашли письмо баронессы к Шлангенвальду. Это лишь лукавое притворство!

– Сумасшедший! – сказал Эббо. – Я знаю этого сеньора, я видел его в Ульме. Те, которые являются сюда вслед за ним, не имеют враждебных намерений. Отворите ворота и примите их с честью. Матушка, поверь мне, все к лучшему; я знаю, что говорю.

Воины переглянулись. Христина спросила себя, не находится ли сын ее под влиянием какой-нибудь роковой галлюцинации?

– Мой барин имеет свои причуды, – проворчал Коппель, – но его совестливость не лишит меня права мести. Можете ли вы подтвердить клятвой, что этот человек действительно тот, за кого он себя выдает?

– Клянусь, – медленно проговорил Эббо, – что это честный и истый рыцарь, мне лично известный!

– Поклянитесь яснее, сеньор барон, – сказал Гейнц. – Мы все имеем слишком основательные причины в мести, чтобы отпустить безнаказанно человека, пришедшего в качестве шпиона с тем, чтобы сослужить службу нашему врагу. Поклянитесь, что его зовут Тейерданком, или голова его полетит чрез стену навстречу его друзьям!

По мере того, как Эббо сознавал невозможность защитить своего гостя, он чувствовал, что силы покидают его.

Если бы даже незнакомец и назвался своим настоящим именем, и то раздраженные ландскнехты не поверили бы ему. А между тем, он стоял неподвижно и казался безучастным ко всему, что происходило вокруг.

– Я не могу поклясться, что его настоящее имя Тейерданк, – сказал Эббо, собравшись с силами, – но я могу клятвенно подтвердить, что он ни друг, ни союзник Шлангенвальда, и что я предпочел бы смерть малейшему оскорблению, нанесенному этому рыцарю! – и, сделав отчаянное усилие, болезненно отозвавшееся в его раненой ноге, он встал с постели, схватил руку гостя, притянул его к себе и сказал:

– Если они дотронуться до вас, то нанесите мне смертельный удар!

В эту минуту послышались звуки рога. Люди Адлерштейна остановились в смущении и недоумении. Христина была исполнена страха за сына, едва переводившего дыхание и судорожно сжимавшего руку незнакомца.

Снова раздались звуки рога. Гейнц готов был броситься на молчаливого противника, а Коппель, махая алебардой, кричал:

– Теперь, или никогда!

Но вдруг он остановился.

– Никогда! не прогневайтесь! – сказал незнакомец. – Что ж из того, что ваш молодой барон не может подтвердить клятвой, что меня зовут Тейерданком? Разве вы враги всего мира, кроме Тейерданка?

– Без уверток! – грубо ответил Гейнц. – Скажите ваше настоящее имя, как подобает честному человеку, и тогда мы узнаем, враг ли вы нам или друг!

– Мое имя выговаривается легко, что и известно вашему молодому барону, – медленно проговорил незнакомец, оглядывая с едва заметной улыбкой смущенных ландскнехтов, с трудом сдерживающих свою ярость. При крещении меня назвали Максимилианом, по рождению, эрцгерцог австрийский, по выбору германцев – король римский.

– Император!

Христина упала на колени. Ландскнехты попятились назад, Эббо поцеловал руку, которую он сжимал в своих, и лишился чувств.

Звуки рога раздались в третий раз.


ГЛАВА XXIII Раненый орел | Голубица в орлином гнезде | ГЛАВА XXV Мир