home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

ВОДОВОРОТ

– Вы?! – Что-то жевавший Самуил Аркадьевич чуть не подавился.

– Может, позволите мне войти? – сказала я устало. После вчерашних увлекательных, в кавычках, приключений и бессонной ночи я чувствовала себя совершенно разбитой.

– Ну проходите. – Палтус отодвинулся от двери, как мне показалось, неохотно. Я сразу заметила, что мое неожиданное появление не вызвало у него особенного восторга – а ведь еще совсем недавно он передо мной прямо-таки расстилался, но обмозговывать причину таких метаморфоз не стала. У меня просто не было сил для этого.

Я шагнула в его антикварные апартаменты, мимоходом отметив, с каким сомнением их хозяин посмотрел на мои размокшие, в грязных солевых разводах сапоги, представляющие нешуточную угрозу для дорогого наборного паркета. Может, разуться, чтобы не наследить, мелькнуло у меня. А впрочем, пошел этот Палтус куда подальше.

– Я вам звонила вчера, – обернулась я к Самуилу, методично запиравшему свои сейфовые замки, – а ваш телефон не отвечал.

– Да, я уезжал ненадолго, два часа как с самолета, – рассеянно кивнул Самуил, не сводя глаз с грязной лужи, натекшей с моих сапог, и добавил с досадой:

– Ну что у вас стряслось?

– Стряслось то, что Парамонова больше нет. Его сильно избили, и он умер, – сообщила я бесцветным голосом.

– Кто вам это сказал? – Палтус был поразительно спокоен.

– Я сама была там, где это произошло, только в морг не попала. Нужно поехать туда и опознать.

– Так-так, подождите, я соображу, – Самуил насупился. – А когда это произошло?

– Точно я не знаю, но скорее всего девятого, на следующий день после того, как он приходил ко мне… Он… он попал в милицию. Что там было, я могу только предполагать, знаю одно: после этого он оказался в морге… Может, вы все-таки предложите мне сесть? – Я едва держалась на ногах.

– Ах да, проходите. – Самуил пригласил меня в свой кабинет, украдкой взглянув на часы, но я все равно это заметила. Для человека, минуту назад узнавшего о смерти того, кого он должен был найти живым, Самуил Аркадьевич Палтус вел себя довольно-таки странно. Что-то тут неладно, вот только непонятно что.

Я рухнула на диван и продолжила наблюдения за хитрым лисом по имени Самуил, который, между прочим, снова посмотрел на часы, на этот раз не скрываясь. Похоже, он куда-то торопился.

А через полминуты он сам в этом признался:

– Э-э… уважаемая Галина Антоновна, я сейчас очень спешу, вы… знаете что, отправляйтесь домой и отдохните, а я на обратном пути к вам заеду, и мы все обсудим.

– Да вы что?! – у меня вырвался вопль отчаяния. – Вы хоть понимаете, что Парамонов умер?! Умер! Он лежит сейчас в морге на тридцать седьмом километре, и мы должны туда немедленно поехать!

– Тише, тише, – зашикал на меня Самуил и приложил палец к толстым губам. – Что вы орете, как на футболе?! – накинулся он на меня. – Прямо «шайбу, шайбу!».

– Какая шайба в футболе? – опешила я. – Там же мяч!

– Какая разница: мяч или шайба? – проворчал Самуил. – Орать надо меньше, у стен тоже уши бывают, разве вы забыли?

Действительно, какая разница: мяч или шайба. Парамонова это все равно не оживит.

А потом меня взяла оторопь, я услышала тихую-тихую мелодию. Я даже ее узнала – Бетховен, «К Элизе». Вот только откуда она лилась, я не поняла. Наверное, так сходят с ума.

Что до Самуила, то он сунул руку в карман пиджака, достал из него сотовый телефон, приложил его к уху и буднично отозвался:

– Да, это я.

По телефону он больше ни слова не сказал, посмотрел на меня, буркнул:

«Извините, я на минуточку», и скрылся за дверью.

Поскольку обещанная «минуточка» изрядно затянулась, я позволила себе немного расслабиться и вытянуть гудящие, налитые свинцом ноги.

Наконец появился Самуил, какой-то суматошный и взъерошенный, и сразу же завел свою волынку по новой. Ну, насчет того, что он очень торопится, а поговорим мы потом, когда он ко мне заедет.

– Вы меня выставляете? – я отказывалась верить собственным ушам. – А как же пятьдесят на пятьдесят? У нас же был договор, и, между прочим, вы, именно вы меня к нему склоняли! Я вам все рассказала, а теперь вы меня гоните!

Самуил засуетился:

– Да что вы из мухи слона делаете? Я не разрываю наш договор, он остается в силе. Как и условились: пятьдесят на пятьдесят.

– Да какое, к черту, пятьдесят на пятьдесят! – я была близка к истерике. – Парамонов мертв, вы что, не понимаете? Нужно срочно ехать в морг его опознавать. И раз у нас пятьдесят на пятьдесят, вы могли бы по крайней мере составить мне компанию.

– Хорошо-хорошо, мы поедем, мы туда поедем, только потом. – Палтус разговаривал со мной как с дурочкой. – Я улажу свои дела, и мы поедем в морг, идет?

– Не идет, – отрезала я, – я разрываю наш договор и немедленно отправляюсь к майору Сомову. – Дабы убедить его в том, что я не блефую, я приподнялась с дивана, хоть мне этого и не хотелось.

Вы будете смеяться, но мой примитивный шантаж произвел на Палтуса очень сильное впечатление.

– Ну к чему тут Сомов? – заметно занервничал он. – Сомов все испортит. Что он может? Да ничего! В лучшем случае вызовет ОМОН и устроит маски-шоу, а тут требуется тонкая, ювелирная работа. Тут головой нужно работать, а не кулаками. Вы когда-нибудь имели дело с этими ребятами в камуфляже?

Я хотела сказать, что имела, причем совсем недавно, но сочла за лучшее промолчать. Сначала я выслушаю этого пройдоху, уж очень мне интересно было узнать, какой еще лапши для моих ушей он заготовил. Как оказалось, с ней (лапшой) Самуил перебоев не испытывал.

– Мы обойдемся без Сомова, – на голубом глазу заверил он, – как и договаривались. Зачем нам этот дуболом? Дайте мне сорок минут, буквально сорок минут, это все, что мне нужно, а потом мы поедем, куда вы прикажете.

– Ни за что! – я была непреклонна.

Палтус тяжело вздохнул:

– Ну хорошо, я вам кое-что скажу. Эта встреча, на которую я тороплюсь, она связана с Парамоновым, понятно?

– Подробности! – потребовала я.

– Терпение, терпение, запаситесь терпением, – Самуил почти умолял меня. – Потом вы все узнаете. Ну будьте ко мне милосердны. Я вымотан не меньше вашего, всю ночь провел в самолете… Ах, эта тряска, эти воздушные ямы, прямо как ухабы на проселочной дороге. А этот Новохатск? Вы представить себе не можете, какая это дыра. Черная! Поесть негде!

– Что еще за Новохатск? – насторожилась я.

– Да есть такой забытый богом городишко, – досадливо поморщился Палтус. – Ну давайте потом, потом решим все вопросы…

– Ах потом? И я должна поверить вам на слово? А кто мне врал, кто мне беззастенчиво врал?! – я снова вскочила с дивана. – А кто меня улещал:

«Будем сотрудничать на равных»? – напомнила я Самуилу его сладкие речи. – А при этом, при этом… Вы не сказали мне, в чем причина всеобщей заботы о Парамонове… Вы вешали мне лапшу на уши, прекрасно зная, что он открыл новый способ обнаружения и разработки нефтяных месторождений, и… И этот метод дает бешеную экономию, а значит, деньги, деньги, деньги, будь они прокляты! Вот почему весь белый свет сошел с ума!

Только я заговорила о нефти, как Самуил пришел в жуткое возбуждение: лицо его налилось кровью, маленькие глазки забегали, пухлые губы задрожали, того и гляди в обморок упадет.

– Молчите, молчите, ненормальная… – замахал он руками. – Откуда вы узнали про нефть, немедленно отвечайте!

– Из конфиденциальных источников, – я не упустила случая поиздеваться над этим зарвавшимся типчиком. Ишь ты, «немедленно отвечайте!». Сейчас он мне двойку за поведение поставит и родителей вызовет.

– Романтически настроенная дура, куда вы лезете? – На этот раз Палтус очень убедительно застонал, обхватив ладонями круглую лысую голову. – Вы просто не представляете, куда вы сунулись и чем вам это грозит. Это водоворот, водоворот, который может увлечь вас за собой, а у вас нет необходимой выдержки, опыта, вам нечего будет противопоставить…

– Ой, ой, ой, как страшно, ха-ха-ха! – Честно говоря, я храбрилась из последних сил, потому что мне и без всяческих нагнетаний с его стороны было страшновато. Видно, смерть Парамонова давила мне на психику. – Что вы такое плетете, какой водоворот?

– Такой, от которого нужно держаться подальше. – В руках Самуила оказался большой носовой платок, которым он промокнул вспотевшее лицо. – Подальше!

Ох и нравятся мне такие рассуждения. Сначала он упорно уговаривал меня оказать ему содействие в так называемом частном расследовании, а теперь пугает какими-то водоворотами.

– В общем, так, – я снова опустилась на диван, – я никуда отсюда не уйду, пока вы не расскажете мне все от начала до конца: и про водовороты, и про эту вашу загадочную встречу. А еще лучше – возьмите меня с собой.

– Ну хорошо, хорошо, я принимаю ваши претензии, – для пущей убедительности Самуил молитвенно сложил руки на груди, – согласен, я несколько погорячился и Заговорил вам лишнего… И всего лишь по той причине, что очень тороплюсь. Да и вы тоже… Представили меня таким монстром, – он нервно хохотнул. – Да я бы взял вас с собой на эту встречу, но она может не состояться, если я вас захвачу. Вы же понимаете, что это не простые посиделки. Человек, с которым я встречаюсь, облечен большой властью, о-очень серьезный человек и требует от меня конфиденциальности. Поэтому, умоляю вас, будьте благоразумны, не упрямьтесь. Можете даже подождать меня здесь, если вы мне совсем не доверяете.

– Здесь? – уточнила я, немного подумала и согласилась:

– Хорошо, я согласна, но если вы задержитесь дольше, чем на сорок минут, я немедленно связываюсь с Сомовым, – пригрозила я вполне серьезно.

– Ну наконец-то, – воспрял духом Палтус, но все-таки выторговал у меня еще двадцать минут, а потом опрометью выскочил за дверь. Время-то поджимало.

Да, еще он предупредил, чтобы я не подходила к телефону в его отсутствие, мол, пусть звонит, пока не перестанет.

– Не буду я подходить к вашему телефону, – милостиво пообещала я и стала медленно погружаться в полудрему, к которой кожаный диван частного сыщика Самуила Палтуса очень даже располагал.

Собрав остатки сил, я сбросила промокшие сапоги, положила голову на подлокотник и закрыла глаза. В то же мгновение на улице что-то оглушительно грохнуло, будто громадный шар лопнул. Даже стекла в антикварных комодах задрожали.

Я бросилась к окну, отодвинула тяжелую бархатную портьеру и выглянула на улицу. Убедившись в том, что дом напротив не лежит в руинах, я посмотрела вниз. А там пылала зеленая машина, припаркованная у подъезда, очень похожая на ту, в которой меня возил Самуил. Минуты две я не могла отвести взгляда от адского костра, а потом опустилась на пол и обхватила голову руками.

– А ведь я хотела поехать с ним, – прошептала я, уставившись на ближайший ко мне ореховый комод.

Потом я поднялась и еще раз выглянула в окно, чтобы убедиться в том, что горящий автомобиль мне не пригрезился. Он все еще полыхал, но во двор уже въезжала пожарная машина, а у подъезда собралась толпа. Возбужденные люди кричали и жестикулировали, а один указал на окно, у которого я стояла. Только после этого до меня дошло, что пора уже подумать о себе. Того и гляди милиция приедет, и что я им скажу?

Я натянула сапоги и стремглав кинулась в прихожую. С замками пришлось повозиться, и, ломая ногти, я покрывалась испариной от одной мысли, что могу не успеть. Но успела: когда раскрашенный, как попугай, милицейский «уазик» подкатил к подъезду, я была уже на противоположной стороне улицы.

Сначала я бежала, хотя меня никто не преследовал. Бежать было тяжело не столько из-за усталости, сколько из-за ушибленной во дворе больницы на тридцать седьмом километре ноги и тяжелых промокших сапог. Я чувствовала себя загнанной в прямом и переносном смысле этого слова. Как бы я ни относилась к милиции в целом и к майору Сомову в частности, он был единственным человеком, к которому я могла обратиться за помощью. И больше ни к кому. Поэтому, немного отдышавшись, я отправилась к ближайшему телефону-автомату.

К сожалению, и в этот раз мне не повезло. Как и накануне, мне ответил бравый басок, бесстрастно сообщивший, что майор Сомов будет через час. Через час, который мне нужно было как-то прожить. И я отправилась домой, там по крайней мере я могла напиться горячего чаю и переодеться.

Но ни того, ни другого я так и не сделала, а всему виной пронзительный телефонный звонок, который я услышала еще на лестничной площадке. Из-за волнения я долго не могла попасть ключом в замочную скважину, а он все звонил, звонил…

– Да! – отчаянно крикнула я в трубку.

Ответом мне был протяжный всхлип.

– Кто это? – спросила я испуганно.

– Это Люся, – снова всхлипнула трубка.

– Какая еще Люся?

– Я… насчет Бориса, – продолжала хныкать трубка, – он… он при смерти…

Это все водовороты, подумала я.


Глава 15 КАЖЕТСЯ, Я НАШЛА ПАРАМОНОВА | Блефовать, так с музыкой | Глава 17 ПРИВЕТ С ТОГО СВЕТА