home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

АНГЕЛОЧЕК

Тот, кто стоял за моей спиной, не торопился на меня нападать. Он даже что-то сказал, но я не разобрала его слов из-за собственного вопля. Тогда я стала орать потише и только после этого услышала:

– …Успокойтесь, пожалуйста, успокойтесь…

Я бросила короткий испуганный взгляд через плечо, но увидела только дверной косяк и рукав чей-то темной куртки. Остальное не попадало в поле моего зрения. Пришлось мне собрать в кулак все свое мужество и встретить опасность лицом к лицу.

Лицо этой опасности оказалось довольно смазливым и вполне миролюбивым на вид. И еще – довольно-таки юным: потенциальному бандиту было от силы лет двадцать пять – двадцать шесть. А светлые вьющиеся волосы и нежный, почти девичий, румянец делали его похожим на ангелочка.

– Вы кто? – спросила я почему-то шепотом.

– Не бойтесь, я не причиню вам вреда, я ваш друг, – объявил златокудрый парень задушевным рассудительным тоном, каким заезжие проповедники охмуряют паству на стадионах.

– Вы… Вы от майора Сомова? – осенило меня.

Ведь Сомов предупреждал меня, что кого-то приставит ко мне на время своей экскурсии в Ульяновск по местам трудовой славы Парамонова.

– Что у вас здесь произошло? – Ангелочек кивнул на разбросанные по полу вещи, прежде хранившиеся в стенном шкафу, тряпье и хлам, до которых у меня руки не доходили. Давно бы нужно все это выбросить, но то ли хозяйка я аховая, то ли стимула у меня нет… Скорее всего второе, потому что при Парамонове я порхала, как мотылек, все пылинки с него сдувала. Ну вот, опять я о том же.

– Так что у вас случилось? Я тряхнула головой:

– Кто-то здесь рылся, пока меня не было. Пришла, а тут такое…

– А в комнате?

– Не знаю, я там еще не смотрела. Парень вошел в прихожую, чуть оттеснив меня плечом, заглянул в комнату и присвистнул:

– Да-а, кто-то здорово постарался. Я последовала его примеру, только не свистнула, а охнула:

– Ой, мамочки, что же это такое? В комнате был разгром похлеще, чем в прихожей, учитывая, что барахла там побольше. Не увидь я все это собственными глазами, ни за что бы не поверила, что такое можно сотворить всего за час. Зато убираться здесь придется неделю.

Сомовский помощник наклонился и поднял с полу одну из сброшенных с полки книжек:

– Похоже, они что-то искали. Не знаете что?

– Понятия не имею. – Я готова была разреветься.

– Ценности какие-нибудь в квартире были? – деловито уточнил Ангелочек.

Я фыркнула:

– Разве что парочка золотых слитков на черный день.

– И все-таки проверьте, – последовал совет.

Я заглянула в маленькую палехскую шкатулку, традиционно украшающую разоренную неизвестным вандалом книжную полку, заглянула скорее для проформы, поскольку никаких особенных драгоценностей в ней не хранила. Вряд ли кто-нибудь позарится на мельхиоровые сережки с кварцем и серебряное колечко с бирюзой.

– Ну и? – Глаза ангелоподобного сомовского помощника тревожно блеснули.

– Фамильные бриллианты на месте. – Я захлопнула шкатулку.

– А деньги?

Да, кстати, где мой кошелек, за которым я и вернулась? Так и есть, на тумбочке, неведомый взломщик на него не позарился. Содержимое кошелька я тоже проверила для проформы – ни копейки не пропало. Нет, тот, кто устроил шмон в моей квартире, искал не деньги и не драгоценности, сдается мне, что и этот визит связан с Парамоновым.

– Деньги целы, – пробормотала я, засовывая кошелек в сумку, – да они им и не нужны…

– Им? – встрепенулся Ангелочек. – Вы думаете, что преступник был не один?

– Им, ему, какая разница, – махнула я рукой.

Количество наглецов, шуровавших в моей квартире, не имело для меня принципиального значения, важнее был сам факт взлома и последующего обыска. Мне не было покоя, и в будущем он тоже не предвиделся.

Ангелоподобный превратно истолковал мою реплику:

– По-моему, вы что-то недоговариваете.

– Да о чем тут говорить, – бросила я в сердцах. – Вы не хуже меня знаете, что все это из-за Парамонова.

– Вы так думаете? – напружинился Ангелочек.

– Да, я так думаю, – отчеканила я, – а вы что, думаете иначе?

– Мы? – Как-то незаметно помощник Сомова оказался возле меня и теперь пытливо заглядывал мне в глаза. Двигался он быстро и бесшумно, как кошка на мягких лапках. – Мы не думаем, мы действуем.

– А что, для этого думать не обязательно? – фыркнула я.

Этот сомовский подручный был такой же темнила, как и его отчаливший в Ульяновск начальник, и манера отвечать на вопросы у него такая же. Разговаривают со мной, как с малолеткой. Им, видите ли, по долгу службы положено читать мои письма, выпытывать мельчайшие подробности и прочими способами лезть ко мне в душу, а я обязана отчитываться перед ними, ничего не требуя взамен. Даже извинений.

Ангелоподобный никак не отреагировал на мою дерзость, что лишний раз доказывало: он не принимает меня всерьез. Он видел во мне лишь важного свидетеля – и только, спасибо еще, что не вещдок. Тем ужаснее мое положение: мне ведь не на кого больше рассчитывать, особенно теперь, когда моя квартира перевернута вверх дном, и еще неизвестно, что ожидает меня завтра, послезавтра, через неделю. До тех пор, пока Парамонов не найдется. Если найдется вообще.

– Я боюсь, – призналась я ангелоподобному и уставилась на затоптанный ковер, который я так тщательно пылесосила пару дней назад. – Не представляю, как я останусь здесь одна.

Ангелочек немного помолчал, а потом сказал:

– А вам и не стоит здесь оставаться. Это действительно опасно, а потому будет лучше, если вы переедете отсюда. Я сейчас же отвезу вас в один дом, где вас никто не найдет.

– На конспиративную квартиру? – грустно пошутила я и прибавила:

– А я думала, что свидетелей защищают только в Америке.

Ангелочек оставил мою реплику без комментариев, только поторопил:

– Давайте поскорее. Соберите все, что вам понадобится…

– Стоп, – вспомнила я, – а работа? Я же работаю, и у меня сегодня репетиция спектакля.

– Не беспокойтесь, это мы уладим, – заверил меня Ангелочек, – поставим в известность администрацию.

Могу себе представить реакцию заведующей Зинаиды Терентьевны, то-то она обрадуется, когда узнает, что мне в качестве важного свидетеля позволено безнаказанно прогуливать работу, да еще в самый ответственный момент. До нового тысячелетия меньше двух недель, а Снегурочка прячется по конспиративным квартирам.

– А может, лучше после репетиции? – засомневалась я.

– Нет, лучше прямо сейчас, – возразил Ангелочек.

– Ну хорошо, – кивнула я и отправилась в ванную комнату за зубной щеткой. Там-то меня и поджидало новое неприятное открытие. Оказывается, неизвестный бандюга и тут орудовал, не поленился даже заглянуть в стиральную машину и вытряхнуть из нее грязное белье. Пришлось мне присесть на корточки и затолкать его обратно.

Что же такого натворил Парамонов, если наш с ним мимолетный роман десятилетней давности выходит мне таким боком? Ну то, что его похитили как денежного американского мена в расчете получить выкуп, я еще понимаю, на это моего широкого кругозора хватает, только при чем здесь я? Неужто эти головорезы такие идиоты, что рассчитывают слупить бабки с меня? М-да… А вдруг они просто хотят меня запугать? Допустим. Тогда что они с этого поимеют? В лучшем случае я загремлю в психушку на почве длительного стресса. Не думаю, что это их конечная цель.

– Вы скоро? – кашлянул за дверью мой новоявленный ангел-хранитель.

– Одну минутку. – Я сунула в пакет зубную пасту, щетку и кусок мыла. Хотела также захватить полотенце, но как представила, что его могли касаться руки орудовавшего здесь взломщика… У меня даже насчет зубной щетки сомнения закрались. Не лучше ли ее выбросить?

– Нам нужно торопиться, – снова напомнил о себе помощник майора Сомова.

– Иду, иду! – В сердцах я толкнула дверь сильнее, чем следовало, и, похоже, слегка задела Ангелочка. Сам виноват, зачем подошел так близко. – Извините, – все же буркнула я.

– Ничего страшного, – пробормотал златокудрый.

В прихожей я задержалась еще на пару минут.

– А как быть со всем этим? – я имела в виду разгром, учиненный в квартире.

– Мы здесь еще поработаем, – пообещал Ангелочек, – тут могут быть отпечатки пальцев и прочее…

– Вам виднее, – выдохнула я, покидая свое поруганное жилище.

Перспектива вторичного обыска моей квартиры на предмет обнаружения отпечатков пальцев неизвестного злоумышленника меня уже не пугала. Я почти смирилась с тем, что волею обстоятельств, которые хорошо вам известны, моя личная жизнь оказалась выставленной на всеобщее обозрение, как бесхозный труп в анатомичке мединститута, где любой «хвостатый» студент может кромсать его скальпелем в порядке тренировки. Кажется, они именуют манипуляции с мертвецами препарированием, только я думаю, как ни назови, все равно это форменная живодерня. Была у меня одна подружка из второго медицинского. Уж не знаю, какими судьбами она затащила меня в их так называемый музей с заспиртованными младенцами в банках, но впечатлений от той экскурсии мне хватит на всю оставшуюся жизнь. А более всего тогда меня потрясла мысль, что теоретически заспиртованным младенцем могла быть и я, просто мне выпал другой, счастливый билет. И вот теперь, когда я стала взрослой и самостоятельной особой (по крайней мере, так считалось еще совсем недавно), судьба, словно в насмешку, сунула меня в стеклянную банку для анатомических препаратов. Смотрите, изучайте!

– ..Прошу вас, – голос Ангелочка вырвал меня из моего псевдофилософского забытья.

Ангелочек стоял возле белого «жигуля» довольно затрапезного вида, припаркованного у подъезда, и даже успел гостеприимно распахнуть заднюю дверцу.

– А где же мигалки и дуделки? – праздно поинтересовалась я.

– Скромность украшает профессионалов, – позволил он себе вяло отшутиться.. Между прочим, первый раз за все время нашего общения.

Я кисло улыбнулась и послушно протиснулась в салон.

В «жигуле» стоял какой-то нежилой дух, если такое можно сказать о машине, и еще там было холодно и бесприютно.

Ангелочек повернул ключ в замке зажигания, на что «жигуль» ответил коротким скрежетом под капотом и умолк.

– Остыл, – резюмировал сомовский помощник. – Придется разогревать.

На «разогрев» ушло минут семь, в продолжение которых мы не сказали друг другу ни слова. Наконец машина вырулила со двора, не очень уверенно, потому что ее здорово заносило на льду.

Новые расспросы начались уже за пределами Кольцевой дороги, я сама их спровоцировала, когда попыталась выведать, где находится конспиративная квартира, на которой мне как важному свидетелю предстояло скрываться от опасности.

– Тут недалеко, – загадочно ответствовал Ангелок и погрузился в задумчивость. Правда, непродолжительную. – А вы… вы догадываетесь, что искали в вашей квартире? – осведомился он.

– Понятия не имею. – Если я и кривила душой, то самую малость.

– Но помните, вы же сами сказали, что им нужны были не деньги и не драгоценности? – Ангелочек вдруг занервничал, и, что самое неприятное, это отразилось на качестве его вождения. Машина задергалась и чуть не сползла в кювет.

– Осторожно! – вскрикнула я.

– Черт, ну и гололед, – ругнулся Ангелочек.

А по-моему, проблема была не в гололеде, а в чем-то другом.

– Тогда что можно искать в вашей квартире, если не деньги? – допытывался он. Лучше бы за дорогой следил.

– Да откуда мне знать, что они искали! – огрызнулась я. – Просто, если вы еще не заметили, я не внебрачная дочь Рокфеллера, а посему грабить меня бессмысленно. Вот я и позволила себе предположить, что это связано с Парамоновым, с его приездом, исчезновением… ну что там с ним еще стряслось…

– Это понятно, но что конкретно они искали? Бумаги какие-нибудь, документы? – Ангелочек лихо крутанул баранку влево, и мы съехали с шоссе на какую-то нечищеную дорогу. «Жигуль» сразу попал в колею и запрыгал по ухабам, как заяц.

Не мешало бы молодому да раннему помощнику Сомова хоть немного сбросить скорость, подумала я и даже собиралась довести эту мысль до него, да только не успела – въедливый Ангелочек заткнул мне рот новым вопросом. Впрочем, он был новым исключительно в хронологическом порядке.

– Так что они все-таки искали, неужели нет никаких предположений?

Вот пристал, такое ощущение, будто он меня в чем-то подозревает! Ну это уж слишком.

– Я не видела Парамонова десять лет, десять, – повторила я по слогам, – и у меня от него ничего не осталось, ни-че-го, даже воспоминаний. Хотя нет, находила я года два назад одну вещицу.

– Какую вещицу? – несчастный Ангелочек так взволновался, что чуть баранку из рук не выпустил.

– Его безрукавку, – усмехнулась я. – Я случайно нашла ее в старом барахле и выбросила в мусоропровод.

– И все? – разочарованно протянул Ангелочек.

– Конечно, – подтвердила я, – а посему страдаю я ни за что. Все, включая и вас, почему-то считают, будто я Парамонова чуть ли не под юбкой прячу, а я до недавнего времени даже не знала, что он умотал в Америку.

Кажется, Ангелочек мне не поверил. По крайней мере, в его взгляде, который я поймала в зеркале заднего вида, читалось нескрываемое подозрение. И вообще я стала замечать в нем все больше странностей.

А тут еще он выругался, крепче чем полагается в присутствии женщин. Я хотела было возмутиться, но потеряла дар речи, увидев, как прямо на нас катит грузовик. Ангелочек резко вывернул машину вправо, она накренилась, а потом перевернулась. Все произошло так быстро, что я даже испугаться не успела. И сознания не потеряла. А машина продолжала плавно катиться на крыше, вниз по заснеженному склону, а вместе с нею и мы с Ангелочком. Вверх тормашками. Я попыталась открыть дверцу, но у меня ничего не получилось.


Глава 6 ДЕЖА ВЮ | Блефовать, так с музыкой | Глава 8 МНЕ НЕ ХВАТАЕТ РОМАНТИКИ