home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8.

А время шло, продолжало неумолимый бег, и нет над ним власти ни у вампиров, ни у Смерти. Оно идет по своим нерушимым законам.

Юрана, как свойственно всем детям, выросла. Прошло больше десяти лет, ей уже исполнилось четырнадцать, но выглядела она младше из-за своего хрупкого телосложения. Но это хрупкость была обманчива, уж Менестрес знала. Сил у Юраны столько же, сколько у рожденного вампиром, т.е. выше среднего человеческого уровня.

Дочь Таната росла очень умненькой девочкой. Она любила учиться, и науки давались ей легко. Любое дело спорилось в ее руках.

Юрана самозабвенно полюбила верховую езду, а в двенадцать впервые взяла в руки меч. До этого она часто присутствовала при тренировках Менестрес, когда та оттачивала свое мастерство с Бамбуром. И королева замечала, как загораются ее глаза.

Поэтому Менестрес решила, что раз есть интерес, то умение владеть оружием будет не лишним. Она сама подарила Юране первый меч – короткий, легкий и тонкий. Как раз для неокрепшей детской руки. К мечу прилагались и два кинжала, которые полагалось носить на поясе и бедре.

Девочка была просто счастлива и с усердием приступила к обучению. Но даже при ее силе Юране приходилось не легко. Были и шишки, и ушибы с синяками, и боль – без этого никак. Но Юрана не сдавалась, проявляя недюжинную силу воли. И постепенно у нее начало получатся, так что в четырнадцать она уже справлялась с обычным мечом. К тому же начала осваивать лук и алебарду. Последнее особенно привлекало ее. Менестрес понимала почему – ведь Юрана обладательница Косы, а она, как вид оружия, ближе всего именно к алебарде.

Что до метафизических сил Юраны – они проспались крайне неохотно. К четырнадцати годам девочка научилась двигать предметы на расстоянии, но не слишком большие, все раны у нее очень быстро заживали, и она могла лечить некоторые повреждения у других, была имунна к вампирским чарам, вот, пожалуй, и все. С одной стороны немало, но с другой – не было той внушающей силы, которую предрекал Танат. И это беспокоило Менестрес.

Если сила не развивается, постепенно нарастая, с рожденья, то значит она пошла по другому пути и будет развиваться скачками. А опыт подсказывал королеве, что первые скачки приходятся на период полового созревания. Значит, это могло случится в любой момент и сильно испугать Юрану.

Конечно, Менестрес старалась подоходчивее объяснить девочке, что ее ожидает. Но трудно объяснить то, что сама толком не знаешь. Ведь неизвестно, какой род силы выпал Юране. Более всего королева опасалась, что девочка случайно призовет Косу, а ее в этот момент не будет рядом, она не сможет ей помочь.

Что до Таната, то он продолжал видеться с дочерью. Эти встречи случались где-то раз в месяц, и Юрана уже совершенно спокойно относилась к их разлукам. Во многом это была заслуга самого Таната. Наперекор собственным чувствам он шаг за шагом отдалялся от Юраны, стараясь сделать это наименее болезненным. И у него получилось. Девочка была рада встречам, ждала их, но между этими встречами жила полной жизнью.

И еще Юрана всем сердцем полюбила Менестрес, и называла ее не иначе, как мамой, хотя и знала, что является приемной дочерью. Поделиться радостью или за утешением Юрана первым делом бежала к королеве. И хоть девочке уже было четырнадцать, она все еще иногда приходила к ней спать. Единственная, кому это позволялось. И, разумеется, Юрана знала, кем является ее приемная мать. Никто в королевстве не скрывал своей истинной сути.

Третье место в сердце Юраны после Менестрес и Таната занимал Бамбур. Верный телохранитель королевы стал для девочки мудрым наставником и другом. Конечно, ведь он вел себя с Юраной очень терпеливо, и вместе с тем разговаривал с ней как со взрослым человеком. Дети не любят, когда с ними сюсюкают, только взрослые зачастую забывают об этом.

А вот с Немезис у Юраны теплых отношений не сложилось. Девочка ее уважала, внимательно выслушивала, но не испытывала… доверия что ли. Но не сказать, чтобы Немезис это так уж расстраивало, больше ее интересовала сама Менестрес. Похоже, она жаждала возобновить их дружбу.

Единственное, что огорчало Менестрес – отсутствие у Юраны друзей-сверстников. Не потому, что их не было во дворце, просто девочка сама не стремилась к этому, как-то отгораживаясь от них. Когда она была маленькой, это было не так заметно, как сейчас.

Когда Менестрес спрашивала у Юраны, почему она так ведет себя с другими детьми, девочка отвечала, что ей просто скучно со сверстниками, ей куда интереснее с королевой и Бамбуром.

Но одна подруга у Юраны все же была – Гела. Дочь Мары. Няня вынуждена была привезти ее, когда Гела занемогла. Менестрес помогла ее вылечить. Тогда-то Юрана и сдружилась с девочкой, и королева предложила Маре оставить дочь во дворце.

Гела оказалась старше Юраны на два года, но этого не чувствовалось. Хрупенькая и какая-то сжатая, словно стеснялась своего роста. Длинные русые волосы, всегда заплетенные в тяжелую косу, открывали остренькое личико в рыжих пятнах веснушек, и чуть раскосые зеленовато-серые глаза. Гела обладала невероятно кротким нравом, очень тихая. Поэтому Юрана из них двоих была лидером и постоянно старалась защитить, оградить Гелу, но и та, в свою очередь, заботилась о Юране.

Их трогательная дружба умиляла Менестрес, и она всячески поощряла ее, и даже не раз успокаивала Мару. Няня опасалась, как бы ее дочь плохо не повлияла на Юрану, ведь Гела простолюдинка. На это королева лишь смеялась.

Юрана и Гела почти все время проводили вместе. Даже когда воспитанница королевы тренировалась с мечом или другим оружием. В это время Гела наблюдала за ней, тихо сидя в сторонке за рукоделием. Она искренне радовалась успехам Юраны, хотя сама не испытывала к подобным занятиям ни малейшего интереса. Если воспитанница королевы зачастую становилась настоящим сорванцом, то Гела всегда оставалась образцом женственности. Кроткое, ранимое существо. Но так получилось, что именно из-за Гелы пробудились силы Юраны.

В тот день Юрана задержалась на уроке с Менестрес. Королева понемногу обучала девочку магии, так как определенные способности у нее и сейчас были. Гела ждала свою подругу в саду, под раскидистым каштаном.

В королевстве Варламия стояло начало лета. Удушающего зноя еще не было. Просто очень тепло, даже вечером. Сад переполняли запахи цветов. Шаловливый ветер запутался в листве. Он пытался играть и с косой Гелы, но та оказалась слишком тяжелой.

Девушка сидела прямо на траве, тщательно подобрав длинное платье. Чтобы чем-то себя занять, она плела венок из садовых цветов, что-то тихо напевая. Казалось, весь остальной мир перестал для нее существовать. Возможно, поэтому Гела не сразу услышала, что к ней подошли. Она даже вздрогнула, когда совсем рядом раздалось:

– Опять ждешь свою хозяйку, Гела?

Привалившись к дереву, ухмыляясь, стоял Ради – сын дворцового садовника. Рослый парень, волосы которого всегда походили на пучок соломы. Ровесник Гелы. С ним были двое братьев. Внешнее сходство отметало все сомнения в их родстве. Как по одной мерке лепили.

– Я жду Юрану, – согласно кивнула Гела, подобрав под себя ноги, но не прерывая своего занятия.

– Ах да, ты ведь ее верная собачка, – осклабился Ради.

– Нет ничего постыдного в том, чтобы служить принцессе, – с невозмутимой кротостью ответила девушка.

– Она не принцесса, она приемыш!

– Наша королева любит ее, как родную. Для всех нас она принцесса, – все так же кротко ответила Гела, но теперь в ее голосе слышался страх.

– Ха! И что? Ты-то для них никто. Как только ты им надоешь – тебя выкинут.

– Зачем ты мне это говоришь? – глаза девушки уже были полны слез. Она встала, собираясь уйти, но крепкая рука схватила ее за предплечье, и грубый голос:

– Побежала жаловаться хозяйке?

Гела корила себя, что зашла так далеко в сад. Отсюда, даже крикни она во все горло, ее вряд ли услышат. А мерзкие руки уже начали беззастенчиво лапать ее. Крепко зажмурившись, Гела лишь шептала: "Нет! Нет! Нет!".

В этот момент, как гром среди ясного неба, раздался звонкий девичий, почти детский голос:

– Немедленно отпусти ее!

Тотчас какая-то сила просто отодрала Ради от Гелы, отбросила его прочь. Парень тотчас вскочил на ноги и увидел возле растерянной и всхлипывающей девушки Юрану. Лицо бледное от гнева, а глаза обратились в две воронки зеленого огня. Дикие, нечеловеческие глаза. Но Ради не заметил этого. Его губы уже кривила усмешка:

– А вот и принцесса-подкидыш!

Гнев уже просто полыхал в Юране. Она процедила сквозь зубы:

– Да как ты смеешь!

– А что? Своей опекунше нажалуешься? – Ради, похоже, совсем не осознавал опасности.

– Как ты посмел оскорбить мою подругу!

Ярость Юраны достигла своего апогея. И тут произошло то, чего никто никак не ожидал. Вокруг девочки поднялся магический ветер, на лбу вспыхнул знак – сплетенные воедино альфа и омега. Из груди Юраны вырвался крик, а в руках появилось странное оружие, похожее на косу, но с загнутым вверх лезвием. И это лезвие отливало лиловым светом.

Юрана замахнулась Косой на Ради, но чья-то рука остановила оружие, и раздался такой знакомый голос:

– Остановись, дитя мое. Ты не понимаешь, что делаешь.

Юрана подняла глаза и увидела, что королева стоит между ней и Ради, и это ее рука держит Косу за древко. При виде Менестрес девочка тотчас успокоилась и подчинилась.

– Что здесь произошло? – потребовала ответа королева.

– Они, – Юрана указала на растерянных братьев, – обижали Гелу. Сильно обижали.

– Понятно, – кивнула Менестрес, уловив обрывок мыслей перепуганной девушки. – И как вы это объясните, молодые люди? – к ней как раз подошел Бамбур.

– Мы… я… – начали мямлить братья, потом, как один, рухнули на колени, – простите нас, Ваше Величество!

– Не у меня вам должно просить прощения, – сурово возразила Менестрес и посмотрела на Юрану и Гелу. Последняя лишь всхлипнула, еще не до конца придя в себя. Что до воспитанницы королевы, то ее глаза все еще полыхали гневом. Она заявила:

– Эти олухи должны ответить за то, что сделали!

– Должны, – согласилась королева.

Именно в этот момент пробежал садовник. Спрашивается, где он раньше был! Бухнувшись на колени рядом с сыновьями, он с побелевшим лицом затараторил:

– О, боги! Ваше Величество! Что натворили опять эти неслухи?

– Они оскорбили мою подругу! Страшно оскорбили! – процедила Юрана, крепче сжав древко Косы, от чего та тотчас мерцнула лиловым светом.

– Юная леди, я нижайше прошу прощения за моих сыновей. Ваше Величество, молю, сохраните им жизнь.

– Я не собиралась их убивать, – возразила Менестрес. – Но! Они должны быть наказаны, – и она переглянулась с Бамбуром. Тот сурово проговорил:

– Я отведу их, куда следует. Их высекут.

Парни было собрались возразить, но их отец отвесил оплеухи всем троим сразу (видно не впервой), одним своим видом демонстрируя, что дома им еще не так достанется, и поспешно проговорил:

– Спасибо, Ваше Величество.

Они удалились в сопровождении Бамбура. Менестрес осталась с Юраной и Гелой. Она сказала девушке:

– Прости меня, Гела.

Девушка ошеломленно вытаращилась и смущенно, пряча глаза, проговорила:

– Вы… Вам совершенно не за что передо мной извиняться, Ваше Величество!

– Нет, есть за что. Когда твоя мама привезла тебя сюда, я обещала ей, что тут ты будешь в безопасности, но…

– Ничего страшного, Ваше Величество.

– Хорошо, если так. Ладно. Ты, Гела, беги пока во дворец, мы с Юраной тоже вернемся, но чуть позже.

– Да, Ваше Величество, – девушка кивнула и удалилась.

Недоделанный венок так и остался валяться на земле. Заметив его, Юрана вознамерилась поднять, а для этого решила положить Косу наземь, но ее остановил окрик Менестрес:

– Не смей!

Девочка застыла, как вкопанная. Никогда еще королева не обращалась к ней так, а та продолжила:

– Понимаешь ли ты, Юрана, что сейчас у тебя в руках? Что произошло здесь и сейчас?

– Она… она сама появилась, из ниоткуда, – растерянно проговорила девочка.

– Не сама, – покачала головой Менестрес. – Ты ее вызвала. В твоих руках сейчас Коса Смерти.

Юрана как-то по-новому посмотрела на то, что держала в руках, в неверии обронив:

– Значит, она и есть… Ты о ней говорила?

– О ней. И ты должна научиться обращаться с ней с величайшей осторожностью. Сейчас ты чуть не совершила роковую ошибку.

– Ошибку?

– Да, смотри. Позволь?

Менестрес взяла Косу Смерти и едва уловимым глазу движением коснулась кончиком лезвия усевшейся на ветку птицы. Та тотчас упала замертво, не успев даже издать предсмертного крика.

– Только ты, я и Танат можем прикасаться к Косе, – пояснила Менестрес, возвращая оружие ошеломленной Юране. – Любой другой, кого она коснется – умрет. Любой! И если воткнуть острие Косы в землю – планета погибнет.

Глаза девочки расширились от подступающего ужаса, а королева продолжала:

– Крепко держи свое оружие, дитя. Вглядись в него, почувствуй его силу.

Юрана сделала, как ей говорили. Она всмотрелась в изящное загнутое лезвие и вновь увидела лиловые всполохи света. На лбу девочки снова мерцнул знак, и знание, древнее знание стало наполнять ее. Она даже увидела истинную Косу Смерти, которая хранилась не в этом мире и пространстве. Юрана видела, на что способна Коса, и что она в любой момент может призвать ее в свои руки, и Коса откликнется на зов. Подобные силы потрясают, но и пугают, хотя Юрана лишь смутно понимала, сколь тяжкий груз лег на ее плечи.

Растерянно посмотрев на Менестрес, девочка тихо спросила:

– Ты… тоже чувствуешь это?

– Да. Всегда, – кивнула королева. – Она не дает забыть, что она такое.

– Потому что Коса Смерти это не только великая сила, но и великая ответственность, – раздался глубокий мужской голос.

Танат, как обычно, возник из неоткуда. Просто раз – и есть. Его черный плащ ниспадал до самой земли мягкими складками, но лицо было открыто, и ветер играл с льняными локонами. Смерть держался с истинно королевской осанкой.

– Отец?

– Да, моя дорогая, – он подошел мягким пружинистым шагом. По опыту Менестрес знала, что так хотят те, кому человеческая природа не присуща. Так ходила и она сама, и Бамбур. – Силы, заложенные в тебе от рожденья, Юрана, наконец-то пробудились.

– Ты рад? – девочка положила голову на плечо Танату.

– С одной стороны да, ибо это должно было произойти, но с другой, я бы предпочел, чтобы ты оставалась простым человеком, ибо способности, дарованные тебе есть великая честь и великое испытание.

– Но ты же справляешься, – возразила Юрана.

– Я – другое дело, ибо это самая моя суть.

– И Менестрес, – напомнила девочка.

– В ней тоже нет смертной крови, – возразил Танат. – Но то, что Коса Смерти откликнулась еще при твоем рождении – добрый знак. Она не отвергла тебя, моя девочка.

– Думаешь, я справлюсь?

– Конечно, справишься, – ответила за Таната Менестрес.

– Но теперь тебе придется еще больше учиться. Учиться управлять дарованными тебе способностями, дабы не получилось, как сегодня, – добавил Смерть.

На это Юрана смущенно потупилась, и все-таки ответила:

– Я не знала, что так получится. Но я же не могла простить им такое! Гела совершенно беззащитна.

– Понимаю. Но и ты должна понять, что при определенной концентрации… сил, ты можешь не только убить живое существо, но и уничтожить самую его душу.

– Я… я не знала.

– Конечно, не знала, – тепло улыбнулся Танат. – Коса сама научит тебя не чувствовать ничего, когда она у тебя в руках.

– Как это?

– Одно ее присутствие приглушает твои чувства, – пояснила Менестрес. – Чтобы ты беспрепятственно слышала голос разума.

– И у тебя… так?

– Да. Но Коса Смерти появляется, когда я в истинном образе Владычицы Ночи. Придет время, и ты увидишь. А пока я буду обучать тебя твоей новой силе.

– И я тоже, – поддержал Танат. – Раз в неделю я буду брать тебя в свой мир ненадолго, показывая некоторые твои новые способности. То, что ты смогла вызвать Косу, Юрана, означает, что ты достаточно выросла для пространственных переходов. Я научу тебя. Если, конечно, Менестрес не будет против.

– Нет, конечно, – улыбнулась Менестрес.

– Спасибо. К сожалению, мне уже пора. Береги себя, моя дорогая, – Танат нежно поцеловал девочку и исчез.

– Идем, Юрана. Нам пора возвращаться во дворец. Но сначала заставь Косу исчезнуть.

– Я не знаю как.

– Просто сильно пожелай этого. У тебя получится. Я верю.

Юрана кивнула и сильно сжала древко, даже зажмурилась. И у нее действительно получилось. Сначала Коса стала полупрозрачной, потом обратилась в сноп искр, которые потухли, так и не коснувшись земли. Девочка осторожно открыла глаза.

– И все?

– И все, – подтвердила Менестрес. – Ты умница.

– Могу я теперь пойти к Геле или ты хочешь…

– Конечно беги. Учиться начнем завтра.

– Спасибо.


* * * | Владычица Ночи: Дитя Смерти | Глава 9.