home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9.

Юрана умчалась во дворец искать подругу, чуть не сбив с ног возвращающегося Бамбура. Тот, конечно же, успел уклониться, все-таки вампир. Дождавшись королевы, он спросил:

– Все нормально?

– Да, Бамбур. Она сильная. Возможно, сильнее, чем сама думает. К тому же мы с детства старались подготовить ее к этому.

– Почему-то мне слышится в твоих словах какое-то "но".

– Но я бы предпочла, как и ее отец, чтобы эта сила не просыпалась, – ответила Менестрес. – Она сильно усложнит Юране жизнь.

– Чему суждено случится, того не избежать, – вздохнув, философски заметил Бамбур, предлагая королеве руку.

– Наверное, ты прав. Но у нас ведь есть и другие дела. Совет собирается?

– Да, Менестрес. Все, считай, здесь. Веласка прибудет к полуночи.

– Значит, завтра все и состоится.

– Менестрес, ты уверена, что стоит… поднимать эту тему? Конечно, я простой телохранитель, но…

– Ты не просто телохранитель, а мой друг. Один из немногих которому я доверяю всецело, – возразила королева вампиров. – И все-таки этот разговор необходим. Время заканчивается. Нужно принять это и быть готовыми к новой жизни. Я знаю, эта тема встревожит их, далеко не все осознают необходимость. Но далее закрывать глаза бессмысленно. Они – главы кланов.

– И это отнюдь не мешает некоторым из них быть весьма… закостенелыми, –хмыкнул Бамбур.

– Ты прав, но это мало что меняет. К сожалению. Пусть мне сообщат, когда прибудет Веласка.

– Хорошо, Менестрес.

– И пригласи ко мне Влада.

– Я здесь, Ваше Величество, – вампир вышел как по заказу. Так случалось и раньше, возможно, потому, что подданные Владычицы Ночи чувствовали, когда в них возникает нужда. Поэтому Менестрес кивнула, проговорив:

– Мне нужно обсудить с тобой ряд вопросов.

– Я слушаю, Ваше Величество, – и он действительно весь обратился в слух. Они как раз вошли в королевский кабинет, и Менестрес села в кресло, на которое бела небрежно наброшена леопардовая шкура. Невольно проведя рукой по шелковистому меху, королева заговорила:

– Тебе известно, что завтра вечером состоится Совет?

– Да, конечно, Ваше Величество.

– Он пройдет в зале Собраний, но его давно не отпирали.

– К завтрашнему вечеру там все будет в идеальном порядке, Ваше Величество.

– Хорошо. И позаботься о наших сиятельных гостях. Совет собирается не часто, и существует множество тонкостей.

– Например, некоторые главы кланов не переносят других, – понимающе закивал Влад. – Их покои будут находится в разных крыльях дворца.

– Вот именно, – согласилась Менестрес. – Главы кланов не должны ни в чем нуждаться, в пределах разумного, конечно. Правда некоторые из них весьма… своеобразны. С ними может быть трудно. Если возникнут проблемы – сразу обращайся ко мне.

– Да, Ваше Величество. Исполню все в точности.

Влад откланялся, а королева направилась к себе. Только сейчас она осознала, что дворец просто гудит от переполняющей его силы. Она была и раньше, просто Менестрес не обращала внимания. Сила членов Совета тянулась к ней, как к чему-то родному. Частично так и было. Ведь именно из ее линии крови пошли все остальные. Первейшая обратила десятерых, и они положили начало десяти кланам. Поэтому членов Совета всегда десять, – одиннадцатая – королева, и ее голос решающий.

Менестрес задумалась, чувствует ли ее подопечная всю эту силу? Лучше бы нет. Девочке сейчас бы со своими собственными силами разобраться.

Размышляя об этом, королева заглянула в покои Юраны. Девочка была там вместе с Гелой. Они о чем-то увлеченно болтали, одновременно Юрана помогала подруге расчесать длинные волосы. Свои собственные она требовала стричь, едва те опускались ниже плеч, мотивируя это тем, что ей неудобно тренироваться. Королева не настаивала, хотя Мара ворчала.

Менестрес ничем не выдала своего присутствия, не желая мешать девочкам. Она лишь хотела убедить, что все в порядке, а, убедившись, направилась к себе.

Служанки тотчас кинулись к своей госпоже, помогая той раздеться и сопровождая в ванную комнату. Утопленный в пол небольшой мраморный бассейн уже был заботливо заполнен водой нужной температуры.

Скинув всю одежду, Менестрес с наслаждением погрузилась в воды бассейна. Волосы плыли вокруг нее причудливыми золотистыми водорослями. Служанки тотчас занялись ими, а королева лежала, положив голову на бортик. Она очень ценила моменты таких простых человеческих радостей, правд сейчас не могла отдаться им полностью. Мысли ее витали возле завтрашнего Совета. Ей предстояло подготовить свой народ к весьма неприятным событиям. Многим, очень многим придется покинуть насиженные места…

Менестрес вздохнула, чуть погрузившись в воду, и тут же услышала робкое:

– Что с Вами, Ваше Величество? Вам нехорошо? – и встревоженное лицо служанки.

– Нет, Лисс. Все в порядке.

Девушка качнула головой, но видно не до конца поверила. Правда королеве было все равно. Закончив с водными процедурами, ей помогли переодеться ко сну, и она отослала служанок. Как и все вампиры, Менестрес не слишком тяготела к компании во время сна или еды.

Многие думают, что во время сна вампиров покидает жизнь, они становятся похожими на трупы, но это не так. Да, чем старше вампир, тем меньше он двигается во сне, правда это правило не распространяется на таких, как Менестрес, рожденных вампиров. Но они живы, их сердце бьется, правда раза в два реже, чем у людей. И вампиры видят сны. Всегда очень яркие и реалистичные.

И сейчас королева видела один из таких снов. Во сне она шла по дворцу, и он был пустынен. Менестрес дошла до главного тронного зала для больших приемов, но и там ее ожидала лишь пустота.

Она выглянула в окно, и тут же отпрянула, прикрыв рот ладонью, чтобы не вырвался крик. Всюду, куда хватало глаз – одни руины. Среди которых возвышался нетронутый дворец. Это все, что осталось от блистательного города. Будто его и не было никогда. И над этими руинами Менестрес увидела образ Юраны, но он был таким нечетким, как у призрака. Это очень встревожило Менестрес, и именно в этот самый момент за ее спиной раздалось:

– Теперь твоя очередь, Владычица Ночи.

Менестрес резко обернулась и увидела сокрытую тенью фигуру. Женщина с крыльями за спиной, черными, как ночь, и длинными развевающимися волосами. Фигура вышла из тени, и Менестрес с ужасом поняла, что это она сама в истинном королевском облике, и в руках у нее Коса Смерти, которую она протягивает Менестрес, повторив:

– Теперь твоя очередь. Разрушь свой мир, дабы на его руинах смог зародится новый.

Королева осознала, что это сама Дайома говорит с ней сейчас, Первейшая. Она взяла Косу, и в этот же миг проснулась, словно какая-то сила вытолкнула ее из сна. Если бы Менестрес была человеком, то проснулась бы в холодном поту.

Переведя дыханье, королева встала и наскоро накинула платье – что-то вроде длинной тоги черного шелка. Застегнув серебреный пластинчатый пояс, она тихо вышла из покоев. Ей нужно было побыть одной, подумать. Сон никак не выходил из головы. И королева пошла туда, где ее точно никто не посмеет потревожить.

Еще в детстве Менестрес прозвала этот зал "комнатой магии". Здесь, как и в библиотеке, почти все было заставлено книгами, правда весьма специфическими, и еще довольно странными предметами. Главная реликвия зала лежала на витой подставке под неусыпной охраной защитной магии, которая признавала только королеву. Это был толстенный фолиант с королевским гербом на обложке. Заклятья вампирской магии, написанные собственной рукой Дайомы, и дополненные ее потомками. И не просто вампирской магии – королевской. Для других это лишь набор фраз и ритуалов.

Сейчас Менестрес уже знала эту книгу наизусть. Почти любовным жестом проведя рукой по кожаному переплету, она уселась в кресло, откинувшись на спинку. Королева подняла голову к потолку. С него на Менестрес смотрел чернокрылый ангел. Многие думали, что это потрет Первейшей. Менестрес знала, что так оно и есть.

На само деле вход кому-либо без специального разрешения королевы сюда запрещен. В этом-то сейчас для Менестрес и заключалась вся прелесть. Ей предстояло обдумать многое, и подготовить аргументированную речь. В том, что именно ей предстояло разрушить уклад жизни, который поддерживался не десятки, сотни тысячелетий, теперь уже не оставалось сомнений.

Королева зала, что хоть Варламия и активно сообщается с другими землями, она во многом изолирована и искусственна, оставаясь практически неизменной с момента своего создания. Но людская цивилизация не стояла на месте. Менестрес слышала о Шумере, Китае и Египте. Последний ей пришелся особенно по сердцу. Королева изучала его культуру с дотошной тщательностью. Для себя она решила, что если придется покинуть собственное королевство, то она устремится в Египет.

Раздумывая над этим нелегкими переменами, Менестрес, тем не менее, сразу заслышала легкие шаги. Они затихли аккурат напротив двери в этот зал. Потом раздался робкий стук. Королева уже знала, что это Немезис. Но что могло привести ее сюда? Подстегиваемая любопытством, Менестрес разрешила:

– Войди.

Дверь тихонько заскрипела, и вампирша буквально просочилась внутрь. Сейчас Немезис мало походила на грозную главу клана Гаруда, а все больше на девочку из детства Менестрес, ее подругу по играм. Встряхнув буйной гривой черных как ночь волос, Немезис опустилась перед Менестрес, почтительно проговорив:

– Моя королева…

– Да, Немезис. Ты искала меня? Я зачем-то понадобилась тебе? – королева томно опустила голову, чтобы видеть лицо склоненной перед ней вампирши.

– Ты нужна всем нам, Владычица Ночи. Без тебя мы как слепые котята, – ответила Немезис и, предварительно получив на то безмолвное разрешение, положила голову на колени Менестрес.

– Ты преувеличиваешь, – улыбнулась вампирша, совсем как в детстве запуская пальцы в шелковистую тьму волос. – И все-таки, что-то случилось?

– Нет, со мной нет. Просто мне показалось, что ты чем-то озабочена в последние дни.

– Мой титул обеспечивает мне заботы денно и нощно, – ответила Менестрес. – Я королева вампиров, Владычица Ночи, и мой долг – заботиться о своем народе. Ты ведь должна понимать меня, особенно сейчас, когда ты сама стала главой клана.

– Я понимаю, – кивнула Немезис. – Перед тобой склоняются все кланы. – Но что-то беспокоит тебя больше обычного, разве я не права?

– Да, возможно, так и есть. Завтрашний Совет…

– Но все уже прибыли. И даже не переругались. Так что все в порядке.

– Мне предстоит рассказать нечто неприятное, – Менестрес запнулась. Ей самой еще очень трудно было осознавать, что скоро все это исчезнет.

– Что же? – Немезис подняла голову, и их взгляды встретились.

– То, что изменит всю нашу жизнь. Завтра… – вздохнула королева, потерев виски. У нее было ощущение, что вот-вот разболится голова.

Немезис больше ничего не спросила, быстро встала и в следующую секунду Менестрес ощутила на висках ее прохладные пальцы. Она массировала ласково, едва касаясь, словно это были крылья бабочки. И каждое такое мимолетное прикосновение походило на поцелуй, источающий любовь и нежность. Они согревали не только душу, но и самое сердце.

Менестрес знала, что это не просто так. Таков род силы клана Гаруда. Их еще называли кланов Любовников, ибо способны были соблазнять, очаровывать практически любого. Пусть не любовь, но страсть. Королева сразу чувствовала проявления подобных сил, потому что дар каждого из десяти кланов присутствовал в ней. Но она не стала противиться, не хотела.

А Немезис восприняла это как поощрение. Ее пальцы стали перебирать волосы, спускаясь все ниже, пока не перешли на шею. Так что Менестрес вновь откинулась на спинку кресла, пробормотав:

– Ты вошла в полную силу своего клана.

– Так говорят, – улыбнулась Немезис без тени смущения. – Ко мне приставили лучших учителей. В конечном итоге они добились своего.

– Тебя готовили к тому, что ты станешь главой клана, – скорее утверждала, чем спрашивала Менестрес.

– Да, триста лет, – вздохнула Немезис. Видно, не самые приятные годы. – И вот теперь я заняла свое место. И мы снова вместе.

– Честно признаться, мне тебя не хватало, – улыбнулась королева. – Ведь мы были больше, чем подругами.

– О, да! – хохотнула глава клана Гаруда. – Знали бы обо всех наших проказах!

– И не только, – согласилась Менестрес, хотя подозревала, что ее-то мать была в курсе. В детстве вампирша думала, что прежней королеве вампиров было известно все. И сейчас, когда сама стала королевой, поняла, что недалека от истины.

– Ты опять чем-то опечалена, – заметила Немезис, обвив руками шею королевы. Золотистая кожа мягко оттеняла кожу цвета слоновой кости.

– Нет, все хорошо, – улыбнулась вампирша и, чуть повернувшись, поцеловала подругу в уголок губ. Та тотчас довольно улыбнулась и прижалась чуть сильнее, отвечая на поцелуй.

Потом обе замерли на некоторое время, пока Немезис осторожно не спросила:

– Хочешь, я проведу остаток дня с тобой? Совсем как в старые-добрые времена, моя королева.

Менестрес улыбнулась нахлынувшим вдруг воспоминаниям, потом кивнула, проговорив:

– Да. Хорошо.

Королева и глава клана Гаруда рука об руку вышли из хранилища древней мудрости и направились в королевские покои. Впервые за довольно продолжительное время Менестрес тщательно заперла все двери спальни.

Так что никто за пределами покоев не услышал ни звука, и не увидел сплетенных тел в золотистом свете приглушенных ламп. А под самый вечер Немезис неслышно пробралась к себе. На ее губах играла довольная улыбка, природа которой так и осталась для всех тайной.


Глава 8. | Владычица Ночи: Дитя Смерти | Глава 10.