home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12.

Думая об этом, королева покинула кабинет и направилась в покои своей приемной дочери. Там было тихо, но свет горел. Вампирша ощущала запах свечей, равно как и то, что Юрана в покоях одна. Еще два года назад она сообщила Менестрес, что больше не нуждается в том, чтобы няня охраняла ее сон. Королева согласилась. Но с той поры возле дверей Юраны всегда находился один из солдат личной королевской охраны. Так полагалось по протоколу, и так Менестрес было спокойнее. Юрана уже не в том возрасте, чтобы вмешиваться в ее личную жизнь, но безопасность никто не отменял. Тем более во дворце всегда есть гости, и довольно разные.

При виде королевы вампир вытянулся в струнку. Менестрес наградила его одобряющей улыбкой и вошла в покои. Юрана сидела на кровати, как можно ближе придвинув к себе канделябр, и вчитываясь в какой-то ужасно древний фолиант, который едва умещался у нее на коленях.

– Что читаешь, моя милая? – спросила Менестрес, присаживаясь рядышком.

– Да вот… – многозначительно протянула девочка.

"Мифические знаки прошлого" – значилось на обложке. Забавная книга, в которой больше половины вымысла. Вампирша осторожно спросила:

– Ищешь что-то конкретное?

– Ну… да, – Юрана почему-то смутилась. – Хочу знать, что означает тот знак, что появился у меня на лбу, – девочка потерла лоб ладонью, хотя сейчас он был девственно чист.

– Ты его видела? – поинтересовалась Менестрес. Согласитесь, сложно без зеркала увидеть то, что у вас на лбу. Королева с опаской подумала, уж не было ли нового всплеска силы.

– Нет, но очень хорошо чувствовала.

– А-а, – с облегчением протянула вампирша.

– Он ведь вот такой, – девочка протянула приемной матери лист пергамента. На нем красовалась хоть и чуть корявая, но весьма точная копия знака Юраны.

– Да, это он, – подтвердила Менестрес.

– Но что он значит? Я нигде не могу ничего найти.

– И вряд ли найдешь. Насколько мне известно, доныне он не появлялся на земле.

– Но ты же его знаешь!

– Знаю. Это что-то вроде родового знака Таната, если по отношению к нему вообще можно употреблять слово "род". Он же единственный в своем роде, хотя и многолик. А этот знак… Альфа и омега означают начало и конец, хоть их написание и отличается от общепринятого. Сформулировать это можно так: конец есть дорога к началу. Ибо смерть – это конец одной жизни и начало другой.

– Как все запутано! – вздохнула девочка.

– Не без того, – улыбнулась королева. – А теперь, по-моему, тебе лучше всего лечь спать.

– Хорошо.

Книга была отложена, и Менестрес сама уложила девочку. Устраиваясь а подушке, Юрана спросила:

– А у моего отца была мама?

– Мама? Ну… в общепринятом смысле нет, – осторожно ответила вампирша. – Ты засыпай, а я расскажу тебе одну легенду.

– Ладно.

– Очень давно, когда мир только зародился, Вселенная породила и первых разумных существ – Изначальных. Они были бессмертны, бессмертны в абсолютном значении этого слова. Никто просто не знал, что есть смерть. И посему, получив жизнь, они тратили ее бесцельно, ибо не знали ей цены. Колесо жизни не вертелось.

И тогда Вселенная породила Смерть, второй из величайших даров, после жизни. И вместе со Смертью появилось Время. И колесо жизни пришло в движение. Мир развивался. Старые расы исчезали, им на смену приходили новые.

– И все это благодаря Смерти?

– Да. Многие народы считают Таната жестоким богом, отнимающим жизнь, когда угодно и у кого угодно. Но это не так. За каждой жизнью Смерть приходит в свой срок. И так происходит даже не тысячи, миллионы лет. На смену одним богам приходят другие, но Смерть остается, неподвластный никому, кроме своих законов.

– Это должно быть, очень тяжело, – сонно пробормотала Юрана.

– Не легко. Но Танату это под силу, – ответила Менестрес, подоткнув одеяло вокруг девочки. – Спи.

Но Юрана и так уже сладко сопела, не нуждаясь ни в чьих напоминаниях. Да и поздно уже было. Рассвет близился. Солнце еще и не думало показываться из-за горизонта, но Менестрес уже чувствовала его приближение. Это было как шаги по коридору.

Поцеловав спящую девочку, королева вернулась в свою спальню, воспользовавшись потайной дверью между их покоями. Бросив мимолетный взгляд на широкую кровать, Менестрес вспомнила прошлый день, проведенный в обществе Немезис. Правда впечатление несколько испортил последующий Совет.

Нет! Вампирша покачала головой и дала себе зарок в ближайшие два дня не думать об этом. К тому же только сейчас она осознала, что проголодалась. Ей захотелось крови и не из Источника. Организовать это было нетрудно – достаточно только позвать слуг, что она и сделала.

На самом деле по стародавнему обычаю во дворце существовал специальный штат слуг, обязанностью которых было донорство. О каком-либо принуждении не могло быть и речи – только добровольцы. И лучшие из лучших, в основном юноши и девушки, предназначались королеве. Их еще называли королевскими агнцами. И один из таких по первому требованию Менестрес был доставлен в ее покои.

Для королевы вампиров не было особой разницы: юноша или девушка. Сегодня выбор пал на юношу. Мускулистого, поджарого, с пронзительными голубыми глазами. И эти глаза смотрели на королеву без страха, но с должным почтением. Оно и понятно – питание вампира не лишено для жертвы приятных моментов. В итоге остаются лишь приятные воспоминания, а всего остального они и не помнят. Одна из способностей вампиров: при питании стирать у жертвы часть памяти, так что они потом не помнят, что с ними приключилось.

Привлекая к себе юношу, Менестрес подумала, что способность затуманивать разум сослужит им в мире добрую службу. Ведь добровольцев уже не будет, или их число сведется к минимуму. Придется охотиться. Нет, она потом подумает об этом!

Королева вдохнула сладкий аромат молодой кожи, и все мысли улетучились. Остался только голод, разгорающийся как костер от подброшенных дров. В свете ламп сверкнули клыки и вонзились в плоть. Восхитительный вкус крови наполнил рот Менестрес, она ощущала пульс юноши на кончике языка. Приятное дополнение, как вишенка на торте.

Насытившись, вампирша отстранилась. Юноша обмяк в ее руках. На его губах играла блаженная улыбка. Аккуратно положив его на диван в гостиной, Менестрес позвала слуг, чтобы те позаботились об одолжившем ей свое тепло.

Кровь заставила глаза королевы вспыхнуть, по щекам разлился румянец. И, как ни странно, она стала еще больше походить на человека.

Сладко потянувшись, Менестрес почувствовала, что солнце уже встала. Что ж, значит ей можно лечь. И вампиру, и человеку сон дарует отдохновение, придает сил.


Глава 11. | Владычица Ночи: Дитя Смерти | Глава 13.