home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22.

Замок Шемро произвел на Шерри большое впечатление, она даже совсем забыла, что не так давно находилась без сознания. Да и ее организм, похоже, не давал никаких тревожных признаков. Так что она резво выскочила из машины и застыла, любуясь старинным зданием.

Сильвия вышла им навстречу, радостно обняв Менестрес.

– Здравствуйте. Наконец-то вернулись! – воскликнула она, не решаясь при всех обнять Димьена.

– Ты соскучилась, – улыбнулась вампирша. – В таком случае, мне придется попенять Антуану, что он тебя скверно развлекал.

– Да нет, просто… – девушка смущенно замолчала, и Менестрес воспользовалась паузой, чтобы представить гостей:

– Это Мюриэль и Шерри. Они теперь будут нашими частыми гостями. А это Сильвия – моя приемная дочь.

– Очень приятно.

Сильвия и Шерри приветливо переглянулись. Они ведь практически ровесницы.

– Димьен, вы с Сильвией проводите Шерри в гостиную, мне кажется, она еще недостаточно здорова. Мы с Мюриэлем тоже сейчас подойдем.

Они остались вдвоем в большом холле. Магистр Города выжидательно замер. Менестрес взяла его под руку, проговорив:

– Произошедшее, должно быть, взволновало тебя.

– С Шерри точно все в порядке?

– Да. Но это далеко не конец.

– В смысле? – от беспокойства Мюриэль даже забыл прибавить "Ваше Величество".

– Этой ночью и не только, могут произойти некоторые события, – туманно начала королева, – касающиеся очень серьезных вещей. Но прежде чем ты что-либо услышишь или увидишь, ты должен произнести клятву молчания.

– А если я откажусь? – спросил вампир, секунду подумав.

– Тогда мне придется попросить тебя покинуть мой дом, – ответила Менестрес, кажется, с искренним сожалением.

– Что ж, я согласен, – ради Шерри он был готов и не на такое.

– Хорошо.

Мюриэль принес ту же клятву, что ранее Антуан, с тем же ритуалом. Потом Менестрес просто сказала:

– А теперь пойдем к Шерри. Она, наверное, уже нас заждалась.

По дороге они встретили Танис. Королева попросила ее распорядится, чтобы приготовили спальню для гостей.

Шерри о чем-то увлеченно болтала с Димьеном и Сильвией, но, завидев вошедших, замолчала. Мюриэль тотчас подошел к своей возлюбленной, а Менестрес сказала своей воспитаннице:

– Сильвия, найди, пожалуйста, Антуана и передай, что я хочу его видеть.

– Хорошо.

Девушка вышла, а Димьен, словно действуя по неслышному указанию, тщательно затворил дверь.

Менестрес присела рядом с Шерри, но девушка заговорила первой:

– Вы хотели о чем-то со мной поговорить?

– Да, моя дорогая. Наш разговор касается очень серьезных вещей.

– Каких?

– Я знаю, что у тебя появились магические способности, а, если точнее, то способности к некромантии. Но дело в том, что это лишь побочный эффект.

– Как это? – Шерри даже не пыталась скрыть своего удивления.

Менестрес кашлянула, хотя вряд ли дело было в пересохшем горле, но ответила:

– Видишь ли, Шерри, на самом деле я знаю тебя очень давно.

– Правильно, вы же моя крестная.

– Нет, – мягко улыбнулась вампирша, – речь идет немного о других сроках. Например, тысячелетиях.

– В смысле? – растерялась девушка.

– Я знала тебя в предыдущих жизнях. Реинкарнациях, если хочешь. И присматривала за тобой.

В комнате стало очень-очень тихо. Кажется, все кроме Шерри даже дышать перестали. И в этой тишине звук открывшейся двери показался очень уж громким. Вошел Антуан. Окинул всех взглядом, кивнул и тщательно закрыл за собой дверь.

– Но зачем? – вдруг спросила Шерри.

– Что зачем?

– Зачем было за мной присматривать?

– Ты обладаешь исключительной силой, – мягко ответила Менестрес.

– Не думаю, что некромантия так уж исключительна.

– Я говорила – это лишь побочный эффект от печати, наложенной на тебя, дабы сковать истинные силы. Но теперь настало время снять печать. Дальнейшее сдерживание твоих сил я считаю бессмысленным и даже вредным. Никто не думал, что они будут так рваться на свободу. Сожалею, но другого выбора нет. Прошу, встань, пожалуйста.

Мало понимая суть происходящего, шерри все-таки послушалась и встала. Менестрес оказалась рядом с ней и нежно обняла за талию, словно собиралась с ней танцевать. Другой рукой королева откинула девушке волосы со лба. Она снова почувствовала легкую пульсацию. Печать узнала ее и отзывалась, словно жалуясь на свою нелегкую участь.

Ловким, едва уловимым движением, Менестрес прокусила себе палец. Выступила алая капля крови. Так уж вышло, что большая часть ритуалов и магических заклинаний у вампиров замешаны на ней. Этой кровью королева быстро нарисовала на лбу Шерри замысловатый знак, проговорив:

– Словом и кровью снимаю печать, собой сотворенную.

Кровь, вспыхнув, испарилась, как вода с раскаленной сковороды. Раздался легкий треск. Можно было увидеть, как на миг на лбу Шерри появилась многоконечная алая звезда, которая раскололась на сотни кусочков, и из-под нее выступил знак Юраны: слитые воедино альфа и омега.

Глаза Шерри казались слепыми, она застыла в трансе, охваченная лиловым светом. Перед девушкой появился призрак, очень похожий на нее, разве что волосы подлиннее, да одет в легкие доспехи. И еще глаза. Мудрые и всепонимающие.

Этот призрак улыбнулся Шерри и поцеловал, произнеся:

– Пришло время, – в словах чувствовалась грусть.

В тот же миг призрак втянулся в тело девушки, слился с ней в единое целое. Лиловое свечение вокруг нее чуть усилилось, знак на лбу мягко светился. Глаза Шерри наполнились жизнью. Вздохнув, словно проснувшись от долгого сна, она сказала:

– Коса Смерти.

Древнее оружие тотчас отозвалось, появившись в руках девушки. Но через пару секунд исчезла. Шерри удовлетворенно вздохнула. Потом глаза ее закатились, и она упала без чувств. Менестрес насилу успела ее подхватить. Мюриэль был уже рядом:

– Что с ней?

– Легкое недомогание. Ей нужно полежать пару деньков в постели. Такой букет сил не может распуститься без последствий. Ее телу нужно привыкнуть, подстроиться под силу. Это займет какое-то время. Она же все-таки наполовину человек.

– Тебе помочь? – кашлянул Антуан.

– Не нужно, пустяки, – отмахнулась королева. – Я уложу ее в спальне, которую подготовила Танис. Мюриэль, можешь меня сопровождать, – Магистр Города облегченно вздохнул.

Шерри казалась такой хрупкой среди подушек на огромной кровати. Она все еще находилась без чувств, только порой шумно вздыхала, словно ей было тяжело. Менестрес ее раздела – чтобы стало легче, и укутала одеялом. Вполне мог подняться жар.

Мюриэль лишь взирал на все приготовления, так как его помощь отвергли. Наконец, он решился задать вопрос:

– Кто она для вас? И почему она лишь наполовину человек?

– Она? Шерри была моей приемной дочерью, как Сильвия сейчас, – тихо ответила Менестрес. – Ее вручили мне совсем крошкой. Ее отец с самого начала знал, что девочка унаследует часть его силы, поэтому и отдал мне на воспитание. Многие считали, что ее появление на свет вообще невозможно.

– Но кто же ее отец?

– Танат. Смерть.

Сказать, что Мюриэль сильно удивился – это все равно, что обозвать корку краюхой хлеба. Его чуть ли не парализовало от удивления. Но тут веки Шерри дрогнули, она начала приходить в себя, и все остальное для Мюриэля стало неважным. Да, такая любовь способно преодолеть очень многое.

Сознание вернулось к Шерри, и она попыталась сесть на постели, но у нее просто не хватило сил, и лишь со второй попытки она смогла спросить:

– Что случилось? И почему я раздета? – она чисто инстинктивно натянула одеяло до подбородка. Ее руки сильно дрожали.

– Лежи-лежи, – Менестрес присела рядышком.

– Да, любимая, тебе нужно отдохнуть, – длинные пальцы вампира отыскали руку девушки и ободряюще сжали.

– Объясните, что же здесь происходит! – потребовала Шерри.

– Хорошо, я все тебе расскажу, только если ты пообещаешь мне два дня провести в постели, – поставила условие Менестрес.

– Два дня? – совсем по-детски возмутилась Шерри.

– Поверь, это необходимо.

Несколько секунд любопытство боролось с духом противоречия. Наконец, первое пересилило второе, и девушка ответила:

– Ну… хорошо.

– Тогда устраивайся поудобнее, и слушай, – Мюриэлю королева тоже разрешила остаться.

Менестрес начала свой долгий рассказ. Она ничего не стала утаивать от слушателей: ни жизнь Юраны в Варламии, ни ее смерть, ни последующие возрождения. Вампирша поведала и о Танате, и о Кольце Перерождений, и о Косе Смерти. От такого потока информации голова шла кругом. И чем дальше Менестрес рассказывала, тем серьезней становилась Шерри.

Когда королева закончила рассказ, повисло долгое молчанье. Шерри пыталась уложить в голове все услышанное, но его было так много! Наконец, она робко спросила:

– А если я захочу, то можно оживить память о моих прошлых жизнях?

– В принципе, это возможно, – согласилась Менестрес. – Но, думаю, не стоит этого делать. Ты сама захотела заблокировать эту память. Воспоминания о нескольких жизнях сразу – очень тяжелая ноша.

– Но как же мне тогда управлять своей силой?

– Знания остались с тобой, никуда не исчезли. И это ты вспомнишь. Когда будет нужно, память тебя не подведет, поверь мне, – пообещала Менестрес, ласково улыбнувшись.

– Точно? – недоверчиво спросила Шерри.

– Точно, – пообещала Менестрес. – А когда окрепнешь, я помогу тебе вспомнить некоторые навыки. Только ради всего святого, не пытайся пользоваться силой ближайшие дня два! Пусть она пообживется в твоем теле.

– Хорошо, – смиренно согласилась девушка, поглубже заползая под одеяло. Вдруг она посерьезнела и очень внимательно посмотрела на вампиршу. Та спросила:

– Что-то не так?

– Нет, просто… Ты была моей приемной матерью, и… знала меня всегда.

– Согласна, это трудно поддается пониманию. Но так уж оно есть, – развела руками Менестрес.

– Да я вовсе не против, – виновато улыбнулась Шерри. – Мне даже местами нравиться, – и не смогла сдержать зевок.

– Ладно, тебе нужно отдохнуть, выспаться, да и поздно уже.

Менестрес сделала Мюриэлю знак выйти, тот нехотя подчинился. Сама вампирша тоже направилась к двери, но Шерри окликнула ее:

– А мой отец, он какой?

Как объяснить, кто такой Смерть? К тому же, если он сам здесь, только невидимкой прикидывается. Поэтому Менестрес решила прямо у него и спросить:

– Может, покажетесь? Все равно ведь здесь, – последняя фраза прозвучала очень тихо, только для него.

Шуршанье плаща, и Танат появился посреди комнаты. Но Шерри не испугалась, скорее удивилась, и то удивление медленно отступало.

– Ты… – начала она, но Танату вовсе не нужны были слова, поэтому он сразу ответил:

– Да, я твой отец, – что-то в его голосе подозрительно походило на смущение. – Именно из-за меня в тебе появилась такая сила.

Похоже, до сих пор Танат корил себя за это. Но Шерри вовсе не собиралась его в чем-то обвинять. Она никогда его не обвиняла. Уж Менестрес-то знала. Сейчас она тихо удалилась, чтобы дать возможность отцу и дочери спокойно пообщаться.


Глава 21. | Владычица Ночи: Дитя Смерти | Глава 23.