home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23.

Мюриэля она нашла в соседней комнате. Тот стоял возле окна, о чем-то глубоко задумавшись и обхватив себя руками. Взгляд устремлен куда-то вдаль. Возможно, он даже не заметил появления королевы, хотя вряд ли. Когда их разделяла всего пара шагов, Магистр Города встрепенулся и отвесил изящный поклон.

– Как ты? – участливо, совсем по матерински спросила Менестрес, кладя руку вампиру на плечо.

– Меня больше интересует, как Шерри, – горячо ответил Мюриэль.

– Она справиться.

– А если нет? – продолжал гнуть сове вампир. Он обернулся, посмотрев королеве прямо в глаза.

– Шерри кажется маленькой и хрупкой, – мягко ответила она, – но это далеко не так. По физической силе она почти равна вампиру, а ее способности… Скажем так, очень мало кто сможет ей противостоять. К тому же теперь, когда ее силы пробудились, она станет бессмертной.

– То есть?

– Так было раньше, и будет теперь. Как только сила освоиться в теле Шерри, она перестанет стареть. Обычно это случалось в период двадцати – двадцати пяти лет. Она, как и ты, сможет жить столетиями.

На лице Мюриэля отразилось большое облегчение, которое тотчас снова было сметено тенью беспокойства. Он спросил:

– Но зачем тогда она перерождалась? Точнее почему?

На миг взор Менестрес стало пустым. Ей захотелось отвернутся, но она не стала этого делать, а ответила:

– Шерри – дитя самой Смерти, поэтому ей подвластна Коса Смерти, а это очень грозное оружие. Если она пронзит себя Косой, то высвободится вся ее сила без остатка, и будет такой мощной, что ей не составит труда потопить остров или до основания разрушить целый город. Но при этом сама Шерри погибнет. Но, погибнув, спустя некоторое время, возродиться вновь.

– И она никогда не умирала другим способом? – как-то глухо спросил Мюриэль. Уж слишком ярко представил череду этих жизней. В его глазах отражалась скорбь.

Менестрес отрицательно покачала головой. Магистр Города тяжело вздохнул, но со смирением сказал:

– Она хотя бы бессмертна. А я постараюсь быть рядом и защищать ее.

– Ты очень сильно любишь ее? – улыбнулась королева.

– Да. Возможно, впервые за очень долгое время.

– Можно задать тебе один вопрос?

– Конечно, Ваше Величество, – слегка поклонился вампир.

– Она знает, кто ты? То есть, каков твой истинный облик?

Настала очередь Мюриэля отрицательно качать головой. Менестрес сразу поняла, что его самого тяготит этот вопрос, поэтому спросила:

– А планируешь рассказать?

– Я не знаю, как она к этому отнесется, – честно признался вампир. – Но я могу оставаться таким сколь угодно долго. Хоть год, хоть век, хоть два.

– Я знаю, но стоит ли? Уж мне-то известно, какая это жертва для тебя, насколько ненавистен тебе этот облик.

Мюриэль недоверчиво покосился на королеву. Она, которая ранее не уставала утверждать, что он совсем не использует отпущенные ему способности, сейчас не осуждает, а, наоборот, сочувствует.

– Это всегда тяжело, не быть с любимым человеком самим собой, – проговорила Менестрес, погладив вампира по щеке. – Но я не думаю, что Шерри из тех, от кого нужно скрывать нечто подобное. Она же приняла тебя вампиром.

– Да, но если я расскажу и это… не будет ли слишком?

– В любом случае решать тебе. Тут я не вправе отдавать какие бы то ни было распоряжения. Только дай ей немного прийти в себя от осознания своей новой сущности.

– Конечно. Ты разрешишь мне быть рядом с ней? – они незаметно перешли на "ты", как в старые добрые времена.

– Попробовала бы я запретить! – звонко рассмеялась королева. – Безусловно оставайся. Можешь быть в спальне Шерри, но, на всякий случай, я велю подготовить тебе соседнюю.

– Спасибо, буду очень признателен.

Мюриэль только собрался откланяться, как в комнату вошел Антуан со словами:

– Надеюсь, я не помешал? – и приобнял Менестрес за талию.

– Нет, – улыбнулась королева, и снова обратилась к Мюриэлю. – Кажется, я вас не знакомила: Антуан де Сен ля Рош, Черный Принц, Мюриэль – Магистр Парижа.

Вампиры кивнули друг другу без особых эмоций, правда Мюриэль окинул Антуана довольно красноречивым взглядом. Ни для кого не было секретом, что Черный Принц при королеве – это ее избранник. Что-то вроде принца-консорта. Никто из вампиров не назовет его королем – такой должности просто не было. В обществе народа Пьющих Кровь Антуан всегда будет парой Менестрес и будущим отцом наследницы. Мюриэль все это дал понять одним взглядом, и весьма красноречиво – Антуан даже покраснел, хотя никакой издевки не было. С этим Магистр Города вышел из комнаты.

Что до Менестрес, то она еле сдерживала смех. Потрепав возлюбленного по волосам, она сказала:

– Ну уж! Что так смущаться, право слово!

– Он хотел меня оскорбить?

– Мюриэль? С чего ты взял? Он скорее высказал уважение.

– Что-то не похоже.

– Привыкай. С подобным ты столкнешься не раз и не два, – губы королевы сами собой расползлись в улыбке.

– Над ним ты так не смеялась, – буркнул Антуан. Похоже, он решил обидеться, но пока не придумал, за что именно.

– Только снова ревновать не нужно! – усмехнулась Менестрес.

– Почему?

– Потому что скорее мне нужно ревновать тебя к… нему.

– То есть? – подозрительно сощурился вампир.

– Потом объясню, – она уже откровенно смеялась. – Я еще хочу заглянуть к Шерри.

Девушка мирно спала. Мюриэль сидел рядом, как верный страж. Что-то подсказывало Менестрес, что он так и не воспользуется соседней спальней. Но этого можно было ожидать. Сделав знак, что все в порядке, королева удалилась.

Не смотря на весьма богатые событиями день и часть ночи, Шерри спала очень крепко. Возможно, сказалась просто физическая усталость. Когда она проснулась, то чувствовала себя довольно неплохо. Правда все еще ощущалась усталость в мышцах, словно после продолжительной тренировки. Так что Шерри не спешила вставать.

Чуть приподнявшись на подушках и повернув голову, она увидела Мюриэля. Вампир прилег на край кровати, на которой, не стесняя друг друга, могли разместиться четверо, и сейчас спал глубоким сном.

Шерри сразу стало легче и спокойнее. Если Мюриэль рядом, и позволил себе заснуть, значит, обстановка полностью безопасная. Так что можно спокойно пораскинуть мозгами. Будить его ей не хотелось. А обдумать было что.

Вчерашний разговор с Танатом оставил странное ощущение. Он все ей очень хорошо объяснил, но даже объясненное, оно плохо укладывалось в голове. Она разговаривала со Смертью! Более того, он – ее отец! Точнее, отец ее души. Но это уже детали. Шерри просто никогда не могла подумать о чем-либо подобном. Никогда не воспринимала Смерть, как нечто столь материальное. Казалось, ее мир перевернули с ног на голову, разрушив былые убеждения. Единственная в своем роде… Именно так о ней вчера сказал Танат. У нее не было причин не верить ему. Но кто бы мог подумать!

Честно говоря, Шерри пока просто не знала, как ко всему этому относиться. Сейчас восторг от осознания того, что будет ей по силам, пересиливал, но, как известно, у любой медали две стороны. Шерри успела давно уяснить, что за все приходится платить в той или иной степени. Правда, одним судьба выставляет счет по минимуму, другие же отдуваются по максимуму.

Вздохнув, Шерри отогнала прочь мрачные мысли, и вспомнила о Косе Смерти. Весьма странное оружие, да и не только оружие – сосредоточение великой силы. Стоило об этом подумать, как в памяти тотчас стали всплывать обрывки воспоминаний из прошлых жизней. Они походили на кусочки головоломки, которые сами собой складывались в общую картину. Шерри вспомнила, что значит сила Косы Смерти и как ей управлять, на что она способна в том или ином случае. Последним вспомнилось, как выпустить всю силу Косы Смерти, и что за этим последует. Сначала Шерри содрогнулась, но потом решила: "Что ж, как-то я все-таки могу умереть". К удивлению, это принесло ей даже некоторое облегчение. Абсолютное бессмертие страшило ее.

Так получилось, что взгляд Шерри опять упал на мирно спящего Мюриэля. Он лежал на спине, одна рука на животе, другая вытянута вдоль тела, на лице полная безмятежность – еще чуть и оно стало бы смазливым. Хотя таким она его никогда не видела. Даже в самом начале их знакомства не было никаких сомнений в его половой принадлежности, а потом уж и подавно.

Непослушные пряди волос разметались по лицу вампира. Шерри постаралась осторожно их убрать, но Мюриэль тотчас распахнул глаза, словно и не спал вовсе, а только прикрыл их на минуточку. Поначалу эта особенность очень удивляла Шерри, но потом привыкла.

– Как ты себя чувствуешь? – сразу же поинтересовался Мюриэль, сев на кровати одним плавным движением, словно его за ниточки потянули.

– Нормально, только легкая усталость, – отмахнулась девушка.

– Все равно тебе еще весь сегодняшний день лежать в постели, – напомнил вампир.

– По-моему, это лишнее, – скривилась Шерри, и тут же попыталась встать, от чего ее ощутимо зашатало.

– Вот видишь! – воскликнул Мюриэль, укладывая ее обратно. – Лежи, и даже не думай вставать. Я сейчас принесу тебе завтрак.

Когда вампир вернулся с целым подносом еды, Шерри мило болтала с Сильвией. Оказывается, у них нашлось много общего. Мюриэль улыбнулся свой возлюбленной, и только сейчас заметил, что она немного изменилась: глаза стали ярче, кожа сияюще-матовой, а во взгляде порой проскальзывала какая-то древняя мудрость. Не знай он, в чем дело, то мог бы принять ее за дитя вампира. За этим открытием он даже не сразу заметил, что Сильвия ушла, вежливо откланявшись.

– Что с тобой? – насторожилась Шерри. – Ты словно привидение увидел!

– Какое привидение? – нарочито заинтересованно осведомился Мюриэль, аккуратно ставя поднос прямо на кровать.

– Вот уж не знаю, – буркнула Шерри, хватая бутерброд, и уже серьезно, – Так что тебя так удивило?

– Твои глаза. Они стали такими яркими! – вампир сказал лишь полуправду.

– В самом деле? – подозрительно сощурилась девушка, ища зеркало. Таковое нашлось на удивление быстро. Узорчатое, на длинной ручке. Похоже на работу прошлого века.

Придирчиво всмотревшись в свое отражение, Шерри воскликнула:

– Ну ни фига себе! Я сияю как начищенный чайник! С чего это? Мне нравиться, – и уже с надеждой, – Это навсегда, да?

– Скорее всего, – осторожно ответил Мюриэль.

Шерри стушевалась, буркнув:

– Что ты смотришь на меня так, будто у меня рога выросли?

– Ты прекрасна, любовь моя.

– Ну-ну, – фыркнула девушка, но скорее для приличия, чем из-за обиды. Ее давно и след простыл.


Глава 22. | Владычица Ночи: Дитя Смерти | Глава 24.