home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24.

Памятуя о том, что у них в доме гостья, и не одна, Менестрес пробудилась рано. Ну, для вампира, конечно. Пока она приводила себя в порядок, ей доложили, что Шерри проснулась и сейчас завтракает вместе с Мюриэлем. Поэтому королева не спешила ее навещать. Зачем мешать? И так ясно, что с девушкой все в порядке. Ну, относительно, конечно. Ведь у Шерри сейчас идет глобальная перестройка организма. Сила сплетается с самой структурой клеток, с ДНК. Вот почему ей нужно полежать пару дней – не стоит тратить энергию, требуемую для других целей.

Решив, что зайдет к Шерри позже, Менестрес направилась в кабинет, собираясь написать пару писем. Она уже приготовила бумагу и ручку, когда поняла, что это занятие придется отложить.

Сначала по комнате распространилась удивительная свежесть и какой-то не поддающийся определению дивный аромат. Хлопнули крылья, создав несильный порыв ветра, и перед королевой появилась высокая фигура в белоснежных одеждах и с белоснежными крылами за спиной. Трудно сказать, какого пола, скорее мужского. Светлые вьющиеся волосы, безупречные черты лица с выражением суровой безмятежности и горящий взгляд.

Окинув пришельца взглядом, Менестрес бросила:

– Можешь не работать на публику. Я такое не раз видела.

Крылатый сразу как-то сник. Крылья исчезли, а одеяние обратилось белым костюмом.

– Так-то лучше, – усмехнулась королева. – Что привело тебя ко мне, архангел?

– Думаю, тебе известно что, сестра.

– Сестра? – вскинула брови вампирша.

– Ну… когда-то ваша Первейшая была созданием Света…

– Ну-ну. Так что тебе нужно? Чем обязаны?

Архангел явно не ожидал такого холодного приема и стушевался. Как-то не походил он на грозного воина с карающим огненным мечом.

– Мой визит связан с дщерью Смерти, – Менестрес скривилась. Ну и привычки у них! Говорить пафосно и высокопарно. – Той, которую вы так опрометчиво воспитывали.

– Опрометчиво? – тут королева нахмурилась. – Я так не думаю.

– Это дитя вообще не должно было появляться на свет!

– Ну уж, что теперь? Обратно не засунешь.

– Но ее силы опять пробудились. Зачем?

– Так было необходимо, для ее блага, – отрезала Менестрес, не удостоив посланника даже взглядом.

– А о всеобщем благе ты не подумала? Она – самая большая угроза человечеству!

– Не стоит сгущать краски. Да, ее сила огромна, но прошедшие тысячелетия показали, что она вполне в состоянии контролировать ее. К тому же эта сила нейтральна.

– Пока! – подчеркнул архангел. – А что если она примкнет к силам Тьмы?

– С чего вдруг? – хмыкнула Менестрес. – До сих пор прецедентов не было.

– Но сейчас она встречается с вампиром!

– Ну, знаешь… Это личное дело каждого, с кем встречаться.

– Боюсь, не в этом случае. Он может повлиять на нее…

– Угу, ты еще скажи, плохому научить. Чушь все это.

– Такая сила на Земле – безумие! – всплеснул руками архангел. – Ее нужно обезвредить.

– Она не противопехотная мина, тут дело не решается с помощью перерезания одного проводка, – возмутилась Менестрес.

– Порой лучше принести одну жертву, чем подвергнуть риску миллионы, миллиарды жизней, – пространно заметил крылатый визитер.

– То есть? – вампирша нахмурилась. – Мы заключили тройственный договор: Свет, Тьма и Танат, и он все еще в силе.

– Мы и не собираемся его нарушать. Но в договоре вполне четко указывается: если дитя Смерти поставит под угрозу жизнь планеты, то хранители…

– Я прекрасно помню договор, – фыркнула Менестрес. – И еще ни разу не было прецедента возникновения подобной угрозы.

– Но равновесие очень хрупко, – заметил архангел

– Оно всегда хрупко. Я не понимаю, чего ты добиваешься.

– Но, сестра, ты, твое истинное воплощение, когда-то было одним из нас, ты должна понимать…

– Я никогда не была одной из вас! – Менестрес сама от себя такого не ожидала, но это голос Первейшей, Дайомы, срывался с ее уст. Обычно так бывало только когда королева принимала истинный облик. – Вы – хранители внутреннего круга, к которому я никогда не принадлежала, и я помню Землю задолго до того, как ее препоручили вам, – с языка едва не сорвалось "Как же тогда спокойно было!", но это было бы уже явным оскорблением.

– Но… – пытался было вставить архангел, а Менестрес добавила, не дав договорить:

– К тому же вы постоянно пытаетесь причислить мой народ к силам Тьмы.

– Твари, кровь людскую пьющие, – скривился посланник. – Да еще и имена ангельские использующие…

Королева укоризненно покачала головой, но все-таки ответила на эти, казавшиеся детскими, обвинения:

– У нас с людьми давний симбиоз. Так было задумано задолго до вашего появления. И как лев не может отказаться от мяса, так и мы – от крови. Что до имен… так это скорее мой народ должен предъявлять вам претензии. Напомню, что мы живем на Земле сотни тысяч лет, а вы тут без году неделя, чуть больше двух тысяч лет.

Архангел, похоже, оскорбился в лучших чувствах, но старался не подать виду, поэтому спросил подчеркнуто деловым тоном:

– Значит, ты отказываешься помогать нам?

– В чем? Сгубить Юрану? Конечно! Я обещала защищать ее.

– Это дитя обречено. И ставки слишком высоки. Иногда приходится идти на некоторые жертвы.

И посланник света исчез, оставив за собой последнее слово. Менестрес возмущенно фыркнула. Ему удалось вывести ее из себя.

Нет, ну надо же! Каков нахал! Решил, что ему будут помогать из-за какого-то сомнительного родства! Если уж на то пошло, с Танатом у нее куда более близкое родство. Дайома, до своего перерождения, доводилась ему кем-то вроде сестры или кузины. Нет, право бред!

Но, даже со всей бредовостью, Менестрес не понравились слова посланника. Он балансировал на грани угрозы. Хранители, что, уже и лицензии на убийство выдают? Что-то они задумали! И чем же им так не нравиться существование Юраны? Раньше такого не было. А эти… Менестрес не дивилась бы, узнай, что они и Темных подбивают. Но те не так просты. На них где сядешь, там и слезешь, к тому же сотрудничать со светлыми им претит.

Нет, надо будет поговорить с Танатом на эту тему. А пока лучше проверить, как там Шерри. Хотя она и на попечении лучшей в мире няньки. Менестрес была уверена, что Мюриэль не позволит девушке покинуть постель.

Так и оказалось. Шерри осталась в постели под неусыпным наблюдением Магистра Города. Девушка приветливо улыбнулась королеве, а та поинтересовалась:

– Как ты себя чувствуешь, моя дорогая?

– Хорошо, почти нормально. Можно мне встать?

– Нет, милая. Лучше подождать еще день-два. Твою маму я предупредила, что ты у меня, так что она не будет волноваться. Можешь ей позвонить – телефон рядом с кроватью.

– Но мне правда гораздо лучше! – воскликнула Шерри. – Можно мне хотя бы чуть-чуть ходить?

– Лучше не надо. Пойми, у тебя идет перестройка почти всего организма.

– Ну, а как же некоторые… физиологические потребности…

– Вон та дверь ведет в ванную комнату. Тут я тебя не ограничиваю. Но, пожалуйста, пусть тебя сопровождает Мюриэль.

Не успела Шерри что-либо ответить, как вампир сказал:

– Будьте спокойны, глаз с нее не спущу.

– Но я не маленькая! – попыталась было возразить девушка, но две пары глаз ясно дали понять, что возражения не принимаются, так что она горестно вздохнула.

– Тебе ведь нужна сменная одежда, – продолжила Менестрес. – Я съезжу к тебе домой и привезу. Скажи, что именно.

Не прошло и получаса, как королева вновь оставила их вдвоем, удалившись выполнять обещанное. А Шерри тотчас заявила, что ей просто необходимо умыться и принять ванну, иначе она превратиться в скунса. На что Мюриэль ответил, что только в его сопровождении. Возражений особых не последовало, и Магистр Города стал многозначительно расстегивать пуговицы рубашки.

Конечно, за время их знакомства они далеко не в первый раз принимали совместные водные процедуры. Но на этот раз все было как-то скованно… Мюриэль обращался с ней, как с дорогой хрустальной вазой, его прикосновения были едва ли не боязливыми.

Сначала Шерри не предавала этому значения, но потом заметила и сказала:

– Не стоит купать меня, как грудного ребенка. Я вовсе не собираюсь топиться.

– Я уже столько веков не купал грудных детей, что, наверное, забыл как это делается, – сделал попытку отшутиться Мюриэль. Но прозвучала она как-то натянуто.

– Да что с тобой? – не сдержалась Шерри.

– Ничего. Я просто беспокоюсь за тебя. Давай, помогу вытереться.

Таким образом разговор замяли, но осадок остался. И подозрения не спешили развеиваться, а, наоборот, сгущались.

На следующий день Менестрес разрешила Шерри вставать, и начала потихоньку помогать вспоминать, как владеть силой. Воспоминания давались легко. Коса охотно отзывалась на зов. Призывая ее в свои руки, Шерри заметила, как на нее смотрит Мюриэль: он украдкой бросал взгляды, полные задумчивой тоски и тревоги. Тяжело стало на сердце у Шерри. Смутные опасения обрели форму.

Она изначально опасалась, что произошедшие с ней изменения могут оттолкнуть Мюриэля. Еще бы, сила Смерти! Пока Шерри даже нравилось, но порой она ощущала себя чудовищем. Неужели и Мюриэль считает так же? Что она – сосредоточение ужаса, ибо является вместилищем самого сильного страха любого – окончательной и бесповоротной смерти.

Совсем измучив себя догадками, Шерри решила поговорить с Мюриэлем. Уж лучше сразу узнать горькую правду, чем наблюдать, как между ними воздвигается стена непонимания, становящаяся все крепче и неприступнее.

Разговор случился на четвертую ночь пребывания Шерри в доме Менестрес. Они как раз остались вдвоем, так как время позднее и пора бы отходить ко сну. Но Шерри не торопилась. Затворив дверь и прислонившись к ней спиной, она тихо, не поднимая головы, сказала:

– Мюриэль, нам нужно поговорить.

– Да? Я тебя слушаю, – вампир взял девушку за руку и усадил на кровать, так как в спальне больше сидеть было не на чем, разве что кресла из гостиной принести.

– Я… я понимаю, что сильно изменилась. И очень внезапно. Я увидела, как удивлен ты был. Моя сила дышит смертью и может быть… отталкивающей. И ты…

– Что я? – Мюриэль осторожно тронул ее за подбородок.

– И ты тоже считаешь это отталкивающим, – выдохнула Шерри, едва сдержавшись, чтобы не закрыть лицо руками. – Поэтому и отдаляешься от меня.

– Шерри! Милая моя! Вовсе нет!

– Как же? Я же вижу, как ты смотришь на меня… и…

– Глупышка. Я просто сильно беспокоюсь за тебя. Вся эта сила, которая разом легла на твои плечи… А если ноша окажется непосильной? Мне страшно представить, что тогда будет, ибо больше всего я боюсь потерять тебя, Шерри. Поэтому и относился к тебе с удвоенной заботой.

– Правда? – девушка едва ли не с облегчением прижалась к его груди.

– Ты же сама знаешь, что да. Ты можешь чувствовать ложь, как и я.

– Но я часто об этом забываю, – виновато улыбнулась девушка.

– Это ничего, ерунда. Научишься.

Шерри довольно вздохнула, и все же спросила напоследок:

– Ты правда не считаешь мою силу отталкивающей?

– Конечно нет. Скажем так, некромантия волновала меня больше. Зомби выглядят гораздо менее аппетитно, – вампир показал язык.

– Хорошо, не буду тебя заставлять их есть, – усмехнулась Шерри.

Так мир был восстановлен. Но если Шерри рассталась со своими тревогами, то Мюриэль отнюдь нет. Он все еще не решался признаться любимой в своей главной тайне, да и Уриэль его беспокоил. Точнее, Мюриэлю не терпелось придушить этого мерзавца. Да, пока Шерри находится в замке Шемро, рядом с Менестрес, ей ничего не грозит, но это ведь не может продолжаться вечно. И дела тоже накапливались… не стоит забывать об обязанностях Магистра Города.

Из-за этого на следующий день Мюриэль вынужден был оставить Шерри на попечение королевы, а сам поехать в клуб. Но он клятвенно пообещал, что вернется к следующему утру.


Глава 23. | Владычица Ночи: Дитя Смерти | Глава 25.