home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30.

После жертвоприношений во всех домах Фермоскиры начались пиры. Царица увлекла меня во дворец, а я и не думала возражать, радуясь, что у нас, наконец-то, появится возможность побыть вместе.

Дворец гудел, как растревоженный улей. Музыкантши играли то плясовые, то медленные и печальные песни, порой на ходу слагая текст. Рабыни-танцовщицы развлекали гостей замысловатыми танцами. Порой и сами амазонки присоединялись к танцу. Вдобавок ко всему туда-сюда то и дело сновали рабыни, неся амфоры с вином или очередное блюдо с угощением. Дворец сдался шумному веселью.

Мы шли из зала в зал, и в каждом приветствовали царицу, а то и меня. В итоге до жилых покоев мы добирались втрое дольше обычного. Когда это произошло, мне уже хотелось только одного: содрать с себя одежду и тихо полежать где-нибудь. Все эти схватки, к тому же без дневного сна, кого угодно вымотают. Да еще голод поднял свою скользкую голову. В ближайшие два дня мне обязательно нужно напитаться.

– Твои покои по-прежнему за тобой, – лукаво улыбнулась Калисто, широким жестом открывая дверь. – Так как твой дом долго пребывал в запустении, то, думаю, тебе лучше пока остановиться здесь.

– Да, моя царица, – что-то удерживало меня от того, чтобы назвать ее по имени.

– Устала? – руки легли мне на плечи, играя с застежками нагрудника.

– Немного, – призналась я, на что Калисто фыркнула:

– Ничего себе немного! Выдержала десять схваток с лучшими из лучших, и все еще на ногах держится! Немного… Давай-ка снимай с себя всю эту сбрую и в купальню.

Не дожидаясь ответа, она сама принялась расстегивать пряжки нагрудника и стащила шлем, небрежно бросая его прямо на пол. Туда же упали меч и кинжал. В купальню я вошла в одном хитоне. Она пустовала – все, и гости, и слуги, были заняты празднеством.

Скинув остатки одежды, я с наслаждением погрузилась в бассейн. Конечно, омовение священной водой Фермодонта дело хорошее, но всей проблемы не решающее. Я до сих пор ощущала песок в волосах. К тому же вдвойне приятно окунуться после жаркого во всех смыслах дня.

Калисто придерживалась того же мнения, поэтому почти с ненавистью содрала с себя царский хитон и присоединилась ко мне в бассейне. С четверть часа мы просто отмокали. Не то, чтобы меня клонило в сон, но двигаться совершенно не хотелось.

Я и не двигалась, пока не увидела склоненное надо мной лицо Калисто, весьма обеспокоенное, нужно отметить.

– Мелета, тебе нехорошо?

– Нет, все в порядке.

– Мне показалось, что ты не дышишь, – мокрая рука легла мне на лоб, дабы проверить жар. Но его не было. Довольно прохладный лоб, даже холодный.

Я перехватила руку царицы, и в тот же миг меня просто поразил аромат ее кожи. Сладкий, желанный. Казалось, он проник в каждую клеточку моего тела, пробуждая голод, который теперь плавал у самой поверхности. На миг я совершенно четко увидела синеву вен под тонкой кожей, как они пульсируют. По-моему, даже сглотнула от этого зрелища. Но мигом позже я столкнулась со взглядом Калисто. И этот омут приглушил голод, заставив вспыхнуть нечто большее. Страсть.

На миг в моей голове промелькнула мысль, что ведь прошло пять лет. Пять долгих лет. Калисто могла забыть… Но шквал эмоций заглушил голос разума, и я сделала то, от чего еле сдерживалась с самого момента возвращения. Притянула Калисто к себе и поцеловала.

Я и не думала, что ответ окажется таким пылким. Мы чуть не потопли, подхваченные бурей ответного поцелуя моей царицы. Что тотчас заставило меня задуматься о смене места дислокации.

– Я боялась, ты так и не решишься или не захочешь, – проговорила Калисто, вылезая из бассейна и подавая мне руку.

– Это я-то? "Амазонка не знает страха", – процитировала я один из законов, и тут заметила у нее на губе капельку крови. Бережно, как величайшее лакомство, слизнув ее, я спросила, – Укололась?

Калисто кивнула, осторожно ощупав ранку кончиком пальца.

– Не думала, что они такие острые.

– Тем не менее, это так. Но ничего страшного, скоро заживет и следа не останется.

– Страшного? Да это пустяковая царапина, – отмахнулась Калисто. – Амазонка должна стойко переносить боль. А это… даже внимания не заслуживает.

– Надеюсь, я не напугала тебя? – все-таки решила уточнить я, не отпуская царицу из кольца своих рук, но и не притягивая ближе.

– Вот еще, – фыркнула Калисто, сама прижимаясь ко мне. – Не дождешься! Теперь всегда будешь рядом!

– Воля моей царицы – закон для меня, – я торжествующе улыбнулась и мы поцеловались снова.

Купальня все еще пустовала – кроме нас никого не было. Но в любой момент могли прийти рабыни – сменить воду. Так что мы решили перебраться в мои покои. Мы не боялись быть "застуканными", но бывают такие моменты в жизни, когда лишние глаза ни к чему.

Конечно, о сне не могло быть и речи. Мы так соскучились друг по другу, истосковались, и теперь наверстывали упущенное. Пять лет рабства ушли в небытие, словно их и не было. Мир и покой вернулись в мою душу. Правда звуки, которые наверняка просачивались через дверь, вряд ли можно было назвать мирными и спокойными. Калисто всегда была страстной натурой. За пять лет это не изменилось.

До рассвета оставалось всего ничего, когда мы, наконец, затихли в объятьях друг друга. Калисто клонило в сон. Что до меня, то я вновь ощутила голод. Нужно его утолить, иначе, когда я проснусь вечером, он станет намного сильнее. Этот голод не идет ни в какое сравнение с обычным человеческим голодом. Он всеобъемлющ, просто сжигает тебя изнутри. Будешь долго терпеть – и потом больше ни о чем думать не сможешь. Станешь похожей на животное. И чем дальше – тем хуже.

Размышляя об этом, я осторожно вылезла из кровати, не желая тревожить Калисто, и покинула покои. Во дворце находилось много рабынь, особенно сегодня. Так что найти одну, отлучка которой на пару часов не вызвала бы подозрений, не составило труда.

Это поистине счастье, что жертвы, дающие нам кровь, потом не помнят, что с ними происходит. Голова задурманивается приятными воспоминаниями. Причем вампиры делают это инстинктивно. Способность не зависит от возраста или чего-то еще. Она просто есть.

Когда я вернулась, Калисто сладко спала, и лишь пробормотала что-то невнятное, пока я устраивалась рядом, потом закинула на меня руку и успокоилась. И я тоже провалилась в сон. Глубокий, очищающий.

Конечно, проснулась я только к вечеру. Похоже, царица строго-настрого запретила меня беспокоить. Большое спасибо ей за это. Наскоро умывшись и одевшись – сказывались воинские навыки, так что скорость сборов была внушительная, я отправилась искать Калисто.

Нашла. Вернее мне просто подсказали, что царица отбирает лошадей. Да, такие мероприятия Калисто никогда не пропускала. Фермоскира как закупала лошадей, так и сама разводила. Наша сила в маневренности. Лучшая армия – конные сотни. Закон гласит: "У тебя может быть много друзей, но первый твой друг – конь". Девочки учились держаться в седле раньше, чем ходить. Поэтому время от времени в Фермоскиру пригоняли лошадей – для продажи. Как правило, царица первая их осматривала.

Вообще-то у Калисто был любимый конь – Несс. Но еще у нее имелись две четверки для колесниц, состав которых периодически обновлялся.

На дворцовом ипподроме, в загоне, разместили целый табун лошадей – голов в двадцать. И все как на подбор рослые, легконогие.

Царица наблюдала за выездкой одного из этих красавцев, когда заметила меня. Она вроде бы чуть погрустнела, но поинтересовалась:

– Мелета, ты уже проснулась?

– Да, моя царица. Но что тебя омрачило?

– Просто я хотела сделать тебе сюрприз, – улыбнулась царица. – Амазонке нельзя без коня. Поэтому я хочу, чтобы ты выбрала кого-либо из этих красавцев.

– Ты так добра ко мне, моя царица, – за стенами наших покоев я всегда обращалась к ней так. Пусть о наших отношениях многим известно – это не предосудительно. Но Калисто – царица, и должна ею оставаться.

– Выбирай, – она широким жестом указала на лошадей.

Я подошла к табуну. Красавцы! Просто красавцы! Но вот тот, гнедой, уже миновал пик своих сил. Пегий – слишком молод. Цепкий взгляд вампира сразу выискивал недостатки, которые не сразу-то и заметишь. И почему люди решили, что животные нас бояться? Вовсе нет. Хотя и замечают, что мы не совсем люди, но не шарахаются в разные стороны. Похоже, просто принимают к сведению.

Я продолжала критически рассматривать лошадей. Не знаю, сколько бы это продолжалось, но тут я увидела ее. Черная, как ночь, кобыла-трехлетка с единственным белым пятном, а точнее полосой почти вдоль всей морды. Рослая, сильная. Под лоснящейся шкурой перекатываются узлы мышц. Грозно пофыркивая, она стояла чуть в стороне от остального табуна, не подпуская их к себе.

– Красавица! – вырвалось у меня.

Калисто проследила за моим взглядом и согласилась:

– Хороша! Но, видно, с норовом, – и уже хозяйке лошадей, – не объезжена кобылка-то?

– Рея… ну… – женщина замялась, понимая, что обман тут не пройдет.

– Дайте мне узду, – потребовала я. – Хочу попробовать.

Я тут же получила требуемое, хотя Калисто смотрела на меня с явным неодобрением. Дикая лошадь может быть куда опаснее десятка лучших воинов.

Как ни странно, но узду удалось накинуть довольно легко. Но не зря мне не нравился хитрый взгляд Реи. Только я вскочила ей на спину, как кобыла начала выделывать такие кульбиты! Носилась кругами, взбрыкивала, становилась свечкой, пыталась укусить. От этой свистопляски у меня земля и небо слились в сплошное пестрое месиво. Но я держалась крепко, и даже не шаталась, вознося хвалу цепкости вампиров.

Наконец, мне это надоело, и я, что было сил, сжала коленями бока лошади. Они едва не хрустнули, а Рея встала, как вкопанная, ошеломленная. Видимо, не ожидала от назойливого существа на спине такой силы. Попыталась было рыпнуться, но я опять сжала колени. Рея поняла, что у меня не порыпаешься и смирилась, о чем возвестила тихим ржанием. Я ободряюще потрепала лошадь по шее, услышав в ответ довольное пофыркивание. Эх, жаль яблока нет!

– Думаю, выбор сделан, – усмехнулась Калисто.

– О, да! – подтвердила я, одним прыжком очутившись на земле.

Сделка свершилась. Уже через полчаса Рея стояла оседланная, нетерпеливо перебирая копытами. Мы с Калисто решили совершить небольшую конную прогулку. Мне не терпелось узнать, какие изменения произошли в Фермоскире за мое пятилетние отсутствие. К тому же и свой дом неплохо было навестить. Не знаю, можно ли там еще жить…

Изменений, как таковых, особо и не было. Амазонки по-прежнему ходили в походы, устрашая соседей. Кроме этого занимались хозяйством: ловля рыбы, коневодство, выращивали зерно, овощи-фрукты, виноград. Причем активно использовали рабский труд. Рабынь в Фермоскире было много. Их могла себе позволить любая наездница. Некоторые рабыни даже управляли колесницами во время боя. У меня таких было двое: Варра и Сибил.

При таком большом количестве невольниц восстания случали очень редко – потому что немедленно и жестоко подавлялись. К тому же гоплитки[6] тщательно следили за порядком в городе.

– Твои земли и имущество… за ними приглядывала Антисса, – в некотором замешательстве проговорила Калисто.

– Ну, так ведь и должно было быть. Я считалась мертвой, а родственников у меня не осталось. Антисса же стала новой полемархой, – я невозмутимо пожала плечами.

– Нет, я должна была сама обо всем позаботиться! Но я не смогла, убитая твоим исчезновением. Это недостойно царицы!

– Ерунда, – отмахнулась я. – Не терзайся по этому поводу. А вот и мой дом.

Дом… из камня, как и большинство в Фермоскире. Похожий скорее на виллу. К стати сказать, следов запустения я не видела. Зато заметила одинокую лошадь без всадницы, щиплющую траву чуть не у самого порога. Причем под седлом, во всей амуниции. Напрашивался простой вывод: в доме кто-то есть. А буквально в следующий момент стало понятно, кто именно. Нам навстречу вышла Антисса:

– Хайре, царица, полемарха.

– Хайре, Антисса.

– Я приехала проверить, чтобы все имущество было передано в целости и сохранности. Вот ключи от твоего дома, полемарха. Для меня было честью приглядывать за ним.

Увесистая звенящая связка опустилась в мою ладонь. Машинально привесив ключи к поясу, я сказала:

– Можешь звать меня просто Мелетой, Антисса. И для меня было бы честью, если бы ты вошла в мою сотню.

Вообще-то у Антиссы под руководством находилась своя сотня, но числиться в сотне полемархи – большая честь, так как она в бою охраняет царицу. Почетнее только быть кодомархой – предводительницей храмовых сотен. И, в перспективе, Антисса вполне может занять эту должность. Беата опытна, но с каждым годом, как мне рассказала Калисто, ей становится все труднее водить амазонок в поход. Возраст.

Я заметила, что мое предложение удивило амазонку, хотя она старательно не подавала виду. Лишь склонила голову, проговорив:

– Сочту за честь.

– Замечательно, – подвела итог Калисто.

– Не буду вам более мешать, – с этими словами Антисса вскочила в седло и унеслась во весь опор.

Так Антисса, фактически, стала моим заместителем. Мы, действительно, сдружились и нашли друг в друге много общего. Калисто даже порой со смехом замечала, что ей надо бы меня ревновать.

Мой дом оказался в куда менее запущенном состоянии, чем я думала. Ощущалась некоторая затхлость, разве что… Но я тотчас приказала рабыням раскрыть все окна и проветрить. Прямо к дому примыкала конюшня, но лошадей не было – их угнали пастись. Лишь боевая колесница устало приютилась в углу.

Я подошла к ней – не могла сдержаться. Да, через многие сражения она меня пронесла. В память о них кое-где остались зарубки от меча, маленькие вмятинки от стрел или побольше – от копий. Но за пять лет бездействия колесница немного рассохлась. Сейчас бросаться на ней в бой – безумие. Нужно тщательно отремонтировать.

На самом деле я всегда предпочитала сражаться верхом. Колесница, даже самая легкая, довольно неповоротлива, к тому же управляется не лично тобой. А это в пылу битвы многое решает.

Битва… это сладкое слово, от которого кровь быстрей бежит по жилам. В каком-то смысле я соскучилась по звону мечей и пенью стрел.

Правильно истолковав мою задумчивость, Калисто сказала, положив мне руку на плечо:

– Через неделю мы совершим набег на Валиссу. Они опять покушались на наши земли. Ты поведешь конные сотни.

Я лишь плотоядно усмехнулась. Теперь, с моими клыками, мне это удавалось особенно хорошо.

– Возьмешь одну молодую сотню? – скорее просьба, чем приказ.

– Да, конечно, – естественно, что еще недавним эфебкам только-только получившим звание наездницы, не терпелось ощутить вкус битвы. Что я, себя не помню? – Но в самую сечу не пущу. Пусть больше наблюдают.

– Разумно. На том и порешим.


Глава 29. | Владычица Ночи: Дитя Смерти | Глава 31.