home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 43.

Уриэль мрачно разгуливал по своему жилищу. Прошло уже несколько дней с тех пор, как странный незнакомец нанес ему визит. Больше он о себе знать не давал, и вампира начали одолевать сомнения. Даже стало казаться, уж не был ли этот визит лишь порождением его обожженного мозга. Но рассудок утверждал, что для этого он был не так уж сильно ранен. И все-таки оптимизма почему-то не прибавлялось.

Мрачнее тучи, Уриэль почти убедил себя, что зря послушался этого Майкла, что нужно действовать своим умом, когда незнакомец напомнил о себе.

Этот визит произошел куда более тривиально. Майкл просто позвонил в дверь, ничуть не заботясь, что его могут не узнать. Последнего и не произошло. Уриэль сразу вспомнил, где видел эти сияющие черные волосы и надменное, но во всех отношениях совершенное лицо, и пустил визитера в дом.

– Я вижу, ты меня не забыл, – удовлетворенно хмыкнул Майкл, а, встретившись с недоуменным взглядом вампира, добавил, – Я решил, что сегодня иллюминация и спецэффекты ни к чему.

– Так кто же ты такой?

– Я думал, что представился в прошлый раз, – вздернул бровь визитер, непринужденно устроившись в кресле, так что Уриэлю пришлось довольствоваться диваном.

– Думаю, ты понял, в каком я смысле, – вампир так просто не отступал.

– А-а, – протянул Майкл, и уже серьезнее. – Разве это так уж важно? Тебе что, легче станет, если я расскажу все свое генеалогическое древо?

– Но что ты за существо?

– Весьма могущественно, – ответил Майкл с ничего не выражающим лицом. – К тому же это не важно. Разве столь многие предлагают тебе свою помощь, Уриэль?

– Нет, но хотелось бы знать, с кем именно имею дело.

– Чтобы раз и навсегда закрыть этот вопрос, я тебе скажу вот что: я достаточно могущественен, чтобы наделить тебя силой, с которой ты сможешь победить Мюриэль даже вместе с ее пассией. И при этом я не стану требовать ничего невозможного. Я повторюсь, у нас схожие цели.

– Мюриэль?

– Да. К тому же, чем ты рискуешь? Скажи мне на милость.

Уриэль задумался. И правда, чем? Жизнью? Но если он будет действовать в одиночку, то риск будет гораздо выше. Душой? Такие вопросы его вообще мало интересовали.

– То-то и оно, – заключил Майкл, словно подслушал его мысли. – К тому же я не принуждаю тебя подписывать кровью какой бы то ни было договор.

– Что ж… Ты меня заинтересовал.

Визитер усмехнулся. У него был такой вид, словно он знал, что иначе и быть не может. Уриэль еще не до конца верил его словам, но то, что Майкл могущественен – очевидно. Только могущество может наложить печать такой непробиваемой надменности.

– Так что ты конкретно предлагаешь?

– Бросить вызов Мюриэль, – просто заявил Майкл, и, прежде чем Уриэль успел что-либо возразить, продолжил, – Но сейчас у тебя нет шансов. Вернее шансы только умереть.

– То есть? – не то, чтобы вампир боялся смерти, но попасть на тот свет как-то не торопился.

– Я дам тебе силы, которые возвысят тебя над Мюриэль, тогда эта идея перестанет быть форменным самоубийством.

– И на сколько я получу эти… силы?

– До последнего вздоха, – осклабился Майкл.

– Что ж… Но если ты настолько могущественен, то почему сам все не сделаешь?

– А я все ожидал, когда ты спросишь. Дело в том, что я не хочу быть причастным. Никто не должен знать, что я вообще в это вмешивался. Нам ни к чему нарушать договор, – последняя фраза прозвучала весьма туманно, но Уриэль понял, что из Майкла больше не вытянуть, поэтому перешел к более насущным вопросам:

– Так когда я получу силу?

– Здесь и сейчас, – сказал, как отрезал, Майкл.

– Я… должен выпить твою кровь?

– О, нет. И не надейся! – с усмешкой возразил визитер. – Обойдемся без настолько "тесного" контакта, – похоже, его даже чуть передернуло от одной лишь такой возможности. – Встань.

Вампир подчинился. Майкл тоже поднялся с кресла, обошел Уриэля с таким видом, будто оценивал товар, затем невразумительно хмыкнул и приказал:

– Дай руку.

Чуть поколебавшись – он вообще не привык к приказам, Уриэль все же подчинился. Ладонь вытянулась вперед.

Но Майкл не спешил браться за нее. Осенив себя крестным знаменем, он что-то забормотал себе под нос, но на молитву это не походило. Скорее на заклинание. В ответ на него кожа Майкла засияла, словно под ней включили лампы, глаза тоже вспыхнули.

Уриэлю было почти трудно смотреть на него, но вскоре он понял, что с этим свечением не все так просто. Оно концентрировалось и золотым светом стекало в руки Майкла. Когда стало похоже, будто он держит шаровую молнию, Майкл взял вампира за руку.

Сила, чистый свет, бурей ворвалась в тело Уриэля, сметая все на своем пути. Сила чужеродная, но мгновенно укореняющаяся, она сливалась с самой сутью вампира, не спрашивая его на то желания. И это было больно. Адски больно. Будто каждую клетку пытают каленым железом. Уриэль кричал, но крики умирали где-то в горле, так как для их рождения не хватало воздуха.

Ему казалось, что эта пытка продолжалась целую вечность. Хуже, чем то, что с ним сделала Шерри, ибо эта чужеродная сила его всего наизнанку выворачивала. Но, наконец-то, схлынула, угнездившись где-то глубоко внутри. Уриэль просто знал, что ее теперь ничем не вытравить.

Вот вампир с усилием, но все же смог разлепить глаза. Майкл все еще держал его за руку, словно они прикипели друг к другу. Увидя, что вампир пришел в себя, он все-таки его отпустил. Рука Уриэля безвольной плетью коснулась пола. Сам он так и остался сидеть на коленях, слегка покачиваясь, не в силах сделать что-либо еще. На миг вампиру даже показалось, что его снова сделали смертным, хотя он уже практически забыл, каково им быть.

Но развить эту мысль Уриэль не успел, так как ощутил жуткое жжение в груди, будто по ней водили раскаленным ножом. Обратив взгляд вниз, он понял, что рубашка каким-то непостижимым образом обратилась в неподдающуюся описанию рвань. Будто его взяли за грудки, потянули на себя и рубанули чем-то на диво острым. Но это еще не самое удивительное.

Кожа на безволосой груди дергалась и ходила ходуном, и все это сопровождалось адской болью. Еще одна болезненная вспышка – от которой вампир еле сдержал крик, и все прошло. Осталось лишь саднящее ощущение.

С некоторой опаской Уриэль вновь взглянул на грудь. Опасения оказались небеспочвенны. На его груди теперь находились какие-то знаки, похожие на арабскую вязь, скрещенную с египетскими иероглифами. Прочитать это не представлялось возможным, но выглядело это как уже зажившее клеймо.

– Что… это? – лишь с третьей попытки смог спросить вампир.

– Это наш знак, – нехотя ответил Майкл. – Знак, от кого перешла к тебе сила. Я тоже не в восторге от подобной… метки. Но мы иначе не можем делиться силой. Прими это как ложку дегтя к бочке меда. Да, и на твоем месте я не стал бы светить этими знаками.

– Почему? – недоверчиво скосился Уриэль.

– Мы… очень редко делимся силой с людьми, и никогда еще не было прецедента с твоим народом. Если об этом узнают… последствия могут быть не из приятных. В общем, это в твоих же интересах, – видно, Майкл не горел желанием распространятся на эту тему.

Уриэль наконец-то нашел в себе силы подняться с пола, хотя его шатало почти как маятник. Обхватив себя за плечи, словно для устойчивости, он проговорил:

– Что-то я не чувствую в себе каких-либо изменений, – при этом его губы предательски подрагивали.

Майкл усмехнулся, со своей извечной иронией, и сказал:

– А ты попробуй ощутить силу.

Уриэль прислушался к себе, это получилось не сразу, так как боль, все еще бередившая тело, мешала сосредоточится. Но вот у него получилось, и вампир осознал, что его просто распирает от мощи. Там, где раньше тлели лишь угли силы, теперь полыхало пламя. Да, сила имела странный привкус и оттенок чужеродности, но она поднимала Уриэля над всеми Магистрами вампиров, практически ставила его в один ряд с Черными Принцами. Тот уровень, о котором он не мог и мечтать.

– Ну что? – иронично поинтересовался Майкл.

– Потрясающе! – ошеломленно выдавил Уриэль. – А она… не отторгнет меня?

– Нет. Пару дней будет адаптироваться в твоем организме, потом приживется. Но отторжения не будет, это, – он дотронулся до знаков на все еще саднящей груди вампира, – не позволит. Печать не только напоминание, она еще и сдерживает дарованную силу.

– Теперь я могу бросить вызов Мюриэль.

– Не нужно поспешных действий! – возразил Майкл. – Тебе необходимо время, чтобы обвыкнуться с новыми возможностями. Это раз. Вызов бросишь только дней через пять – не раньше. Это два. И три: не совершай необдуманных действий, вызов должен быть брошен так, чтобы Шерри тоже о нем узнала…

– Так, стоп-стоп-стоп! – опомнился Уриэль. – А Шерри зачем это знать? Если она вмешается… я как-то не хочу кончать жизнь самоубийством!

– Она должна только узнать, – туманно ответил Майкл. – К тому же, разве по вашим правилам не запрещено вмешательство в дуэль между двумя бросившими вызов вампирами?

– Да, но…

– Делай, как тебе советуют! – вспылил Майкл. – Можно подумать, твой план не чистое самоубийство! Я дал тебе шанс на победу, не забывай!

– Я понял, – хмуро ответил Уриэль.

– Хорошо, если так. Это не просто мальчишеская драка. И если бы я хотел, чтобы ты пожертвовал своей жизнью, то мне проще было бы не наделять тебя силой и вообще не являться тебе, а дождаться, пока ты просто не вызовешь Мюриэль и не проиграешь.

Доводы казались весьма убедительными, так что в конце-концов Уриэль согласно кивнул. На что Майкл сказал:

– Я вижу, понимание между нами найдено. И ты последуешь моему совету. А сейчас я вынужден оставить тебя. Удачи, и без глупостей. Можешь не провожать.

И Майкл вышел, правда исчез раньше, чем за ним захлопнулась дверь. Он ни в чем не солгал Уриэлю, только умолчал кое о чем. Майкл справедливо полагал, что вампиру не стоит быть в курсе того скромного факта, что он наверняка погибнет. Но его жертва будет во благо.

Та интрига, которую плел Майкл, и те, кто выше его, походила на сложную шахматную партию. А при такой игре время от времени необходимо жертвовать пешками. Так что Майкл не чувствовал угрызений совести. Да и вообще чувства он испытывал несколько иначе. И не страдал по этому поводу – наоборот, гордился.


* * * | Владычица Ночи: Дитя Смерти | Глава 44.