home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 47.

Настал день битвы. Замок Шемро, казалось, замер в напряжении. Тревоги, опасения сгущали воздух. Но, что до самой Мюриэль, она была абсолютно невозмутима, сохраняя холодное спокойствие. Казалось, ничто не могло вывести ее из этого состояния.

Шерри наблюдала, как ее возлюбленная тщательно одевается для схватки. Узкие, но не стесняющие движений брюки-стрейч, уходящие в черные сапоги до колен из мягкой кожи, белая рубашка мужского покроя и кожаный пиджак сверху. В общем наряд выглядел очень официально.

Поймав недоуменный взгляд любимой, Мюриэль ответила:

– Надеюсь, ты не думала, что я облачусь в доспехи?

– Нет, но предполагала что-то более… практичное. Бронежилет, например.

– Это игрушки для людей, – отмахнулась вампирша. – ты же видела, знаешь, что битва у нас идет не только на физическом, но и на метафизическом уровне. Тут никакие бронежилеты не помогут, только собственные ментальные щиты. К тому же лишний груз помеха скорости.

– Но ты ведь и так можешь двигаться быстрее молнии, – ответила Шерри, забравшись с ногами в кресло.

– Уриэль тоже может, – резонно заметила Мюриэль. – А я не хочу давать ему даже минимального преимущества, – и, последний раз окинув взглядом свое отражение, подвела итог, – Все, я готова, – и, как бы невзначай поинтересовалась, – Шерри, а ты точно решила идти со мной?

– Конечно! – безапелляционно заявила девушка, спрыгивая с кресла. – Я тоже уже готова.

Вампирша с сомнением оглядела ее наряд: черные джинсы, темно-синяя футболка с длинными рукавами и высокие черные ботинки, но ничего не сказала, лишь махнула:

– Пошли.

На этот бой Мюриэль предстояло прибыть с шикарным сопровождением в лице Менестрес, Антуана, Димьена и, конечно же, с Лотой и Кируми. Присутствие Шерри и так подразумевалось.

Антуан и Димьен предстали в безупречных костюмах, словно собрались на светский раут. Наряды подруг Мюриэль не многим отличались от ее собственного. Что же до Владычицы Ночи, то тут сложно что-либо утверждать, так как ее фигуру почти целиком скрывал серебристо-серый плащ с капюшоном. Но за шуршанием шелка то и дело слышалось позвякивание.

Весь этот кортеж отправился в путь на двух машинах: лимузин Менестрес и автомобиль Мюриэль. Так что в тесноте ехать не пришлось.

На протяжении всего пути Шерри смутно ощущала еще чье-то незримое присутствие. Сначала подумала, что это Танат, но быстро отказалась от этой догадки. Нет, не он… Но кто же тогда? Да к тому же этот неясный голос в голове, шепчущий: "Сегодня очень важный день. От тебя зависит многое. Не упусти свой шанс, иначе многие погибнут". Шерри пыталась отогнать этот голос, но он звучал очень настойчиво.

На назначенное место кортеж прибыл с первыми сумерками, точно в указанное время, и никто и не думал скрывать свое присутствие.

Уриэль уже ждал их, причем в гордом одиночестве. Он стоял посреди пустоши, как одинокое дерево или статуя. Весь в черном: рубашка, брюки. Не сказать, что черный цвет ему так уж шел, для этого он слишком светловолос. Ну да сюда все прибыли не на показ мод.

На губах вампира-отступника играла полупрезрительная улыбка. Не нужно было и гадать, кому она предназначалась. Но Мюриэль не удостоила ее своим вниманием. Она поцеловала Шерри и с неспешной невозмутимостью направилась к Уриэлю, проговорив:

– Ты сам бросил мне вызов, Уриэль. Надеюсь, теперь ты не будешь убегать?

– Вот еще! Слишком долго я ждал. Вызов брошен и принят. И тебе не отступиться. Наконец-то я смогу отомстить!

– Это мы еще посмотрим.

– И смотреть нечего! Но пока… предпримем некоторые меры предосторожности.

Обронив эту загадочную фразу, Уриэль с усмешкой описал вокруг себя круг легким взмахом руки. Тотчас по земле пронеслась короткая вспышка, которая замкнулась вокруг Уриэля и Мюриэль весьма обширный круг, но внутри оказались только они двое. И круг обратился в едва различимо мерцающий купол.

– Что это? – насторожилась Шерри.

– Защитный круг, – нехотя ответила Менестрес. Ее голос из-под капюшона звучал с какими-то странными нотками. – Его нельзя пересечь ни снаружи, ни изнутри, пока жив тот, кто его поставил, или пока он сам не снимет круг. – Ведь так, Уриэль?

– Так, королева. Так, – небрежно кивнул вампир. – Ну что, Мюриэль, приступим? Или ты оробела без групповой поддержки?

– Я знаю правила, – гордо вздернула подбородок Магистр Города. – Так что беспокойся лучше о себе

С этими словами она нанесла первый удар. Сила, как острие меча, коснулась Уриэля, заставив ауру вокруг него пойти маревом. Удар был пробным, и все-таки эффект ожидался несколько иной. Но противник не дал Мюриэль опомниться, и нанес ответный удар. Она закрылась руками, усиливая ментальный щит. И все-таки атака оказалась такой силы, что вампиршу подвинуло почти к самой границе круга, в земле остались две борозды от ее ног.

В сердце Мюриэль закралась тревога, но она и не думала отступать. Наоборот, моментально собравшись, она провела целую серию ментальных ударов. Некоторые достигли цели. Лицо Уриэля прорезала царапина, такая же рассекла рукав рубашки. Вампир взрыкнул, отдернув от лица окровавленную руку. И тотчас Мюриэль отшвырнуло на границу круга, который, не пропуская через себя, откинул вампиршу внутрь, словно был резиновый.

Шерри дернулась было к возлюбленной, но ей на плечо легла твердая рука Менестрес, останавливая.

А Уриэлю тем временем надоело играть в игрушки, и в свой следующий удар он вложил едва ли не всю силу. И это… ошеломляло. Мюриэль с тихим хрустом вновь впечатало в границу круга, у нее из уголка рта закапала кровь.

Шерри попыталась вновь рвануться к ней, но Менестрес держала крепко, хотя и сама чуть подалась вперед. На ее глазах творилось что-то невероятное. Она знала Уриэля, знала его уровень силы, но то, что он продемонстрировал сейчас, явно превышало отпущенные ему силы. Кто-то накачал его силой. И как накачал! Если еще учесть, что это на грани невыполнимого… Выше головы не прыгнешь. Но то, что сейчас разворачивалось перед ней, говорило об обратном.

А разворачивалась настоящая жестокая битва. Мюриэль и Уриэль бросили миндальничать и сражались на грани безумия, не замечая, казалось, ничего вокруг.

Мюриэль чувствовала, что в Уриэле изменился баланс сил, и отнюдь не в ее пользу, но это не мешало ей сыпать ударами, ища брешь в защите противника. К сожалению, таковой никак не обнаруживалось. Ее противник походил на монолитную скалу, в то время как ее трепало весьма ощутимо.

Прошел час битвы. Противники успели сильно измотать друг друга. Мюриэль прихрамывала, левый глаз заливала кровь из пореза на лбу, многочисленные порезы покрывали руки и грудь. Пиджак уже давно осел наземь лохмотьями, а рубашка зияла кровавыми прорехами.

Но Уриэль выглядел не многим лучше. Левую руку от локтя до запястья пересекал глубокий порез, те же многочисленные, но менее ощутимые, порезы по всему телу. Да и внутри при каждом вздохе что-то подозрительно похрустывало. И все-таки он выглядел несколько… свежее, чем его противница.

Шерри то и дело прикрывала глаза, не в силах смотреть на происходящее. Менестрес приходилось постоянно держать ее, она и сама пыталась сдерживаться, но один взгляд на возлюбленную, и весь самоконтроль норовил улететь в тартарары. Особенно когда Шерри начала замечать, что сердце Мюриэль стало биться реже. Вампирша постепенно теряла силы…

Беспокойство сжимало сердце королевы столь же крепко, сколь она сама – плечо своей подопечной. Уриэль продолжал демонстрировать силу, которой никогда не обладал и не мог обладать. Но откуда она у него? Если бы она могла прикоснуться к вампиру и узнать, но сейчас это не представлялось возможным. Чертов круг!

В новых обстоятельствах Менестрес более чем реально оценивала возможностью Мюриэль. Перевес сил явно не в ее пользу. Но…

Мюриэль продолжала упорно сражаться. Извернувшись, она ткнула в Уриэля силой, как мечом. Тот охнул, у него на губах показалась кровь. Мюриэль уже хотела нанести второй удар, но тот разбился о ментальный щит вампира, и тотчас ее нарыла волна отдачи. Словно катком переехало. Внутри что-то предательски хрустнуло.

И все-таки Мюриэль нашла в себе силы ударить еще раз. На сей раз удар был рассеянным, как сотни ножей, и у Уриэля получилось отразить лишь часть из них. Другая часть достигла цели. Его грудь разукрасили многочисленные глубокие раны, представшие на всеобщее обозрение, так как рубашка вампира окончательно обратилась в клочья. Озлобленный болью, которая заставила припасть его на одно колено, Уриэль рванул остатки ткани и отбросил их прочь.

Одновременно с этим он направил свою ярость на Мюриэль. Та едва не захлебнулась хлынувшей горлом кровью, и рухнула на колени. Тело вздрагивало от невидимых ударов, и то тут, то там появлялись кровавые полосы. Вампирша попыталась подняться, но тут же рухнула снова. Ее губы превратились в тонкую линию из-за сдерживаемого крика.

У Шерри из горла вырвался беззвучный крик. Наблюдать за происходящим было свыше ее сил. Она рванулась к кругу, но Менестрес удержала ее, тихо сказав:

– Держись! Тебе все равно не преодолеть круг, он может лишь покалечить тебя.

И тут же, совсем рядом, Шерри услышала уже ставший таким знакомым голос:

– Неправда! Ты сможешь преодолеть круг, если не убоишься. Мюриэль погибает, разве ты не видишь? Она умрет, и Уриэль сможет творить бесчинства. Погибнут многие. Но ты можешь предотвратить это. Используй тот самый последний шанс! Используй Косу.

Шерри хотелось заткнуть уши. А Мюриэль тем временем уже оставила попытки встать. Кровь истекала из нее редкими толчками.

– Используй шанс, или она умрет! Используй! Используй! – не умолкал голос, становясь лишь настойчивее.

Уриэль вскинул руки, намереваясь нанести последний удар, и на его груди что-то мерцнуло золотом.

– Печать ангела! – воскликнула Менестрес, на секунду выпустив Шерри.

Этого оказалось достаточно. Расширенные от ужаса глаза девушки следили за Мюриэль, которая медленно оседала наземь. А голос продолжал убеждать. И Шерри послушалась.

Она, вырвавшись из рук королевы, вскинул руку в призывном жесте. Тут же, не смея ослушаться зова, Коса Смерти легла в ее ладонь. Дальше время словно потекло гораздо медленнее. Уж слишком многое происходило.

Измученное тело Мюриэль коснулось земли, а Шерри медленно стала разворачивать Косу лезвием к себе. Менестрес обернулась к ней и увидела за спиной девушки едва заметную полупрозрачную крылатую фигуру. Ее намеренья стали ясны, как день, и королева воскликнула:

– Шерри, нет! Не делай этого! Ты погубишь себя! – вампирша понимала, что даже ее скорости не хватит, чтобы остановить свою подопечную. Она видела, что взгляд девушки как затуманенный.

Внезапно взор Шерри прояснился, а на лбу вспыхнул знак Таната. И две вещи произошли одновременно. За спиной Шерри появилась мрачная фигура в плаще с ног до головы, которая положила руку на плечо крылатому существу и дернула его на себя. В тоже время свистнуло лезвие Косы Шерри и тихонько, будто играючи, скользнуло по крылатой фигуре. Она рассыпалась в прах снопом золотых искр. А Шерри уже поудобнее перехватила Косу и метнула ее в сторону Уриэля.

Коса прошла сквозь защитный круг, как горячий нож сквозь масло, и тот просто лопнул, как мыльный пузырь. Не замедлившись ни на миг, древнее оружие прошило Уриэля насквозь, и тут же снова оказалось в руках Шерри.

Поверженный вампир рухнул наземь кучкой праха, которую подхватил ветер. Шерри была уже возле Мюриэль. Вампирша еще находилась в сознании, хотя ее раны ужасали. По щеке девушки скатилась одинокая слеза. Но Шерри тотчас взяла себя в руки. Она простерла Косу Смерти над возлюбленной и что-то тихо забормотала.

Коса осветилась лиловым светом и окутала им Мюриэль. Но то было не дыханье смерти, а жизни. Шерри исцеляла, и раны вампирши затягивались прямо на глазах, пока не осталось ни одной царапины.

– И все-таки такой исход несколько неожиданен, – раздался рядом с Менестрес ровный голос Таната.

– Они возложили на Уриэля ангельскую печать. Подумать только! – возмутилась королева, перекинувшись со Смертью взглядом. Они оба стояли в длиннополых плащах

– Вампир с ангельской печатью… – протянул Танат. – Неужели они надеялись, что Шерри просто покончит с собой?

В это время полностью излеченная Мюриэль открыла глаза и медленно, словно опасаясь рассыпаться, встала на ноги. Она посмотрела на Шерри, которая походила сейчас на валькирию: волосы развеваются, во лбу еще сияет знак, глаза горят призрачным огнем, и сказала:

– Ты все-таки вмешалась.

– Ага, – только и смогла ответить девушка. Даже сейчас она как-то умудрялась выглядеть безобидной.


* * * | Владычица Ночи: Дитя Смерти | Глава 48.