home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 49.

Легкий взмах руки, и вот вампирша уже держит Косу Смерти, архангелы невольно отпрянули от нее, но Менестрес прошла мимо, не удостоив их даже взгляда. Она встала на том самом месте, где Габриель так нелепо расстался с жизнью. Сделав всем знак отойти, королева обвела Косой круг вокруг себя, который алой искрой пробежал по земле, замкнувшись. Защитный круг не повредит.

То, что задумала Менестрес, было делом не из легких. Она совершала нечто подобное чрезвычайно редко, и никогда с существом подобного рода.

Так, для начала нужно воссоздать тело, вместилище души. Королева чуть крепче сжала Косу, и ее лезвие покорно вспыхнуло. Этим пылающим лезвием вампирша изобразила в воздухе спираль. Сияние отделилось от Косы и тотчас сжалось в овальную сферу, которая, вращаясь, стала увеличиваться, постепенно принимая очертания, близкие к человеческому телу. Наконец, это стало походить на светящийся манекен, неизвестно на чем подвешенный в воздухе.

Менестрес удовлетворенно хмыкнула и приступила ко второму этапу. Самому сложному. Требовалось призвать душу. В круге поднялся пронзительный ветер, но за его пределы не выходил. Королева чуть расставила ноги для устойчивости, и воздела Косу Смерти к небу. Она испустила луч, еще один, еще, пока небо с землей не соединил тонкий столб света. Через некоторое время столб задрожал, попытался изогнуться, но Менестрес крепче сжала древко Косы, и он выровнялся. Но продолжал подрагивать. Наконец, по этому столбу заструилась стайка золотых искр, которые стали концентрироваться на самом кончике Косы Смерти.

Искр становилось все больше и больше. Наконец, они слились в золотой кристалл, напоминающий звезду. Внутри этого кристалла зажегся и запульсировал свет. Словно у кристалла имелось маленькое сердце.

Осторожно приняв кристалл в свои руки с острия Косы, Менестрес поднесла его к светящейся фигуре. Кристалл впитался в нее, исчез, растворился в груди. В тот же миг оболочка дрогнула, сияние отделилось от нее, словно ленты. И, как бабочка рождается из кокона, так и из этой оболочки породилось живое существо. Сначала показались жемчужно-серые крылья, потом мужская фигура. Крылья раздвинулись в горделивом взмахе, и архангелы смогли узнать в существе Габриеля.

Он сначала дико озирался по сторонам, и, увидев, что вокруг столько народу, резким стыдливым жестом запахнул крылья. Его щеки залил нездоровый румянец.

– Габриель? – осторожно позвал Азраил, первым опомнившийся от увиденного.

Архангел тотчас обратил к нему безупречное лицо. Потянулся к нему.

Но Азраил не спешил принимать руки. Он опасливо обошел воскресшего, осторожно пощупал посеревшие крылья, и спросил:

– Как это возможно?

– Что за дурацкий трюк? – не сдержался Михаил.

Метатрон глянул на них, словно призывая к порядку, а сам сказал:

– Габриель мертв.

– Я? – искренне удивился нововоскресший. – Но я…

– Неужели ты не помнишь? – осторожно поинтересовался Азраил.

– Память… – архангел нахмурился. – Это трудно. Я помню… помню, как здесь… Господи, я и правда был мертв, а теперь…

– Теперь ты снова жив, – ответила Менестрес.

– Этого не может быть! – отрезал Метатрон. – Такие способности не под силу вампиру! Это какие-то чары, вы хотите нас обмануть!

Владычица Ночи вздохнула, нервно стукнув древком Косы оземь и проговорила:

– Да, подобное не под силу вампирам и еще кому бы то ни было. Но я могу. Могу возвращать души и воскрешать мертвых.

– Почему ты? – фраза "есть куда более достойные" повисла в воздухе.

– Скажем так, у меня есть на сей счет высочайшая индульгенция.

Архангелы, как по команде, посмотрели на Таната, тот согласно кивнул, подтвердив:

– Да, это так. С определенными условиями, но я дал Владычице Ночи сей дар.

– Ты не имел права! – запальчиво воскликнул Метатрон, чуть ли не впервые проявив какие-то чувства.

– Наш договор старше вас и исполнялся неукоснительно. К тому же не тебе говорить мне о моих правах и обязанностях!

– Так значит… он и правда жив? – поинтересовался Азраил, не сводя глаз с Габриеля.

– Абсолютно полное воскрешение, – подтвердил Танат.

– Но что с его крыльями? Почему они серые?

Менестрес хотела сказать: "скажите спасибо, что не черные", но Смерть опередил ее:

– Вам лучше знать, чистоту чего символизируют крылья.

– Чистоту веры и помыслов, – автоматически ответил Михаил.

– Ты в чем-то усомнился, Габриель? – осведомился Азраил.

И снова слово взял Танат:

– Возврат с обратной стороны жизни заставляет многое пересмотреть, в частности понять то, на что раньше глаза были закрыты.

Архангелы переглянулись, а Габриель как-то виновато посмотрел на Шерри.

Между тем Менестрес решила перейти к делу. Она сказала:

– Что ж, теперь у нас есть свидетель, не так ли?

– Свидетель? – архангелы еще раз переглянулись.

– Именно. Свидетель, который не сможет солгать. Ведь так? – королева посмотрела на Габриеля.

– Дда… – нехотя кивнул он.

– Ведь именно ты был приставлен к Шерри в качестве наблюдателя?

– Да, – еще один кивок.

– Что, по меньшей мере, странно, ибо ранее ограничивались обычным ангелом. Но в этот раз потребовался архангел, уполномоченный на убийство. Зачем?

– Мы сами определяем, кого нужно назначить смотрителем, – ответил Метатрон. – В договоре на сей счет ничего не указано.

– Что ж. Мы могли бы спустить вам это, если бы вы не развернули столь кипучую деятельность. Шерри еще не успела ничего совершить, а вы уже записали ее едва ли не в мессии тьмы! И стали действовать именно исходя из этого! – голосом обвинителя проговорила Менестрес.

– Мы способны оперировать тонкими временными материями… – начал было Азраил, но тут в разговор вступил Танат:

– Не вы одни способны заглядывать в будущее. Я могу утверждать, что в нем нет той угрозы, в которой вы так стараетесь обвинить мою дочь. Не думаю, что вы просто вошли в заблуждение.

– Пока существует она – существует и угроза миру! – убежденно заявил Михаил.

– Подобная угроза существовала всегда, еще до Шерри, до Юраны, – пожала плечами королева. – Так устроен мир. Это своеобразная система противовесов. И это не повод поступать так, как вы! Вы, хранители, опустились до интриг!

– Неправда! – возмутился Азраил.

– Вам разложить по полочкам? – фыркнула Менестрес. – Что ж, хорошо. Едва просыпаются силы Шерри, как вы тотчас приставляете к ней архангела. Но на этом не останавливаетесь. Сначала Габриель заявился ко мне, пытаясь воззвать к моему чувству долга и родственной солидарности. Пытался убедить, что Шерри едва ли не абсолютное зло, забывая, что я-то знаю ее куда как лучше.

Но, получив отказ, вы и не подумали отступиться. Вы пытаетесь заключить договор с Темными. Но и тут не получилось. Они оказались слишком меркантильны и осмотрительны. И это привело вас к вампирам, а точнее к Уриэлю. Вы решили использовать его как орудие в своих руках! Даже дали ему силы. Хотели уничтожить Шерри его руками. Вам было нужно нарушение договора. Если бы Уриэль убил Мюриэль, Шерри потеряла бы контроль над собой. Но и этого вам показалось мало. Чтобы действовать наверняка, вы стали внушать Шерри всю ужасность ее силы, что она зло, что по ее вине погибнут многие и многие. Эту миссию вы возложили на Габриеля. Он же насылал Шерри кошмары, чтобы убедить ее в порочности, чтобы она принесла себя в жертву.

У вас почти получилось. Почти, так как Шерри нашла свой собственный выход. Ведь так, Габриель?

– Так, – понурился архангел.

Остальные приняли вид оскорбленной невинности, а Метатрон неумолимо проговорил:

– И все-таки дочь Смерти совершила два неоправданных убийства!

– Мне они не кажутся неоправданными, – возразила Менестрес.

– Нам тоже, – буркнула Мюриэль, ни на секунду не спуская глаз с архангелов.

– Она убила нашего брата, – счел нужным напомнить Михаил, нервно передернув крыльями, такой совсем птичий жест.

– Это убийство в целях самообороны. Он пытался завладеть ее разумом, оказать давление на ее психику, – отрезала Менестрес.

– Провокация – как это низко! – Мюриэль просто плюнула этими словами.

– Молчи, женщина! – вспылил архангел. – Аз есьм Метатрон! Глас создателя сущего! – его голос загрохотал над пустошью, но вампирша, ничуть не смутившись, ответила:

– Это твои трудности. От этого ваша провокация не перестает быть таковой, – вампирша вошла в раж. – Вам просто нетерпелось уличить Шарлотту в проступке, и вы решили ускорить события. Интриганы!

У архангелов сделалось такое лицо, как у детей, которые узнали, что Санта-Клауса не существует. Причем эмоции обуревали всех троих на удивление синхронно. С эмоциями у Светлых вообще наблюдались странности.

Глядя на них, Менестрес чуть прикусила губы, они так и норовили дрогнуть в улыбке. Наконец, Метатрон совладал с собой и проговорил:

– Вы забываетесь! Мы – Хранители этого мира. И мы заботимся о его благе, храним хрупкое равновесие. И мы должны защищать мир от угроз, коей и является Шарлотта, случайный отпрыск Смерти. Само ее существование – это уже угроза, как вы не понимаете? Угроза всему сущему! Ее сила не контролируема и разрушительна. Что она может принести? Лишь погибель.

Да, нам тяжко поступать подобным образом, ибо мы Светлые хранители и наш удел нести свет, но порой одна жертва может спасти многие и многие жизни. И лучше принести в жертву одну жизнь, чем видеть конец мира.

– Что вы знаете о конце мира? – как-то устало спросил Танат, прервав проповедь архангела. – Человечество живет уже многие тысячи, десятки тысяч лет.

– Это не значит, что и дальше так будет продолжаться, – ответил Михаил.

– Конечно. Но этот мир куда более устойчив, чем вы думаете. Хочу напомнить, что до вашего появления моя дочь возрождалась уже на протяжении трех тысяч лет. Угрозы миру не было.

– Но она появилась сейчас! – возразил Азраил.

– Если вы о пророчестве, то не стоит понимать все так буквально, – отозвался Танат.

Архангелы так и застыли. Габриель даже крылья опустил, но тут же стыдливо поднял вновь.

– Вы знаете о Пророчестве? – на сей раз слова Метатрона звучали с каким-то птичьем присвистом.

– А вы как думали? – хмыкнула Менестрес. – Ведь именно его вы боитесь. – Не того, что погибнут люди, а того, что вы сами можете исчезнуть, что в вас перестанут нуждаться. Боитесь нового Рогнарека.

Говоря подобное, королева шла ва-банк. Реакция крылатых показала, что если она и не попала в точку, то оказалась очень близка в своей догадке.

– Это… не… так, – процедил Метатрон. Его крылья гневно распускались и складывались. Вот она, иллюстрация к праведному гневу. Почти получилось, почти…

Менестрес ответила:

– Может быть. Но это одна из причин. Вы боитесь, что окажетесь не нужны этому миру, что он обойдется и без вас, – честно говоря, вампирша была в этом практически уверена. Это дистанционное управление Светлых имело весьма странные формы.

– Да кто ты такая, чтобы попрекать нас? – не сдержался Михаил, а еще говорят об ангельском терпении! Хотя, может, на архангелов оно не распространяется?

– Я – Владычица Ночи! – гордо вскинула голову Менестрес. – К тому же я живу в этом мире гораздо дольше, чем вы и хорошо помню еще старых Хранителей.

– Ты – нечестивица! Тебя не ждет ничего, кроме адова пламени! – возмутился Азраил.

– Ни я, ни мой народ не находимся в вашей епархии, – елейным голосом проговорила королева. – Так что ваши угрозы ровным счетом ничего не стоят. У нас свой путь.

– Кровопийцы!

– Такова наша пища, – и не подумала смутиться Менестрес. – Не вижу в этом ничего постыдного. Мы выбираем свою судьбу добровольно.

– Исчадия тьмы! – фыркнул Азраил.

– Вовсе нет. Мы не Темные и не Светлые, не добро и не зло. Мы вампиры, наши силы нейтральны. Каждый решает сам, кем ему быть. И Шарлотта тоже нейтральна, хотя вам просто нетерпится, видимо, причислить ее к Темным. Мессия тьмы. Придумали же!

– Но ее сила суть есть Смерть! – заметил Метатрон.

– Это абсолютно ничего не значит, – возразила королева вампиров. – Смерть не есть зло. Это лишь оборотная сторона жизни.

– Не стоит забывать, что она еще и человек. Это накладывает определенный отпечаток. Человеческие страсти и пороки попросту не совместимы с такой силой. Мы могли в этом убедиться. Случись что с дорогим ей… существом, и она в ярости спалит целый континент!

– На протяжении пяти тысяч лет ничего подобного не случалось.

– А как же твое королевство, вампирша?

– Оно было обречено, – просто ответила Менестрес. – Так или иначе, но оно было бы разрушено. Так было нужно.

– Но есть и другие примеры… – начал было Михаил.

– Есть, – тут же согласилась королева вампиров. – Но каждый раз применение подобного рода силы было необходимо, и каждый раз был оплачен жизнью. Многие ли из вас способны на такое самопожертвование?

– Даже это не отменяет опасности, которую несет дитя Смерти, – ответил Метатрон. – Она не должна была являться в этот мир, и мы должны исправить это, уничтожить и тело, и душу.

После этих слов повисла гнетущая тишина. Менестрес понадобилось некоторое время, чтобы осознать, что Светлые вознамерились добиться полного уничтожения дочери Смерти, без возможности возрождения, и тем самым обезопасить себя раз и навсегда.


Глава 48. | Владычица Ночи: Дитя Смерти | Глава 50.