home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 50.

За этими разборками все, кроме Мюриэль, забыли о самой Шерри. А та отказывалась верить услышанному. Ее хотят убить, убить потому, что просто считают потенциально опасной. И кто! Те, кто являются олицетворением любви и сострадания!

От всего этого у девушки уже голова шла кругом. Она чувствовала, что сходит с ума. Тогда-то и произошло перевоплощение.

Мюриэль почувствовала, как от ее возлюбленной исходит какая-то странная сила, похожая на шелковый ветер, который распространяется не далее, чем на шаг от девушки. Вампирша обернулась и увидела, что Шерри охвачена лиловым светом. На ее глазах одежда девушки обратилась в легкие доспехи, надетые поверх алой туники. На ногах высокие черные сапоги, волосы перехвачены обручем с рубином в виде черепа. А глаза… глаза обратились в две чаши огня. На лбу вспыхнул знак – сплетенные альфа и омега.

– Шерри… – осторожно позвала Мюриэль, но девушка покачала головой и ответила каким-то чужим, глубоким и проникновенным голосом:

– Нет. Она уступила место мне, Юране. Той части души, которая впитала каждое ее воплощение и сейчас олицетворяет их.

В повисшей тишине ее слова прозвучали как-то уж очень громко. Все обернулись на этот голос в ошеломлении. Только Танат оставался невозмутим. А Юрана продолжила, обращаясь к архангелам:

– Вы пустились в такие споры на мой счет, но никто из вас даже не поинтересовался моим мнением! Я не вещь и не безропотный дух, дабы так легко решать за меня мою судьбу!

– Что с тобой? – наконец поинтересовался Азраил.

– Я – Юрана, дитя Смерти. Шерри, мое нынешнее воплощение, не хочет помнить о своих прошлых жизнях. И я ее понимаю. Это очень тяжело. Но память осталась. Поэтому мне пришлось заменить Шерри в ее теле. Когда я уйду – она вернется. Но сначала я буду говорить за себя.

– И что ты можешь сказать за себя? – поинтересовался Метатрон, снова приняв вид грозного благочестия.

– То, что вы стараетесь обвинить меня в том, к чему я не причастна. Вам это уже говорили. И не стоит думать, что за пять тысяч лет я не научилась использовать свою силу! – в качестве демонстрации Юрана взмахнула рукой, и пальцы уже сжимали древко Косы Смерти.

Архангелы чуть отпрянули, а все тот же Метатрон сказал:

– Может, оно и так, но каждый раз, возрождаясь, ты некоторое время не знаешь ничего о своей силе. Разве не так?

– Даже если так – еще не было ни одного прецедента, – ответила Юрана, нахмурившись.

– Люди говорят: "всегда бывает первый раз", и мы склонны с этим согласиться. Одного раза будет более чем достаточно.

– Почему-то прежние Хранители не были так озабочены этим вопросом. Мы спокойно уживались, – едва ли не ностальгически проговорила Юрана. – У вас же есть договор, и все равно вас что-то не устраивает. Вы хотите лишить меня жизни, но кто дал вам право решать, кто достоин жить, а кто нет? – она распалилась не на шутку.

– Мы – Хранители этой планеты, наш долг – заботиться о ее процветании и благоденствии! А ты – угроза ее существованию! Тебя не должно было быть!

– Но я есть! – почти выкрикнула Юрана, и знак на ее лбу засветился чуть сильнее.

– Это мы и пытаемся исправить, – вздохнул Азраил.

– Подумай не только о себе, но и о всеобщем благе! – патетически воскликнул Метатрон. – Ты хочешь погубить этот мир?

– Пока я не сделала ничего, что этому бы способствовало. Я всегда действую, руководствуясь разумом. И ни разу применение мною силы не было неоправданным! Мое существование не так уж безоблачно, но я заслужила право на него!

– Мы сожалеем, но ты не оставила нам выбора.

В голосе Метатрона слышалось неподдельное сожаление, но, вместе с тем, все архангелы встрепенули и расправили крылья, в их руках появились огненные мечи. В то же время оживилось и ангельское войско. Они тоже ощетинились мечами.

– Не ради собственного блага, но ради спасения мира, ты должна погибнуть! Сдайся, и твоя смерть будет легкой и быстрой! – с этими словами Метатрон взмахнул крыльями, взлетая, изготавливаясь для битвы.

– Никогда! – воскликнула Юрана, принимая боевую стойку.

– Она не умрет! Вы бросили вызов всем нам! Мы будем защищать ее!

Голос Менестрес стал грозен, ее глаза вспыхнули зеленым огнем, поглотившим белки и зрачки. Кожа на спине задвигалась, разошлась, выпустив два черных, как ночь, крыла. Взмахнув ими, королева взлетела и, поудобнее перехватив Косу Смерти, вновь появившуюся в руках, оказалась как раз между Юраной и Метатроном.

– Не вставай на пути у божьего правосудия! Не ищи с нами ссоры! – прогремел голос Метатрона.

– Поздно. Ссора уже начата! – отозвалась Владычица Ночи, и ее голос звучал ничуть не менее громогласно. – И если ты, или кто-либо из вас, поднимет оружие на Юрану, я встану на ее защиту!

– И я! – тотчас отозвалась Мюриэль. Она сама не ожидала, но воздух за ней затрепетал, и на спине появились два полупрозрачных, но, тем не менее, действующих крыла.

– И я, – откликнулся Димьен, и у него возникли такие же крылья.

– Я тоже, – ответил Антуан, в раз обретя крылья, чуть более реальные чем у остальных.

Лота и Кируми выразили свое желание лишь решительным кивком, и у них тоже появились крылья.

– Моя дочь будет жить! – проговорил Танат, скидывая плащ. Под ним скрывалось черное шелковое одеяние: рубашка и брюки, а за спиной распустились черные крылья. Создавалось такое ощущение, что каждое перо – это сгусток сияющей тьмы.

– Вы так хотите начать войну? – вопрошала Менестрес. – Войну между Светлыми, нейтралами и Темными?

– Почему Темными? – опешил Метатрон.

– Потому что вы слишком много на себя берете! – провозгласил глава дома Варад, выходя из портала во главе своего воинства. – Я говорил Владычице Ночи, что если вы развяжете войну, то в ней мы будем на ее стороне. Ибо именно вы расшатываете установившееся равновесие.

– По какому праву? – потребовал ответа Азраил.

– По праву Хранителей. Не забывайте, мы тоже Хранители.

– Вам нельзя находиться на Земле!

– Постоянно – нет. Как и вам. Но вы забыли о нашей взаимосвязанной системе порталов. Так что в этой битве наше войско будет равно вашему.

– Падшие! – Михаил так плюнул этим словом, словно оно было самым грязным ругательством.

– Вот только не нужно плести заново старую сказочку! Мы всегда были там, где были. То, что у нас разные дороги и цели, еще не повод, – фыркнул предводитель демонов.

– Это ничего не меняет, – надменно ответил Метатрон. – Дитя Смерти должна умереть!

И архангел нанес первый удар. Сокрушительная волна света отделилась от его меча и направилась к Шерри, но на ее пути оказалась Менестрес, Косой Смерти отразив удар, а точнее разрезав волну надвое, от чего та осыпалась снопом колючих искр.

Михаил, Азраил, а за ними и Габриель тоже ринулись в бой. Ангельское воинство атаковало маленькими истребителями. Казалось, исчезло само представление о реальности. Благо Светлым хватило ума накрыть происходящее покрывалом подреальности, дабы битва и ее последствия не просочились в реальный мир. Иначе уже через четверть часа здесь были бы ВВС и национальная гвардия.

Но это не делало происходящее менее реальным для участников событий. Небеса взорвались чистым светом и алым пламенем. То сошлись в схватке ангелы и демоны. Здесь же сражались и вампиры, взяв Юрану в кольцо и не давая никому к ней приблизиться. Главная защита приходилась на Менестрес и Таната. Они взяли на себя архангелов. К чести Смерти стоит заметить, что он использовал свою силу лишь в той мере, чтобы удержат противников.

А четверка архангелов всеми силами старалась прорвать кольцо. Они хоть и святые, создания света, но в бою им не было равных. И держать круговую оборону было не легко. Огненные мечи метали световые волны, молнии, и просто сыпали ударами. Но сдаваться никто не собирался. Держались не хуже.

Юрана сражалась наравне со всеми, не смотря на то, что ее-то все и защищали. Серебряный серп Косы мелькал быстрее мысли, разя без промаха, одним своим касанием сея смерть. То и дело очередной слишком близко подобравшийся ангел рассыпался снопом золотых искр.

Но вовсе не значит, что только небесное воинство несло потери. Полегли многие демоны. Вампиров сильно потрепало. Рана Кируми лишила ее возможности сражаться, но Лота прикрывала ее как могла. Ранений не было только у Менестрес, Таната и Юраны, ибо любой, подходивший к ним на расстояние удара Косы, становился трупом, даже скорее облачком золотых искр.

Сражение велось все яростнее. На место поверженных ангелов Метатрон призывал новых. Правда тут же являлись и новые демоны. Образовалось относительное "равенство" сил. Во всяком случае второстепенных. Битва грозила вылиться в крупномасштабное побоище, и так воздух уже дрожал и искрился от переизбытка метафизической энергии. Но ни одна из сторон не думала уступать.

И никто не задумывался, что же случится при победе той или иной стороны, что будет дальше. Просто не было времени рассуждать столь глобально.

Между тем Менестрес, да и Танат понимали, что битва, даже эта, не может длиться вечно. Но как переломить ее ход?

Должно было случиться что-то… что-то, что станет камнем преткновения. Ожидание этого просто повисло в воздухе. Стало почти осязаемым.

Но, как это обычно бывает, судьба и конкретно Его Величество Случай вносят свои коррективы в любые, даже тщательнейшим образом планируемые, события.

Слишком долгая битва всего лишь на толику ослабила бдительность защитников. Но и самой малости оказалось достаточно. Юрана, обороняясь, на краткий миг оказалась открыта. Азраил воспользовался моментом и метнул в нее огненный меч, обратившийся копьем.

Танат, Менестрес и сама Юрана отреагировали моментально. Три Косы синхронно взметнулись в воздух. Отражая удар. Уже в следующую секунду каждый осознал неотвратимость столкновения. Время словно замедлилось.

Расправившись с мечом, Косы по инерции продолжили движение, пока не столкнулись, образовав причудливую трехгранную фигуру. В тот же миг вырвался настоящий шквал. Но, в отличие от обычного ветра, он не рвал одежду, не сбивал с ног. Наоборот, заставил всех остановиться, как есть. Словно встало само время.

Фигуры Таната, Менестрес и Юраны осветились лиловым светом, этот свет передался древнему орудию Смерти, а от них устремился в небо, сквозь завесу подпространсва, словно ее и не было. На краткий миг все три Косы стали полупрозрачными, а в небе появилась еще одна, но тотчас исчезла.


Глава 49. | Владычица Ночи: Дитя Смерти | Глава 51.