home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13.

Она не знала, сколько прошло времени, прежде чем ей удалось разлепить отяжелевшие веки. Первым она увидела солнце, светившее в окно сквозь крону какого-то дерева. Набравшись храбрости, Глория осмотрелась. Оказалось, что она лежит на большой кровати в светлой комнате. На тумбочке у противоположной стены стоял телевизор. Слева от кровати – большой платяной шкаф с зеркальными створками. У противоположной стены нашлось место креслу, торшеру и угловому книжному стеллажу. Вся мебель цвета светлого бука, а на полу ковролин песочного цвета.

Глория терялась в догадках, где может находиться, и к чему кому-то так заботиться о ней. Она попыталась сесть и сначала почувствовала, а потом увидела, что грудь перехватывает широкая повязка. Кроме нее одежды на ней не было. Девушка смутилась.

В этот момент раздался звук открываемой двери, и в комнату вошла та самая женщина, которую они так неудачно пытались ограбить. Глория инстинктивно зажмурилась, судорожно соображая, как такое может быть, и зачем она ей понадобилась.

– Очнулась? – чуть насмешливый, но приятный голос. – Можешь не жмуриться, я же вижу, что да.

Глория осторожно приоткрыла сначала один глаз, потом другой. Женщина сидела на кровати и улыбалась. Она потрогала лоб девушки, чтобы удостовериться, нет ли жара, и спросила:

– Как себя чувствуешь?

– Ничего…

– Хорошо, если так. Как хоть тебя зовут, маленькое чудовище?

– Глория, – и тут же прикусила язык, словно проговорилась.

– Я – Иветта. Ты в моем доме сейчас.

– Сколько я здесь?

– Второй день. А сейчас давай снимем повязку. Наверное, все уже зажило.

Глория с сомнением посмотрела на Иветту, но та уже бесцеремонно откинула одеяло и стала разматывать бинты. Под ними остался лишь тонкий розовый шрам. Девушка с удивлением уставилась на него.

– Тебе повезло, что твой дружок так плохо стреляет. Пуля прошло вскользь по ребрам. Крови много, но не опасно, – пояснила Иветта.

– Все так быстро зажило…

– Я бы не сказала, – Должно было зажить за несколько часов. Наверное, ты была ослаблена.

Глория посмотрела на нее с большим подозрением, на что Иветта проговорила:

– Ты что, ничего о себе не знаешь? Ты же оборотень, вервольф, как я погляжу.

От этих слов девушка вся сжалась, ее глаза наполнились ужасом. Не в силах сдерживаться, он закрыла лицо руками, прохныкав:

– Я чудовище!

– Ну уж, – усмехнулась Иветта. – Бедный запутавшийся волчонок, – и она потрепала девушку по волосам. От нее не утаилось, как вздрогнула Глория от этого простого прикосновения. И этот тихий полупридушенный голос:

– Откуда ты знаешь?

– Потому что я такая же.

Глория с сомнением посмотрела на Иветту, сказав:

– Врешь! – но голос был не слишком-то уверенным.

– Зачем мне это? Смотри…

Иветта протянула девушке руку. Прямо на глазах та стала меняться. Вытянулась, появились когти. Глория перевела взгляд на лицо. На нее смотрели не человеческие глаза, а волчьи. Верволчица улыбнулась – сверкнули клыки. Все эти признаки исчезли так же легко, как и появились.

– Как это возможно? – выдохнула Глория.

– Высокая степень самоконтроля. Зверя, что живет в нас, можно контролировать. Порой это не легко, но требуется опыт.

Девушка слушала ее, открыв рот, и уже совершенно забыла, что сидит голая в постели. Но не забыла Иветта. Она сказала:

– Ладно, у нас еще будет время поговорить. А пока тебе просто необходимо вымыться. Уж не знаю, когда ты в последний раз это делала, но от тебя пахнет, как от скунса. Ванная вон там. А я пока сменю постельное белье и подберу тебе что-нибудь из одежды.

Когда Глория вышла из ванной (подозрительно быстро, надо отметить), то намного чище выглядеть не стала. Иветта озадачено вскинула бровь, и, наконец, сказала:

– У меня что, внезапно воду отключили?

– Почему?

– Потому что у меня сложилось такое ощущение, что ты только лицо намочила.

– Нет, я…

– Не обманывай, – усмехнулась Иветта. – Так, на будущее, мы – оборотни, всегда чувствуем неправду. – Глория сникла, а верволчица продолжила, – Что ж, повторим процедуру с самого начала.

И она взяла девушку за руку и вновь отвела в ванную. На этот раз Иветта сама ее вымыла. Поначалу Глория попыталась сопротивляться, но все оказалось тщетно. Верволчица оказалась гораздо сильнее, без труда удерживая девушку одной рукой. Но иногда не выдерживала и говорила:

– Да что ты рыпаешься, как щенок! Я же тебя не топлю!

– Мыло щиплет! Мне больно!

– Не верю. Тебе не пять лет, в конце концов!

Продолжая отмывать Глорию, Иветта подметила, что та очень худенькая, до хрупкости. Все ребра наружу – пересчитать можно. А в глазах страх. Страх человека, которого постоянно предают, и он воспринимает это как должное. Затравленность.

Наконец, помывка была закончена. Помогая девушке вытереться, Иветта удовлетворенно вздохнула:

– Ну вот, совсем другое дело! У тебя, оказывается, волосы вовсе не черные, да ты и не смуглая.

Глория лишь хмуро покосилась на нее, натягивая выданную одежду. И все-таки она не забыла спросить о своей, на что Иветта ответила:

– Я ее выкинула. Она была в крови и такая грязная, что ее впору утилизировать, как радиоактивные отходы. Пока могу предложить эту. Потом подберем более подходящее для тебя. А сейчас пойдем обедать. Тебе нужно хорошо поесть, чтобы восстановить силы. Идем.

Иветта отвела девушку на кухню, которая с не меньшим успехом исполняла обязанности столовой. Просторная, светлая, расположенная на террасе. Вдоль стены шла непосредственно кухня: плита, мойка, стол, шкафчики – все как положено. Центр занимал овальный стол светлого дерева, который окружали шесть стульев. Но больше всего Глорию покорили запахи. Они соблазняли, проникая в самые потаенные уголки сознания. Она уже и забыла, когда в последний раз ела домашнюю пищу.

Сев за стол, Глория сначала мялась, но голод взял свое, и она стала уплетать за обе щеки. Давно ей настолько не хотелось есть. Под конец она отчаянно сражалась с третьим куском яблочного пирога, но все-таки сдалась, обессилено откинувшись на спинку стула.

– Наелась? – с улыбкой спросила Иветта, наливая себе чай.

– О, да! – удовлетворенно вздохнул Глория. И тут же ее взгляд вновь преисполнился подозрением. Взгляд ребенка улицы: не по-детски взрослый и умудренный, привыкший не доверять никому.

– Тогда можно и поговорить, – Иветта понимала необходимость объяснений и то, что их нельзя откладывать в долгий ящик. – Начнем с сакраментального? Как ты докатилась до жизни такой?

– Какой такой? – нахмурилась девушка, не понимая, почему эта женщина так много сделала для нее, особенно, если учесть обстоятельства их знакомства.

– Не думаю, что грабеж на дорогах был мечтой твоей жизни.

– Они хорошо ко мне относились, мы были как семья.

– Да уж конечно. Выпивка, наркотики на всех. Ведь было? – потупившийся взгляд говорил красноречивее всяких слов. – Тебе повезло, что ни к первому, ни ко второму у нас не бывает привыкания. Слишком быстро выводиться из организма. Но как ты стала оборотнем? В той банде таких, как ты, больше не было.

– Что значит стала?

– Когда ты первый раз перекинулась? Сменила облик? Стала зверем?

Глория что-то подсчитала в уме и ответила:

– Где-то около года назад… даже больше…

– А что этому предшествовало? Случилось в ближайшие четыре недели что-нибудь необычное?

– Меня собака покусала чуток… и все… – Глория рассказала про тот случай.

– Хм… понятно. А где твой дом? Ты сбежала? Тебя ведь, наверняка, ищут.

– Нет, – тихо ответила Глория, так ничего больше и не сказав.

– Значит, не хочешь говорить? – уточнила Иветта, хотя и так все было понятно.

– Нет, – покачала головой девушка, и спросила, – Что ты собираешься со мной делать?

– Ну уж не сдавать властям, – усмехнулась верволчица.

– Я хочу вернуться… к своим.

– Зачем? Думаешь, они так уж сильно обрадуются? Хотя твой главарь может и обрадуется, так как больше не будет убийцей.

– Они заботились обо мне!

– А ты никогда не думала, почему? – довольно сурово спросила Иветта. – Им нужна была наводчица, отвлекающая жертву. А ты идеально подходишь, к тому же, если попадешься, то легко отделаешься, так как ты несовершеннолетняя.

Глория слушала, открыв рот. Ни о чем таком она даже не помышляла. Но с другой стороны, ее так легко бросили на дороге…

– И не забывай о том, кто ты есть, – напомнила Иветта. – Ты – оборотень, но ничего не знаешь об этом. А если на тебя нападет жор или ты займешься сексом, что тогда будет?

– Я занималась, – буркнула Глория.

Иветта нахмурилась и проговорила:

– Ну, тебе очень повезло, голубушка, что ты такая молоденькая, а твой любовник или любовники попадались такие неумелые.

– Почему?

– Иначе, на пике экстаза, ты не смогла бы себя контролировать и перекинулась. Партнер вряд ли выжил бы.

Глаза Глории округлились, она судорожно сглотнула, и лишь через пару секунд спросила:

– Что ты хочешь?

– Я? Как ни странно, но помочь тебе. Ты совсем еще дитя и не понимаешь, что происходит. А это может привести ко многим печальным последствиям. Нам это не нужно. Ты можешь выдать себя – а это опасно для всех нас.

– Каким образом?

– Люди в общей массе не знают о нашем существовании. Да, у нас есть друзья среди них – но это исключение. А так нам выгодно жить в тени человечества. Узнай они о нас сейчас – начнется травля, охота, которая выльется в войну. Нам это не нужно. Поэтому мы сами пресекаем любую утечку информации. Так что тебе нужно учиться себя контролировать.

– Как?

– Я могла бы тебя научить. Ты можешь остаться здесь. Стае я пока тебя показывать не буду. Ни к чему это, да ты и не готова.

– Стае?

– Да. Оборотни города образуют стаю с четкой иерархией и вожаком во главе, но у тебя еще будет время узнать об этом подробнее. Сейчас тебе главное решить, остаешься ты или нет.

– Похоже, у меня нет выхода… У меня ничего не осталось.

– Тогда живи у меня, сколько хочешь. Я буду твоим куратором.

– Кем?

– К каждому новообращенному оборотню приставляется куратор – оборотень, который объясняет и обучает, ибо новообращенный аки дитя неразумное.

– Значит, если я соглашусь, то ты…

– Буду за тебя отвечать, – согласилась Иветта. – Но не только. Еще и требовать с тебя. Прав без обязанностей не бывает, тем более ты несовершеннолетняя.

Глория надула губы при последней фразе и задумалась. Многое ей все еще оставалось непонятным. В основном причина столь хорошего и радушного к ней отношения. Поэтому девушка спросила:

– Почему ты не сердишься на меня? Ведь я хотела тебя ограбить…

– Я в курсе, – усмехнулась Иветта. – И уверена, ты так поступила не в первый раз, – девушка зарделась. – Но мне кажется, ты просто запуталась. Сбитый с толку ребенок… И я хочу дать тебе шанс. Пусть прошлое останется прошлым, не будем его бередить. Начни жизнь с чистого листа. Сейчас все зависит только от тебя.

– Я… попробую… – тихо проговорила Глория.

– Ты не даешь скоропалительных обещаний – это хорошо, – Иветта ласково потрепала ее по волосам. И от этого простого жеста у девушки ком подступил к горлу.

Так Глория осталась в доме верволчицы. Дачном доме, надо заметить. Поначалу девушка походила на дикого звереныша – слишком въедливы оказались привычки улицы. Иветта в полной мере осознала, что значит трудный ребенок.


Глава 12. | Волчьи судьбы | Глава 14.