home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24.

Мы закрыли за главной волчицей дверь. Я потрепала Глорию по волосам и сказала:

– Ну что, собираемся и едем?

– Да, хорошо, – как-то рассеяно проговорила девушка.

Это заставило меня вновь развернуться к ней и спросить:

– Эй, что с тобой?

– Почему она никогда ничего мне сразу не рассказывает? Всегда потом. Она совсем мне не доверяет, – не стоило объяснять, кто "она".

– Мне кажется, ты ошибаешься, Глория. Иветта очень заботиться о тебе.

– Но не доверяет, – настаивала на своем девушка.

– Не хочет расстраивать и волновать.

– Лео, скажи, неужели ей никогда не будет нужна моя помощь?

– Глория, ты сгущаешь краски. Не забывай, Иветта – вожак стаи, поэтому ей приходится решать очень много проблем. Именно ей, как вожаку.

– Но она всегда советуется с тобой.

– Во-первых, не всегда, а во-вторых, у нас непростые отношения. По сути, я никогда не была в ее подчинении. Все построено исключительно на взаимной договоренности.

– Ты ведь сильнее ее, так?

– Мы никогда этого не проверяли и не будем, Глория, – улыбнулась я. – Нам это ни к чему.

– И, тем не менее, – продолжала настаивать девушка. – Я же знаю, как ты стала кайо. Ты тем самым спасла Иветту.

– Просто я никогда не была среднестатистическим оборотнем. Во мне намешано слишком много противоестественного. Даже я сама до конца не знаю, что именно.

– Ты могла бы стать вожаком стаи.

– Я никогда не хотела и не хочу этого. У меня есть мой прайд – этого достаточно. К тому же, я не вервольф.

– Думаю, для тебя это не важно.

– Все равно.

– Мне никогда не стать вам ровней.

– Зачем на кого-то равняться? Ты главное будь собой!

– Но я слишком слаба. Поэтому-то меня и приходится все время защищать.

– Ты просто еще молода.

– Но Иветта уже в моем возрасте была иштой!

– У каждого сила развивается по собственной спирали.

– Это ты меня так утешаешь, да? Моя спираль, похоже, свернулась в трубочку.

– Ты не права. У тебя есть определенные задатки которые, со временем, обязательно разовьются. Твоя сила уже возросла с момента нашей первой встречи.

– Правда?

– Неужели ты думаешь, что мне есть смысл обманывать тебя? Зачем?

– Просто… разве так бывает?

– Мне не раз приходилось убеждаться, что возможно гораздо большее, чем мы можем себе представить. Возьмем, к примеру, Шата. Он оборотень почти с того же возраста, что и ты, и его сила развивается постепенно. Совсем скоро он станет иштой. Так что тебе нужно иметь терпение.

– Что ж… Я постараюсь. А ты научишь меня драться?

– Мне казалось, что ты уже учишься и кое-что умеешь.

– Я могу драться по-уличному, а все эти единоборства… Я не могу на уроках выкладываться в полную силу. Иначе наверняка выдам себя.

– Что ж, посмотрим, что можно сделать. А сейчас собирайся и едем. Действительно пора.

– О`кей, я мигом.

– Только без юбок.

Мое пожелание заставило Глорию резко затормозить на полпути и спросить:

– А почему?

– Я на мотоцикле. И если ты наденешь юбку, то она будет заместо паруса – это раз, и тебя продует до самых кишок – это два.

– На мотоцикле? Здорово! Хорошо, я надену джинсы.

– Ладно, давай быстрее уж.

– Хорошо-хорошо.

Уже через четверть часа мы выехали в клуб. В итоге Глория надела черные джинсы, тонкий белый свитер, а сверху черный кожаный пиджак. Волосы она заколола в изящный узел, чтобы было удобнее надевать шлем. У меня-то этой проблемы вообще не стоит. С моими-то короткими волосами! Вообще-то они начали было отрастать, но две недели назад я пресекла эту инициативу в корне. Подстриглась короче. Андре пытался было что-то возразить (волосы у него вообще больной вопрос, со своими он носиться, как с писаной торбой), но я ответила, что если будет покушаться на мои, я покушусь на его. На этом вопрос был закрыт.

От поездки на мотоцикле Глория пришла в полный восторг, но прогулка оказалась непродолжительной. До клуба мы доехали минут за двадцать. Автомобиль Дени уже стоял на стоянке. Хорошо.

В клуб через служебный вход, как всегда. И вот нас уже встречает приветливый, как всегда, Саймон.

– Добрый день, Лео, Глория.

– Привет, – кивнула я. – Зайдешь ко мне часика через пол?

– Хорошо.

– Не знаешь, Марго уже пришла?

– Да, пришла.

– Спасибо. Пойдем Глория.

– А у тебя тут еще круче стало! – заметила девушка, когда мы почти подошли к кабинету.

– Стараемся, – усмехнулась я, открывая дверь. – Привет всем!

Дени и Марго уже вовсю заседали над какими-то бумагами. Видать отчетностью. Но обе одновременно подняли головы:

– Привет! О, Глория, рада тебя видеть.

– Привет.

– Да, Глория, это Марго. Марго – это Глория, – представила я.

– Очень приятно.

Я кинула сумку в шкаф, туда же повесила куртку и пиджак Глории, после этого я сказала девушке:

– Идем, найдем тебе столик, чтобы ты ничего не пропустила из представления.

– А кто у вас сегодня выступает?

– Певец Марко Поло.

– Тот самый?

– Но не тот, который великие географические открытия совершал, – усмехнулась я. – Правда поет неплохо. Что его заставило взять подобный псевдоним – ума не приложу. Но у каждого придурка свои радости.

При этих словах Глория хохотнула. У нас с ней временами схожее чувство юмора.

В главном зале еще было пустынно, но до открытия уже оставались считанные минуты. Ожидание этого момента просто повисло в воздухе. Официанты, бармены, охранники – все находились на своих местах. Я кликнула Эмму и попросила ее взять на себя обслуживание Глории.

После этого я вернулась в кабинет. Саймон уже ждал меня там, а вот Дени с Марго не было. Должно быть по делам вышли. Я почувствовала исходящее от вервольфа волнение. Честно говоря, это меня удивило.

– Вы хотели меня видеть, – осторожно напомнил Саймон.

– Да. Но что тебя так взволновало?

Он смутился, словно я застала его за чем-то постыдным, но все же ответил:

– Наверное, я в чем-то провинился.

Я невольно улыбнулась. Видимо, он вспомнил тот случай с игрушкой, и теперь надумал себе невесть что. Поэтому я потрепала его по руке и сказала:

– У меня нет абсолютно никаких нареканий к твоей работе, Саймон. Ты отлично выполняешь свои обязанности. А позвала я тебя потому, что хотела попросить присмотреть за Глорией, пока она в нашем клубе.

– О, нет проблем! Я с радостью пригляжу за ней.

– Вот и хорошо.

– Я могу идти?

– Да, конечно. Если заметишь что-то подозрительное – сразу сообщи.

– Хорошо, Лео, – он весь прям просиял, когда выходил.

Такой грозный с виду, а чуть копнешь – сущее дитя. Я усмехнулась ему вслед и засела за бумаги. Они отнимают большую часть времени, но, зачастую, являются наиболее важными.

Когда вернулась Дени, ей одного взгляда хватило, чтобы сказать:

– О, ты уже окопалась!

– Угу, – кивнула я, беря еще одну папку. – Да, звонил менеджер Тристаров. Он заинтересовался нашим предложением. Я выслала наш типовой договор и назначила встречу на послезавтра.

– Отлично. А я думала, они так и не согласятся.

– Я их уболтала. К тому же гастроли у них еще нескоро, а кушать хочется всегда.

– Это да.

– Кстати, как там Марго?

– Сдала на руки Дейву, пусть дальше постигает азы финансовой отчетности.

– Хорошо. Это ей пригодиться. Потом нужно будет показать ей кое-что по договорам.

– Ты всерьез взялась за эту девушку, – заметила Дени, садясь за свой стол и забирая у меня часть папок.

– Как, впрочем, и все мы. Надо ковать железо, не отходя от кассы.

– Но не слишком ли мы ее загружаем?

– Не думаю. Марго никогда не работала в нашей сфере. Естественно, ей нужно многому научиться. И чем скорее она научиться, тем ей же лучше будет.

– Несомненно. Просто Марго не из тех, кто жалуется.

– Я знаю. Но эта безропотность может сослужить ей дурную службу, – задумчиво проговорила я. – Ну да ладно, поживем – увидим.

В клубе всегда много дел. Это не офис, где можно просидеть весь день, гоняя балду. Конечно, мы не носимся, как угорелые, двадцать четыре часа в сутки (так только по первости бывало), но работаем довольно активно.

И все-таки между делом я успела позвонить Иветте. Я предложила завезти Глорию домой, но главная волчица настояла, что сама заедет за ней в клуб под конец рабочего дня. На том и порешили.

По телефону же Иветта сказала, что опасения в полной мере подтвердились. Ее голос при этом был таким же чужим и холодным. Дело серьезное. И я как-то совершенно отчетливо поняла, что для стаи, да и вообще для оборотней города наступили трудные времена. И я ощутила беспокойство. Беспокойство за них всех. Похоже, я и впрямь вживаюсь в роль патры. Кто бы мог подумать!

Раньше меня это бы насторожило, а сейчас… воспринималось как само собой разумеющееся. Странно…

Иветта заехала в клуб как раз к закрытию. Я уже сама собиралась домой, да и остальные тоже. Я лично отпустила Марго, а то совсем закопалась девчонка.

Глория не выглядела сонной. Видимо, подобное бодрствование ей не впервой. Она едва ли не с радостным визгом кинулась на шею Иветте. Та, выглядевшая до этого серьезно, даже сурово, улыбнулась, обнимая девушку. Настоящая семейная идиллия, лучше и не скажешь.

Из клуба мы вышли вчетвером: Иветта, Глория, я и Марго. Джип главной волчицы на стоянке сразу бросался в глаза. Оно и не удивительно, так как стоянка почти пустовала. Время-то! Судя по всему, Иветта сама была за рулем.

Но оказалось, что в переулке мы не одни. Странно, если учесть, что в такую познотень даже маньяки уже не ходят. Похоже, мы как один обернулись в ту сторону.

В пятно света от уличного фонаря вышла темная фигура. Мужчина, уже в летах. Я грешным делом подумала, что ранние алкоголики уже вышли в поисках опохмела. Но нет, обломись моя черешня. Все оказалось более запущено.

Какое-то шестое чувство заставило меня посмотреть на Глорию. У меня аж сердце зашлось. Ее лицо перекосило от ужаса, она побелела, как полотно и поспешила ухватиться за Иветту.

Мужчина тем временем приблизился к нам. Отнюдь не бомжеватого вида. Немного потрепанный жизнью, но одет прилично. Возраст выдавали немногочисленные морщины и волосы цвета соли с перцем. В нем угадывалось что-то смутно знакомое, но мне не понравился его взгляд. Холодный и надменный что ли. Такой взгляд настораживает.

– Гло, так вот ты где, – глухой, несколько скрежещущий голос. Обычно такой бывает у заядлых курильщиков.

– Отец… – выдохнула Глория, еще сильнее вцепившись в Иветту.

Мы с главной волчицей, как один, впились взглядами в мужчину. Причем они, видимо, были настолько убийственны, что тот невольно сделал шаг назад.

– Что вам нужно? – холодно поинтересовалась Иветта, приобняв девушку за плечи, как птица закрывает крылом птенца.

– До чего ты докатилась, Гло? – он проигнорировал сова Иветты. – Как ты посмела? Даже весточку за все эти годы не послала!

– Кое-кто долгие годы даже пальцем не пошевелил, чтобы разыскать родную дочь, – гневно бросил Иветта.

– Я должен был преподать ей урок!

– Вышвырнув ребенка на улицу? – не отступала главная волчица.

– Она должна…

– Это кому, интересно, должна? – не сдержалась я, чуть выходя вперед.

– Я – ее отец! – он удостоился-таки перевести на меня взгляд.

– Ой ли? – нахмурилась Иветта. – Что, больше пяти лет понадобилось, чтобы осознать это?

А я добавила:

– Право называться ее отцом ты утратил в тот миг, когда с угрозами и проклятьями выставил родного ребенка на улицу, выгнал из дому. Ей ведь было всего четырнадцать!

– Кто вы вообще такие, чтобы попрекать меня?

– Мы те, кому, в отличие от тебя, судьба Глории совсем не безразлична, – снова высказалась я. – Мы те, кого она может назвать своей семьей. А тебе нет места в ее жизни, – я даже не считала достойным называть его на "вы" – слишком много чести.

– Глория!

Он снова попытался приблизиться к ней, но я встала между ними. Мужчина хотел было оттолкнуть меня, но с таким же успехом он мог толкать стену. Одно из преимуществ оборотня. Я не собиралась просто стоять, а схватила его в ответ и отшвырнула прочь. Впрочем, постаралась, чтобы он не размазался по стенке. А то так мог больше и не встать. Зачем руки марать? Но пролетел он метров десять, не меньше. Я сказала ему вслед:

– Не смей приближаться к Глории! Пошел прочь!

Похоже, он принял мои слова к сведению, или просто уверовал в превосходство сил, но ушел. Мы все это слышали, возможно, кроме Марго. И все вздохнули с облегчением. Но Глория все еще держалась за Иветту, как утопающий за спасательный круг. Глянув на нее, я сказала:

– Иветта, езжайте-ка домой. Глории нужно отдохнуть. Хотите, я поеду с вами?

– Спасибо, Лео. Но, думаю, мы справимся. Правда, Глория?

– Наверное, – тихо ответила девушка.

Я подошла к ней, обняла и сказала:

– Ладно, езжайте. Удачи. И не грусти. Если что – сразу звоните.

– Хорошо. И ты береги себя.

– Да уж как-нибудь, – усмехнулась я, лично усадив их в машину.

Мы с Марго остались вдвоем на стоянке. Доставая ключи от мотоцикла, вернее пытаясь их отрыть в дебрях сумки, я спросила у нее:

– А где твоя машина?

– У меня ее нет, – почему-то смутилась Марго.

– Как же ты домой добираешься? Мы же очень поздно закрываемся! – Я тут же укорила себя, что не подумала об этом раньше.

– Ну, на автобусе… или машину ловлю, – пожала плечами Марго.

Вот они, приезжие девушки, не знающие страшилок большого города. Одинокая девушка в такую познотень – большой риск. Ладно мне вечно море по колено, к тому же сюда я приехала уже будучи оборотнем, и значит, страшнее меня на улице зверя нет. А тут такое сумасбродство! Поэтому я сказала:

– Это очень опрометчиво с твоей стороны, Марго. Ночью на улицах весьма небезопасно. Тебе нужно было сразу сказать, что ты на общественно-городском транспорте ездишь. Мы бы что-нибудь придумали.

– Но это же мои проблемы, – растерялась Марго.

– Ну, не совсем. Ладно, давай я сегодня отвезу тебя домой, а с завтрашнего дня подумаем. У тебя водительские права есть?

– Да, – кивнула девушка.

– Хорошо. Тогда точно что-нибудь придумаем.

– Мне, право, неудобно.

– Неудобно петь в почтовый ящик, – отрезала я. – А о сотрудниках нужно заботиться. Куда тебя везти?

Марго назвала адрес. Мдя… в такую даль добираться и без машины… Я поражаюсь! Определенно, вопрос надо решать!

– Надеюсь, ты не имеешь ничего против прогулки на мотоцикле? – спросила я, кидая девушке шлем.

– Нет, – ответила она, но прозвучало как-то неуверенно. Ладно, она хотя бы в брюках, поэтому я сказала:

– Хорошо. Тогда садись и держись крепче. Шлем надень. Вот. Держишься? Тогда поехали.

Я рванула с места, девушка ойкнула, но лишь крепче ухватилась за меня. Больше она ничего не сказала, а может я просто не слышала.

Мы с ветерком прокатились по ночному городу. Машин почти нет, стражи порядка и те уже спят. Это потрясающее ощущение, когда есть только ты, мотоцикл, дорога и ночное небо. Такое сочетание всегда наполняет меня умиротворением.

До дома Марго мы добрались где-то за полчаса. А так бы она не меньше чеса добиралась! Дом действительно был домом, да еще обнесенный высокой стеной – настоящая крепость. Остановившись около ворот, я спросила:

– Это оно? Ты здесь живешь?

– Да, – кивнула Марго. Сказать у нее получилось только со второй попытки.

– Неплохо. Ладно, беги домой. До завтра.

– Лео…

– Да?

– Спасибо, что подвезла меня. И прости, что доставила неудобства.

– Пустяки какие! Не ерунди.

– До свидания.

– Пока, – и я умчалась прочь. Как-то тоже домой хотелось.


Глава 23. | Волчьи судьбы | Глава 25.