home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25.

Следующая пара дней прошла спокойно. С Марго мы вопрос решили. Теперь каждый вечер ее кто-нибудь отвозит домой, к тому же в скорости она должна была пойти на курсы по вождению в городе. Так сказать, повысить квалификацию.

Что до наших с ней отношений, то определенно устанавливался все более тесный дружеский контакт. И, я должна была признать, что постепенно у нее исчезает эта запуганность, из-за которой она порой воспринимается гораздо моложе своих лет.

Жизнь налаживалась, пока не произошло несчастье. В тот день мы с Марго как раз ездили на деловую встречу. Я была на машине, так как вот уже второй день шел дождь. Мы уже возвращались, когда заверещал мой мобильный.

Сбавив скорость, я глянула на экран – Инга. Значит, что-то срочное. Она не тот человек, чтобы беспокоить по пустякам. Я нажала на прием со словами:

– Да, Инга, я тебя слушаю.

– Лео, как я рада, что дозвонилась! – очень взволнованный голос.

– Что случилось?

– Шат ранен.

– Сильно? Что с ним произошло?

– Да, сильно. Еле жив. Я до сих пор удивляюсь, как он смог позвонить мне. Похоже, на него напали.

– Где он сейчас?

– У меня дома.

– Я немедленно еду к тебе.

– Спасибо.

– Это мой долг. Я уже еду. И позвони Иветте.

– Хорошо.

– Буду минут через десять, – с этими словами я отключилась и одновременно развернула машину в противоположном направлении.

– Что-то случилось? – спросила Марго. К своему стыду я только сейчас вспомнила, что она вместе со мной.

– Да, с одним моим другом несчастье. Похоже, на него напали. Я должна быть там, с ним.

– Я тебя понимаю, конечно.

– Но тебе вовсе не обязательно со мной ехать. Давай я высажу тебя у метро. Езжай домой.

– Нет, это отнимет у тебя столь нужное сейчас время. Я бы поехала с тобой, если можно. Возможно, тебе понадобиться моя помощь…

– Хорошо, едем, – возможно, слишком опрометчиво с моей стороны, но сейчас, действительно, просто не было времени рассуждать. Я лишь позвонила Дени и вкратце обрисовала ситуацию. Чтобы она не волновалась, куда мы пропали.

К дому Инги я гнала на всех парах. Она жила в трехкомнатной квартире на шестом этаже. Уже в лифте я заметила, вернее почуяла кровь. Ее старались затереть, но запах сохранился. Правда вряд ли человек мог его почуять.

Инга открыла нам еще до того, как я прикоснулась к звонку. Нас ждали. Скидывая прямо в дверях куртку и сумку, я быстро познакомила:

– Инга – это Марго. Марго – Инга, и уже устремляясь в комнату, – Как он?

– Плохо. Но в сознании. Он спрашивал тебя.

– Иветта еще не подъехала?

– Нет, но она в пути. Крис здесь.

Последняя фраза меня удивила, но не было времени расспрашивать. Сейчас в первую очередь Шат.

Человек-лев лежал на диване весь в бинтах. Короткие медно-рыжие волосы взъерошены, грудь вздымается часто-часто, но глаза закрыты. Крис сидел рядом, он коротко кивнул мне. В комнате висел густой запах крови и страха.

Я присела на стул, который освободил Крис, и осторожно дотронулась до лба Шата. Он тотчас распахнул серые глаза. Их взгляд был замутнен от боли, но, тем не менее, он меня узнал, и с трудом проговорил:

– Ты… пришла.

– Я не могла не прийти. Но тебе сейчас лучше не говорить.

– Да… мне досталось, – он даже попытался улыбнуться. – Но я хотел… чтобы ты знала – на нас охотятся.

– Ш-ш. Потом. Береги силы, они тебе сейчас ох как нужны. Отдыхай, – а я жестом поманила Ингу и спросила у нее, – Как он? Какие повреждения?

– Очень большая потеря крови. Перелом ноги и запястья. Но то было бы ерундой, если бы не три другие раны.

– Какие?

– Ножевое ранение – задето легкое, и два пулевых ранения в правое плечо и в нижний раздел грудной клетки. Чудом не задето сердце и другие важные органы. Хуже всего, что эти раны нанесены серебром. Одна пуля до сих пор в его теле, и она отравляет его.

– Он сможет выкарабкаться?

– Не знаю. Эта пуля… Она главный источник осложнений. Ты знаешь, что для нас серебро яд, хотя порой и медленный. Но вытащить ее я не могу. Слишком глубоко. Нужна операция. Но если его сейчас перевозить – пуля может сместиться. Честно говоря, я даже удивлена, что он в сознании так долго.

Я сразу вспомнила слова Жанны о том, что, возможно, моя сила влияет на прайд и не только. Но мои мысли оборвал звонок в дверь. Марго, чтобы хоть чем-то помочь, пошла открывать.

Это была Иветта. Первым ее вопросом к нам стал:

– Он жив?

– Да. Вопрос надолго ли. Его раны весьма серьезны.

– Можно их осмотреть?

Я вопросительно посмотрела на Ингу, та ответила:

– Боюсь, если снять повязки с ран, нанесенных серебром, вновь начнется кровотечение. Но нужно решать, как быть дальше. Если ничего не предпринять – Шат может погибнуть.

– Пойдемте к нему, – предложила я.

Марго увязалась было с нами, но я попросила ее остаться на кухне, вскипятить чайник. Ей не нужно было видеть то, что могло произойти.

Вокруг Шата нас собралось четверо: Иветта, Инга, Крис и я. Главной волчице хватило одного взгляда, чтобы понять, что Шат очень плох. И ему становилось хуже. Лоб покрыла испарина. У него началась горячка.

– Я могу попробовать его излечить, но не знаю, удастся ли вытащить пулю.

– Может, нам объединить силы? – предложила Иветта.

– Давай я попробую, и, если мне будет не хватать сил, ты присоединишься.

– Хорошо.

– Что именно ты собираешься делать? – поинтересовался Крис.

– Пробудить то, что скрыто и отдаться на волю прошлых чувств, – невольно усмехнулась я. – Но Шат наверняка перекинется. Это позволит подтолкнуть заживление.

– Я думаю, Шат слишком сильно ранен, чтобы в нем проснулся зверь, – проговорила Инга.

– Моя сила его подтолкнет, – ответила я, расстегивая манжеты рубашки и закатывая повыше рукава. – Во всяком случае, я надеюсь, что все получится.

– Мы все с тобой, Лео, – Иветта ободряюще потрепала меня по плечу. – Ты только скажи, что нужно делать.

– Для начала избавимся от повязок. Я должна видеть, что делаю. К тому же не хочу, чтобы бинты вросли в плоть.

– Хорошо.

Но, прежде чем начать резать бинты, я подошла к Шату и, погладив его по щеке, спросила:

– Шат, ты доверяешь мне? Хочешь, чтобы я попробовала?

– Да, Лео… Да, – только и смог проговорить он. Боль становилась все сильнее.

– Хорошо, – и мы стали снимать повязки.

Раны, нанесенные серебром, тотчас начали кровить, да и остальные заживали из рук вон плохо. Серебро, все еще находившееся в теле Шата, отравляло его, подрывая иммунитет.

Когда последние бинты были сняты, настал мой черед действовать.

Я глубоко вздохнула, на секунду закрыв глаза. Когда я их открыла, они засветились серебристым светом. Я звала Ашану из глубин своей души. Сейчас мне, как никогда, нужны были ее знания, ее опыт. И она, как обычно, с радостью откликнулась, заполняя меня всю, но не как что-то чужое, а как еще одна грань моей личности.

Увидев Шата моими глазами, Ашана сразу же мысленно заявила, что все не так уж и плохо, и подсказала, как нужно действовать. Баст, наша создательница, помимо всего прочего, была и богиней целительства. И мы, воины Сейши-Кодар, частично унаследовали ее способности.

Я отчасти сняла защитные барьеры и даже немного изменилась – появились клыки и когти. Я провела рукой по груди Шата, оставляя мерцающую полосу света. Но это лишь диагностика. Одной силы мало. Нужен более… тесный контакт. Поэтому быстрым движением я вспорола себе руки когтями от локтя до запястий. Сзади меня раздался шумный вздох, но из-за наплыва силы я сама боли не чувствовала. Одно из свойств целителя.

Капельки крови собрались в струйки. Я вытянула руки над телом Шата, стараясь, чтобы кровь попадала именно на раны. И каждая капля, как ниточка, связывала меня с ним. Я все яснее, четче чувствовала его, его физическое состояние, его боль. Когда этих "ниточек" стало достаточно, я могла видеть, чувствовать каждый его орган. И я "видела" застрявшую пулю. Она словно дымилась у него внутри, разрушая все вокруг. Взять ее и вытащить невидимой рукой – это почти дело техники. Но стоило мне потянуть, как Шат судорожно выгнулся, заскулив от боли. Мне пришлось отвлечься и сказать Крису:

– Держи его!

Он тотчас кинулся исполнять. Инга ему помогала. А я возобновила свои действия. Шумный вздох, всхлип, и вот пуля покинула тело, вытолкнутая сгустком крови. Я облегченно вздохнула, а Шат обессилено откинулся на подушки. Но это далеко не конец. Его еще нужно излечить.

Лечение – оно не имело ничего общего с человеческим. Мне нужно было вызвать его зверя. Настало время более решительных действий, но гораздо менее болезненных, даже наоборот.

Я сняла все барьеры до единого, Ашана слилась с моим собственным "я". Вокруг меня поднялся ветер – моя стихия, питающая силу. Этот ветер я направила в Шата. Он ласкал, проникал в его раны, и устремлялся все глубже, пока не нащупал зверя.

Он тотчас потянулся ко мне, не колеблясь ни минуты. Оно и понятно, ведь я его патра, и это понятие гораздо шире определения "вожак", более близкое к слову "мать", хранительница дара. Во времена Сейши-Кодар только патры обращали людей в оборотней.

Я видела, чувствовала, как приятны Шату ласки моей силой, ведь сейчас мы были почти одним целым. И он за всем этим не замечал боль и слабость. Именно это позволило его зверю пробудиться. Он просто оттолкнул человека в сторону, показавшись из глаз. Зверь тянулся ко мне всем своим существом, а я продолжала выманивать его.

Львиные глаза, зубы, уступающие место клыкам. Шат выгнулся и неловко перевернулся на живот, зарычав от боли, потом снова выгнулся. Из-под кожи брызнула шерсть. Мышцы вздулись и задвигались, принимая новое положение. Через пару минут все было кончено, вместо человека на диване свернулся лев. Крупный, поджарый с медовой шерстью. Он непринужденно потянулся, спрыгнул с дивана и потерся о мои ноги. От ран и переломов не осталось и следа. Шат был здоров, лечение закончено.


Глава 24. | Волчьи судьбы | Глава 26.