home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 47.

Мы спустились вниз, в самую вместительную гостиную на первом этаже, да и в доме наверное. Народ и правда уже начал собираться. Почти все сидячие места уже заняты, да и стоячих становилось все меньше. Сидели в основном ишты.

Когда мы вошли, все, как по команде, посмотрели на меня. Во взглядах читалось уважение, а порой и восхищение. Похоже, о событиях прошлой ночи здесь уже наслышаны.

Я отыскала взглядом Иветту. Та сидела в дальнем конце гостиной, в кресле. К ней-то я и направилась. Никто не посмел встать у меня на дороге. Главная волчица улыбнулась мне и похлопала по широкому мягкому подлокотнику своего кресла. На него-то я и села. Андре встал за моей спиной. Иветта обменялась с ним кивком и сказала:

– Здравствуй, Андре.

– Здравствуй, Иветта.

Между тем я обвела взглядом гостиную еще раз и тихо спросила у вожака:

– Мои-то уже здесь?

Главная волчица кивнула, а я уже слышала голос Криса:

– Здесь мы.

За его спиной я увидела Шата, Диану, Валентина и Юлия. Мои воины. Все они расположились неподалеку от меня. Некоторые волки смотрели на них недоверчиво, но никто не осмеливался сказать что-либо вслух.

Вскоре пришел Зак. Сразу видно, его сильно удивило такое количество присутствующих. Он не сразу увидел меня и Андре, и ему пришлось почти продираться сквозь волков, чтобы пробраться к нам. Но ему это удалось, и он встал рядом.

Над гостиной витал гул перешептываний. Кто-то догадывался о причине сбора, кто-то нет, и народ уже начал делиться информацией. Но стоило Иветте лишь посмотреть на них, как тотчас повисла едва ли не гробовая тишина. Все готовы были внимать своему вожаку.

Кашлянув, Иветта заговорила:

– Рада, что вы все откликнулись на мой зов. Многие из вас уже знают причину, по которой я созвала вас здесь. Но я скажу еще раз. Было совершено еще одно нападение охотников. Лишь благодаря Лео никто из раненых не погиб. Но охотники захватили двоих из нас: Ингу и Филиппа.

В гостиной вновь поднялся гул, который прекратился по первому взгляду Иветту, и та продолжила:

– На нас устроили засаду, заманили. Думаю, хотели уничтожить нас с Лео, но план не удался. Тем не менее все это зашло слишком далеко!

– Мы должны попытаться спасти тех, кто попал к ним в лапы! – не сдержалась я.

– Верно, – согласилась главная волчица. – Мы должны действовать! Но действовать осмотрительно. По нашим данным охотников порядка дюжины. Двое убиты.

– Давайте убьем остальных – всего делов! – воскликнул один из ишт.

– Переть напролом – не самый лучший способ. Есть сведения, что охотники используют не только оружие, но и сверхъестественные силы, – урезонила его Иветта. – Поэтому нам нужно разработать план. Тщательно разработать, чтобы предусмотреть любое развитие событий.

– А что если просто перебить их по одному? – предложила рыжеволосая ишта.

– Хороший вариант, но если мы будем медлить, слишком затянем, они могут вызвать подкрепление.

– Для начала неплохо было бы разведать обстановку в их логове, – проговорила я.

– Думаю, я смог бы организовать магическое слежение, которое им вряд ли удастся обнаружить, – предложил Андре.

– Но месторасположение этого логова… – протянула главная волчица.

– В этом, мне кажется, я тоже смогу помочь, – ответила я, вспомнив, что однажды подвозила Марго до дома, и еще тогда заметила, что он похож на иллюстрацию присказки "мой дом – моя крепость", – Здесь есть подробная карта города с пригородом?

– Да, конечно, – кивнула Иветта. – В моем кабинете. Эндрю, будь добр, принеси.

Верволк тенью выскользнул из комнаты. И уже через пару минут, если не меньше, вернулся назад со сложенной картой в руках. Картой автомобилиста. Тем лучше, они самые подробные, и я по ней быстрее вспомню.

Он передал карту мне, и я начала ее раскладывать. Похоже, прямо у кого-то на голове. Ничего, потерпят. Я углубилась в изучение местности. Пару раз проскальзывала мысль, так ли я кату держу, но я не поддавалась на провокации внутреннего голоса, и продолжала искать. Минут через пять нашла. Ткнув в карту, сказала:

– Вот здесь. Сомнений быть не может. Во всяком случае один из них живет тут.

– Хм, совсем близко к городу, – проговорила Иветта. – И дом весьма вместительный. А соседи… хм, они все на некотором отдалении. Во всяком случае на карте. Но не мешало бы кое-что уточнить сама знаешь у кого.

– Я поняла тебя, и беру разговор на себя.

– Хорошо. А мы займемся стратегией и тактикой.

– Мне бы хотелось взять с собой Зака и Андре.

– Да-да, конечно.

Мы втроем покинули собрание. По дороге Зак успел проговорить:

– Я не понимаю, чем мог бы помочь вам.

– Увидишь.

И мы вошли в комнату с нашей пленницей. Марго все так же сидела, свернувшись, в кресле, чтобы казаться наименее заметной. Глория сидела в другом кресле и не сводила с нее глаз. Реми прислонилась спиной к стене возле двери и тоже посматривала на девушку.

– Как у вас дела? – спросила я у них.

– Нормально, – ответила Глория.

– Все спокойно, – вторила ей Реми.

И все, как по команде, вновь посмотрели на Марго. Та поежилась.

– Как там, внизу? – спросила Реми.

– Все собрались. Совет идет полным ходом.

– А вы?

– Мы пришли кое-что узнать у нашей "гостьи".

При этих словах Марго как-то резко вскинула голову, и Зак пристально всмотрелся ей в лицо, потом быстро отвел взгляд, переведя его на стол, на котором до сих пор были разбросаны распечатанные Андре фотографии. Я заметила, как вдруг на его лице отразилось удивление, и спросила:

– Что-то не так?

– Помнишь, я рассказывал тебе о Константине Важеке?

– Да, конечно.

– Так вот это он.

Зак указал на фотографию. Я уже знала, какую. Фотографию отца Марго. И все равно мы все глянули на фото. Так и есть. Так вот ты какой, северный олень!

Бросив взгляд на Марго, я сказала:

– Выходит, ты и о своей фамилии лгала.

– Нет-нет! – испуганно пролепетала девушка. – Я об этом ничего не знаю! Это… это моя фамилия.

– Значит, как я и думал, это "общество" дает каждому своему новому члену новую личность, уничтожая, возможно, старую, – проговорил Зак, и, заметив, что Марго поглядывает на него с опаской, спросил, – Я что-то не то сказал?

– То, дважды то, – ответила я. – Просто эта девушка – его дочь.

– Вот как? – брови Зака взметнулись вверх. – Не думал, что он когда-либо обзаведется семьей, тем более при нынешних обстоятельствах, и учитывая, что эта девушка оборотень. Все это очень странно.

– И не говори. Но она рожденный оборотень, и обрела зверя лишь накануне. Хотя… ее приставили к нам. Следить, и, что хуже, заманить в ловушку.

– Использовать ее для уничтожения своих же? Это отвратительно и глупо. Они, похоже, все еще наступают на одни и те же грабли.

– О чем это ты?

– Я слышал, одно время охотники на вампиров пытались использовать рожденных вампиров, делать из них своих воинов-дампилов.

– Я тоже слышал, – подтвердил Андре. – Но вампиры никогда не бросают своих детей, сколько бы не пришлось затратить на поиски. Так что охотникам пришлось оставить эту практику после того, как дампилы оборачивались против них же, уничтожая всю, или почти всю группу.

– Вот-вот, – кивнул Зак. – И, я думал, у них хватит ума отказаться от этого вовсе.

– Не хватило, – хмыкнула я. – К тому же есть вероятность, что Константин всеми силами пытался задавить в дочери голос зверя.

– Нельзя уничтожить то, что заложено.

– Не все это понимают, – ответила я. – Но мы пришли сюда не затем, чтобы выявлять степень вины Константина Важека, это и так несомненно, а для того, чтобы узнать кое-что.

С этими словами я подошла к Марго. Похоже, теперь один мой вид вызывал у нее ужас. Что ж… В данной ситуации это, возможно, даже и к лучшему. Склонившись над девушкой, я проговорила:

– Я хочу, чтобы ты рассказала мне все о своем доме, о том, как там все устроено. Охотники же живут там, куда я тебя подвозила, так?

– Откуда… – начала было Марго, и тут же осеклась. – Я не знаю! Не знаю!

– Не нужно врать. Я чувствую твою ложь на кончике языка. Я видела в твоих мыслях, что это не так.

– Тогда ты и так уже все знаешь, – едва слышно проговорила девушка, избегая смотреть мне в глаза.

– Да, но кое-что требует уточнения. Тебе лучше помогать нам, как говориться, оказывать содействие. И тогда стая не отвернется от тебя. А тебе нужен будет приют, как бы там не вышло.

– Приют?

– Сама подумай, твой отец так тиранил тебя, когда только предполагал, что ты можешь стать оборотнем. И что он сделает сейчас, когда ты все-таки им стала?

– Нет! – отмахнулась Марго. – Вы… вы знали! Вы нарочно заставили меня перекинуться!

– Не будь дурой! – фыркнула я. – Это было предопределено с самого твоего рождения. Не стоит судить обо всех по себе. Мы хотели тебе помочь. А в твоем нынешнем положении виноваты только те, кто тебя подослал и ты сама. Но, еще раз повторю, у тебя есть шанс спасти себя.

– Вряд ли это мне поможет, – ответила девушка, избегая смотреть кому-либо в глаза.

– Молчание не поможет точно.

– Но… есть вещи, которых я не знаю. Их много. Отец никогда не делился со мной планами. Теперь понятно почему.

Все, противник был сломлен. Я переглянулась с остальными. Мы все понимали, что теперь Марго расскажет все. Мне не слишком нравилась моя роль в этом, но другого выхода нет. И я начала спрашивать:

– Почему вы въехали именно в этот дом?

– Не знаю. Мы получили этот адрес. Сказали, что там все готово. Вроде бы этот дом давно принадлежит нам.

– В доме есть скрытые комнаты, подвал?

– Насчет первого не знаю, но подвал есть. Большой. В одной из его комнат иногда держали меня.

Я вспомнила обрывки ее мыслей по этому поводу, и внутри что-то предательски похолодело. Я поспешила отогнать это чувство и спросила:

– Ты сможешь нарисовать план дома?

– Не знаю… попробую.

– Андре, сможешь вести ее мысленно, чтобы она не сбилась?

– Да, конечно, Лео. К тому же, Зак, думаю, сможет мне помочь.

– С радостью.

Оба они придвинулись к Марго. Я придвинула ей стул с блокнотом. Когда девушка взяла карандаш, ее руки заметно дрожали. На это Андре сказал:

– Расслабься, рука сама будет вести карандаш.

Он и Зак положили руки Марго на плечи. Для усиления эффекта нужен был физический контакт. Марго занесла руку над блокнотом, а я сказала:

– Давай начнем прямо со двора и входа.

Ее рука застыла над бумагой, веки затрепетали, полуприкрыв глаза. Я заметила на кончике карандаша маленький голубой огонек. Потом Марго начала чертить. Быстро, уверенно, почти без отрыва. На бумагу ложились ровные линии, словно их чертили по линейке.

Во дворе обозначились каждое дерево, каждый куст. Еще один вход в подвал, гараж, главный вход. План первого этажа, второго, третьего, чердака, подвала.

Все выверено до метра, вплоть до указания толщины стен и количества ступенек. Каждая комната подписана: гостиная, комната для тренировок, столовая… Если она не знала назначения какого-то помещения, то ставила знак вопроса. Особенно много знаков вопроса было в подвале и верхних помещениях, и, судя по непонятным поворотам местах в двух, тайные комнаты все-таки были.

Дом представлял крепость с человеческой точки зрения. Камеры слежения, лазерная сигнализация. Единственное, что могло бы доставить неудобства – так это тепловые датчики и датчики движения.

Начертив последнюю линию, Марго обессилено опустила руки. Андре и Зак отпрянули. Экстрасенс поежился, сказав:

– Да, неприятное место. Слишком сильная отрицательная аура.

– Согласен, – кивнул Андре. – Но ауру, в большинстве своем, создают люди, а не место.

– Что же за люди там живут?

– Бывшие военные, наемные убийцы. В общем, не обремененные морально-этическими нормами, для которых убийство мало что значит, – ответила я.

– Хм… Тогда Константин им подходит.

– Разберемся, – хмыкнула я, и, забирая блокнот, добавила, – Да, отличный вышел план.

Я уже хотела спуститься к Иветте, когда вспомнила еще об одном деле. Я сказала, обращаясь к Заку:

– Я знаю, экстрасенс может ставить людям блоки на память, полностью или избирательно. И некоторые могут подобное проделывать с оборотнями…

– Да, я же тебе рассказывал.

Я бросила взгляд на Марго, и снова спросила у Зака:

– А ты мог бы узнать, стоят ли такие блоки у Марго и снять их?

– Первое – да, насчет второго… могу попробовать, но стопроцентной гарантии не дам.

– Попробуй, – попросила я. – Не хочу, чтобы вылез какой-нибудь фокус.

– Хорошо.

Он подошел к Марго. Та попыталась отпрянуть, но оказалось, что особо некуда, и тогда она зажмурилась. Но Зака это нисколько не обеспокоило. Он обошел кресло вокруг, положил пальцы, даже кончики пальцев девушке на виски и заговорил тихо, успокаивающе, немного странно растягивая слова:

– Ну-ну, успокойся девочка, расслабься. Я вовсе не хочу по неосторожности обжечь тебе мозг. Вот так уже лучше. Так, хорошо. Стань тихой и податливой, как вода. Хорошо.

Дальше он заговорил так тихо, что слов не разобрать, но его голос чарующе успокаивал. Я никогда не думала, что экстрасенсы могут говорить так. Если они все такие, то им цены нет в сексе по телефону.

Зак говорил, а кончики его пальцев то несильно светились голубоватым светом, то снова тускнели. Через некоторое время я заметила, что у Зака на лбу залегла напряженная морщинка. Кончики пальцев стали едва заметно подрагивать, и на лбу появились бисеринки пота. Это продолжалось еще минут десять, потом Зак шумно вздохнул, убрал руки и отошел от кресла. Вид у него был усталый. Он даже вытер платком лоб.

– Как ты? – осторожно спросила я.

– Ничего. Она поспит некоторое время, но, когда проснется, советую быть настороже. Мало ли что.

– Что-то нашел?

– О, да! Ей не редко ставили блоки. Чаще на воспоминания, чем действия. Он как-то слишком сильно заставлял Марго забыть мать.

– Но та ведь умерла едва ли не при ее рождении, – нахмурилась я.

– Не совсем. Насколько я понял из тех обрывков, ей тогда было лет пять.

– Странно.

– Да. И один блок я так и не смог снять. Он укреплен ее собственным нежеланием вспоминать. Очень сильным нежеланием. Если рисковать и пробивать этот блок силой – я не знаю, что вышло бы.

– Ты, без сомнения, поступил правильно, Зак, – ответила я.

– Надо сказать, что многие блоки я нашел уже разрушенными. Похоже, она сама их взломала, перекинувшись.

– Что ж… возможно, именно этого и опасался Константин, – хмыкнула я. – Посмотрим, что будет, когда она проснется. Реми, Глория, будьте начеку.

– Можешь не сомневаться, – ответила Реми.

– Хорошо. А мы пойдем к Иветте. Нужно показать ей план и все обсудить.


Глава 46. | Волчьи судьбы | Глава 48.