home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10.

Они успели. К следующему вечеру все было готово, и все нужные вампиры оповещены. А саму виновницу торжества удалось оставить в неведении.

В квартире Алексы с момента пробуждения царил праздничный переполох. И самая довольная, похоже, была Полина.

– Так в каком стиле одеваться? - вопрошал Сергей из недр гардеробной.

– В праздничном, но не вычурном, - ответствовала Алекса.

Сама она для этого вечера выбрала свое любимое сочетание: черное и красное. Черный атласный костюм и алая шелковая рубашка. Строго, и в то же время шикарно, и все тот же стиль унисекс. Хотя Сергей считал, что только слепой мог принять его возлюбленную за парня.

Волосы Алекса, как всегда, забрала в хвост. Сергею очень нравилось, когда они распущены, но сама вампирша этого терпеть не могла. Удивительно, как она вообще до сих пор оставляла их длинными.

Сам Сергей остановился на синем костюме-тройке в черную полоску, а волосы распустил по плечам. Нужно признаться, что выглядел при этом шикарно. По-вампирски шикарно.

А Полина надела черные брюки, синий топ и кожаный пиджак сверху. Вот и все. Ее стиль все еще больше отражал вкус подростка. Утонченность, даже вычурность вампира придет позже, с годами.

На самом деле этот шик, сногсшибательный вкус вампиров в основном дело многолетней практики, только и всего. За пару сотен лет хочешь не хочешь научишься на раз скрывать все свои недостатки и подчеркивать достоинства.

– Так, все готовы? - поинтересовалась Алекса, смахивая невидимую пылинку с лацкана пиджака.

– Да, - ответила Полина, Сергей согласно кивнул.

– Отлично. Так, Сергей, вы с Полиной отправляйтесь в Катакомбы, проследите, чтобы все было готово. А я беру на себя доставку виновницы торжества.

– Хорошо, - согласно кивнул Сергей, и Алекса едва сдержала вздох облегчения. Неужели ее возлюбленный наконец-то одумался? Это было бы замечательно!

– Тогда я пошла.

Как Алекса и надеялась, визит к Лазель получился неожиданным, но желанным. Вампирша сидела в кресле с бокалом в руках. Похоже, "утренняя" трапеза. Ариэль рядом, что-то читает. Уже в женском обличье. Да, так она чуть менее эффектна, но, тем не менее, бесспорно, осталась красивой

– Здравствуй, Алекса! - бокал перекочевал на столик. - Я очень рада тебя видеть! Да ты при полном параде!

– О, это разве при полном? Так, чуть более официально, чем обычно.

– Куда-то собрались?

– Есть тут одно официальное мероприятие… и, я надеюсь, ты пойдешь с нами.

– Официальное мероприятие? Ты меня интригуешь.

– Так ты пойдешь?

– Раз приглашаешь - конечно, - улыбнулась Лазель, плавным, текучем движением поднимаясь с кресла.

– Да, Ариэль пускай тоже идет. Не дело сидеть дома одной. Нужно развлекаться!

– Ой, я что-то прям не узнаю вас в гриме, - рассмеялась Лазель, направляясь к гардеробной. - Как нам одеться?

– Ну… - протянула Алекса, показав на себя рукой. - Типа этого.

– Понятно. У нас есть еще время, или лучше поторопиться?

– Затягивать особо не стоит.

– Все ясно, мы скоро.

И, действительно, получилось скоро. Сборы вряд ли заняли больше четверти часа. В итоге Лазель выбрала изумрудно-зеленый пиджак с тисненой серебреной вышивкой, черную атласную рубашку и черные бриджи, к которым прилагались еще сапоги выше колена из мягкой кожи с серебреными пряжками. Ариэль снова была в костюме, не на много отличающимся от того, который носила в другом облике.

Еще через пять минут вампиры уже спускались в гараж. Поехали на машине Лазель - темно-вишневом внедорожнике типа "джип". Покупая ее, вампирша заявила, что только это тут, по таким "дорогам" и сможет ездить, а все остальное сядет на первой колдобине.

До главного входа в катакомбы, из которого было ближе всего к залу Собраний, ехали где-то с четверть часа. Вход был замаскирован железной дверью, а подвальное помещение за ней значилось как закрытый клуб. И в нем постоянно дежурил кто-нибудь из вампиров.

Можно, конечно, попасть в катакомбы через официальный действительно действующий вампирский клуб "Ночной Полет", что на Тверской, во владение которым Алекса вступила, став Магистром Города, но там, на ее вкус, слишком людно. Поэтому выбрали этот вход. Во всяком случае именно так Алекса объяснила все Лазель. А та, будучи мудрой женщиной, не стала устраивать допрос с пристрастием.

Они спустились в катакомбы, погрузившись в лабиринты ходов и переходов. Когда свернули в коридор непосредственно к залу, то тот оказался затемненным. Но стоило Лазель вступить в него, как зажегся вделанный в потолок светильник, еще один, и еще. С каждым новым шагом загорался новый фонарик, создавая некую мистическую атмосферу. И Алекса довершила ее, с самым загадочным видом открыв двери в зал.

Зал заполнял мягкий золотистый свет. С потолка, скрывая отсутствие окон, свисали разноцветные шелковые драпри, превращая помещение в волшебный шатер. По краям зал устилали звериные шкуры, заменявшие ковры, а центр оставался свободным для танцев. На шкурах вдоль стен, образуя альковы с помощью все тех же драпри, стояли низкие диванчики, усыпанные подушками. По залу ходили официанты - вампиры с подносами, на которых стояли бокалы с алой жидкостью.

Но главное - здесь собрались все Магистры Москвы, и не только они. Все, кого Лазель не оставила равнодушными.

Взяв подругу под руку, Алекса ввела ее в зал. Та все-таки спросила:

– В честь чего такое торжество?

– В честь тебя, моя дорогая, - улыбнулась Магистр Города.

– Меня?

– Неужели ты думала, что мы пропустим такое важное событие, как твое становление главой клана?

Лазель одарила вампиршу восхищенным взглядом, но ее уже закружил водоворот поздравляющих. Каждый хотел поздравить и вручить подарок. Среди них были и Полина с Сергеем. Сама Алекса чуть отстранилась, как раз заметив Жанну.

Верволчица тоже заметила ее и тотчас подошла. Ей всего двадцать. Миловидная девушка с непослушной копной черных волос и смуглой кожей, напоминавшей своим оттенком молочный шоколад. Глаза у нее огромные: карие и добрые. И все-таки в их глубине таиться что-то завораживающе-опасное, как в глазах хищника.

– Здравствуйте, госпожа Алекса.

– Вечер добрый, Жанна. Я как раз хотела с тобой поговорить.

– Я вас внимательно слушаю.

– Отойдем.

Похоже, ей удалось заинтриговать молодую волчицу, особенно когда Алекса сказала:

– У меня есть просьба, в которой нужно твое согласие.

– Просьба? Ко мне? - Жанна прекрасно понимала, что Магистр Города вольна просто приказать.

– Именно.

Они говорили так тихо, что никто другой даже с особой чувствительностью слуха, не мог их услышать. Потом Жанна кивнула, Алекса погладила ее по волосам и вернулась к гостям.

Лазель смеялась над какой-то шуткой Полины. Ее смех всегда заслуживал внимания. Обволакивающе-мягкий, звонкий, как умелая игра на арфе. Хоть Лазель принадлежит к клану Инъяиль, а не Гаруда - великих любовников, ее смех очаровывал не только смертных, но и вампиров. Алекса видела, как заразительно он действует на других - они тоже начинают улыбаться. Да и на ее губах уже тоже играет улыбка.

Стоило Алексе подойти, как Лазель тут же обратилась к ней:

– О, а я уже начала было беспокоиться, куда ты запропала!

– Просто мне, как распорядителю, нужно было кое-что проверить.

– Понятно, - вдруг Лазель порывисто обняла ее, проговорив, - Спасибо тебе за такой замечательный праздник! Я очень тронута! - и быстро поцеловала ее.

– Ну, - почти смутилась Алекса. - Должна признаться, что идея праздника не совсем моя. Ее предложила Николь, а я поддержала.

– Все равно. Большое спасибо.

В этот момент Лазель заметила Сергея. Тот весь напрягся, и лицо его стало пустой приветливой маской. Вампирша усилием воли скрыла торжествующую улыбку, посчитав это недостойным. Но порой было таким удовольствием дергать его за ошейник! В конце концов, сегодня ее вечер, так что она может позволить себе многое. Хотя бы этот невинный поцелуй.

Но, осознав, что пауза излишне затянулась, Лазель сказала:

– Надо куда-нибудь сесть. Я пока не хочу танцевать.

– О, пойдем. Специально для нас сделали большой шатер.

– Шатер?

В самом деле, эти сооружения более всего походили на шатры, так как шелковые драпри отделяли диванчики от основной части зала. Алекса повела подругу к дальнему краю, где за шелковым пологом скрывались два диванчика, стоящие друг напротив друга, и столик между ними, на котором возвышался наполненный алой жидкостью хрустальный графин в окружении бокалов.

– Это для нас всех, - прокомментировала Алекса, усаживаясь на диван.

– А где остальные?

– Сейчас подойдут.

И действительно, скоро в шатер вошел Сергей, за ним Ариэль, и самой последней - Полина. Ее глаза сияли от восторга, будто торжество было в ее честь. Почти с самого порога девушка заявила:

– Я встретила Николь. Она сказала, что сейчас будут выступать танцовщицы.

– Да, - подтвердила Алекса. - Уже начинается.

В подтверждение ее слов полог шатра откинулся, чтобы можно было видеть то, что будет происходить в зале. Музыка изменилась, стала более текучей, восточной и все-таки ощущалась еще какая-то свежая нота. Вампиры заняли места на диванчиках, освободив весь центр зала.

Раздался легкий шорох открываемой двери, и в зал впорхнула стайка танцовщиц. Хотя нет, среди них были и юноши. Всего около двух десятков гибких, молодых тел, которые тотчас стали изгибаться и извиваться в такт музыке. Все в ярких восточных шароварах, а девушки еще в расшитых бисером лифах. Полине они напоминали пламя свечей. Такие же трепетные и гибкие. Она тихо спросила у Алексы:

– Ты что, пригласила балет "Тодес"?

– Нет, лучше, - улыбнулась вампирша. - Это наши "друзья". Смотри. Ты все увидишь.

И Полина стала смотреть. А бешеный ритм танцующих постепенно стал замедлятся. Движения становились все более тягучими, полными соблазна плоти. Полина слышала, как бьются их сердца, как они дышат. И это пробуждало что-то в самой глубине, что-то дикое, и зажигало глаза огнем. Девушка глянула в зал и поняла, что глаза многих вампиров тоже горят. Жадно, испепеляющее.

Уже ставший знакомым, голос в голове шепчет:

– Они прекрасны! Горячи, юны и аппетитны! Как ты находишь этот пир плоти?

Но Полина не нашлась, что ответить, так как в этот момент узнала одну из танцовщиц. Тронув Алексу за руку, она шепотом спросила:

– Там, среди танцующих, неужели это Жанна?

– Да, - улыбнулась Магистр Города. - Смотри, скоро будет самое интересное. Уж поверь мне. Такое мы устраиваем очень редко.

Полина вновь вернулась к созерцанию происходящего. И не зря. Танцующие сдвигались все ближе к центру зала, пока не создалось впечатление, что это гигантский цветок. Потом они снова стали расходиться, и все это в медленном тягучем танце. Музыка становилась все более чарующей, но ожидания кульминации не было.

Танцующие продвигались все ближе и ближе к диванам, перемещаясь еще и по кругу. Танец выбора. Полина слышала что-то о таком, но давно. А танец распался на десятки составляющих. Теперь каждый танцевал отдельно у того дивана, перед которым остановился.

В их шатер вошла, даже скорее вплыла Жанна. Полина никогда не видела ее такой… манящей. В наряде танцовщицы она смотрелась очень необычно, и в то же время гармонично. Она вошла, ни на секунду не прерывая танца, и полог шатра опустился за ней. Жанна танцевала на свободном пятачке так, словно это была просторная сцена. Танцевала самозабвенно, и только для одного, вернее одной.

Танец предназначался для Лазель. Только для нее. Других Жанна словно не замечала, и своим танцем заставляла забыть, что существует что-то или кто-то еще. Только они. Только танец.

Лазель не могла оторвать глаз от этого юного, гибкого тела, которое, казалось, вытворяло невозможное. Оно призывало, распаляло, и неважно, был ли ты до этого сыт или голоден. Жажда вскипает в тебе, глаза загораются жадным, голодным огнем. Хочется коснутся этого юного тела, ощутить его вкус.

А Жанна замирает на обрыве ноты и склоняется перед Лазель, чуть отвернув голову, предлагая себя. Вампирша невольно пробегает пальцами по склоненной перед ней тонкой шее. Но она слишком хорошо понимает, что это может значить, и достаточно владеет собой, чтобы оторваться от этого восхитительного зрелища и посмотреть на Алексу.

Та ласково улыбнулась и сказала:

– Это мой подарок тебе, с желания самой Жанны, конечно.

Верволчица чуть пошевелилась и проговорила:

– Я предлагаю свою кровь вам. Пейте.

Лазель не нужно было просить дважды. Чуть подавшись вперед, она сказала:

– Иди ко мне, дитя, - ее глаза горели, как две чаши зеленого огня, даже зрачки чуть вытянулись. Сущность вампира вышла на поверхность, и еще больше распалялась, чуя такую деликатесную кровь.

Жанна ничуть не испугалась. Она поднялась с пола, села на диван и положила голову на колени вампирше. Даже волосы убрала за спину, дабы не мешались.

Лазель обняла девушку, чуть приподнимая, чтобы было удобнее, вдохнула аромат кожи, а взгляд уже сосредоточился на бьющейся под кожей жилке. Губы коснулись нежной шеи. Жанна затрепетала в ее руках. Вампирские чары начали действовать. Девушка прикрыла глаза, а мигом позже клыки скользнули в плоть. Рот наполнился солоновато-медным вкусом, который был замечательнее любого нектара.

Кровь оказалась бодрящей, чудесной, восхитительной! Кровь оборотня. Она обладает куда более богатыми свойствами, чем человеческая, поэтому и ценится так высоко.

Когда Лазель отстранилась, то чувствовала легкое опьянение и бодрость. На ее губах играла довольная улыбка. Что до самой Жанны, то она совсем по-звериному потерлась о вампиршу, что-то мурлыкнула и сонно улыбнулась. Чары на оборотней действуют не так, как на людей. Жанна не забудет, что произошло, ее даже не клонило бы в сон, будь она посильнее. И все-таки ей было хорошо. Весь фокус в том, что вампиры делятся своим наслаждением с жертвой. Только люди об этом забывают, у них остаются лишь смутное приятное ощущение.

– Спасибо тебе, девочка, - Лазель поцеловала волчицу. - Это было чудесно, но теперь тебе нужно отдохнуть.

– Иди в мой покои, поспи там, - заботливо предложила Алекса. - Тебя проводят.

– Спасибо.

Девушка удалилась. А Лазель откинулась на спинку дивана, проговорив:

– Это был очень ценный дар, Алекса.

– Ты достойна и более щедрых даров, - просто ответила вампирша, пожав плечами.

– Не скажи. Великая честь поделиться тем, кто делится с тобой кровью. Это многое значит.

При этих словах Сергей поморщился, но снова ничего не сказал. Решил сдерживаться, покуда хватит сил. Пока хватало. К тому же он старался убедить себя, что ничего предосудительного не происходит. В конце концов, ведь практически так и есть. Надо быть честным и признать, что ему просто не нравиться видеть довольное лицо Лазель.

И все-таки в шатре царила обстановка умиротворения. Царила, пока не вошел Юлий. От него просто волнами исходило волнение, хотя он прекрасно держал лицо.


Глава 9. | Дети ночи: Печать Феникса | Глава 11.