home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 47.

Лазель обдумывала рассказанное Алексой, история ей откровенно не нравилось. Слишком много таинственности. Определенно, Имхотеп что-то задумал. Вопрос, кого это непосредственно коснется. Честно говоря, в версию о Вечном Фениксе верилось не слишком. Таскать его с собой все равно, что атомную бомбу. Через чур мощное оружие, необходимое лишь в особых обстоятельствах. А со дня, когда такие обстоятельства в последний раз имели место быть, прошла уже парочка тысячелетий.

Но кого же все-таки притащил Имхотеп? Все-таки гроб не шкатулка, чтобы возить как приятную безделушку.

Столько вопросов! Но ни на один пока нет достойного ответа. Да и вообще какого-либо. Надо бы…

Внезапно Лазель обнаружила, что стоит возле дверей в покои Имхотепа и его свиты. И уже даже занесла руку для стука. Похоже, ноги сами подсказали ей наилучшее решение. Иногда тело умнее разума. Что ж, возможно, удастся что-нибудь узнать у Кетан.

Твердый, уверенный стук и нет ответа. Еще один стук, более громкий. Звук приближающихся шагов по ту сторону двери. Она наконец-то открылась. К сожалению, перед Лазель предстал Тутанхамон.

К удивлению главы клана Инъяиль птенец Имхотепа казался не столь спесивым, как обычно. Взгляд необычно серьезен. Но стоило ему разглядеть визитера, как глаза меняются, загораются задором и не только.

– О, сколь неожиданный визит! - его губы тронула улыбка. Неожиданно приветливая и, кажется, без задних мыслей. - Проходите. Присаживайтесь.

Лазель ступила внутрь. Обстановка походила на ее покои в Катакомбах, но уже чувствовался и характер обитателей. Обычное дело. Главы кланов привыкли к путешествию в комфорте и в окружении привычных вещей. И не важно, в малом или в большем. Но здесь обстановка была скорее домашняя, чем пафосная.

– Мне нужна Кетан.

Тутанхамон как бы невзначай покосился на одну из дверей гостиной и сказал:

– Боюсь, сейчас это невозможно. Она очень занята и не может выйти. Но я обязательно передам, что вы заходили.

– Жаль. А сам Имхотеп? Могу я поговорить с ним?

– К сожалению, и это невозможно. Его нет в апартаментах. Он вышел, и я не знаю, когда вернется. Возможно, лишь к утру.

– Очень, очень жаль.

– Но я целиком и полностью к вашим услугам, - вампир улыбнулся своей самой располагающий улыбкой.

– Не думаю, что я нуждаюсь в твоей помощи, - усмехнулась Лазель, но уходить не спешила. Наоборот, закинула ногу на ногу.

– И чем же я хуже, позвольте полюбопытствовать? Конечно, я не Имхотеп. Но уж с Кетан-то не иду ни в какое сравнение!

– Вот где ты прав - там прав, - почти оскалилась вампирша. Ее начал забавлять этот разговор.

– Так это правда, что вы знали друг друга раньше?

– Конечно!

– Подумать только, наша ненаглядная Кетан, с которой Имхотеп носится как курица с яйцом, чуть не стала иньяилькой! Вот смех! Ты что, и ее выставила? - Тан отбросил излишнюю вежливость и заговорил в своей обычной манере.

– Я бы никогда не поступила так с Кетан. Просто наши пути разошлись, - холодно заметила Лазель. - Хотя я не ожидала, что она станет вампиром, тем более из фениксов.

– Ха, если уж Имхотеп за что берется! Как правило, раз он хочет - он это получает. И я такой же.

С этими словами Тан подсел ближе и попытался положить руку Лазель на плечо. Та лишь отмахнулась:

– Оставь. Вас сравнивать, все равно, что белое и черное.

– Почему? - насупился вампир.

– Вы так же непохожи. Уж поверь, у меня была возможность сравнить.

– Ты что, с ним тоже… это…

– Нет. У тебя что, все сводится только к сексу?

– Ну… не все. Просто ты меня сильно зацепила.

– Это что же, чтобы запасть тебе в душу достаточно надрать задницу? - нарочито насмешливо поинтересовалась Лазель.

На это Тан возмущенно фыркнул, обронив:

– Не стоит утрировать. И почему ты снова не приняла мужской облик?

– Возможно потому, что женский - мой по рождению, и именно так мне нравиться более всего. А ты всегда обращаешь внимание только на внешнюю оболочку?

– Да плевать мне на нее! Просто я никого еще так сильно не хотел, как тебя!

– А ты не задавался вопросом, чем это вызвано?

– Взаимным притяжением.

– Ой ли? По-моему, тебя так тянет только потому, что я отталкиваю.

– Это было бы слишком просто.

– И, тем не менее.

– Я так не думаю. И почему ты так рьяно отталкиваешь меня? Чем я тебе не угодил?

– А ты не понял? Ты мне просто не нравишься.

– Но я же красив, - нахмурился Тан.

– Не в этом дело. Мне не нравиться такой тип. Ты можешь быть замечательным, самим совершенством, но не для меня.

– Но если нам попробовать узнать друг друга лучше?

– Вряд ли тут поможет очередная экскурсия по твоему внутреннему миру.

– Но почему. Может нам…

– Нет. Тебя что, не волнует, что рядом Кетан?

– О, у нее куда более важные дела. Она не оставит свой пост. Ей нужно наблюдать и сдерживать, пока не сменимся.

– Кого?

– Ве… неважно. Не думаю, что тебе следует знать. Это личное дело нашего господина, - сухо ответил Тан, опустив взгляд.

– В самом деле? Ну-ну.

– Брось это. Он сам разберется. Давай лучше вернемся к нам.

– О чем ты? Никаких "нас" нет.

– Но я все прекрасно помню. Та ночь…

– Значит, у тебя отличная память. Вот и все. Я уже говорила, что думала ты отвяжешься от меня после такого.

– Такого? Ты шутишь! Да я бы все отдал, лишь бы повторить!

– Как уже было мной подмечено - мазохист!

– Это почему?

– А кому еще может понравиться фактическое изнасилование?

– Ну ты прямо как скажешь! - усмехнулся Тан. - Просто горячий секс. Грубость в определенных дозах очень даже возбуждает.

– На самом деле, будь тогда на твоем месте человек, он, возможно, не выжил бы.

– То человек. Благо мы к ним не относимся. И в том-то проблема, что все, кроме тебя, видят во мне лишь хрупкого юношу. А ты обращаешься со мной так, будто не верила, что я могу рассыпаться от грубого толчка.

"Я не верила, - мрачно подумала Лазель, - я на это рассчитывала. Да, промашка вышла".

– Поэтому я и хочу быть с тобой, - продолжал вещать вампир, придвигаясь постепенно все ближе и ближе.

– Что, замучила тяга к доминирующему партнеру? - усмехнулась Лазель.

– Зачем ты так?

– Как?

– Ты ведь совсем не воспринимаешь меня всерьез.

– Похоже, это просто невозможно. Сам заставляешь так к тебе относиться.

– Вздор!

– А ты подумай. Сначала ты просто хотел со мной переспать, теперь уговариваешь стать твоим доминантом. Ты приписываешь другим роли, которые им не свойственны, а потом стараешься втиснуть их в придуманные рамки.

– Хочешь сказать, ты не любишь доминировать?

– Нет. Я признаю лишь отношения на равных в том смысле, в каком ты предполагаешь. Ты тоже мог стать таким, но ты сломался. Парил слишком высоко и слишком низко упал. Имхотеп не жестокий господин, но ему невозможно перечить.

– Ой, не нужно разводить фрейдистских теорий! Просто ты не хочешь признавать моих чувств.

– Каких же?

– Меня тянет к тебе. Сильно и всерьез. Видя тебя, я перестаю замечать кого-либо еще. Хотя тут есть на кого посмотреть…

– И ты хочешь, чтобы глава клана Инъяиль послужил средством удовлетворения твоей похоти? - слова прозвучали с металлической угрозой, словно свист меча.

– Не передергивай, пожалуйста.

Возможно, дело было в последнем слове, но едкая усмешка Лазель умерла, так и не родившись. А Тан вскочил со своего места, рухнул на колени перед ней и проговорил, почти упираясь лбом в ее ноги:

– Я уже на все готов. Видишь, на коленях стою! Я согласен даже рабом твоим быть, лишь бы… лишь бы… - последние слова оказались подавлены дрогнувшим голосом, так и не прорвались наружу.

Сказать, что Лазель удивилась, это лишь в общих чертах обрисовать ситуацию. Этого она просто не ожидала. Может ли такое быть, что Тан обнажил перед ней душу? Конечно, он древний вампир. За несколько тысяч лет можно научиться играть на чем угодно, даже на таких эмоциях. И все-таки… Что-то в этом задевало, ранило сердце. А Лазель никогда не стремилась быть жестокой. Могла, если обстоятельства вынуждали, но не стремилась.

Она положила руки на плечи коленопреклоненного вампира, пробежалась по ключицам, вверх по шее, по скулам, вырвав шумный вздох и заставляя поднять голову. Взгляд вампирши столкнулся с двумя омутами страсти с горчинкой на дне.

– Не стоит, - тихо проговорила Лазель. - Мне не нужны жертвы и, тем более, рабы. Просто я не та, кто тебе нужен, а ты за пеленой страсти не можешь этого разглядеть. Рядом с тобой мне бы пришлось играть роль. Роль, которая мне претит.

– Но мы могли бы просто встречаться, без обязательств…

– Еще хуже. Это значит, ты питал бы напрасную одежду. Жестоко отрезать хвост кошке по частям.

– Я - не кошка. И что, если я этого хочу?

– Нет. Пойми и прости. Последнее не обязательно.

Лазель говорила без издевки, с искреннем сочувствием. Этому вампиру удалось что-то задеть в ней сегодня. Поистине странная ночь.

– Мне… не нужна твоя жалость, - выдавил Тан, но его руки сами скользнули вокруг талии Лазель, он придвинулся ближе, все так же стоя на полу, но вампирша чуть развела колени, чтобы ему было удобнее. И Тан ткнулся где-то между животом и грудью, обнимая крепче.

Движимая благородным порывом, Лазель позволила маленькую уступку. Вздохнув, она позволила телу измениться. Ей делать это стало так легко. И вот уже мужские руки треплют волосы бывшего фараона. И мягкий, почти мурлыкающий голос:

– Тогда встань.

Тан покорился, но с места не сошел, так что теперь оказался нависающим над Лазелем. Но тот ничуть не смутился, а только сказал:

– Давай на этом поставим точку. Раз и навсегда. Выбери того, кому мужчиной быть нравиться больше, чем мне. И если уж тебе важны мои… особенности, то могу уверить, инъяильцев еще немало ходит по земле. Хоть тебе больше подошел бы гарудианец.

– Не думаю, - слабо усмехнулся Тан. - Мне нравиться, когда секс превращают в искусство, а не источник силы.

– Как хочешь. Во всяком случае, ищи себе доминанта.

– Мне казалось, что нашел.

– Нет, я не тот, кто нужен тебе. Я до сих пор с отвращением вспоминаю свою грубость.

– Может, ты уже и кандидатуру для меня нашел?

– Нет, - усмехнулся Лазель. - Но если ты направишь свои не дюжие таланты, например, на Рафаэля, толку вышло бы гораздо лучше.

– Ты говоришь о Мастере Рафаэле, что осел в этом холодном городе?

– Других нет.

– Ты что, договорился с ним, чтобы он отвлекал меня от тебя?

– Не мели чушь. Он и не знает о тебе, наверное. Вот и делай добро. Тебе же лучше будет, если ты переключишь страсть на другой объект.

– Ты так сопротивляешься!

– Потому, что ты цепляешься за меня, как клещ.

– Что ж… позволь поцеловать тебя.

– Зачем? - немного удивленно нахмурился Лазель.

– Если сможешь после этого уйти… что ж…

Глава клана Инъяиль вздохнул. Похоже, Тан неисправим. Видя замешательство Лазеля, он еще и подначивать принялся:

– Или это слишком для тебя? Ты боишься, что твое хваленое самообладание полетит к черту?

Вот за что Лазель недолюбливал мужскую ипостась, так это за излишне быстрое вскипание гормонов. Его глаза сузились, и вампир почти прошипел:

– Не стоит бросать вызов, с которым можешь не справиться! - и облизнулся, медленно проведя самым кончиком языка по нижней губе.

Тан сглотнул, а уже в следующий миг оказался у Лазеля на коленях, склоняясь все ниже и ниже. Желая быстрее покончить с этим, Лазель сам притянул его ближе. Губы столкнулись в поцелуе, как в битве. Каждый старался одержать верх и продемонстрировать свое мастерство.

Когда глава клана сжалился и оторвался от бывшего фараона, тот прерывисто дышал, глаза были шалые, а губы чуть подрагивали, словно не верили, что все прекратилось. Лазель усмехнулся:

– Думаю, с тебя хватит.

– Еще! - не голос разума, а голос жажды.

– По-моему, кое-кто забыл о нашем уговоре.

Тан сморгнул, и его взгляд стал чуть более осмысленным. Сел чуть прямее и хриплым голосом спросил:

– И… ты сможешь вот так вот уйти, сейчас?

– Да.

– Ты… лжешь?

– Ты бы почувствовал.

– Нет, ты…

– В отличие от некоторых, либидо не правит моим разумом, - "по крайней мене не всегда", - добавил про себя Лазель, так как оппоненту это знать вовсе не обязательно.

– Ты ведь не шутишь…

– Не имею такой привычки в ответственные моменты, - хмыкнул Лазель, потом без малейших усилий снял с себя Тана, словно тот был куклой, и встал.

– И все-таки…

– Не тешься иллюзиями, - бросил вампир, поспешно направляясь к двери, так как стало очевидно, что ничего нового от Тана уже не узнать. Но тот не собирался легко сдаваться, почти выкрикнув:

– Это слишком похоже на бегство!

– Тебе лишь хочется, чтобы так казалось. Похоже, я лишь снова подстегнул твои иллюзии. Прощай.

Лазель быстрым, уверенным шагом покинул коридор, в котором располагались апартаменты Имхотепа. На душе было гадко от снедающего возмущения. В сухом остатке удалось узнать всего ничего.

"Конечно, - усмехнулся сам себе глава клана Инъяиль, - стоит банально переспать с Таном, как тот все выложит". Но Лазель не обладал столь сильной тягой к знаниям. К тому же оставались и другие пути. Но не сейчас. Он слишком вымотан нежелательным общением.

Стоило подумать об этом, как усталость тяжелой пятой навалилась на плечи. На миг пальцы Лазеля коснулись стены, словно ища опоры. И эта его задержка позволила ощутить что-то… Словно гул прокатился по коридору. Так от брошенного камня идут круги по воде. В данном случае один круг. Ощущение отголоска силы. Мощной и ужасно древней. От одного этого эха стало сухо во рту.

Лазель оглянулся назад, туда, откуда расходился резонанс. Там были только апартаменты Имхотепа. Вампир попытался прислушаться, прощупать ауру своей силой. Но уже ничего не осталось. Совсем ничего. Как дым вентилятором разогнали. К тому же у входа в апартаменты стоял блок на подобного рода штучки. Обычное дело, но в совокупности образовывало настораживающую картину.

Возвращаться и спрашивать "Не Феникса ли вы тут держите?", смысла не было. Так что Лазель направился к себе, тщательно анализируя произошедшее, что было не легко.


Глава 46. | Дети ночи: Печать Феникса | Глава 48.