home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1.

—А-а, черт! Какой козел опять бросил в коридоре стремянку?! — завопила я, потирая ушибленное колено. Но на мои вопли, похоже, никто не прореагировал.

Да вымерли все в клубе, что ли? — подумала я. — Нет, найду, кто эту стремянку тут ставит — убью! Сколько можно? Уже третий раз ногу об нее расшибаю! И только не говорите мне, что Бог любит троицу!

Виной тому остатки былого ремонта в нашем клубе «Серебреная Маска». Чуть больше недели, как закончили. Теперь у нас еще один зал. Почти как в той рекламе: «три этажа, два танцпола, мегаватты света и звука».

Я, кряхтя, почти добралась до кабинета, когда услышала за спиной шаги, и очень знакомый голос спросил:

— Лео, ты чего вопишь? И вообще, где ты ходишь? Время-то уже!

— Я хожу? Да я, Дени, чуть ноги не лишилась! Какая-то сволочь опять в коридоре стремянку кинула!

— Да забудь о ней, идем! Нас ждут.

Мы с Дени совладелицы клуба, к тому же она моя лучшая подруга, хотя смотримся мы с ней весьма странной парой. Она высокая, но я выше ее на ладонь. У нее длинные, темно-каштановые волосы, спускающиеся на плечи крупными локонами. Глаза ореховые. Стройная, даже миниатюрная. Просто образец женственности. А я… даже изрядно пофантазировав, о себе такого сказать не могу. Мне двадцать пять, телосложение у меня скорее атлетическое, волосы светлые, золотисто-желтого оттенка, коротко подстриженные, а глаза зеленые, с медовыми крапинками. И вообще, обликом и манерами я частенько больше похожу на юношу, чем девушку. А еще я оборотень. Как так получилось — долгая история. В общем однажды я им стала. Мой зверь — пантера.

Дени усиленно тянула меня за собой, пока я не спросила:

— Постой, да куда ты меня тащишь?

— Ты что, забыла? У нас же сегодня интервью!

— Ах, да! То-то я сегодня в парадно-выходном костюме приперлась! — костюм у меня был замечательный: брючный, серебристо серый. Мне он очень нравился. Подарок Иветты — еще одной моей подруги, а еще вожака местных вервольфов.

— В костюме — это хорошо. Но ты в них часто ходишь, — отметила Дени. Что до нее, то она была одета в черную юбку чуть выше колена, высокие черные сапоги типа ботфортов, на каблуке, с которым я бы точно ногу себе сломала, черную блузку и ярко-синий жакет до талии. Этот наряд ей очень шел. Хотя я бы ни юбки, ни платье ни за что не надела. Терпеть их не могу!

— Положение обязывает, — усмехнулась я. — Да, а этот репортер уже пришел?

— Пришел-пришел! Нас ждут. Не забудь, это рекламное интервью, чтобы поддержать наш клуб.

— Ладно, — невольно улыбнулась я. — Обещаю никого не бить и следить за выражениями, — это я проговорила, подняв руку в клятвенном жесте.

— Ну-ну. Идем уж!

Дело в том, что наш клуб теперь входит в десятку лучших в городе. Это, конечно, дополнительная прибыль, и не малая, но и дополнительные заботы. Поэтому мы и расширили наши помещения, купив соседний магазин — посетителей становилось все больше. К тому же по трем телевизионным каналам, ну, не самым главным, уже вторую неделю шел рекламный ролик нашего клуба. В общем, бизнес процветал. И вот теперь — интервью.

Нет, несколько раз мы мелькали по ТВ в связи с теми музыкантами, что выступали у нас, но теперь это было полноценное интервью о нашем клубе.

Репортер оказался коренастым молодым мужчиной с короткими прилизанными черными волосами и игривой бородкой. Но взгляд его серых глаз был цепким, даже колючим.

Расположились мы в основном зале, прямо за одним из столиков. Я не хотела пускать посторонних в наш кабинет. В этом есть что-то личное.

— Здравствуйте. Я — Ральф Росс. Значит, вы и есть владелицы клуба «Серебреная Маска»? — начал репортер.

— Да, именно так, — кивнула Дени. Все эти милые разговоры всегда удавались ей куда лучше, чем мне, так что ей и карты в руки.

— Что подвигло вас открыть клуб?

— Это была наша давняя мечта, — вставила я.

— А почему именно этот?

— Мы обе здесь раньше работали. Я была танцовщицей, а Лео пела, — продолжила Дени.

— Лео? Ведь ваше полное имя, — он скосился в блокнот, — Элеонора.

— Лучше просто Лео, — не люблю, когда меня называют полным именем.

— То, что владельцами одного из десяти лучших клубов города являются две девушки, довольно необычно. В чем же секрет вашего успеха?

— А в чем секрет успеха остальных клубов? — не удержалась и встряла я. — В надежном персонале и в грамотном ведении дел, ну и в некоторой доле везения. И наш пол здесь не имеет никакого значения.

Дальше интервью шло в таком же духе. Репортер все время пытался перевести разговор непосредственно на нас, мы отбивались, как могли, особенно я. К концу я уже испепеляла этого Ральфа гневным взглядом, а Дени то и дело пинала меня ногой под столом, чтобы я не сорвалась.

Когда репортер и вся его братия убрались, я уже готова была воскликнуть: «Аллилуйя!» Вот уж не думала, что это такое мученье! Мы с Дени вернулись в свой кабинет, только там она сказала мне:

— Можешь отлепить от лица улыбку, а то она меня уже пугает!

— Не могу, мышцы свело, — усмехнулась я, садясь за свой стол. На нем, как всегда, возвышался небольшой Эверест из бумаг. Договоры, контракты и т.д. и т.п.

— А-а! Может, тогда тебя стукнуть, чтобы отпустило? — рассмеялась Дени.

— Ну-ну, — хмыкнула я, расстегивая пиджак.

В этот момент медальон, висевший у меня на груди, засветился мягким светом. Свечение продолжалось пару секунд, потом потухло. Медальон так реагировал на магию, так как это у меня не просто украшение. Он был в форме многоконечной звезды, усыпанной мелкими бриллиантами, в центре которой находился вырезанный из сапфира череп. Подарок Таната, то есть самой Смерти. Познакомились мы весьма странно. Да и любое знакомство со Смертью было бы странным. Я его всегда ношу. За последнюю неделю он светится уже второй раз. Хм… Что же происходит?

— Что это с твоим медальоном? — удивленно спросила Дени.

— Черт его знает! По-моему, в этом городе просто переизбыток магии! И что творится?

— А ты спроси у Андрэ, — предложила вдруг подруга.

Андрэ — мой старый приятель, а еще он маг высшего круга. И этот маг и волшебник всеми правдами и неправдами старается завоевать мое сердце. А я изо всех сил сопротивляюсь. Нет, один раз мы почти… то самое, но это не считается. Сейчас мне вообще не до этого. В моем сердце еще не зажила рана, оставленная моим последним кавалером. Я полюбила его, не смотря на то, что он был вампиром, а он попытался меня подчинить. Мне пришлось его убить. С того дня прошло чуть больше двух месяцев.

Поэтому от предложения Дени я только отмахнулась. На что она покачала головой и сказала:

— Не понимаю! И чего ты такого парня отвергаешь? Красавец, умен, и тебя любит! Пора забыть того… Кшати!

— Ой, только не надо опять меня сватать! — взмолилась я. — Я не хочу вышвыривать очередную твою кандидатуру в ухажеры.

— Как же с тобой порой трудно! — сокрушенно вздохнула Дени, но в ее глазах плескалась улыбка.

— Я знаю. И закроем эту тему. Вернемся к делу. У нас, я вижу, выступления музыкантов в клубе распланированы на всю эту и следующую недели.

— Да, все в порядке. А как у нас с новыми охранниками?

— А, тех троих, что Ник привел. Ребята, вроде, надежные. Один бывший полицейский, двое, по-моему, в прошлом военные. Еще я к ним перевела Саймона.

— Твоего оборотня?

— Он не мой. Зато как охранник незаменим. Это ему больше подходит, чем должность официанта.

— Согласна. Да, штат у нас разросся.

— А ты что хотела? Бизнес расширяется.

— Вот оно — бремя популярности! — вздохнула Дени, и мы дружно рассмеялись.

Домой я возвращалась, как всегда, далеко за полночь. Зато без пробок на дорогах! Сегодня я была на машине, на своей темно-синей Вольво. Еще у меня есть мотоцикл, настоящий Харлей. Но, так как я сегодня в костюме, то машина была более подходящим вариантом.

На улице было прохладственно. Недели через три повалит снег. Трава все еще упрямо зеленела, но листья на деревьях уже пожелтели. Еще бы, все-таки начало ноября! Зима не за горами.

Из подземного гаража сразу в лифт, жму на кнопку четвертого этажа, параллельно отыскивая в сумке ключи. Вот и дома. Квартира у меня небольшая: гостиная, спальня, кухня, ну и ванная комната. Большего мне и не нужно, я ведь живу одна.

На пороге, как обычно, меня встречала Миу — кошка, похожая на сиамскую, только у нее на лбу пятно в виде египетского знака вечности. Кстати, она умеет говорить, так как является жрицей Баст. В прошлом она была человеком, но теперь возродилась в этом теле.

— Привет! — сказала я ей, ставя сумку в коридоре и проходя в гостиную, на ходу снимая пиджак.

— Привет! Как прошло твое интервью? — Миу уселась на подлокотник кресла, обернув лапы хвостом.

— Утомительно, — буркнула я, вешая костюм в шкаф, в спальне, и взяв пижаму.

— Что так?

— Не люблю, когда всеми силами стараются вмешаться в мою личную жизнь.

— Понятно, — лукаво улыбнулась кошка.

— Ладно, я в душ. Кстати, ты что-нибудь поела?

— Да, не беспокойся. Я знаю, что ты редко ужинаешь дома.

Что верно — то верно. Обычно я просто перехватываю что-нибудь в клубе, а когда добираюсь домой, мне хочется только одного — спать.

— Ну ладно, — кивнула я и скрылась в ванной комнате.

Я включила воду и, избавившись от остатков одежды, встала под горячие струи. Кайф! Главное — не заснуть прямо здесь. Так что лучше не затягивать процесс. Ополоснувшись, я вытерлась и надела пижаму. Свою любимую: темно-темно-синюю с лунами и солнцами. Недавно я купила еще две, так как некоторые события заставили мой гардероб изрядно поредеть.

Все! Спать, спать, спать! Я рухнула в свою широкую кровать, и уже минут через пять погрузилась в объятья Морфея.

Сон… он утягивал меня за собой сквозь время и пространство. И я опять, в который уж раз, видела над собой небо Древнего Египта. Город Бубастис, храм богини Баст. Мой дом. Нет, наш. Дом Сейши-Кодар, — трех воинов-оборотней, избранных. Сон разворачивал передо мной картину прошлой жизни, той, когда я носила имя Ашана.

Полнолуние… В храме царила праздничная суета. И я знала, что сегодня должно состояться посвящение. Человек станет воином Баст, приняв в себя силу оборотня. Мы трое, Сейши-Кодар, сидели на подобии тронов возле статуи нашей богини, и ожидали того избранного.

Вот появилась процессия жриц, во главе с верховной. Они подвели к нам девушку, чуть старше двадцати. В каждом ее движении сквозила решимость, она знала, на что идет. Сильная и статная, она станет хорошем воином нашей богини. Но чуть расширенные зрачки указывали, что она все-таки боится.

По обычаю ей самой предстояло выбрать того из нас, кто станет для нее патрой, поделиться с ней своим даром, и чей зверь поселится в ней. Баст породила три ветви оборотней: тигры, гепарды и леопарды.

Немного поколебавшись, девушка выбрала меня. Мы начали танец луны, танец Тефнут и Сохмет — сестер Баст. Во время него я наполовину приняла звериный облик, а сила моей магии коконом окутывала девушку, связывая нас. Я чувствовала, как мой зверь перетекает в нее, и зарождает там ее зверя.

Это был всего лишь сон, но такой яркий, реальный! Я чувствовала, как она дышит все чаще, ее глаза меняются, становятся кошачьими. Она выгибается, падает наземь и перекидывается. Из человека выступает зверь. Леопард с красивыми черными пятнами.

Я проснулась, жадно хватая ртом воздух. На лбу выступила испарина. Глянула на часы — почти пять утра. Я проспала всего пару часов. Эти путешествия в прошлое выводят меня из себя!

Чтобы перевести дух, отделаться от липких объятий этого сна, я отправилась на кухню — воды попить. Потом завернула в ванную по естественным надобностям. Прежде чем вернуться в спальню, я уставилась на свое отражение в зеркале над умывальником и прошептала:

— Ашана, что ты хочешь от меня?

И вдруг совершенно отчетливо услышала в своей голове ответ:

— Почему ты спрашиваешь? Ведь я — это ты.

Это было правдой, но я все-таки сказала:

— Я — Лео, а тебя я совсем не знаю.

— Ошибаешься. Знаешь, но предпочитаешь бежать от этого. Бежать от самой себя. Прими меня, Лео! Наша судьба быть одним целым…

— Нет! — воскликнула я, скорее от неожиданности, чем от испуга.

Голос исчез. Но правда нет. А она состояла в том, что наше единение уже началось, и его не остановить. Я не знала, чем это кончится, но какая-то часть меня страстно желала этого воссоединения. Да, одна часть меня боялась своего второго "я", боялась того, что представляет из себя Ашана, но другая хорошо понимала ее, считала своей неотделимой частью.

Я мотнула головой и вернулась в спальню, где сразу же забралась под одеяло, устраиваясь поудобнее, как медведь в берлоге. Я намеревалась доспать свое. Выспаться для меня самое главное. Народная мудрость гласит: лучше недоесть, чем недоспать. И я полностью с ней согласна.

Снова я разлепила глаза только тогда, когда за окном уже было светлым-светло, а часы показывали семь минут первого. Я еще минут пять понежилась в теплой постельке, потом решила, что пора бы и вставать.

Нашарив ногами пушистые тапки, я прошлепала к окну и закрыла форточку. Все-таки ноябрь. Холода не за горами. Потом я взяла одежду и белье и отправилась умываться. А, закончив с этим, приступила к приготовлению завтрака. Конечно, приготовление — это громко сказано. Я поставила на огонь чайник и достала из холодильника йогурт — мой обычный завтрак.

Я как раз наливала себе чай, когда на кухню вошла Миу и, вспрыгнув на стул, вежливо промурлыкала:

— Доброе утро.

— И тебе того же. Йогурт будешь?

— Да.

Закончив трапезу, Миу осторожно спросила:

— Тебе сегодня опять снился кошмар?

— Ну, не то чтобы кошмар, — а я-то думала, что не потревожила ее. — Мне опять снилась прошлая жизнь.

— Ашана?

— Да, она, — я обычно рассказывала ей обо всех подобных снах. Зачастую она давала очень дельные советы.

— Тебе нужно принять ее просто как часть себя, Лео. И сразу станет легче.

— Но что мне придется отдать за этот покой?

— В смысле?

— Ашана воин, воин более суровый, чем я могу быть. И гораздо менее… мягкий что ли, — попыталась объяснить я.

— Тебя все еще мучает то, что ты, воплотившись в Ашану, сделала с Кшати? — участливо спросила Миу.

— Наверное. Нет, я не жалею, что убила его, но то, как я это сделала! — до сих пор воспоминание об этом заставляло меня нервно сглотнуть. — Ладно, не будем об этом.

Миу собралась что-то возразить, но в это время медальон на моей шее опять вспыхнул короткой вспышкой и потух. Ё-моё! Да что же такое твориться?!

Кажется, я произнесла это вслух, так как Миу промурлыкала:

— Магия, должно быть.

— Не нравится мне все это, — фыркнула я, домывая посуду (если не вымою сразу, то потом вообще забуду об этом).

Только я вытерла руки о полотенце, как раздался телефонный звонок. Весьма требовательный и настойчивый. Вообще-то у меня есть автоответчик, но я-то дома. Так что я сняла трубку, правда где-то на пятом звонке. Ну ничего, кому надо — тот подождет.

Когда я услышала в трубке знакомый приветливый голос, то тут же пожалела, что вообще подошла к телефону. Это был Андрэ. Только ему удавалось говорить одновременно соблазнительно, нагловато и располагающе.

— Здравствуй, Лео.

— Привет, — я постаралась ответить как можно безразличнее. — Что-то случилось?

— Нет, — одно это слово окутало меня нежным шелком. В голосе промелькнула смешинка. — Я видел тебя по телевидению. Поздравляю! Ты смотрелась отлично.

— Спасибо, — значит, наше интервью уже показали.

— Всегда пожалуйста, — я просто физически ощущала, что он улыбается. — Да, я не думал, что так легко дозвонюсь до тебя. Разве тебе не должны звонить с поздравлениями родные и близкие?

— Они не знают, — ответила я и осеклась. — Черт! Теперь, наверное, знают, — звонок из дома мне теперь обеспечен. Я искренне надеялась, что меня не будет дома в это время. Вряд ли то, что я являюсь совладелицей клуба, придется моим родителям по душе. Они весьма консервативны. Но что есть — то есть. К чему переживать о том, чего не можешь уже изменить? Так никаких нервов не хватит!

— Что-то не так? — напомнил о себе Андрэ.

— Да нет, забудь об этом, — отмахнулась я, и уже хотела было попрощаться, но тут вспомнилось неоднократное свечение моего медальона, и я спросила, — Что происходит в городе?

— В каком смысле?

— Мой медальон за последнюю неделю уже несколько раз реагировал на магию, но это продолжалось от силы секунд пять, потом все прекращалось.

— А… это, — протянул Андрэ.

— Ты что-то знаешь об этом?

— Ну да, — его голос звучал как-то не слишком уверенно, но потом он продолжил уже совсем иным тоном, словно его озарила какая-то идея, — Я как раз собрался поговорить с тобой об этом.

— Правда? — недоверчиво переспросила я.

— Конечно! — но я чувствовала, что он если не лжет, то лукавит. — Хочешь, я прямо сейчас приеду к тебе? Ну, или ты ко мне.

Я секунду подумала, и ответила:

— Лучше я, — не стоит забывать, что мне потом на работу, а его выставлять из своей квартиры сущее мученье.

— Тогда договорились. Я тебя жду.

Мы попрощались, и я повесила трубку. Только тут до меня стало доходить, во что же я, собственно, ввязалась. Личная встреча с Андрэ — не лучшая идея. Далеко не лучшая. С тех пор, как я разделалась с Кшати, я его почти и не видела. Я просто не знаю, к чему могут привести эти наши отношения. Вернее, знаю к чему, но не знаю — хочу ли. Но что сделано — то сделано. Надо было собираться.

Я погрузилась в дебри шкафа, и пока отыскивала там нужные шмотки, рассказала Миу о звонке, на что она сказала:

— И правильно, вам давно нужно встретиться.

— В каком смысле?

— В том самом, — по мордочке Миу разъехалась лукавая ухмылка. — Парень тебе нужен.

— Спасибо, уже пробовали, — усмехнулась я. Но ухмылка получилась горькой, а где-то глубоко внутри что-то тревожно сжалось при воспоминаниях о ночах, проведенных с Кшати.

— Прости, я не хотела обидеть тебя, — тут же извинилась кошка.

— Да ничего, все в порядке, — отмахнулась я, пытаясь придать своему голосу беззаботность.

Я уже оделась. Мой выбор сегодня пал на черные узкие брюки-стрейч, высокие ботинки и белый свитер с высоким воротником. Сверху я надела черное кожаное пальто, что-то вроде пыльника, но по фигуре — осень хоть и теплая, но все же ноябрь, и термометр так и норовит уйти в минус. Схватив сумку и ключи, и попрощавшись с Миу, я вышла из дома.

Сегодня я выбрала мотоцикл. Не так уж долго осталось на нем ездить — недели через три, а можно и раньше, выпадет снег, и это будет слишком обременительно. Да и холодно, черт побери. Ощущение скорости мне очень нравится, но не настолько, чтобы морозить свой зад.


Алия Якубова Неизбежный союз или Контракт на жизнь | Неизбежный союз или Контракт на жизнь | Глава 2.