home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15.

И я сладко спала. Вот до сих пор, пока меня не разбудил настойчивый звонок в дверь. На часах было чуть больше девяти, значит, я проспала где-то часов пять. Замечательно, блин!

С трудом вытряхнув себя из постели, я пошла открывать. И только у двери до меня дошло, что я в одной пижаме и вид у меня еще тот. А, черт с ним! Не впервой! Я открыла дверь

Поначалу я даже не поверила своим глазам. На пороге стоял Курай. Весь какой-то… встрепанный что ли. В обычных джинсах, рубашке и кожаном жакете. Он смотрел на меня, и по его взгляду я поняла, что что-то вынудило его прийти ко мне. Неприязни ко мне у него, определенно, поубавилось, но совсем она не исчезла.

Ничуть не смутившись за свой внешний вид (вот еще!), я не слишком-то дружелюбно (меня все-таки цинично разбудили) спросила:

— Что тебе нужно, Курай?

— Я это… поговорить нужно. Очень, — мне показалось, что он чувствовал себя неловко.

— Ну проходи, раз так.

Закрывая за Кураем дверь, я увидела, что Танат вышел к нам. Наверняка, тоже услышал звонок. Но, в отличие от меня, он был нормально одет, бодр и свеж. Я даже задумалась, ложился ли он вообще. Правда, если бы не ложился, то вряд ли мог бы быть таким бодрым… Ведь так?

Переведя взгляд с меня на Курая, он как бы спрашивал, все ли в порядке, так что я сказала:

— Танат, это Курай — ученик Андрэ.

Они снова посмотрели друг на друга. Взгляд Курая опять был далеко не приветливым. Может, он со всеми такой? Хотя, что-то мне подсказывало, что это не так. Вот такая я проницательная.

Глупо было продолжать стоять в коридоре, так что я сказала:

— Ладно, Курай. Ты пришел поговорить? Замечательно. Но тебе придется подождать минут десять. Я хочу одеться и умыться.

Честно говоря, ждать ему пришлось несколько дольше. Но это не важно.

В гостиную я вошла уже полностью приведя себя в порядок, в своем любимом варианте домашней одежды: джинсы и рубашка-ковбойка. Курай сидел на диване и нервно постукивал пальцами по колену. Видимо, ожидание далось ему не легко. Что до Таната, то он с невозмутимым видом устроился в кресле. Миу свернулась рядом, на спинке этого самого кресла и делала вид, что дремлет. Именно делала вид, так как время от времени она бросала взгляд на Курая.

— Так о чем ты хотел поговорить со мной? — сразу в лоб спросила я. А чего тянуть-то?

— Об Андрэ, — нехотя проговорил парень.

— Вот как? — это уже было интересно и, что называется, на злобу дня. — Никак не думала, что бы будешь говорить со мной, тем более о нем.

— Я и сам не думал, — все так же хмуро ответил Курай. Похоже, ему было неуютно. — Не буду лгать, ты мне не очень-то нравишься. То, как ты держишь себя с Андрэ… но я пришел сюда говорить не об этом.

— Надо же, а о чем тогда? — я не могла удержаться от иронии, хотя, честно говоря, меня его слова не разозлили. И еще мне хотелось есть, так что я предложила, — Давайте все перейдем в кухню. Пока я буду готовить завтрак, ты, Курай, мне все расскажешь.

Похоже, это его несколько удивило, но он ничего не сказал, просто встал и пошел за мной и Танатом, который все еще занимался его молчаливым изучением.

— Так я слушаю тебя, — проговорила я, взбивая омлет.

— Андрэ… он… То, что с ним делает эта Нефела — уму непостижимо! — его глаза горели истинным возмущением.

— В каком смысле?

— Из-за нее Андрэ изменился до неузнаваемости! Иногда мне даже кажется, что он вообще забыл свое прошлое. Ходит по большей части как сомнамбула, холодный и отстраненный. А Нефела ведет себя как хозяйка в его доме. Она говорит, что совсем скоро их союз станет вечным и нерушимым. Я боюсь этого, боюсь, что Андрэ навсегда останется таким!

— Но почему ты пришел именно ко мне? — мне нужно было услышать причину от него самого. — Ведь я тебе не нравлюсь.

— Да, но сам Андрэ всегда безоговорочно верил тебе. Ну до того, как изменился. И хоть я не в восторге от того, как ты относишься к его чувствам, я вижу, что ты человек чести, для которых друзья что-то значат. И у тебя, Лео, есть реальные шансы спасти Андрэ, — все это Курай говорил, избегая смотреть мне в глаза. И еще добавил, — К тому же, мне не к кому больше обратиться. Но, возможно, я и ошибся.

Последнюю фразу он проговорил, покосившись на Таната. И этот взгляд говорил красноречивее всяких слов. Курай думал, да практически был уверен, что Танат мой парень. Похоже, мы со Смертью оба поняли это, так как словно по команде переглянулись и усмехнулись. Потом я налила всем чаю, села рядом с Кураем и сказала:

— Ты прав, Андрэ для меня больше чем друг и, безусловно, я помогу ему. Мне, как и тебе, Нефела не нравится. Даже смею утверждать, что мне она неприятна гораздо больше, чем тебе.

— Вряд ли больше, — теперь уже усмехнулся Курай.

— Во всяком случае, думаю, тебя она не пытались убить и не врывались в твои сны.

— Ты это серьезно? — его глаза стали чуть больше, чем положено.

— Да. И, не дай Бог, окажется, что ты переметнулся на сторону Нефелы!

— Кто? Я? — пока возмущение Курая казалось искренним. Но кто знает? Мне не хотелось рисковать. Последствия могут быть катастрофическими.

— Нефела его не околдовывала. Он пришел к вам по собственной воле, — внезапно подал голос Танат. На мой немой вопрос, откуда он это знает, он проговорил, — Я ясно читаю его душу.

Я лишь кивнула. Уж кому-кому, а Танату я доверяла. А вот Курай, наоборот, изумленно вытаращился, выпалив:

— Кто вы, черт побери, такой?

— Танат мой хороший друг, благодаря которому у нас, действительно, есть шанс спасти Андрэ, — ответила я. Я еще недостаточно знала Курая, чтобы вот так сразу все выкладывать. Я не солгала, но и всю правду не сказала. Что до самого Таната, то он лишь согласно кивнул.

— Но он не маг, хотя я чувствую какую-то странную силу.

— Существует много разных способностей, — пожала я плечами. — Но сейчас нам лучше подумать о том, как выручить Андрэ и разрушить чары Нефелы.

— Откуда ты знаешь, что она использует чары? — насторожился Курай.

— Догадалась. С чего бы еще Андрэ так сильно и внезапно изменился?

— Но вдруг…

— Вдруг бывает только пук, — не сдержалась я. — Чары Нефелы должны быть какими-то особенными, раз ими удалось опутать сильнейшего мага так, чтобы он ничего не заподозрил.

— Я не ощущал в доме магии больше обычного, — пожал плечами Курай.

— Возможно, это глубже, чем просто магия. Может, у Нефелы есть сообщники. Ты не знаешь, она приехала в город одна?

— Насколько мне известно, нет. Но ее сопровождающих я ни разу не видел. Правда, однажды мне показалось, что она с кем-то разговаривает, хотя вроде никого рядом не было.

— Значит, у нее есть сообщники, — стоит ли говорить, что это известие не вызвало у меня особой радости.

— Этого следовало ожидать, — слегка кивнул головой Танат. — Даже ведьме такой силы, какой обладает Нефела, было бы опрометчиво ввязываться в подобную авантюру в одиночку. Вопрос в том, насколько сильны эти сообщники и каков род их силы.

— И как же нам это узнать? — нетерпеливо спросил Курай.

— Могу предложить только старый проверенный способ — слежку, — ответила я. — Нужно установить наблюдение за домом Андрэ и самой Нефелой.

— И кто же будет следить? — резонно спросил Курай, и мы трое дружно переглянулись.

В этот момент в разговор вмешалась молчавшая до сих пор Миу, просто сказав:

— Я могла бы последить.

— Говорящая кошка! — вытаращился Курай, но я на этот возглас никак не отреагировала, а Миу сказала:

— Мне это не кажется хорошей идеей.

— Почему? Как раз наоборот! — настаивала кошка. — Я справлюсь с этим гораздо лучше многих. Меня никто и не заметит. Я ведь выгляжу как обычная кошка, каких сотни, если не тысячи. А вот вас наверняка узнают.

— Лео, а она права. У Миу гораздо больше шансов исполнить задуманное и остаться незамеченной, чем у вас или Курая, — проговорил Танат таким тоном, словно тоже старался меня убедить.

— И все-таки она кошка. Если что — Миу не сможет себя защитить.

— По-моему вчера, во время нашего небольшого путешествия, вы как раз могли убедиться в обратном.

Он был прав. Я знала, что он прав. И все равно идея не казалась мне хорошей. Возможно потому, что я привыкла всегда рисковать сама, а не просить рисковать других.

Видя эти мои колебания, Миу запрыгнула мне на руки, потом на плечо и, потершись о мою щеку, промурлыкала:

— Обещаю, я буду очень осторожна. Позволь мне помочь тебе. Я хочу быть полезной.

— Ну хорошо, — согласилась я, скрепя сердце. — Думаю, у нас и правда нет другого выхода. Но запомни: осторожность прежде всего! Если что — немедленно уходи.

— Договорились, — она даже улыбнулась. — Но тебе меня лучше не провожать. Боюсь, Нефела тебя сразу почувствует.

— Тогда провожатым будет Курай, и он же встретит. Ты как, справишься с этим?

— Запросто! Вообще-то я ученик лучшего из лучших магов, а не просто пацан на побегушках, — счел нужным отметить Курай.

— Я это учту, — только и кивнула я, потом добавила, — Ладно, чем раньше начнем, тем лучше.

Но прежде чем Миу и Курай, получив все необходимые распоряжения и инструкции, покинули мой дом, я, посадив Миу себе не колени, сказала ей:

— Еще раз прошу, будь осторожна. Не забывай, что Нефела — сильная ведьма. Надеюсь, это защитит тебя так же хорошо, как до сих пор защищало меня.

Произнеся эти слова, я сняла с шеи медальон и надела его на Миу. Пришлось несколько раз обмотать цепочку вокруг тоненькой кошачьей шейки. В итоге получилось что-то вроде массивного ожерелья или ошейника.

— А как же ты? — недоуменно спросила Миу, наблюдая за всеми этими моими действиями.

— Ничего, пару часов обойдусь. К тому же сейчас тебе он нужнее. Ты будешь подвергаться куда большей опасности.

— И все же… — продолжала настаивать кошка, но я тут же возразила:

— Не спорь. Иди, удачи тебе.

Вот за ними закрылась дверь, и мы с Танатом остались вдвоем. Я прислонилась спиной к двери и посмотрела на него. На что Танат проговорил:

— Вам не стоит так сильно переживать за Миу. Она не так слаба, как кажется. Вы видели, какой она может быть. Уверен, у нее все получится.

— Мне бы вашу уверенность, — покачала я головой. — Ладно, пойду посуду вымою.

Мне надо было хоть чем-то себя занять. Просто сидеть и ждать я не могла. Не тот, понимаешь, характер, черт подери!

Тарелки, вилки-ложки, чашка, еще одна. Вдруг она выскользнула из моих руки и разбилась об пол с каким-то уж очень оглушительным треском.

Осколки брызнули во все стороны. Выругавшись, я наклонилась их собрать, но внезапно что-то заставило меня замереть. Я даже не могла сказать, что это было. Как в полусне я подняла один из осколков. И тут же выронила. Палец пронзила короткая острая боль. Выступила кровь. У меня немного закружилась голова. Никогда в жизни мне не становилось дурно от крови.

Я потрясла головой, поднимаясь, и в тот же миг чьи-то руки легли мне на плечи, поддерживая, а мягкий вкрадчивый голос проговорил:

— Осторожно, моя дорогая. Порезалась?

Все еще недоумевая, я обернулась. И тотчас увидела улыбающееся лицо Иветты. В голове быстро мелькнуло: «Откуда она здесь?» И тотчас этот вопрос был смятен мыслью, что так оно и должно быть. Ее присутствие казалось здесь более чем уместным. Да, так и должно быть. Я — ее кайо, мы пара. И перед стаей, и перед собой.

Но почему мне казалось, что я забыла что-то важное? Мне непременно нужно что-то сделать. Вот только что?

— Что с тобой, Лео? — участливо спросила Иветта, перевязывая мне палец платком.

— Ничего… Мне почему-то кажется, что я забыла о чем-то важном.

— О чем же? Ах да! Сегодня же мы в нашей стае будем принимать гостей. Твой прайд быстро разрастается. Дела идут как нельзя лучше. Никогда еще не было такого единения волков и кошек. Ты счастлива? — она игриво улыбнулась, отчего стала походить на совсем юную девочку. Не помнила я у Иветты такой улыбки. А та, как бы между прочим, повторила вопрос, — Ты счастлива?

— Да… наверное… — как-то рассеяно ответила я. И вдруг в моей памяти вспыхнуло имя, и я не смогла не спросить, — А где Глория?

— Кто, прости?

Меня почему-то не удивило, что она не знает этого имени. И все же я старалась вспомнить. Это было трудно. Трудно вспомнить то, чего не знаешь. К тому же в моей голове, сбивая с толку, вихрем проносились самые разные воспоминания. Вот мы с Иветтой на открытии нашей новой сети клубов. Вот она провозгласила меня своей кайо. Когда это было? Четыре года назад? Я среди своих кошек, а рядом со мной Паоло. А вот Этьен. Он мой, я сама сделала его одним из нас. Тихий вечер… я и Иветта… Я счастлива, мне спокойно. Хочется, чтобы это длилось вечно… вечно…

Но почему в моей памяти постоянно проносится имя, которое я никак не могу ухватить? Оно ускользает и ускользает от меня. Ашана! Вот оно, это имя! Но что оно значит?

И в тот же миг Ашана поднялась во мне. Я не знала, кто она, что она, но ей это не помешало. Она быстро заняла все мое тело, оттолкнув меня прочь. Но это было не желание захватить. Так отталкивают кого-то близкого, когда на него несется опасность, загораживая его своим телом.

Стоило Ашане взглянуть на все это моими глазами, как она холодно обронила:

— Ложь! Все это ложь! Меня тебе не затащить в иллюзию!

Только эти слова упали в воздух, как реальность стала оплывать. Как будто смотришь на все через марево. Я чувствовала, что у меня начинает кружиться голова, и тут ясно услышала мысленный голос той самой Ашаны:

— Не смей сдаваться! Вспомни о тех, кому еще может угрожать Нефела!

— Нефела? Я не помню такого имени… — все мое тело охватывала какая-то тяжесть, невыносимо захотелось прилечь и отдохнуть.

Словно в ответ на свои мысли я увидела полное нежности и беспокойства лицо Иветты. Ее руки легли мне на плечи, она ласково проговорила:

— Ты устала, Лео. Тебе нужно отдохнуть. Идем, я постелю тебе постель.

И правда, веки стали тяжелыми, неудержимо клонило в сон. Я уже почти вложила свою руку в руку Иветты, но тут Ашана в моей голове вскричала:

— Борись! Забудь об усталости и борись! Призови магию, призови свой ветер, и он вынесет тебя отсюда в своих объятьях.

— Но… я не знаю как, — возразила я, замерев в нерешительности.

— Знаешь! Сосредоточься!

Я попробовала и… вспомнила! Это оказалось просто. В тот же миг вокруг меня закружил серебристый вихрь, взрывая к чертям весь окружающий мир. Будто я находилась в стеклянном шаре, который от неосторожного движения разлетелся на тысячи осколков.

Ветер свистел у меня в ушах. Я чувствовала, что падаю. А может, наоборот, взлетаю? Все равно, уже все равно. Темнота смыкает надо мной свои мягкие, но в то же время цепкие объятья…


Глава 14. | Неизбежный союз или Контракт на жизнь | Глава 16.