home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20.

Словно в ответ на мой невысказанный вопрос, двери зала с грохотом распахнулись, словно их открыли хорошим пинком. За ними я увидела Таната. В безупречном черном приталенном костюме, белоснежной рубашке, при галстуке. Эдакий франтоватый джентльмен. Он вошел не спеша. Небрежно и в то же время… царственно что ли.

Окинув цепким взглядом все происходящее, он улыбнулся мне, словно мы находились на дружеской вечеринке, потом сурово проговорил:

— Вижу, дело приняло серьезный оборот.

— Не то слово, — не смогла не сострить я.

Придя в себя, Нефела опять что-то сжала в руках, приказав:

— Убей их! Убей их, Андрэ!

Он послушно стал поворачиваться к нам, разворачивая свою силу, как хлыст. Танат покачал головой и просто взмахнул рукой. Такой обыденный жест, но сила Андрэ тотчас съежилась, спряталась как черепаха в панцирь.

Судя по всему, это оказалось неожиданным даже для самого Андрэ. Он снова попытался развернуть силу, и опять ничего. У меня создалось ощущение, что Танат просто сдерживает ее. Хотя я представить не могла, как ему это удавалось. Танат, конечно, сама Смерть, но как он может влиять на магические способности другого?

— Андрэ! — опять окрикнула Нефела. Да что же у нее такое в руке?

Воспользовавшись временным замешательством ведьмы, я призвала свой ветер и хлестнула им, как кнутом по ее рукам. Нефела коротко вскрикнула, скорее от неожиданности, чем от боли. Что-то с легким стуком упало на пол. Мне показалось, что это похоже на кинжал. Но гадать не было времени. Я кошкой кинулась этому предмету. Сила и ловкость оборотня помогли мне, и я завладела им, опередив Нефелу.

То, что оказалось у меня в руках, и правда являлось острым кинжалом с изогнутой ручкой. Но он был какой-то странный, вернее его лезвие: витое и будто из кости. Рани им можно наносить только колотые. Скорее стилет, чем кинжал. И тут меня озарило, чем это являлось изначально — рогом единорога.

Я знала, что он не только украшение во лбу мифического животного (ну не совсем мифического), но и могущественным магическим артефактом. Вот этим вот кинжалом можно убить как человека, так и оборотня, вампира и любое другое сверхъестественное существо. Глядя на кинжал, я невольно подумала, что кому-то пришлось заплатить за его появление жизнью.

Отступив к Танату, я крепко сжала это странное оружие в руках, так как не могла позволить, чтобы Нефела вновь завладела им. Та уже вскочила на ноги и, заметив пропажу, полыхнула гневным взглядом.

Но тут произошло еще одно событие. Весьма отрадное для меня. Андрэ встрепенулся, будто с него, наконец, спали сдерживающие путы. Он посмотрел на меня, и взгляд его потеплел. Неужели корка сковывающей его ледяной холодности спала? Слишком уж это хорошая новость, чтобы быть правдой. Но вдруг?

С замиранием сердца я следила за каждым движением Андрэ. Похоже, Танат все еще сдерживал его силу, не желая рисковать. Нельзя поставить ему это в вину.

Андрэ потер плечи, от чего показался неожиданно уязвимым, потом посмотрел на разъяренную Нефелу. Перевел взгляд на меня и, наконец, проговорил:

— Лео? Почему ты так странно смотришь на меня? Танат? И вы здесь… вы сдерживаете мою силу… Я это кожей чувствую.

— Ты пытался меня убить, Андрэ, — нехотя выдавила из себя я.

— Я? Черт! — выругался он, похоже, вспомнив все, что творил здесь и не только сейчас, так как его лицо залила краска. Никогда еще не видела, чтобы Андрэ краснел! Потом он резко развернулся к Нефеле и практически прорычал, — Что все это значит, Неф?

Ведьму аж передернуло от этого сокращения ее имени. Видно, за этим скрывалось больше, чем я услышала. Резко отдернув свой халатик, словно это была царская мантия, она бросила ему в лицо:

— Ты всегда недооценивал меня, считал третьесортной ведьмой! Но теперь я сильнее тебя. Ты склонился перед мощью моей магии!

— Чушь! — фыркнул Андрэ.

— Не совсем, — вынуждена была признать я. — Похоже, ей удалось зачаровать тебя с помощью вот этого.

Я передала ему кинжал. Может, и не стоило этого делать, но я не смогла поступить иначе. Андрэ должен знать!

Он принял артефакт и сжал так, что костяшки пальцев побелели. Я даже удивилась, что не последовало хруста. Лицо Андрэ пугало. Никогда еще я не видела выражения такой лютой, испепеляющей ненависти и одновременно вселенской скорби. Глухим, безжизненным тоном он спросил:

— Кто?

Одно единственное хлесткое слово. Сначала я даже не поняла, к кому Андрэ обращается, но потом до меня дошло — к Нефеле. Та никак не отреагировала, и он повторил свой вопрос, едва не срываясь на крик:

— Так кто? Отвечай! Кого ты убила ради этого? — он указал на кинжал.

Нефела рассмеялась. Зло и колко, потом обронила, словно нехотя:

— А ты как думаешь? Ты же у нас, Андрэ, такой великий маг, вот и определи. Хотя постой, ты же практически никого из своего народа не знаешь! — она откровенно издевалась. — Но я подскажу тебе. Этому рогу уже несколько сотен лет. Довольно редко кто-то из ваших попадает в нежные руки палача.

Палача? — пронеслось у меня в голове. На что это она намекает? Хм… Андрэ рассказывал мне о чем-то таком. Стоп! Ведь его мать сожгли на костре, как ведьму. Неужели… Нет, это слишком невероятно! Не может быть.

Я посмотрела на Андрэ, и поняла, что мои догадки все же попали в самую точку. Он весь не то что побледнел, а как-то посерел, яростно сжимая кинжал. По его щеке скатилась одинокая слеза, он едва слышно обронил:

— Когда-то я считал тебя едва ли не сестрой. Когда ты приехала в наш город, я пригласил тебя в свой дом. И вот чем ты отплатила мне, Нефела!

— Вот только не надо взывать к моей совести! Я давно избавилась от этого и других дурацких чувств, и весьма выгодно. И все же отмечу, что мне, и не только мне пришлось немало потрудиться. Подумать только, этот рог хранился в лачуге палача просто как забавная безделушка. Но эта безделица здорово помогла мне, отдав тебя в мою власть. Немного чар, и ты уже поверил, что я единорог, что я такая же, как ты. Ты открыл мне свое сердце, тем самым помогая моей магии заползти в него, опутать своей сетью. И ты стал моим рабом. Причем добровольно и с радостью, так и не заметив подвоха.

— Но больше я не в твоей власти, — отрезал Андрэ.

— К сожалению. Эта мерзавка вмешалась и своими грязными лапами разрушила заклинание, — скривилась Нефела. — Ну что ж, вам же хуже. Я убью вас.

— Кишка тонка, — не удержалась я от реплики. Боже, как же мне хотелось ее придушить!

— Отнюдь. Вряд ли у вас хватит сил справиться со мной. Кто вы? Маг, непонятно кто, и человек с кое-какими способностями, — под последним, думается, она подразумевала Таната. Ха! Как же она ошибается на еще счет. — Не забывай, Андрэ, я укротила твою силу, заставила ее служить мне. Теперь ты — ничто против меня. А еще называешь себя сильнейшим магом! Я собираюсь потеснить тебя на твоем пьедестале. Он оказался довольно хрупок, раз даже этот, — она кивнула в сторону Таната, — сумел прибрать к рукам твою силу.

— Не советую тягаться со мной, миледи, — просто заметил Танат, отдернув лацканы пиджака, чтоб лучше сидели.

— Еще один пафосный рыцарь без страха и упрека, — фыркнула Нефела.

«Уж кто бы говорил» — подумалось мне. Ведьма ведьмой, но она так и не смогла распознать, кем на самом деле является Танат.

— И ты затеяла все это, только чтобы войти в высший круг? — с грустной иронией спросил Андрэ, все еще вертя в руках кинжал.

— Нет, не только. Я хочу возглавить его! Пусть все склонятся под силой той, которую никогда не принимали всерьез. Я предлагала тебе возродить Триаду, но могу обойтись и без этого. Ты умрешь!

— Маги высшего круга никогда не признают тебя, — в глубине его глаз плескалась боль, страдание, но говорил Андрэ абсолютно спокойно. Я знала, что он сможет, не удариться в истерику.

— Признают, и еще как! Когда узнают, что стало с их прежним главой. Кому захочется рисковать собственной шкурой?

— Они просто уничтожат тебя, Нефела.

— Не смогут, побоятся. Моя сила остановит любого.

— Твое самомнение тебя же и погубит, — проговорила я, постаравшись придать голосу снисходительности.

— У тебя никогда не было подобной силы, — поддержал меня Андрэ.

— Может, раньше это действительно было так, — усмехнулась Нефела. — Но теперь все по-другому. Не ты один сумел заключить выгодную сделку за силу.

Я переглянулась с Андрэ, как бы спрашивая, что она имела в виду. Тот опустил глаза, словно смутился, потом переглянулся с Танатом. Мне уже хотелось завопить: «Что все это значит?», но Нефела опять заговорила:

— Думаешь, я не знаю об этом, Андрэ? Да все маги высшего круга так или иначе пошли на подобные сделки. Иначе могущества не добьешься. А ты ведь хотел быть могущественным, всегда хотел. Поэтому ты и примкнул к Триаде. Но каждый что-то жертвует за силу, она бесплатно не дается. Так что ты отдал за нее?

Если честно, меня интересовало то же самое, но еще больше мне сейчас хотелось душу вытрясти из Нефелы.

Что до Андрэ, то он выглядел каким-то растерянным. Опять перебросился взглядом с Танатом, потом глухо проговорил:

— Я отдал то, что все посчитали бы слишком высокой ценой. Никто еще ничем подобным не жертвовал.

— Это чем же? — насупилась Нефела.

— Я скажу, если ответишь, какую сделку заключила ты, — ответил Андрэ, в который раз переглянувшись с Танатом.

— Ну что ж, если тебе так хочется знать, мой сладкий. К тому же после этой ночи все это будет уже неважно, вы ведь умрете, — протянула ведьма. Мне уже хотелось сказать, чтобы она заканчивала со своим вступлением, как Нефела продолжила, — Я нашла могущественного покровителя, который принял меня такой, какая я есть, и сделал меня лучше. Наделил огромной силой, какая вам и не снилась! Да, мне пришлось заплатить за то, но сущую малость. Я отдала свою любовь, способность любить, а также другие человеческие чувства. Вот что я сложила к ногам своего господина за силу.

Андрэ долго смотрел на Нефелу, потом сокрушенно покачал головой, проговорив:

— Господина? Ты сама продала себя в рабство, Нефела.

— Ошибаешься. Но если ты такой умный, чем же пожертвовал ты?

— Своей жизнью.

Слова прозвучали так обыденно, что поначалу я даже не уловила их смысл. А уловив, широко распахнула глаза и непроизвольно посмотрела на Таната. Тот казался абсолютно невозмутимым, но, столкнувшись с моим взглядом, тихо сказал:

— Думаю, теперь, Лео, вы обо всем догадались.

Не то, чтобы обо всем, но кое-какие соображения у меня появились.

— Так вот, что вы имели в виду, когда говорили, что вас с Андрэ связывают очень крепкие узы.

— Да.

— Чушь какая-то! — передернула плечами Нефела, от чего халатик чуть сполз. — Как он, — она ткнула в Андрэ, — мог пожертвовать своей жизнью, если до сих пор жив и здоров?

— Просто тому, кому он отдал в распоряжение свою жизнь, она была не нужна. Он наделил Андрэ силой, и они оказались связаны, — Танат не афишировал, что это был он сам. Что ж, его дело. Надо будет получше расспросить обо всем об этом Андрэ, когда мы разберемся с Нефелой.

В том, что нам предстоят разборки, я не сомневалась. Это стало очевидно, когда Нефела презрительно проговорила:

— Видно, ты продешевил, Андрэ. Но уже неважно. Пора завязывать со всей этой болтовней. Пришло время вам всем умереть.

— Неужели ты думаешь, что мы станем просто стоять и смотреть, как ты будешь нас убивать, как овцы на заклании? — я еле сдерживалась, чтобы не рассмеяться. В критических ситуациях на меня всегда юмор накатывает.

— О, еще как будете! — она рассмеялась как-то уж слишком надменно, слишком уверенно. Мне это сразу не понравилось, и все же я огрызнулась:

— С чего вдруг? — Андрэ предостерегающе коснулся моего плеча, но меня это не образумило. Я слишком разозлилась.

— Сейчас узнаешь, — оскалилась Нефела, так как то, что она изобразила на лице, сложно назвать улыбкой. У меня от нее даже мурашки почти побежали, но потом передумали, — Советую никому не разбегаться, не делать резких движений.

Ведьма хлопнула в ладоши, и в зал кто-то вошел, словно только и ждал этого сигнала. Я не рискнула обернуться и посмотреть, кто это. Не хотела я упускать из виду Нефелу.

Улыбка той все больше и больше походила на оскал. Она сказала, обращаясь к кому угодно, но не к нам.

— Подойди, Заккария.

Стоп! Как она его назвала? Заккарией? Заком? Но он же… У меня аж все похолодело и оборвалось внутри. Потом сердце забилось так сильно, что казалось, сейчас выпрыгнет из груди.

— Что с тобой? — тихо спросил Андрэ, попытавшись взять меня за руку, но я не далась.

— Я чувствую твой страх, Лео! — торжествующе проговорила Нефела. — Ты правильно боишься.

Зак встал рядом с ней. Выглядел он все так же — эдаким франтоватым щеголем, но взгляд у него был какой-то… неуверенный что ли. Даже боязливый. Видно Нефела его здорово напугала, а может дело тут еще в чем-то. Я пристально буравила его взглядом, ожидая, что он скажет. Но Зак молчал, и это молчанье затягивалось. Не знаю, сколько бы оно еще продолжалось, если бы не Нефела. Она окликнула не терпящим возражения тоном:

— Заккария!

— Да, госпожа, — боже, как все официально!

— Ты исполнил все, что было поручено тебе?

— Не совсем, госпожа.

— То есть? — голос Нефелы резко взлетел вверх. Им вполне можно было резать и полосовать. — Тебе было приказано соблазнить некую Денизу, — при упоминании этого имени мое сердце тревожно замерло, покрывшись ледяной коркой страха.

— Я сделал это, госпожа, — я чисто машинально отметила, что зрачки Зака стали больше, чем нужно. Он боялся, и я еще не понимала, почему.

— И ты должен был привести ее сюда, абсолютно беспомощную. Я так тебе велела?

— Да.

— И ты сделал это?

— Не… нет, — совсем стушевался Зак, нервно переступая с ноги на ногу. Похоже, ему хотелось отойти подальше от Нефелы.

— Что-о-о-о?! — ведьма просто припечатала его этим словом. Захотелось съежиться, но мое беспокойство за Дени было сильнее этого.

Зак сделал шаг назад. Казалось, он вот-вот сломается, но этого не произошло. Зак взял себя в руки, стал собраннее, даже будто выше ростом. Бесстрастно посмотрев в глаза Нефеле, он сказал:

— Я не смог поступить так, как ты мне велела. Не смог. Эта девушка… она стала очень дорога мне. Сам не знаю, как это получилось. И то, что ты уготовила для нее… нет, на это я никогда не пойду. Это безумие!

— Ах ты, мерзкий раб! — Нефела отвесила ему звонкую пощечину.

Оказывается, в этих ручках скрывается немалая сила. Она разбила Заку лицо в кровь. От удара он даже отшатнулся на несколько шагов. Хотя, возможно, просто использовал это как повод отойти подальше. Но что бы там ни было, кровь была настоящей. Она стекала по смуглой щеке прямо на белоснежный пиджак. Зак даже не попытался утереть кровь.

А Нефела продолжала бесноваться. Испепеляя Зака ненавидящим взглядом, она едва ли не кричала:

— Мерзавец! Как ты посмел предать меня? Забыл, кем ты был? Из какой дыры я тебя вытащила? Экстрасенс-недоучка! Я тебя ведь могу и обратно вернуть! Я шкуру с тебя спущу за то, что ты посмел пойти против меня! Предам самой мучительной смерти!

«Похоже, у нее началась истерика, — подумала я. Может, подойти и треснуть ее по уху, чтоб заткнулась?» Такая мысль мне понравилась. Я переглянулась с Андрэ — тот лишь пожал плечами.

Но уже развернулось другое действие. Нефела перешла от угроз к другим мерам, а я и не заметила. Андрэ вроде тоже. О Танате ничего не могу сказать.


Глава 19. | Неизбежный союз или Контракт на жизнь | Глава 21.