home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22.

Неведомо откуда взявшийся ветер подхватил прах ведьмы. Мы все еще сидели на полу, по крупицам собирая силы, чтобы подняться. Усталость навалилась неимоверная.

Но, похоже, битва еще не кончилась, так как в зале опять начала нарастать сила: темная, затягивающая. От нее ныли зубы и горела кожа. Но это были еще цветочки, так как в следующий миг по залу прокатился рев, от которого у меня чуть барабанные перепонки не разорвало. В нем воедино слились ярость, боль и скорбь.

Кому бы ни принадлежал этот рев, это не человек. Зуб даю! Было в нем что-то такое, что проникало в самую душу и старалось разорвать ее на куски.

От напора силы стало трудно дышать. Я только и могла, что удивленно хлопать глазами и смотреть, как в зале твориться всякая чертовщина. А иначе и не назовешь!

Все осколки, коих в зале было разбросано множество, стали собираться в кучу. Прям как в Терминаторе. Вскоре перед нами предстало высокое зеркало. То самое, какое я видела в своем сне. Зеркало было черным и ничего не отражало, потом как-то замерцало, и из него, как из водной глади, вышло нечто.

Оно имело очертания человеческого тела, длинные рыжие, словно из языков пламени, волосы. Две руки, две ноги, но из рук от локтей до запястий росли длинные красные перья. Перья также покрывали лицо, шею, плечи, грудь и спину существа. Также у него был орлиный клюв.

Я бы подумала, что это какой-то диковинный зверь, если бы он не был одет: черные, похоже кожаные, штаны уходили в высокие сапоги типа ботфортов.

Окинув нас черными, без зрачков и белков глазами, существо опять издало тот жуткий крик, от которого повеситься хотелось.

Я чуть не закричала в ответ, да и Андрэ как-то уж очень шумно выдохнул.

В зале повисла какая-то темная, гнетущая сила. Только раз я испытывала нечто подобное, правда тогда это было гораздо слабее, чем сейчас. У меня в голове вертелось только одно слово: демон.

Оборвав свой крик на самой высокой ноте, существо просто впилось в нас взглядом. Даже по этим странным глазам можно было догадаться, что он в гневе.

— Вы убили ее! — каркающим голосом процедил демон.

— Она пыталась убить нас, поэтому мы убили ее, — ответил Андрэ.

— Мне все равно! — демон совсем по-птичьи вскинул голову. — Вы убили мою Нефелу, — слово «мою» он подчеркнул особо. — Как вы посмели сделать это? Она находилась под моим покровительством, разве вам это было непонятно?

«Ну и самомнение у этого типа!» — подумалось мне, и я просто не смогла сдержаться:

— Да кто ты вообще такой, жалкий птах?

Демон глянул на меня так, что где-то в глубоко внутри у меня что-то обратилось в ледышку от этого взгляда. На краткий миг я даже пожалела, что открыла рот. А демон гневно бросил:

— Я — Морбиус, верховный демон четвертого аркана!

— Рада за тебя, — я уже оправилась от испуга и была готова снова язвить. На это у меня силы находятся быстро. Вот физическое состояние до сих пор было фиговым.

— Женщина, как смеешь ты так говорить со мной?!

Боже, как я устала! А когда я устаю, то я быстро злюсь. Вот и сейчас. Может, лучше было бы сдержаться, так нет!

— Мужчина, не скандальте, — это само у меня вырвалось. — Нефела умерла по собственной дурости, — в принципе, о мертвых плохо не говорят, но это не тот случай.

— К тому же бой был честным, — вставил Андрэ, оставив попытки урезонить меня.

— Это неважно. Нефела отдала мне часть себя, а взамен стала частью меня. Я делился с ней силой… — мне показалось, что на его лице промелькнула печаль и боль. Сложно сказать, в нем практически не было ничего человеческого.

Умеют ли демоны любить? Или испытывать привязанность? Но ведь Нефела отдала ему свою любовь, свои чувства… Чушь какая-то! А может и нет…

А Морбиус продолжал свою обвинительную речь:

— Вы убили ее, и я не могу этого так оставить! Нефела была моей любимицей. Я требую компенсации!

— Какой еще компенсации? — нахмурилась я.

— Жизнь за жизнь — это будет справедливо.

Я только успела подумать: «Он что, совсем рехнулся? Неужели серьезно?», как какая-то колкая сила подбросила меня вверх, потом ударила об пол. Едва я успела вздохнуть, как все повторилось. Боль была адской, у меня от нее аж слезы выступили. Внутри что-то хрустнуло. Наверное, ребра. Я изо всех сил надеялась, что не позвоночник.

Рядом со мной раздался глухой стон Андрэ. Ему приходилось так же туго, как мне. Черт! Мы до конца выложились в битве с Нефелой. И на борьбу с этим демоном у нас просто не осталось сил, мы так вымотались, что даже магический щит поставить не могли. Если бы мы были свежи, как майские розы, то у нас еще был бы шанс, а так…

«Неужели мы вот так вот здесь и умрем?» — пронеслось у меня в голове между очередными вспышками боли. Я уже готова была отключиться. И у моей выносливости есть предел, но вдруг все стихло.

Я с трудом подняла голову, и мой мутный взор наткнулся на Таната. Он стоял между нами и демоном. Волосы и полы пиджака развевались. А ведь ветра здесь не было.

— Уйди! — рявкнул демон, клацнув клювом. — Это не твое дело!

— Боюсь, уже мое.

— Ты излишне задержался здесь, последний провожатый, — демон старался быть дерзким, но под всем этим таилась неуверенность, если не сказать страх. В отличие от Нефелы, Морбиус догадался, кто перед ним.

— Это не тебе решать, демон. Позволь напомнить тебе, что я — Смерть. Я выше людей, богов, демонов. Сквозь мои пальцы тянуться жизни их всех.

— Но ни в одном мире тебе нет места, хоть ты и присутствуешь везде. И что тебе до жизни этих двух? Ты же никогда не вмешиваешься.

— Никогда не говори никогда, Морбиус.

— Что ж, если ты ждешь, когда их души освободятся, чтоб два раза не бегать, то ждать осталось недолго.

Демон вновь попытался нанести удар по нам, беспомощно валявшимся на полу, но Танат вновь, одним лишь взмахом руки, остановил его, обронив:

— Нет, — хоть голос его и не был громок, он раскатистой волной прокатился по залу, проникая в самую душу. Андрэ со своими штучками по сравнению с этим — жалкий любитель. — Ты не заберешь их жизни!

— У меня есть на это право! Они убили мою любимую ведьму!

— Это был честный бой. Уходи, и больше никогда не пытайся причинить вред этим двоим.

— Ты не сможешь прогнать меня!

— Ты так уверен? — мне показалось, что Танат разозлился. А ведь его терпению позавидуют даже ангелы! — Если хочешь добраться до них, сперва тебе придется сразиться со мной. Решишься ли ты бросить вызов Смерти?

Все человеческие чувства испарились с лица Таната, как капали воды с раскаленной сковородки. Его сверхъестественная сущность выступила как-то сразу. Черты лица стали резче, приобрели какую-то идеальную завершенность. Глаза стали бездонными, в которых отражались все виденные ими годы, нет, тысячелетия.

Сила Таната накатила, как штормовая волна на берег. Мы с Андрэ хором вздохнули. А ведь Танат еще заботливо оградил нас от ее тяжести. Вся она обрушилась на Морбиуса.

Если бы меня попросили описать силу Таната, я бы сказала, что она ослепительно белая, как снег на горных вершинах. Сосредоточение спокойствия и покоя, который может быть только после Смерти. Сила, очищенная от мирской суеты.

Короткая вспышка света, и в руках Таната появилась та самая Коса Смерти. Я знала, что этот атрибут ему, в принципе, не был нужен. То, что Танат мог сделать, применяя Косу, он способен сотворить и без нее. Но, похоже, что сегодня он решил предстать во всем своем великолепии и мощи.

Грозно сверкавшее лезвие Косы было направлено прямо на Морбиуса, тот даже отступил на шаг назад. Еще бы! Достаточно одного легкого прикосновения этого оружия, чтобы жизнь навсегда покинула тебя, кем бы ты ни был.

— Ну что, желаешь бросить мне вызов? — сурово спросил Танат, и Морбиус сник, словно его водой окатили.

— Идти против самой Смерти — безумие, — выдохнул демон, злобно зыркнув на нас.

— Тогда убирайся отсюда. Тебе не место в этом мире, Морбиус. Убирайся и помни мои слова — не смей мстить этим двоим. Или мы снова встретимся и так просто уже не разойдемся. А теперь вон!

Танат описал Косой дугу в воздухе, и демона просто вымело из зала. Морбиуса будто толкнули обратно в зеркало, которое разлетелось вслед за ним на куски.

Вот и все, все кончено. В зале сразу стало как-то тихо. А мы с Андрэ, все еще обессиленные, валялись на полу. Единственное, о чем я сейчас могла думать, так это о кровати. По-моему, у меня болело буквально все.

Я с трудом подобрала под себя ноги и попыталась все-таки встать. Не получилось. Когда я уже почти шлепнулась на задницу, меня подхватила твердая, сильная рука. Только благодаря ей мне удалось встать, и я оказалась лицом к лицу с Танатом. Он снова стал вполне себе человеком, от бушующей силы и следа не осталось. Это хорошо, а то еще один наплыв силы я бы просто не выдержала.

— Спасибо, — только и смогла я ответить, на большее сил не хватило.

— Я действительно рад был помочь вам, вам обоим, — улыбнулся Танат.

— Помощь оказалась весьма своевременной. Я могу лишь присоединиться к благодарностям Лео, — сказал Андрэ. Он встал сам. Возможно, поправлялся быстрее меня, а может, просто не хотел принимать помощи. Мужское «эго» ё-моё! Хотя стоял он, шатаясь как дерево на ветру.

Внезапно я услышала то, что уж никак не вписывалось в обычный городской шум. Я даже спросила:

— Вы тоже слышите это?

— Что?… Да, будто волки воют. Похоже, не только волки, — озадаченно пробормотал Андрэ.

— Похоже, местная стая, обеспокоенная вашей, Лео, судьбой, осаждает дом, — Танат сказал это так просто, словно речь шла о внезапно хлынувшем дожде, не более.

Но сил удивляться или что-либо говорить, у меня просто не осталось. Адреналин, который еще хоть как-то держал меня все это время, схлынул, и мне стало ужасно фигово. Я просто повисла на руках Таната, и даже это причиняло мне сильную боль. Я стиснула зубы, чтобы не застонать, поэтому вырвалось лишь нечленораздельное мычание.

Нет, я не упала в обморок. Вроде бы. Но то, что было потом, запомнила весьма смутно. Это как смотреть телевизор, засыпая: вроде в курсе происходящего на экране, а вроде уже спишь.

Помню, как ноги категорически отказывались идти. Танат предлагал вынести меня на руках, а я упорно не соглашалась. Но из зала мы как-то выбрались. Помню склонившиеся надо мой обеспокоенные лица Иветты и Инги, посеревшее и осунувшееся от измождения лицо Андрэ.

Свинцовая тяжесть разлилась по всему тело, глаза закрывались. Я прикрыла их, обещая, что это лишь на секундочку, но больше открыть не смогла. Меня утянуло в сон. Целительный сон оборотня. И стало уже неважно, что происходит вокруг.


Глава 21. | Неизбежный союз или Контракт на жизнь | Глава 23.