home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3.

Мой мотоцикл остановился у дома Иветты в две минуты первого. Добротный такой дом. Не как у Андрэ, но все-таки выше обычного среднего класса.

Глуша мотор, я подумала, что все-таки пора отдавать предпочтение машине. Становилось холоднее, да еще ветер сильный. Я поплотнее запахнула пальто и нажала на кнопку звонка.

Дверь мне открыла Глория — протеже Иветты, а может и больше. В эти подробности я никогда не вдавалась. Ей сейчас почти двадцать, но выглядит она младше. Миниатюрная, вьющиеся каштановые волосы до плеч скреплены сзади заколкой, миндалевидные карие глаза. Одета в спортивные темно-оранжевые с красными полосами брюки и кофту на молнии. Что-то вроде костюма. Глория тоже была оборотнем. Как ни странно, белой волчицей.

— Привет, Лео! — девушка широко улыбнулась. — Проходи, на улице довольно прохладно.

— Привет. Что верно — то верно. Как ты? Мы не виделись довольно давно.

— Очень хорошо. Как же еще? — пожала плечами Глория, закрывая за мной дверь. А пока я снимала пальто и разувалась, крикнула, — Иветта, Лео пришла!

— Я слышу, — отозвалась главная волчица города, выходя из кухни. — Лучше пойди, присмотри за чайником. Лео, наверняка, не откажется от чая.

— Да, неплохо бы, — согласилась я. — Здравствуй, Иветта.

Даже в домашних брюках и рубашке она смотрелась истинной леди. У нее черные, как вороново крыло, волосы, которые мягкими волнами ниспадают на плечи, обрамляя тонкое лицо. Глаза серые. Высокая, как и я. Он ее красоты веет аристократизмом, к которому примешивается некоторая экзотичная эффектность. Иветта самая элегантная женщина, которую я знаю. И это нисколько не мешает ей твердой рукой управлять стаей.

Я была оборотнем сколько… уже пять лет, и знала, что женщины бывают вожаками редко — тут нужна особая сила и твердость, даже иногда жестокость. Но Иветте это удавалось. Да, когда-то у нас были разногласия, но она стала для стаи хорошим вожаком.

— Ты проходи в гостиную, а то застыла в дверях, как не родная, в самом деле! — улыбнулась Иветта, подталкивая меня к дивану. — Обедать будешь?

— Да нет, спасибо. Я позавтракала. Недавно.

— Знаю я твои завтраки, — отмахнулась верволчица.

— Я вообще-то по делу.

— Ты говорила. И что за дело?

Я секунду помолчала, обдумывая, с чего бы начать. Устроилась на диване поудобнее, вытянув ноги, и сказала:

— Ко мне вчера приходила Инга.

— Вот как? — в ее голосе слышалось легкое удивление.

— Это правда, что недавно в стае появился новый оборотень-леопард, некий Паоло? — я не сомневалась в честности Инги, но надо же как-то начать.

— Да, есть такой. Но почему вдруг он так тебя заинтересовал?

В этот момент в комнату вошла Глория с чаем для всех. Поставив поднос на столик, она забралась в свободное кресло. Но сначала перекинулась взглядом с Иветтой, чтобы убедиться, что та не против.

— Каков уровень силы этого Паоло? Он действительно патра? — продолжала спрашивать я, грея руки о чашку.

— Патра? — осторожно переспросила Глория.

— Это эквивалент вожака у кошачьих, — объяснила я. — Во всяком случае сейчас.

— А раньше так называли тех, кто мог обращать людей в оборотней, ведь так? — добавила Иветта.

— Да, — согласилась я. Не помню, чтобы рассказывала ей об этом когда-либо, ну да сейчас не до этого. — Так что ты можешь сказать о Паоло?

— Хм… Ну, он действительно силен. Вполне может быть вожаком. Прибыл сюда в сопровождении двоих, но я их еще не видела.

— Как так?

— Паоло испросил разрешение на право находиться в нашем городе, как положено. Но официального представления его стае еще не было. Оно должно состояться завтра. А что с ним такое?

— Инга сказала, что он пытается сплотить вокруг себя всех кошачьих нашего города, создать что-то вроде прайда, как я поняла. Что этот Паоло заинтересовался мной, хочет сделать своей парой.

— Интересно… — протянула Иветта, — Не слышала ни о чем таком…

— И, насколько я поняла, это уже вызов мне, так как все здешние кошачьи признали меня своей патрой. Ну ты знаешь.

— Знаю. И, если все так, то это действительно пахнет вызовом.

— Неужели придется ему морду чистить? — сокрушенно вздохнула я. Блин, я ведь его даже не знаю, и в глаза не видела!

— Может быть и нет, — задумчиво проговорила Иветта, постукивая пальцем по подбородку.

— Ты что-то придумала?

— Официально, для всей стаи ты кайо — моя пара, и это уже осложняет Паоло возможность предъявлять на тебя какие бы то ни было права. Возможно, он не понимает кто ты, что ты есть, и что все это означает. Мы можем продемонстрировать ему это.

— Поиграть мускулами, — усмехнулась я.

— Можно и так сказать. Проведем приветствие по всем правилам, если ты не против.

— Похоже, у меня особого выбора нет. Только я весьма поверхностно знаю этот вервольфий этикет. Ты же знаешь, что я больше четырех лет была оборотнем-одиночкой и держалась в стороне от всех дел стаи.

— Это поправимо, — улыбнулась главная волчица города.

— Ничего сложного нет, — подала голос Глория.

— Ну-ну.

— Приезжай завтра ко мне пораньше, Инга пусть тоже приедет, и мы все обсудим и подготовимся. Правда… может так случится, что… — Иветта почему-то запнулась, не договорив, а это было на нее не похоже.

— О чем ты? — насторожилась я.

Она посмотрела на меня, словно раздумывая: говорить или нет, и потом все-таки продолжила:

— Лучше тебе узнать сейчас, чем это станет неожиданным открытием потом. Когда ты познакомишься с этим Паоло, встретишься с ним лицом к лицу, может оказаться так, что тебя будет тянуть к нему.

— С чего вдруг?

— У вас с ним много общего, ваши звери схожи. Он — леопард, ты — черный леопард, пантера, и ваша сила одного рода. Это создает определенное притяжение. Например, среди нас, вервольфов, эта связь бывает очень сильна, — сказав последнюю фразу, Иветта переглянулась с Глорией.

— Я поняла, о чем ты, — кивнула я. — Не думаю, что это возможно, каким бы сильным ни был Паоло. Я помню, в моей прошлой жизни это притяжение имело место быть, но только в отношении двух человек, вернее оборотней.

— Ты имеешь в виду Кашин и Нашут-Фета? — понимающе спросила Иветта, но голос ее был как-то особенно серьезен.

— Да. А теперь вот так, с первого взгляда, это может возникнуть только с возрожденным Нашут-Фетом, но это маловероятно, учитывая обстоятельства.

— Он возродился? — удивленно подняла бровь Иветта.

— Да, и живет теперь новой жизнью.

— А ты не хочешь его разыскать? — это спросила Глория, но такой же вопрос застыл и в глазах Иветты.

— Зачем? Он мог возродиться где угодно. Нет, если бы я задалась такой целью, я бы, наверное, смогла его найти, но не хочу. Нашут-Фет сейчас совсем маленький ребенок. У него новое имя, новая жизнь, и он ничего не помнит о прошлом. Пусть так и остается.

Наверное, что-то отразилось при этом на моем лице, так как Иветта сказала своей протеже:

— Глория, отнеси, пожалуйста, чашки на кухню.

Девушка хотела было возразить, но стоило ей столкнуться с взглядом волчицы, как она тотчас ответила:

— Хорошо.

Когда Глория вышла, закрыв за собой дверь, Иветта встала с кресла, пересела ко мне на диван и, приобняв меня за плечи, спросила:

— Что с тобой происходит, Лео?

— В смысле? — я плохо понимала, зачем она отослала Глорию, и куда клонит разговор.

— Ты моя кайо, Лео. Между нами очень крепкая связь. Ты можешь даже на расстоянии ощущать мои чувства, а я твои. Если только мы специально не будем отгораживаться друг от друга. И вот сейчас я чувствую, что на душе у тебя неспокойно, даже больше… — она пыталась подобрать слова.

Я пристально всмотрелась в ее лицо, и внезапно догадка пришла сама. Словно я увидела ее в глазах Иветты. Это было подобно озарению или видению. Я немного ошарашено проговорила:

— Ты… тебе пришлось разделить мои сны о прошлой жизни, когда я была Ашаной?

— Да, — неожиданно тихо ответила Иветта. Если бы я ее не знала, то могла бы подумать, что она смутилась, — Я смогла очень многое понять о тебе из этих снов. О некоторых вещах я раньше и подумать не могла.

— Правда?

— То, как ты сделала человека оборотнем — поразительно! И то, чем были вы тогда для людей.

— Это была не я, а Ашана! — едва не вскричала я, дернувшись, как от удара. — Да, она часть моей души, но нас нельзя полностью отождествлять! Я… я не готова к этому слиянию! — Я беспомощно опустила голову, опершись локтями о колени.

— Чем тебя так ошеломила твоя вторая суть? — осторожно спросила Иветта. Потом, успокаивающе погладив меня по спине, как ребенка, добавила, — Впрочем, можешь не объяснять. Кажется, я поняла. Ты опасаешься, что, если ты примешь в себе Ашану, то изменишься сильнее, чем готова вынести.

— Я просто не знаю, что от этого ожидать. Когда я стала оборотнем, то восприняла это довольно легко. Но теперь… Я знаю, какой может быть Ашана… И это… В общем, все не так оптимистично, как хотелось бы.

— Но раньше ведь это не так сильно беспокоило тебя… Прости может, я вмешиваюсь не в свое дело, но я пытаюсь лучше тебя понять, моя дорогая, — все это она говорила, обнимая меня за плечи.

— Раньше… раньше я не так много знала о своем прошлом, лишь урывками. А теперь, из-за этих снов картина практически полная, — вздохнула я.

— Сны… но мне они не показались настолько пугающими. Вы трое исполняли свой долг, служили Баст, и весьма достойно. И все то, что делала Ашана — я все это вполне понимаю. Меня сложно шокировать подобным.

— Да, но в последнее время я все чаще задумываюсь чем же или кем я стану в конце концов.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты ведь присутствовала, когда Баст навсегда покинула наш мир?

— Да.

— Сейши-Кодар, ты знаешь, не просто оборотни. Это был аналог валькирий Одина — низшие божества. И вот теперь я могу оказаться бессмертным божеством. Часть этого во мне, в моей магии, уже есть, но неизвестно стало ли это мое возрождение полным.

— Божество…

— Именно. Вот чем это может закончится… или нет. Черт! А ведь не так давно я была обычной девчонкой! Почему я не могу быть хотя бы простым оборотнем?

Я знала, что Иветта не может ответить на этот вопрос, да и вряд ли кто вообще сможет. И что же остается? Я оборотень с силой, подавляющему большинству и не снившейся. Также в моих жилах течет сам ветер, который порождает магию. Мда… вот такой я забавный зверек, получается… Грустно усмехнувшись, я уронила голову на руки.

В комнате стало как-то очень тихо, потом я почувствовала ласковую руку Иветты в своих волосах. От этого простого прикосновения сразу стало как-то спокойнее, теплее даже. Я явственно ощутила запах леса. И все это исходило от Иветты. Узы, связывающие нас, дали о себе знать, окутывая, перетекая от нее ко мне и наоборот. Я и правда стала кайо. Мы могли не только чувствовать друг друга, видеть одни и те же сны, но и делиться силой, и Бог знает, что еще.

Мне вдруг безумно захотелось потереться о руку верволчицы, и в этом желании не было ничего человеческого. Пантера проснулась во мне, разбуженная силой Иветты, и выглянула из глаз, заставив зрачки по-кошачьи вытянуться.

Я повернулась к Иветте и улыбнулась. На что та спросила:

— Ну что, получше стало на душе?

— Думаю да. Наверное, я должна сказать тебе спасибо.

— Всегда рада помочь тебе, хотя бы этим. Я обязана тебе гораздо большим — своей жизнью.

— Мы давно уже квиты, — отмахнулась я. — Я не забыла, как ты выхаживала меня.

Да, в последний раз мне пришлось действительно худо. Кшати очень сильно располосовал мне спину — чуть ли не до позвоночника, а так как он был вампиром, то раны заживали очень медленно. Я валялась в беспамятстве, и Иветта, чтобы хоть как-то остановить кровь, вылизывала мои раны. Надо сказать, помогло. У меня не единого шрама не осталось. Но воспоминания об этом меня все еще несколько смущали.

— А как же иначе? Ты — моя кайо.

— Ладно, — кивнула я и, глянув на часы, добавила, — Наверное, мне уже пора. Скоро начало моего рабочего дня, да и твоего, наверное, тоже.

— Значит, до завтра.

— До завтра. Да, мне связаться с Ингой, насчет нашего завтрашнего мероприятия?

— Не беспокойся, это я возьму на себя.

— Хорошо.

Мы распрощались, и я покинула дом Иветты. Оседлав мотоцикл, я завела мотор и медленно поехала вниз по улице. Время еще было в запасе, а гонять тут — это не самая лучшая идея. Сейчас вечер, и на улице полно народу. То и дело доносились смех и крики играющей ребятни. Улица пролегала через жилой квартал. Основная масса строений — это двух-трехэтажные дома, и чем ближе к концу улицы, тем они навороченнее и круче, а людей на улице почему-то меньше.

Вдруг меня посетило странное ощущение. Не неприятное, но весьма странное. Иномирное, я бы сказала. Потом я ощутила над грудью сильное тепло. Я быстро остановила мотоцикл и, запустив руку под воротник свитера, вытащила медальон. Он сиял, как пойманная звезда. С чего вдруг? Неужели из-за очередного мага?

Я опасливо оглянулась. Не хотелось перепугать случайных прохожих. И тут я увидела одинокого мужчину. Наверное, старше двадцати пяти, но не больше тридцати. Он обернулся и посмотрел на меня. Не на светящийся медальон в моей руке, а именно на меня.

Он был просто идеально сложен, насколько я могла разглядеть, так как фигуру окутывало длинное кашемировое пальто. Открытое лицо обрамляли длинные золотые локоны, но глаза были какими-то не то что холодными, просто бездонными. Такие глаза я видела только у одного… существа. Танат.

Я произнесла это имя едва слышно, одними губами, но он, похоже, услышал, так как улыбнулся и помахал мне рукой. Я слезла с мотоцикла, и мы с Танатом пошли навстречу друг другу.

— Вот уж не ожидала встретить вас здесь, Танат!

— Здравствуйте, Лео, — как всегда вежливо ответил он приятным глубоким голосом. Хм… вежливая Смерть.

— Что-то случилось? — так получилось, что мы с ним виделись всегда в весьма экстренных случаях.

— О, нет, Лео! Не беспокойтесь. Я просто живу здесь недалеко.

— Живете? — у меня брови так и подпрыгнули вверх от удивления, и я ничего не могла с этим поделать. Мне довелось побывать в доме Таната, но он находился в одном из параллельных миров, полностью им созданного.

— Да. Можно сказать, я здесь в отпуске.

— Отпуск? У Смерти? — недоверчиво переспросила я.

— Совершенно верно. Раз в три тысячи лет я могу возродиться в смертном теле на век.

— А как же…

— Круг жизни и смерти? Все идет своим чередом. Моя сестра, Селеста, присматривает за этим. Да и я не так уж недосягаем. Если случится кризис — я всегда могу вернуться, — пожал плечами Танат, словно для него это было совершенно обыденным делом. А может, это действительно так.

— Значит, это на вас так бурно реагировал медальон?

— Думаю, да. Вы все еще носите мой подарок?

— Конечно. Он не раз меня выручал, — я снова спрятала медальон под свитер. — Ну и как вам в шкуре смертного?

— Пока весьма занятно. Правда, меня нельзя называть смертным в полной мере. Некоторые сверхъестественные способности остались при мне — это необходимо. Но я, наверное, вас задерживаю. Должно быть, у вас дела.

Черт, а я ведь совсем забыла о работе! Поэтому я сказала:

— Вы правы. Я ехала на работу в свой клуб, — внезапно у меня созрело предложение, — Я приглашаю вас посетить его, Танат. Если это, конечно, вам интересно, и у вас нет на сегодня других планов.

— С удовольствием приму ваше приглашение, если это не доставит вам неудобств, — он всегда был галантен, как джентльмен восемнадцатого века.

— Какие неудобства? Садитесь, — я указала на место позади себя, протягивая Танату шлем. Предлагать Смерти шлем, чтобы он, если что, не убился на смерть… Как-то глупо… Но не будешь же все это объяснять полиции? Он, видно, подумал о том же, так как послушно надел шлем и осторожно сел позади, обхватив меня за талию. А как еще держаться?

Однажды мы ехали с ним на машине. Тогда Танат отнесся к ней весьма настороженно и недоверчиво. Но если сейчас он и испытывал что-то подобное по отношению к мотоциклу, то ничего не сказал. Когда я завела мотор, и мы тронулись, он лишь чуть крепче обхватил меня.

Мы ехали по вечернему городу, и пальто Таната развевалось за нами подобно крыльям. Мое пыталось от него не отставать, но было прижато нашими телами. Ехали молча, так как из-за шлемов все равно ни фига не слышно. Если только не кричать во все горло.

Мда… за моей спиной сидела сама Смерть, хоть и находилась сейчас в теле человека. Странно, но я не испытывала по этому поводу ни малейшего беспокойства. На самом деле я доверяла Танату больше, чем многим другим. Он не раз спасал меня, уводил от края между жизнью и смертью. Думаю, нас можно назвать приятелями, даже друзьями. Хм… странные, однако ж, у меня друзья…

Но я вынуждена была прервать свои размышления, так как мы подъехали к месту назначения.

— Значит, теперь этот клуб принадлежит вам, Лео? — спросил Танат, разглядывая неоновую вывеску.

— Да. Мне и Дени.

— Я рад, что ваши дела складываются так удачно, — он тепло улыбнулся.

— Спасибо, — поблагодарила я, приглашая его заходить через служебный вход. У главного уже толпился народ, хотя до открытия оставалось минимум полчаса.

В дверях мы столкнулись с Ником. С некоторых пор служебный вход тоже охранялся. Эти фанаты, ё-моё, как тараканы — так и норовят пролезть в любую щель. Приходится принимать меры. А Ник у нас лучше всякого дихлофоса.

Увидев нас, Ник широко улыбнулся, хотя ему больше подошло бы выражение «оскалился». Его мощный накаченный торс загородил собой практически весь коридор. Он проговорил в своей извечной ироничной манере:

— Здравствуй, леди-босс. Что-то ты сегодня опаздываешь.

— Начальство не опаздывает — оно задерживается! — гордо хмыкнула я. — Это со мной.

— Я уж понял, — ухмыльнулся Ник.

Он смерил Таната взглядом. Но на него габариты Ника не произвели никакого впечатления. Скорее наоборот. Стройная, даже худощавая фигура Таната просто излучала внутреннюю силу и внушала уважение. Так что Ник даже не отпустил больше ни единой шуточки. Что само по себе удивительно. Но не вопить же мне было от восторга по этому поводу! Я пожала плечами и повела Таната дальше. Пока нам больше никто не встречался, но даже одного столкновения оказалось достаточно, чтобы натолкнуть меня на одну мысль, которая заставила меня повернуться и спросить:

— Простите, наверное, нужно было поинтересоваться раньше. Какое у вас здесь имя? Как мне вас представлять?

— Ах да! Имя! — понимающе улыбнулся Танат, вытаскивая из внутреннего кармана пиджака карточку.

На ней черным по белому твердым готическим шрифтом значилось: Доминик Танатос. Потом шел адрес и телефон.

— Доминик Танатос, — проговорила я вслух.

— Да. Но вы можете по-прежнему называть меня Танатом. Это одно из многих моих имен, и, честно говоря, я уже начал к нему привыкать.

— Хорошо. А вот вам моя визитка. На всякий случай, — как говорится: баш на баш.

Пока я снимала и вешала пальто, принимала, так сказать, рабочий вид, Танат с веселым любопытством на лице изучал кабинет. Особое его внимание привлекла картина: ангел с черными крыльями, сидящий в окружении волка, пантеры и агнца, а где-то высоко в небе маячил дракон. Когда я приобретала эту картину, то и представить не могла, насколько близка она будет к действительности.

— Оригинальный жанр, — наконец обронил он.

— Мне за это и понравилось, — ответила я. — Гораздо лучше, чем какой-нибудь абстракционизм.

— Я тоже его не понимаю, — согласился Танат.

В этот момент в кабинет вошла Дени, начав с порога:

— Лео, что-то ты задержалась сегодня! Тут… ой, ты не одна.

— Дени, познакомься — это Доминик Танатос, мой… друг.

— Очень приятно.

— Взаимно.

В общем, знакомство состоялось. Конечно, не обошлось без приколов. Проходя рядом, Дени заговорщически толкнула меня в бок и понимающе подмигнула, на что я вздохнула и закатила глаза к небу, ну, в данном случае, к потолку. Эх, знала бы она! Но нет. Если Дени узнает, кем на самом деле является Танат, то придется рассказывать и историю нашего знакомства, и еще много чего, что может оказаться для нее не слишком приятным. В частности то, что предметом нашего тогдашнего соглашения была ее жизнь. Так что нет. Пусть уж лучше Дени видит в Танате всего лишь молодого, симпатичного мужчину. Меньше знаешь — лучше спишь.

Как ни странно, вечер в обществе Смерти прошел очень даже неплохо. Я заметила, что он способен проделывать со своей аурой что-то невероятное! Едва ли не одним взглядом Танат мог как расположить к себе человека, так и заставить остепениться. При этом никто не заподозрил ничего необычного. Даже оборотни. Эмма, которую я попросила приглядеть за нашем гостем, казалось, была от него в восторге. Но тут дело могло быть еще и в том, что они не так сильны как Иветта или даже Инга, поэтому и не так чувствительны.

Хотя… если бы я не была знакома с Танатом, то, думаю, тоже могла бы принять его за человека. Но точно не знаю.

Танат отказался от того, чтобы я подвезла его до дома, уверив, что без труда поймает такси. Я же настояла, что исполню обязанности провожатого и подожду, пока он не сядет в машину.

Вот мы и стояли возле дверей клуба, где один за другим гасли огни, оставляя лишь необходимый минимум, и ловили такси. А оно все не ловилось. Наверное, не сезон…

— Спасибо за приятный вечер, — поблагодарил Танат.

— Да не за что, — пожала я плечами, засунув руки в карманы пальто. — Всегда рада видеть вас в своем клубе. Да и вообще всегда рада видеть.

— Взаимно. И я смею надеется, что мы и дальше будем встречаться. Вы согласитесь иногда быть моим гидом в мир смертных?

— Конечно.

Наконец, поймалось такси. Мы распрощались, потом каждый уехал в свою сторону.

Я, как обычно, домой добралась быстро. Еще бы! Ночь-полночь. Все уже дома сидят, десятый сон видят. Я тоже, едва переступив порог и раздевшись, рухнула в кровать и провалилась в сон. Что-то я сегодня подустала.


Глава 2. | Неизбежный союз или Контракт на жизнь | Глава 4.