home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6.

Этьен стоял, перетаптываясь с ноги на ногу, и не сводил с меня своих зеленых глаз. А между тем моя сила разворачивалась во мне, сметая один за другим все сдерживающие ее барьеры. Вместе с ней пробудился и мой зверь. Он заполнил мои глаза, и они утратили всю человечность. Зрачки вытянулись, а все остальное пространство заполнилось мягким серебристым светом. Тело тоже менялось: мускулы стали рельефнее, выросли клыки, черты лица тоже стали больше напоминать кошачьи. От всего этого одежда подозрительно заскрипела, но удержалась. Я стала получеловеком-полупантерой, и остановилась на этом состоянии, не собираясь меняться дальше.

Глаза Этьена чуть расширились, но он держался. Я подошла поближе к нему. Нас разделяли шага два, не больше. Но еще ближе подходить тоже пока было рано. Вокруг меня поднялся ветер. Мой ветер, который я направила к Этьену. Тот охнул, когда его обняли прохладные руки воздуха. Но мне не нужен был его страх. Мне нужен был его зверь. Я старалась пробудить его, вытащить на поверхность.

Это было не трудно. Вот его аура вспыхнула и словно раздвоилась. Лоб парня покрылся испариной, он рухнул на колени, обнимая себя за плечи, пытаясь удержать прущую наружу силу.

Я уже видела его зверя. Не глазами, а каким-то внутренним зрением, но видела. Также как и то, что зверь еще не до конца обосновался в этом теле. Он казался очень заинтересованным, что же его разбудило. Это мне было только на руку. Моей задачей было их разделить. Отделить человека от зверя. Для этого я собрала всю свою магию и ткнула ею в Этьена. Он закричал. Разделение началось.

Он кричал и кричал, а его зверь свернулся клубочком и больше всего походил на шар мягкого голубовато-белого света. Пора.

Я выпростала астральную руку своей силы и запустила ее в грудь Этьена. Ухватив этот искрящийся шар, я потащила его к себе, не смотря на крики парня. Это нельзя было проделать абсолютно безболезненно.

Вскоре все, кроме Этьена, который упал в обморок, могли увидеть этот сгусток света и то, как я, моя аура, поглотила его.

Не скажу, что весь этот трюк удался мне легко. Как только я втянула силу обратно в себя, стряхнула звериный облик, у меня закружилась голова, сдавило грудь, а в глазах потемнело. Я чувствовала, что оседаю на пол. Чьи-то руки подхватили меня, не давая упасть.

Когда в голове стало проясняться, и мир перестал дергаться в каком-то зажигательном танце, я поняла, что меня кто-то трясет.

— Лео, Лео! Что с тобой? Ты вся горишь! — раздавался совсем рядом встревоженный голос Иветты. Это она меня тормошила.

— Ничего… это скоро пройдет… Так… всегда бывает, — глухо проговорила я. Во рту все пересохло. — А где Этьен?

— Здесь, рядом, — Инга отошла чуть в сторону, чтобы я видела. Парень сидел прямо на полу, обняв колени.

Не без труда сконцентрировавшись на нем, я поняла, что у меня получилось, получилось практически невозможное. Я вырвала его зверя. Этьен больше не был оборотнем, стал обычным человеком. Во многом это удалось мне потому, что он был заражен совсем недавно. Но сейчас это уже не казалось важным.

Иветта помогла мне встать, так как мне самой сейчас это было не под силу, проговорив при этом:

— Не знаю, как ты это проделала, но Этьен больше не оборотень.

— Этого и добивалась, — хмыкнула я. Пить хотелось неимоверно.

— Ты сделала то, что до сих пор считалось невозможным! — восхищенно выдохнула Инга. Она, да и остальные кошачьи, смотрели на меня, как на бога во плоти. Мне даже захотелось закричать, чтобы они пришли в себя.

— Просто он кошачий, и пробыл оборотнем очень мало времени. Заверь не успел окончательно обосноваться в нем. Поэтому у меня получилось, — ответила я, все еще поддерживаемая Иветтой.

— Значит, я стал прежним? — робко подал голос Этьен.

— Да, — кивнула я.

— Как… как это возможно? — выдавил из себя Паоло.

— В этом и заключается истинная сила патры, — ответила я, даже не обернувшись. — Запомни, Этьен теперь мой. Если я узнаю, что ты его хоть пальцем тронул — я тебя убью. Инга, позаботься о парне. Пусть он благополучно доберется домой или туда, куда сочтет нужным.

— Не беспокойся, я пригляжу за Этьеном, — заверила меня тигрица.

Меня усадили на возвышение, именно усадили, так как у меня был полный упадок сил. Я даже прислонилась к креслу, чтобы не кувыркнуться вниз. Иветта вынуждена была сесть на свое место, но одна ее рука гладила меня по голове и щеке, хотя на самом деле мягко придерживала. Видимо, она тоже опасалась, что я упаду. Значит, вид у меня был тот еще.

Инга увела Этьена. Думаю, сейчас лучше всего дать ему отдохнуть. Блин, да и мне бы тоже! Голова уже не так сильно кружилась, но общее самочувствие все еще было как-то не очень. А во рту по-прежнему сухо, как в пустыне Гоби. Интересно, сколько еще продлится это мероприятие? Благо Паоло стоял в сторонке и больше не возникал. Может, шоу удалось, и он отстанет, а? Очень хотелось на это надеется.

Иветта что-то говорила стае, но я, если честно, практически не слушала ее слов. Сил не было. Больше всего хотелось свернуться калачиком, хотя бы прямо здесь, и уснуть.

Вдруг в зале наметилось какое-то оживление. Вернее растекание толпы. Я недоуменно подняла глаза на Иветту, на что она тихо ответила, склонившись ко мне:

— Все, официальная часть закончена. Ты устроила такое шоу, что повестку дня можно считать исчерпанной. Так что мы можем быть свободны.

— Что? Правда? — от усталости даже особого энтузиазма не получилось.

— Да. Думаю, тебе сейчас лучше полежать, отдохнуть в моих апартаментах. А потом уже я отвезу тебя домой.

— Не, лучше меня сразу домой. Там, как говорится, и стены помогают, — запротестовала я.

Иветта посмотрела на меня не совсем одобрительно, покачала головой и сказала:

— Ладно, все равно тебя не переупрямишь. Но я тебя одну не оставлю и точка!

— Хорошо, — слабо улыбнулась я.

— Ты встать-то сможешь?

— Надеюсь, что да, — честно ответила я. — Глория, возьми, пожалуйста, Миу.

Передав кошку девушке, я сделал попытку встать. Попытка удалась, но с трудом. Пришлось держаться за кресло. Меня все еще слегка шатало и качало, как лодку на волнах.

Пару минут наблюдая за тем, как я пытаюсь ходить, а получалось у меня несколько зигзагообразно, Иветта не выдержала и сказала, подхватывая меня под руку:

— Держись. Я хочу, чтобы мы добрались до машины без жертв.

— Но…

— Никаких «но»! А то я позову на подмогу Реми и Филиппа, и они отнесут тебя на руках.

Глядя в ее лицо, я поняла: правда позовет, и поэтому смирилась, хотя чувствовала себя полной калекой. Утешение было лишь в том, что, по идее, слабость должна была скоро пройти. Ну не люблю я чувствовать себя беспомощнь!

До машины мы шли как-то уж очень долго. Но вот добрались. Свернувшись на сиденье лимузина (благо конструкция позволяла), я подумала вслух:

— Пить хочется — умираю просто!

— Что ж ты раньше молчала? — воскликнула Иветта.

— Лео, на, держи, — Глория протянула мне банку газировки. Я даже не удивилась, что в машине есть бар.

— Ты чудо! — воскликнула я, принимая банку, и нетерпеливо открывая ее. Приложившись к ней, я подумала — какой кайф! Все-таки есть в жизни счастье! Даже не важно, что газировка не особо холодная. Это уже мелочи.

— Я вижу, тебе уже получше, — улыбнулась Ивветта, когда я, наконец, отлепилась от банки.

— Да, гораздо! — я даже попыталась сесть совсем прямо, как полагается, но это было слишком опрометчиво. В глазах опять несколько потемнело, что заставило меня чисто инстинктивно помассировать висок.

— Ну-ну, оно и видно! — покачала головой Иветта. — По-моему, тебе лучше прилечь.

— Что, прям здесь? — я попыталась было выразить удивление.

— А что такого? Тебе не впервой!

И она, положив руки мне на плечи, сама заставила меня лечь. Причем моя голова оказалась прямо на ее коленях. Это заставило меня вспомнить тот другой раз, когда я лежала вот так же. Тогда я была пьяна в дупель — это был единственный способ ослабить надо мной ментальный контроль вампира. Вспомнишь — вздрогнешь!

Прохладные пальцы Иветты стали мягко массировать мои виски. От этого все мрачные мысли куда-то улетучились. Я даже прикрыла глаза, еле сдерживаясь, чтобы не зафырчать. Напряжение медленно истекало из меня.

— То, что ты сделала… — осторожно начала главная волчица. — Я частично чувствовала происходящее. После всего этого у тебя, помимо слабости, ничего не болит?

— Нет, все в порядке, — постаралась убедить я. — Просто я впитала в себя его зверя, его энергетическую сущность. А ее усвоение требует некоторого времени.

— Тебе не опасно это делать? — тихо спросила Глория.

— Риск есть всегда, но сегодня он был минимален. Для Этьена я была патрой во всех смыслах, а он — недавно обращен. Раньше это считали даром, и в течение двух первых лун мы могли обратить этот дар.

— И часто приходилось это делать… раньше?

Вместо меня Глории ответила Миу:

— Очень редко. Чтобы стать одним из воинства Сейши-Кодар, нужно было пройти ряд испытаний, которые отсеивали тех, кому дар окажется не по плечу.

Тут мы как раз подъехали к моему дому. До квартиры я, в принципе, смогла дойти сама, но Иветта все равно поддерживала меня за руку. Так сказать, для подстраховки.

Она и дальше абсолютно не слушала моих протестов и принялась укладывать меня в постель, как меленькую. Я едва отбилась от попыток помочь мне раздеться. В конце-концов, я ведь не при смерти!

Я как раз расстегивала блузку, когда мой медальон снова вспыхнул и погас.

— Что это с ним? — вытаращилась Глория. — Магия?

— И да, и нет. Маги решили устроить в нашем городе собрание, вот он на них и реагирует, — устало ответила я, натягивая пижаму.

— Понятно, — кивнула девушка.

— Лео, может, ты голодна? — спросила Иветта, укутывая меня одеялом, аки мать родная.

— Нет, спасибо. Вы сами лучше поешьте — мой холодильник, да и все остальное, к вашим услугам.

— О нас не беспокойся. Может, тебе теплого молочка?

— Ты что, хочешь, чтобы меня стошнило? Я даже запаха его не переношу! — возмутилась я. — Только в какао или кофе…

— Прости, забыла.

— Ладно, — буркнула я, получше закутываясь в одеяло.

Глаза уже слипались, но перед тем, как уснуть, я глянула на телефон. Автоответчик показывал, что есть сообщения. Я нажала на кнопку прослушивания, хотя спать хотелось уже чертовски. Но вдруг, что важное?

Первое сообщение было от Дени. Она интересовалась, куда я, собственно, пропала. Второе было от Андрэ. Он напоминал, что я приглашена на собрание, которое состоится послезавтра, и просил позвонить ему насчет этого.

Я уже потянулась к телефонной трубке, но Иветта остановила меня, сказав:

— Ты вроде отдыхать собралась? Давай, ложись спать.

— Один звонок — и я лягу. Честно-честно!

— Никаких звонков. Завтра. Тем более что сейчас практически четыре часа ночи. Кого ты хочешь разбудить?

— Да, наверное, ты права. Время не совсем подходящее. Все, сплю.

— Вот и отлично. Мы устроимся на диване. Я не хочу оставлять тебя одну, пока не удостоверюсь, что с тобой все в порядке.

— Как хочешь, — ответила я, проваливаясь в сон. Спорить уже не было никаких сил.

На этот раз не было никаких снов о прошлой жизни. Просто здоровый сон. Из тех, после которых совершенно не хочется просыпаться.

Но все хорошее когда-нибудь кончается. Я проснулась, так толком и не поняв, что меня разбудило: то ли яркий свет нового дня, пробивающийся сквозь шторы, то ли урчанье Миу, свернувшейся на соседней подушке, то ли еще что…

Надо сказать, проснулась я довольно поздно — где-то около часа дня. Полежав немного, я решила, что все-таки надо вставать. Но прежде чем вылезти из теплой постельки, я притянула к себе телефон и набрала номер Дени. Уж она-то давно встала.

Наш разговор был недолгим. Я заверила ее, что со мной все в порядке, я никуда не пропала и сегодня, конечно же, буду в клубе, как обычно. На том и распрощались.

Но телефон ставить на место было еще рано. Я вспомнила о сообщении Андрэ и теперь звонила уже ему. Он взял трубку довольно быстро и, узнав меня, проговорил:

— Лео, а я уже начал думать, что ты забыла обо мне!

— Как можно! — рассмеялась я. — Просто у меня были дела в стае.

— Надеюсь, ничего серьезного? У тебя какой-то усталый голос.

— Вовсе нет. Так что там с твоим саммитом магов?

— Ах да! Начало завтра, после заката.

— Это хорошо. Завтра у меня как раз выходной день.

— Значит, ты не отказываешься присутствовать?

— Пока нет. А что, надо?

— Нет-нет. Что ты! Я буду очень рад твоему присутствию. И чем раньше ты приедешь — тем лучше.

— Ну-ну, — усмехнулась я. — Так во сколько приходить? Определение «после заката» весьма расплывчато. А в девять утра вскакивать — не дождешься! — спозаранку я встаю только в экстренных случаях, а этот мне таковым не казался. — Часов в пять-шесть будет нормально?

— Да-да, конечно. Буду ждать тебя с нетерпением.

— Ты что, так сильно хочешь представить меня своим коллегам?

— Можно и так сказать, — рассмеялся Андрэ, но смех у него получился какой-то странный, я бы даже сказала неуверенный, но утверждать не берусь. Я лишь спросила:

— Ты что-то задумал?

— Я? Как можно?

— Ну-ну. Ладно, до завтра.

Попрощавшись, я повесила трубку и потянулась. Все, встаю-встаю! Интересно, как там мои гости? Я явно ощущала их присутствие. Но, прежде чем идти желать им доброго утра (точнее дня), я решила посетить ванную комнату.

Правда, только я коснулась дверной ручки, как услышала:

— Лео, ты уже проснулась?

— Я? Да. Здравствуй, Иветта.

— Завтрак тебя ждет, — она была уже одета, словно и не ложилась, к тому же свежа и весела.

— О`кей. Но я сначала в душ. Только не говори, что ты готовила!

— А что здесь такого?

Сделав страшные глаза, от чего волчица прыснула со смеху, я скрылась за дверью ванной комнаты.



Глава 5. | Неизбежный союз или Контракт на жизнь | * * *