home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

Гуров нагнал Крячко уже на северной границе Москвы. Они поддерживали постоянную связь, и Гуров был в курсе всех передвижений интересующей их машины. До сих пор все шло гладко, и водитель цистерны не заметил за собой слежки. Но он явно намеревался выехать за пределы города, и дальше наблюдение за ним осложнялось. Он запросто мог засечь прилепившийся к нему сзади потрепанный «Мерседес» Крячко. Нужно было действовать осмотрительнее. Гурову было совершенно необходимо выяснить цель ночной поездки, в которую так неожиданно отправился Давыдов и неизвестный им человек. Гуров не сомневался, что грузовик угнан, так же, как в свое время был угнан мусоровоз, и краденая машина была проблемой не только угонщика. Ее могли остановить на посту ГИБДД, а это было совсем некстати. Поэтому в определенный момент Гуров обогнал и Крячко, и оранжевую бочку на колесах и вовсю погнал в сторону Кольцевой дороги. Возле поста он остановился и потребовал к себе начальника. Предъявив тому свое удостоверение, Гуров потребовал беспрепятственно пропустить цистерну и следующий за ней "Мерседес".

– Не исключено, что в машине опасный преступник, – пояснил он. – Свяжитесь со своими и побыстрее пробейте номер этой цистерны. Мне важно знать, откуда ее угнали. Там могли заметить угонщика.

– Может, возьмете с собой кого-нибудь из наших, Лев Иванович? – сочувственно спросил начальник патруля, немолодой капитан, лицо которого показалось Гурову смутно знакомым. – Мало ли что! А вы, я вижу, налегке.

– Нам, капитан, так положено, чтобы налегке, – объяснил Гуров. – Мне ваши орлы только мешать сейчас будут. Вся эта сбруя, которая на них, автоматы, палки – эдак нас за версту учуют. Вы тут лучше будьте начеку. Мало ли как события дальше развернутся!

Гуров махнул капитану рукой и помчался дальше. Буквально следом за ним мимо поста степенно проехала ярко-оранжевая цистерна. Милиционеры задумчиво посмотрели ей вслед, запомнили номер, покачали головами и переключили внимание на прочие средства передвижения. Немолодой капитан отправился звонить своему дежурному и попросил его уточнить, какой организации принадлежит подозрительный грузовик.

А Гуров между тем ехал по Дмитровскому шоссе, то и дело поглядывая в зеркало заднего вида. Огни грузовика висели у него за спиной, не приближаясь и не удаляясь – Гуров четко держал дистанцию. Это был обычный прием, взять объект в «клещи». Тот, за кем наблюдают, всегда смотрит назад и редко догадывается, что преследователь может находиться впереди. Если бы Крячко чем-либо выдал себя, он попросту обогнал бы грузовик и ушел далеко вперед, чтобы не мозолить глаза, а наблюдение продолжал бы Гуров.

Но сейчас, похоже, не требовалась и такая предосторожность. Грузовик с цистерной двигался размеренно и спокойно. Его водитель не проявлял признаков волнения и, возможно, вообще не думал ни о какой слежке. В таком убаюкивающем темпе они проехали около тридцати километров.

Вдруг впереди у поворота замаячил светящийся знак с названием близлежащего поселка – Стрельцово. Гуров, не колеблясь, проехал мимо, но вскоре притормозил и с замирающим сердцем отметил, что огни грузовика тоже слегка замерли, а потом медленно потекли куда-то в сторону и исчезли. Машина свернула в сторону поселка!

Гуров сдал назад и вернулся к повороту. Здесь его уже поджидал Крячко. Не выходя из машин, они перекинулись несколькими словами.

– Как думаешь, это конечная точка? – спросил Крячко. – Что будем делать?

– Нужно знать, куда они направляются. Тебя он наверняка видел. Теперь я поеду за ним, – сказал Гуров. – А ты пока не слишком торопись.

Он свернул на боковую дорогу и поехал в сторону поселка. Красные огоньки грузовика никуда не исчезли – он тоже двигался в том же направлении. Движения на этом участке практически не было, и Гуров, опасаясь себя выдать, полз со скоростью черепахи, ориентируясь на красные огоньки в отдалении. Наконец грузовик въехал на улицы поселка.

Гуров появился там двумя минутами позже. Он не форсировал события. Медленно проехавшись по главной улице, он заметил, как грузовик исчезает в тени березовой аллеи. За березами светились окна в домах, и Гуров понял, что там поселок продолжается. Он притормозил, а потом тоже свернул к березам. Доехав до конца аллеи, он окончательно остановился, погасил фары и вышел из машины.

В ночной тишине он отчетливо услышал, как ровный гул тяжелого мотора внезапно оборвался, и через некоторое время мягко хлопнула дверца, а еще чуть позже заскрипели железные ворота.

– Кажется, приехали! – удовлетворенно пробормотал под нос Гуров и осторожно пошел вперед.

Стоя за тихо шелестящими деревьями, он видел, как странный грузовик осторожно въехал во двор тихого, погруженного во тьму дома. Ворота за ним наглухо закрылись, а примерно через минуту в окнах первого этажа вспыхнул неяркий свет.

– Кто ходит в гости по ночам?.. – промурлыкал под нос Гуров. – И в гости ли он ходит?

Посмотрев по сторонам и убедившись, что вокруг нет ни души, Гуров достал мобильник и связался с Крячко.

– Наши друзья бросили якорь, – сообщил он. – Осели в каком-то доме и выходить, похоже, не собираются. Подъезжай сюда, будем решать, что делать дальше.

Он объяснил Крячко, куда надо ехать, и попросил оставить машину в начале березовой аллеи. Минут через пять неподалеку сверкнули огни фар, погасли, и Крячко, шедший торопливым шагом, появился из темноты.

– Вот этот? – спросил он. – Приличный дом. Я всегда хотел себе такой построить, но все как-то недосуг было. А нас, значит, туда не пригласили? Будем проникать?

– Желательно, – кивнул Гуров. – Собак вроде бы нет. Вопрос в том, с какой целью они сюда приехали? Поскольку карты смешались, следует подумать, во что мы играем и какие у нас козыри. Акция явно незапланированная. Судя по тому, что ты рассказывал, Давыдов никуда ехать не собирался. Вряд ли они задумали устроить тут мальчишник.

– Тогда что же? – спросил Крячко. – Одно из двух – или хозяину этой бочки страшно одному по ночам и он попросил Давыдова рассказать ему перед сном сказку, или они решили этот дом грабануть. Тебе какой вариант больше нравится?

– Оба, по-моему, мимо, – ответил Гуров. – Но в такую даль просто так по ночам не ездят. Придется нам с тобой рискнуть.

– Придется, – согласился Крячко. – Мне тоже неинтересно просто так по ночам мотаться. Каков будет план?

– Ворота заперли. Придется через забор, – сказал Гуров. – К счастью, тут нет колючки, битого стекла и проводов с электричеством – так что с этим проблем не будет. Во дворе темно. Если мы будем держаться скромно, нас не заметят.

Обойдя вокруг дома, они нашли место, где, по их мнению, можно было перебраться без риска быть замеченными, и через несколько секунд были уже по ту сторону забора. Некоторое время они не двигались с места и просто осматривались. Ничего примечательного вокруг не было – обычный жилой комплекс гражданина средней руки. Двор был невелик, без признаков растительности. Только за домом, вплотную к забору росли три или четыре высоких дерева. При строительстве их, видимо, решили пощадить.

Дом тоже ничем не выделялся – таких в поселке было множество. Проникнуть внутрь дома было затруднительно – это Гуров понял сразу. В окнах стеклопакеты, все заперто наглухо.

– Вот что странно, – сказал Гуров. – Лето на дворе, а в доме ни одной раскрытой форточки. Знаешь, что мне приходит в голову? Хозяева здесь давно не появлялись.

– А потом соскучились, сели в первую попавшуюся цистерну и рванули в родные пенаты – утолять ностальгию, – продолжил Крячко.

– Это вряд ли, – покачал головой Гуров. – Но то, что в этом доме никого нет, кроме двух явно посторонних людей, настораживает. Держу пари – здесь что-то затевается.

С превеликой осторожностью они попытались заглянуть в освещенные окна, но быстро оставили свои попытки разглядеть, что за ними творится, так как все шторы изнутри были плотно задернуты.

– Явная склонность к конспирации, – констатировал Крячко. – Может, в этом доме самогонный завод? Или казино?

– Казино, слава богу, теперь везде пруд пруди. Этим никого не удивишь. Тут что-то другое, брат.

Проверили дверь – она была заперта.

– Положение! – с досадой сказал Гуров. – Хоть через дымоход лезь. Ничего не остается, Стас, как только ждать, пока они сами выйдут. Хоть на физиономию дружка давыдовского посмотрим, и то дело.

Оказалось, что слова Гурова были почти пророческими. Неожиданно послышался шум открываемой двери, и на крыльцо вышел человек. Оперативники едва успели спрятаться за угол дома. Гуров осторожно выглянул и стал наблюдать.

Человек некоторое время постоял, осматриваясь, потом сошел по ступенькам и уверенно пошел куда-то к забору. И по фигуре, и по манере двигаться он нисколько не был похож на Давыдова. "Если это хозяин дома, то мы получаем на руки хороший козырь, – подумал Гуров. – Уже завтра можно будет выяснить, что это за птица и как высоко она летает".

Между тем неизвестный сделал нечто странное – он приволок от забора большую деревянную лестницу и приставил ее к борту грузовика. Затем поднялся на цистерну и принялся возиться с крышкой люка.

"Черт знает что! – недоумевал Гуров. – Что ему там понадобилось? Не представляю, какая гадость может находиться в такой емкости, но в любом случае гадость эта необыкновенная. Даже если ее слили, я бы совать нос в эту цистерну не стал ни за какие коврижки".

Незнакомец же нос в цистерну сунул и тут же с отвращением сплюнул – значит, предположения Гурова о гадости содержимого были совсем недалеки от истины. Однако странного человека это не остановило. Он спустился по лестнице и, еще раз хорошенько осмотревшись по сторонам, вернулся в дом. Наружную дверь он оставил открытой.

– У меня такое впечатление, – шепнул Гуров Крячко, – что он собирается чем-то заполнять свою цистерну.

Крячко не успел ничего ответить – в этот момент в доме погас свет. Это было совсем неожиданно. Что все это означает, Гуров не понимал, но догадывался, что сейчас должно начаться самое важное. Крячко испытывал похожие чувства.

В доме послышался шум. Он усиливался. Из раскрытой двери донесся тяжелый натужный топот и ругательства, произносимые хриплым шепотом. Видимость теперь была плохая, но Гуров все-таки сумел смутно различить две скорченные фигуры, которые сносили с крыльца что-то тяжелое. Он напряжено следил за их перемещением и вскоре убедился, что парочка тащит свою ношу к грузовику.

– Лева! – еле слышно шепнул ему в ухо Крячко. – Что происходит? Погрузочные работы в полной темноте? И почему они заполняют цистерну не жидкими грузами, а явно твердыми? Тут что-то не то.

"В темноте – потому что не хотят, чтобы видели, – мысленно просчитал Гуров. – А груз… Именно груз и является главной тайной".

– Лева, может, надо их брать? – опять шепнул Крячко. – Как бы не было поздно.

– Подождем еще чуточку, – ответил ему Гуров. – Попробуем понять, что это.

"Грузчики" возились уже около приставной лестницы. Тяжело дыша, они сумели затащить свою ношу наверх и, не заботясь больше об осторожности, сбросили ее в люк. Послышался глухой маслянистый плеск. Мужчины спрыгнули вниз и почти бегом устремились к дому. Ни один из них не произнес ни слова.

Гуров схватил Крячко за руку.

– Я понял, – сказал он севшим голосом. – Они прячут трупы. Пошли сейчас за следующим.

– Точно, – кивнул Крячко и полез за пазуху за пистолетом. – Пора брать.

Они бесшумно выскочили из-за угла и бросились к двери. Вдруг Гуров остановился.

– Будь здесь, – распорядился он. – Как только я свистну – разбей окно. Мне нужно, чтобы ты отвлек их внимание, когда я войду в дом.

Крячко кивнул. Гуров взбежал по ступенькам и вошел в прихожую. Дальше все двери тоже были настежь. Из глубины дома пахнуло характерным запахом тлена. "Братская могила! – с ужасом подумал Гуров. – К сожалению, мы не ошиблись". По спине у него невольно побежали мурашки.

Он осторожно пошел вперед и замер, когда услышал шум шагов и невнятное бормотание двух людей.

– Что ты спотыкаешься? – шипел незнакомый голос. – В этой вообще никакого весу! И не вздумай здесь блевать – убирать за тобой некогда!

– Ладно, не ори! – мрачно ответил голос Давыдова.

Шаги приближались. Гуров свистнул, и на мгновение наступила пронзительная тишина. А вслед за этим начался настоящий бедлам.

С треском разлетелось окно, и Крячко заорал "Всем стоять! Милиция! Оружие на пол!", в доме с грохотом упало что-то тяжелое, и тут же один за другим застучали пистолетные выстрелы – бах! бах! бах! бах! – кто-то сознательно и хладнокровно расстреливал обойму, надеясь, что какая-то из пуль найдет в темноте свою цель.

Гуров позволить себе этого не мог, а поэтому, дождавшись, когда у стрелявшего кончится обойма, в этот краткий миг тишины метнулся через порог и, упав на пол, откатился подальше от двери. Он держал в вытянутой руке пистолет и гадал, где в этом чертовом доме находится ближайший выключатель.

В противоположном углу брякнула об пол пустая обойма, и Гуров, ориентируясь на этот звук, выстрелил – не на поражение, а скорее в потолок, чтобы просто обозначить серьезность своих намерений. После выстрела он сразу сменил позицию, но едва не поплатился, потому что невидимый стрелок с удивительной последовательностью впечатал четыре пули подряд в тот сектор, где мог находиться Гуров. Последняя пуля вздыбила паркет совсем рядом с головой Гурова, и он мысленно похвалил своего противника за удивительную смышленость. "А ведь профессионал, – подумал он. – Пожалуй, тот самый, которого мы ищем". Но дольше размышлять было некогда, потому что из коридора, натыкаясь на какую-то мебель, ворвался Крячко и заорал дурным голосом: "Всех положу, падлы! Шакалы паршивые, мать вашу!" Он тоже шарахнул в потолок из пистолета.

Но в ответ не прозвучало больше ни одного выстрела. Гуров услышал, как в глубине комнаты хлопнула дверь, и понял, что стрелок ушел в другое помещение.

– Я здесь! – окликнул он Крячко, вскакивая на ноги. – Все в порядке. Включи свет!

Крячко понял все с полуслова и вскоре щелкнул выключателем. Вспыхнула люстра под потолком и залила ярким светом большую комнату, вид которой мог бы вызвать у случайного человека содрогание. Посреди комнаты лежал труп молодой женщины, а рядом с ним – тело мужчины, в котором Гуров без труда опознал Давыдова. Он бросился к нему и, обхватив за плечи, повернул к себе лицом.

Лицо Давыдова, бледное и незнакомое, кривилось от боли и предчувствия близкой смерти. На бледно-голубой рубашке темнели два багровых пятна – кровь все еще сочилась и жадно впитывалась в тонкую ткань. Давыдов с трудом дышал, распахивая рот, как рыба, выхваченная из воды. Но потом его глаза вдруг прояснились, и он в упор посмотрел на Гурова.

– Все в порядке, – сказал тот. – Сейчас мы вызовем «Скорую», и вам помогут.

– Уже нет, – пробормотал Давыдов. – Он прав был. Все мы на самом деле не хотим жить. И я не хочу. Не надо "Скорую".

– Кто? Кто был прав?! – вскричал Гуров. – Это он стрелял? Кто?!

– Пашка… Сокурсник, – прошептал Давыдов, странно улыбаясь. – По кличке Ковбой. Ковбои всегда стреляют… Эти двое – тоже его рук дело. Его банда…

– "Скорую"! – заорал Гуров на замершего рядом Крячко. – Вызови «Скорую» и побудь с ним! А я попытаюсь догнать этого сраного ковбоя!

Он слышал, как где-то наверху грохнуло высаженное окно, и понял, что убийца уже покинул дом. Не заботясь о безопасности, Гуров выскочил во двор, рассчитывая перехватить беглеца возле машины. Но тот оказался хитрее. Во дворе его не было.

Гуров обежал вокруг дома и понял, что преступник ушел по ветвям дерева, перепрыгнув через забор. Ругаясь на чем свет стоит, Гуров опять помчался в дом, взлетел по лестнице на второй этаж и выглянул в открытое окно.

Куда двинул сокурсник Давыдова, он понял сразу – метрах в тридцати на соседском дворе кто-то загонял в гараж машину. Делал он это не торопясь, с сознанием того, что находится у себя дома и спешить ему совершенно некуда. Его «десятка» уже стояла в гараже под домом, но ворота, входные и гаражные, были еще распахнуты, и в гараже горел свет. Возможно, хозяин как раз собирался покопаться в моторе. Гостей он явно не ждал, особенно таких, которые являются в дом через забор. Поэтому, увидев свалившегося как снег на голову человека, оторопел и не сразу должным образом отреагировал. К счастью, бывший сокурсник Давыдова не захотел отягощать свою душу еще одним смертоубийством – он просто двинул опешившего хозяина пистолетом по голове и побежал в гараж. Все произошло так быстро, что в доме никто ничего не заметил. Через секунду взревел мотор, «десятка» вылетела из гаража и, проскочив через ворота, помчалась в ночь.

Гуров снова выругался, рискуя сломать себе шею, на одних каблуках слетел вниз по лестнице, выскочил во двор и бросился к грузовику. Как он и предполагал, ключи торчали в замке. Гуров завел машину и, не желая терять времени, сдал назад и вышиб цистерной ворота. Выехав на улицу, он развернулся и понесся в погоню.

"Один двери стеклянные портит, другой вообще ворота целые сносит, – с досадой подумал он. – Это называется, попали на ровном месте мордой об асфальт! Где тут спонсоров наберешься?"

Определить, куда подался Пашка, было совсем несложно. Не мудрствуя лукаво, он погнал назад к шоссе, надеясь, видимо, использовать преимущество во времени, чтобы успеть затеряться в дорожном потоке. Но время было позднее, машин вокруг не было, и Гуров без труда вычислил беглеца.

Правда, одна проблема у него все-таки была. Цистерна оказалась далеко не пустой. В ней вовсю плескалась и бултыхалась тяжелая жидкость. У быстрой «десятки» было явное преимущество в скорости. На первых парах Пашка без труда использовал его, опередив преследователя на несколько километров, и первым выскочил на шоссе.

В Москву он возвращаться не стал, а рванул на север. Намеренно он выбрал направление или просто бежал куда глаза глядят, Гуров не знал. Ему было сейчас важно одно – не упустить мерзавца из виду. Но для груженой цистерны это было непростое испытание. Порой Гурову казалось, что она вообще стоит на месте. Красные огоньки «десятки» неумолимо удалялись.

Сжимая руль одной рукой, Гуров набрал номер на мобильнике и крикнул в трубку:

– Стас, связывайся с дежурным! Пусть объявляют перехват! В том же направлении – темная «десятка», номера не знаю. Он угнал ее по соседству… Кстати, соседу тоже потребуется помощь… Пусть поднимут вертолет – этот тип способен на все!

Он в раздражении швырнул телефон на сиденье – Стас должен был сделать все как надо, а ему теперь следовало сосредоточиться на этой идиотской гонке. Кто бы мог подумать, что ему придется гоняться за убийцей на цистерне с какими-то химикатами, в которых вдобавок плавает труп неизвестного бандита!

Дорога пошла в гору, и, перевалив через холм, Гуров неожиданно увидел, что преследуемая им машина заметно сбавила скорость. Да и двигалась она неравномерно, а будто какими-то толчками. Иногда красные огоньки ее вообще замирали и пребывали в таком состоянии долгие несколько секунд. Сначала Гуров удивился, а потом вдруг с торжеством в душе сообразил, что хозяин «десятки» не зря так припозднился с мотором – его машина была не в порядке! Паше некогда было вникать в такие мелочи, но теперь его планы летели к черту.

Издав торжествующий индейский клич, Гуров вдавил в пол педаль газа и помчался вниз с горы прямо на красные огоньки.

Паша его заметил. Ему снова удалось запустить мотор, он тронулся с места и неожиданно свернул на проселочную дорогу, которая, петляя меж лугов, шла в сторону далеких огней какой-то деревни.

Но теперь все преимущества были на стороне Гурова. Он выжимал из машины все что можно и возле неширокой, невидимой в темноте реки догнал «десятку», которая как раз въехала на мост и заглохла.

– Уберите ногу – я испорчу вам дорогой ботинок! – с азартом проговорил Гуров, направляя грузовик прямо на багажник "десятки".

Мысленно он отдал должное хладнокровию этого типа, который даже не вышел из машины. До последнего момента он все пытался завести мотор – только высунулся на секунду из окошка и выстрелил в надвигающийся на него грузовик.

Все-таки стрелок он был отменный – пущенные веером пули высадили ветровое стекло напрочь, и если бы Гуров не успел за мгновение до этого нырнуть на сиденье, его голова тоже бы разлетелась вдребезги. Но он потерял на какое-то время контроль над машиной, и тяжелая цистерна, задев боком «десятку», смела ее вместе с обломками перил в реку.

Проскочив на другой берег, Гуров сумел все-таки поймать руль и справиться с тормозами. Едва грузовик остановился, он выпрыгнул наружу, выхватил свой пистолет и побежал назад к реке.

"Десятка" встала на попа, уткнувшись капотом в ил. Глубина в речке была примерно Гурову по грудь. Место водителя было скрыто под водой. Из кабины с возмущенным бурлением исходили пузыри воздуха.

Держа пистолет наготове, Гуров залез в прохладную, пахнущую тиной воду и подобрался поближе к машине. Он ожидал любой каверзы, но, судя по всему, в этот день везенье изменило даже Ковбою. Гуров обнаружил, что его противник по-прежнему находится в кабине, зажатый между рулем и сиденьем. Он был сейчас совершенно неопасен, потому что потерял сознание. Главная опасность была в том, чтобы он не умер раньше времени. Гурову удалось после нескольких попыток освободить бессильное тело из ловушки, в которую оно попало, и выволочь его на берег.

Переложив в свой карман пистолет Ковбоя, Гуров сделал ему искусственное дыхание и вскоре привел в чувство. У Пашки была разбита голова, его несколько раз вырвало, и он еще плохо ориентировался в пространстве. Однако наручникам, которые на него надел Гуров, не удивился.

– Тебе зачитать твои права? – насмешливо спросил его Гуров.

Пашка сплюнул на траву тягучую рвотную слюну.

– Кончились мои права, – сказал он и добавил: – Башка болит – поспать бы.


Дней через пять, примерно в половине двенадцатого из здания прокуратуры вышли Гуров и следователь Щербаков. Оживленно переговариваясь, они направились к машине, в которой их дожидался Крячко.

– А вас тут товарищ спрашивал, – сказал Крячко, указывая на противоположную сторону улицы. – Интересовался, скоро ли выйдете.

Там в компании двух мордоворотов стоял господин Величко, без пиджака и без галстука. Лицо у него было мрачное и насупленное. Впрочем, увидев, что Щербаков машет ему рукой, Величко просиял и быстро перешел через мостовую.

– Здравствуйте! – сказал он, пожимая всем руки. – Я слышал, в моем деле какие-то подвижки – это правда или нет? Меня никуда не вызывают, но, знаете, душа не на месте. Уж арестовали бы, что ли, как Шалаева!

– Может, присядем в машину? – предложил Гуров.

Все, кроме мордоворотов, расселись по сиденьям. Щербаков сказал:

– Не будут тебя арестовывать, Виктор Петрович! И Шалаева твоего сегодня выпустят.

– Под подписку?

– Вообще выпустят, – пояснил Гуров. – После того как ваш Шалаев опознал по фотографии женщину, заманившую его в ловушку, наш киллер вдруг заговорил. Собственно, против него и так улик было море, но он все молчал. А тут как прорвало. Подтвердил всю историю с похищением и убийством. Даже не стал ничего на покойного сообщника валить, хотя мог бы. Все на себя взял. У меня такое впечатление, что жить ему опротивело. Может, правда, друг у него старый был, со студенческих лет еще, – так он его использовал на полную катушку, а в конце вообще едва на тот свет не отправил. Такому человеку и в самом деле жить не стоит.

– Вы не про Давыдова говорите? – осторожно спросил Величко.

– Про него, – кивнул Гуров. – Вот попал мужик, как кур в ощип. С одной стороны вы его травили, с другой – дружок навалился. Теперь срок ему светит. Ваша взяла, Величко, радуйтесь!

– Да я что же, не человек, что ли? – пробормотал Величко. – Просто бизнес – штука суровая, без сантиментов. Но я вас понял. Если Давыдова отпустят, я ему приличное место у себя найду, слово даю!

– А нам чего-нибудь дадите? – нахально поинтересовался Крячко. – В смысле МВД? Как спонсор? Все-таки мы землю рыли, чтобы вы за решеткой не очутились…

– Да ради бога! – с горячностью сказал Величко, прижимая обе руки к сердцу. – Чего от меня требуется?

– Тут к нам с претензиями последнее время прилепились разные граждане и организации, – объяснил Крячко. – Двери мы им поломали, ворота высадили… Будто мы нарочно! Счета выставляют нам бешеные. А начальство на нас косится…

– Будет! – торжественно сказал Величко. – Для вас все будет. Давайте адреса – я этим занудам хрустальные двери вставлю!


Глава 16 | Каталог киллерских услуг |