home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

В кабинет начальника полковник Гуров заглянул сам, без вызова и предварительной договоренности. Генерал Орлов в этот момент давал какие-то ценные указания заместителю и не обнаружил особого восторга от такой инициативы.

– Это очень срочно, товарищ генерал! – сказал официальным тоном Гуров, уловив в глазах Орлова искорку недовольства.

Генерал пожевал губами, наморщив лоб, посмотрел на заместителя, а потом безнадежно махнул рукой.

– Зайди через пять минут! – сказал он. – Видишь, человеку приперло!

Заместитель почтительно наклонил голову и вышел из кабинета, холодно посмотрев на Гурова.

– Черт вас знает! – с чувством сказал Орлов, когда за ним закрылась дверь. – Какие-нибудь представления о субординации у вас с Крячко остались вообще? Ты подождать не мог?

– Мог, наверное, – сказал Гуров. – Но тут такое дело, что не хочется терять ни минуты. Извини, Петр!

– Извини! Когда он мне нужен – его с собаками не сыщешь. А тут – извини! Ну, давай, что там у тебя стряслось? Вроде Статиста ты взял, о чем тебе еще беспокоиться?

– Статист – это уже история, – сказал Гуров. – Тут куда серьезнее дела заворачиваются. Я только что у парка Победы был. Там рано утром машина взорвалась. Судя по всему, взрывное устройство…

– А ты у нас на все взрывы выезжаешь, – спросил генерал, – или просто мимо шел? Кого взорвали?

– В том-то и дело! Я сегодня только из дома выходил, как мне на мобильник позвонил доктор Хохлов…

– Ты заболел, что ли?

– Да нет, помнишь, я тебе докладывал про мануального терапевта, который через знакомых обратился к Крячко – якобы его преследуют? А потом свою жалобу снял, припоминаешь?

– Ну, что-то такое… – неуверенно произнес Орлов. – А теперь чего он хотел?

– Он хотел сделать какое-то важное признание. Ехал ко мне. В момент разговора произошел взрыв. Я все бросил и рванул туда. Тебя беспокоить не стал, предупредил Крячко. Он ничего не передавал?

– Не до него мне было! – махнул рукой Орлов. – Тут такое ЧП! Мне с утра уже министр названивает. На Воробьевых горах в собственной квартире пытались ограбить банкира Прокопова. Вдобавок там два трупа. Собственно, я уже в уме прикинул, что дело как раз для тебя. Только предупреждаю сразу – все должно быть на уровне. Прокопов – это величина, как бы к нему ни относиться. Любой его чих на курсе рубля сказывается. И об этом забывать нельзя ни в коем случае!

Гуров потер лоб и странно усмехнулся.

– Чего лыбишься? – обиделся Орлов. – Смешно ему! А мне не смешно, когда мне тут из разных мест звонить начинают!

– Да я не смеюсь, – сказал Гуров. – Это нервное. Дело в том, что Хохлов сегодня утром как раз от Прокопова ехал…

Он не договорил, потому что у генерала после этих слов сам собой открылся рот, а на лице появилось такое изумление, что Гуров счел за благо сделать небольшую паузу.

– Я не ослышался? Ты сказал, Хохлов ехал от Прокопова? Как раз в то самое время, когда его грабили? – наконец потрясенно произнес он.

– Уже после, – пояснил Гуров. – После ограбления. Более того, Хохлов заявил, что сам в нем участвовал. И про два трупа он мне тоже сказал. Я велел ему немедленно ехать ко мне, и тут его взорвали.

– Невероятно! – покрутил головой генерал. – Честно говоря, не знаю, что и сказать. У тебя самого-то какие-нибудь мысли на этот счет имеются? Кстати, твой доктор, он что? Наповал?

– Жив пока, – скупо ответил Гуров. – Увезли в ожоговый в тяжелом состоянии. Но в любом случае от него в ближайшее время никакой информации больше ждать не стоит. А что касается моих соображений… Как раз по этому поводу я и пришел. Курс рубля меня, допустим, тоже волнует, но еще больше меня волнует, если можно так выразиться, курс человеческой жизни. Иногда у меня такое впечатление, что он у нас ниже, чем у каких-нибудь фантиков.

– Не нравится мне такое вступление, – сумрачно сказал генерал. – Ты на что намекаешь?

– А я не намекаю, я прямо говорю – не нравится мне этот взрыв. Случись он минутой раньше, и мы бы вообще не узнали, что Хохлов собирался к нам с признанием ехать.

– Ну, дальше! – буркнул генерал.

– Нужно срочно ставить телефоны Прокопова на прослушку, – твердо сказал Гуров. – Все. В том числе и мобильную связь. Ее особенно. И решение об этом должно быть принято в самые ближайшие часы. Технически это будет несложно, я думаю, тем более что после таких событий присутствие милиции в офисах и квартире банкира будет выглядеть совершенно естественно.

Орлов посмотрел на Гурова с нескрываемым интересом:

– Я тебя по-народному спрошу, не обижайся. Ты озверел, что ли? Крупный банкир, уважаемый человек ограблен, а ты предлагаешь прослушивать его телефоны! А с какой стати? Вот что спросит меня прокурор в первую очередь.

– А мы в первую очередь объясним прокурору, что подозреваем Прокопова в покушении на убийство гражданина Хохлова, – спокойно ответил Гуров. – По-моему, достаточно веские основания.

Орлов затряс головой, резким движением поднялся с кресла и шагнул из-за стола к Гурову. Тот ожидал взрыва, но генерал лишь попросил:

– Ты мне логику свою изложи! Ход мысли. А то я совсем себя идиотом чувствую. Это зачем Прокопову убивать этого чертова доктора, да еще таким странным манером? Допустим даже, что Хохлов твой действительно участвовал в ограблении. Ограбление сорвалось, и, чтобы спрятать концы в воду, сообщники доктора и прикончили. Ведь он, судя по всему, был наводчиком, верно?

– Скорее всего, – кивнул Гуров. – Причем наводчиком поневоле. Логикой я сейчас, к сожалению, блеснуть не могу, потому что это дело во многом на интуиции построено. Но видится оно мне таким образом. Хохлов вхож к банкиру, там его принимают как родного. Этим обстоятельством решает воспользоваться банда Тихона.

– Банда Тихона?

– Да есть тут один деятель. Официально держит мотоклуб с треком. У нас на него пока ничего нет. Он лет семь как переселился сюда из Сибири. Сразу вписался в бизнес, и никаких вроде бы конфликтов с законом у него здесь не было. Но полагаю, что мотоклуб – это только прикрытие. Этот самый Тихон очень интересуется драгоценными камнями.

– Да-да, у Прокопова как раз на изумруды целились, – подхватил генерал, но тут же, спохватившись, строго спросил: – А с чего ты, собственно, приплел сюда этого Тихона? Откуда информация?

– От Статиста. Он знаком с одним из членов банды. К нему и подался, когда мы ему хвост прищемили. А Тихон решил, что за так крышу никому давать не обязан, и подключил нашего Статиста к поискам некоего Николая Бардина…

– Ты просто мне какой-то новый мир открываешь! – с недовольным видом сказал генерал. – Бардин – это, кажется, тот самый, что подозревается в покушении на убийство?

– Вот именно! И не на кого-нибудь, а на нашего Статиста. Шлепнул его во время исполнения, так сказать, служебных обязанностей. Естественно, Статист обиделся и все про него рассказал. Знал он, надо сказать, немного, но недостающие сведения мы получили от троюродного брата Бардина – от некоего Бобкова, который проживает в Глухове. Оказалось, что Николай Бардин – старатель и всю жизнь занимается поиском изумрудов на Урале. Удачлив, давно бы мог разбогатеть, но деньги у него совершенно не держатся, как пояснил брат. В ночь на шестнадцатое августа Бардин явился к Бобкову. Он только что вернулся с Урала, судя по всему, с хорошей добычей, потому что за ним уже охотились. Теперь можно с уверенностью предположить, что охотились люди Тихона.

– Ага, – сказал генерал, – складно у тебя получается. Ну а дальше что?

– Дальше Бардина нашли у брата, он отстреливался, убил одного и скрылся. Убийство теперь хотят повесить на Бобкова, поэтому раскрыть это дело для меня особенно важно. Я обещал помочь этому человеку. Но Бардина мы до сих пор не нашли.

– Значит, ты полагаешь, что во всем виноват Тихон? Пытался обчистить Бардина, а когда не вышло, воспользовался наводкой доктора и попытался ограбить банкира. Так? Почему же тогда ты собираешься прослушивать не его телефоны, а банкира?

– Я не знаю обстоятельств, при которых состоялось сегодняшнее ограбление, – ответил Гуров, – но меня очень смущает одно обстоятельство. По утверждению самого Хохлова, он грабил Прокопова вдвоем с напарником. Это уже странно, потому что сам Хохлов не в состоянии ограбить даже слепого нищего. Значит, грабил на самом деле напарник. Но что это значит, скажи мне?

– А что это значит? Они полагали, что в доме никого не будет, – буркнул генерал. – Прокопов обычно и не держал в квартире охраны, полагался на общие меры безопасности. Бандиты об этом знали и шли без опаски. Но Прокопов что-то, говорят, почувствовал и накануне вызвал к себе человек семь. Они и расстреляли грабителя. Момент, конечно, сложный с юридической точки зрения, но, я думаю, адвокаты сумеют доказать правомерность такой обороны… Хотя мне самому странно, что он не захотел воспользоваться услугами вневедомственной охраны. В конце концов, мог к нам обратиться…

– А он не хотел к нам обращаться, – сказал Гуров. – Это не входило в его планы. Теперь, когда ты мне все рассказал, я в этом уверен.

– Все равно не понимаю!

– Смотри, на опасное дело идут двое. Причем второй – интеллигент, который и мухи не обидит. Это означает только одно – его напарник крайне опасный и умелый бандит. Он уверен, что управится со всем сам. Согласен?

– Пожалуй.

– И что же получается? Грабители попадают в западню. Бандит, ловкий и наглый, убит, а врач, который, наверное, и пистолета-то никогда в руках не держал, умудряется бежать с места преступления, невзирая на вооруженную охрану в квартире, несмотря на множество дверей, несмотря на вторую охрану в вестибюле… Так, выходит, получается?

– Выходит, так, – не слишком уверенно согласился генерал.

– Не выходит, – отрезал Гуров. – Хотя подозреваю, что Прокопов будет настаивать именно на такой версии. На самом же деле Прокопов сам отпустил Хохлова! Хохлов сказал об этом прямым текстом.

– Отпустил? Довольно неожиданный ход, согласен! – пробурчал генерал. – Но, может быть, просто гуманизм?

– Ну что же, банкир-гуманист – образ красивый, – усмехнулся Гуров. – Только, по-моему, тут один голый прагматизм. Прокопов отпустил Хохлова потому, что в машину Хохлова уже установили взрывное устройство. Кто-то поехал вслед за доктором и в подходящий момент послал радиосигнал. Возможно, поводом стал телефонный разговор, который затеял Хохлов. Скорее всего, его собирались убрать около собственного дома.

– Зачем убрать – не понимаю? – нахмурился генерал. – Почему бы в таком случае не убить его вместе с напарником?

– Потому что это вызвало бы множество вопросов. Хохлова знает масса людей. Сомневаюсь, будто кто-то поверит, что он решил заняться грабежами. И с моральной точки зрения убивать собственного доктора не слишком красиво. Прокопов все-таки заботится о своей репутации. А тут благородный жест – он отпускает оступившегося человека, а того убивают сообщники. Все довольны. Ты ведь тоже первым делом выдвинул эту версию. Она очень логична, но не имеет ничего общего с действительностью.

– Совсем ты меня заморочил! – вздохнул Орлов. – Вроде все правильно говоришь, а все равно не могу я понять – для чего Прокопову нужно было убивать Хохлова, да еще так сложно?

– Я думаю, по одной-единственной причине, – сказал Гуров. – Хохлов видел Тихона, видел многих из банды, он слишком много знал.

На этот раз генерал не стал ничего говорить, но взгляд его сделался угрожающим.

– Объясняю, – поспешно сказал Гуров. – У меня имеются подозрения, что Прокопов сам пользовался услугами Тихона.

Генерал вернулся за стол и сел, бессильно откинувшись на спинку кресла.

– Ну, договорились! – констатировал он. – Это же бред сивой кобылы!

– Нет, это интуиция, – возразил Гуров. – Я чувствую, что рукой Тихона управлял банкир.

– То есть сам себя грабил, что ли? – ядовито уточнил генерал.

– Нет, банкир намеревался руками Тихона заграбастать добычу Бардина, но у наемника аппетит оказался тоже волчий. Тихон сообразил, что будет гораздо выгоднее забрать все себе. С Бардиным у него пока не вышло, и он решил по ходу дела залезть в карман к работодателю. А что? Возможность у него была. С Хохловым он наверняка послал человека, которого здесь никто не знает. В случае чего, я не я, и лошадь не моя. Разумеется, Прокопов без труда раскусил двойную игру и будет теперь мстить. Такие вещи не прощаются. Но сначала, мне думается, он захочет задать Тихону несколько вопросов. Потому я и настаиваю на прослушивающей аппаратуре. Иначе нам его не взять.

Гуров замолчал и выжидающе посмотрел на начальника.

– Та-а-ак! – протянул генерал и, выдвинув ящик стола, принялся с озабоченным лицом шарить в нем рукой. – Это называется, не было у бабы хлопот… Где же они? Ага!

Он достал из ящика пластиковую упаковку с таблетками, выщелкнул одну и бросил в рот.

– Не доживешь с вами до светлого будущего! – пожаловался он, запив таблетку минеральной водой из стоявшей на столе бутылки. – Я просто представил себе, как буду излагать всю эту жуть прокурору.

– Ты сможешь, – сказал Гуров.

– Не уверен, – помотал головой Орлов. – Но попробую. Как говорится, или грудь в крестах, или голова в кустах. Вот сколько лет живу на свете, а твою интуицию игнорировать так и не научился!

– У меня еще два предложения, – с энтузиазмом сказал Гуров. – Оба по делу. Мне люди нужны. Во-первых, за домиком понаблюдать, который у Бардина в Глухове имеется. Я этот участок осмотрел, когда там последний раз был, но поверхностно. Местечко нежилое, но чем черт не шутит? Просто приглядывать на всякий случай.

– А во-вторых?

– А во-вторых, нужно установить тщательное наблюдение за мотоклубом и параллельно за квартирой Тихона. Сейчас, после такого провала, эта шайка наверняка начнет суетиться. Их ведь тоже волнует судьба Хохлова. Без всякого сомнения, они сами бы убрали его, но только не так явно и только после того, как изумруды Прокопова оказались бы в их руках.

– Ага, все-таки и ты заговорил об этой версии! – с укоризной заметил генерал.

– А я бы и не возражал против нее, если бы ограбление закончилось удачно, соучастники благополучно бы выбрались, передали добычу Тихону… Вот тогда бы Хохлова вывезли в какое-нибудь тихое место и тихо, без ненужного шума, прикончили бы.

– А если бы не выбрались?

– Тогда бы напарник шлепнул Хохлова прямо на месте и постарался скрыться в одиночку. В любом случае закладывать бомбу в его машину они не стали бы. Мало ли что? А вдруг случайная детонация или проверка на дороге? Ведь они сами пользовались этой машиной. Им не нужны сюрпризы. Кстати, и тот, кто привел взрывное устройство в действие, сработал не очень аккуратно. Видимо, спешил и не слишком удачно разместил бомбу под днищем машины. Первоначальный расчет был на то, что вся сила ударной волны обрушится на водителя, а она ушла немного вбок.

– Ладно, считай, что я тебе поверил, – проворчал генерал. – Прямо сейчас свяжусь с прокурором, постараюсь убедить его. В случае чего подключу министра. Начну с того, что копаем мы глубоко, работаем успешно – вот задержали опасного рецидивиста по кличке Статист, который не давал покоя нашим ветеранам… Это должно сработать. Насчет наблюдения тоже отдам распоряжение. Уголовное дело по факту взрыва прокуратура наверняка уже возбудила – свои разыскные мероприятия будешь проводить в рамках именно этого дела. Приказ будет готов сегодня же. Но ты должен немедленно представить мне конкретный план действий. К нам не должно быть никаких вопросов, понятно?

– Насчет этого не беспокойся, – уверенно заявил Гуров. – Вопросы будем задавать мы.


Глава 12 | Сейф олигарха | Глава 14