home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава одиннадцатая

АЛЕНА

От Алены Корытниковой Игрушка балдел.

И потому делался в ее присутствии робок и бестолков.

Алена была крепким орешком. Сознавая свою детективную неопытность. Игрушка начал с девиц попроще. Такими, как Мальвина, он вертел, как хотел. А такие, как Алена, вертели им самим.

Видимо, у Костяя потому и не вышло ничего путного с Аленой, что она была умна и видела все его затеи насквозь. Наташа Меншикова, с которой Костяй иногда делился переживаниями, была уверена, что Алена отшила Костяя.

А Игрушка не был в этом уверен. Видимо, в нем просто выла во весь голос неукротимая ревность маленького мужикашки к крупному высокому мужику, звериная ревность, для которой реальное положение дел недействительно, а единственная реальность – та, что ей померещилась.

Игрушка тосковал по Алене и боялся приступить к активным действиям. И потому он отчасти был благодарен судьбе, которая прямо-таки заставляла его идти на контакт с Аленой. Добровольно он бы вовек не решился. А сейчас – сейчас не было выхода!

Итак, Игрушка стал разыскивать Алену.

Она была модельером в крупном кооперативе. Академического дизайнерского диплома у нее не было, но в кооперативе смотрели не на бумажку, а на талант. Алене оборудовали мастерскую, и она за год выдала столько коммерчески выгодных идей, сколько целая бригада дипломированных бездельников в какой-нибудь государственной фирме – за всю свою бесполезную жизнь.

Когда кооператив открыл свой фирменный салон, в редакцию послали приглашение. Понеслись все редакционные дамы. Они-то и привели потом Алену в редакцию, где на нее набросились уже мужчины.

Игрушка полдня бесполезно звонил ей домой, а петом решительно поехал на окраину искать ее мастерскую, где был всего раз в жизни. И нашел.

– Привет! – сказала Алена, впуская его в мастерскую.

Она была в рабочей одежде – старых джинсах, майке и босиком. Длинные русые волосы Алена заплела в косу. – Какими судьбами? Вот уж не думала, что ты обо мне вспомнишь!

– Привет, – небрежно ответил Игрушка. – Просто прореха во времени. Не рассчитал, и вот два часа девать некуда. А если из твоего района ехать в центр, то за два часа не обернешься. Не напоишь ли кофейком? Вот я даже шоколадку и печенье принес.

Недоверчиво взглянув на него, Алена пошла возиться с электроплиткой, а Игрушка перевел дух и порадовался, как удачно сошло вранье.

Конечно, он не планировал молниеносной атаки. Он пришел сюда на разведку.

Распихав залежи эскизов на столе и постелив чистый квадрат ватмана, Алена сервировала кофе.

– А как там Костяй? – первым делом, начиная светскую беседу, спросила она. Игрушка остолбенел.

Само собой, такого вопроса он ожидал. Удивило его другое. Только что он осознал, что Алена единственная спросила его о Костне. Прочие четыре обследованные им кандидатуры, похоже, намертво забыли о своем соблазнителе.

– Понятия не имею, – ответил Игрушка. – Я в командировку садил, неделю жизни потерял. Сегодня попал в редакцию после обеда – ну, поверишь ли, уже ни души не было! На пляж, ироды, умотали!

– Наверно, и Костяй с ними. А как он вообще?

– Вообще нормально. Что ему сделается!: Женщины звонят без передыху. Выговор схлопотал – зевнул ляп на дежурстве.

Насчет женщин Игрушка незначительно приврал. Звонили, конечно же, с передыхом – минут в двадцать, а то и полчаса.

– Рада за него, – отхлебывая кофе, сказала Алена. – Человек должен вести активный образ, жизни.

Игрушка задумался – что бы это значило? Ревнует Алена Костяя или презирает? Поди теперь разбери!

– С таким образом он помрет холостяком, – решив подыграть, выдал наконец Игрушка, – Умная женщина его всерьез не примет, а на дуре он и сам не женится.

– Ты пей, пей, а то остынет, – ласково сказала Алена. – К сожалению, он слишком большое значение придаст своей внешности. Думает, если в нем чуть не два погонных метра, то уже «пришел, увидел, победил»!

Игрушка просиял.

– Это не он сам, а его женщины приучили, – вступился он за друга, хотя не очень искренне. – Вам ведь именно два погонных метра подавай!

– Не всем! – огрубила Алена. – Я, например, здоровенных мужиков не люблю. Что-то в них… крупноблочное. И нет нервности.

– Чего??? – изумился Игрушка.

– Нервности, Электричества. Такой мужик настолько уверен в своей неотразимости, что даже не вспыхивает… ну, ты понимаешь, что я имею в виду, У него даже восторга в глазах нет, когда он целует женщину. А надо, чтобы это в тот миг было главным событием жизни! Чтобы в нем огонь сквозь кожу пробивался! Я знаю мужчин такого типа. Как правило, они никудышные любовники.

Тут Игрушка убедился в существовании левитации. Он на долю секунды поднялся в воздух над стулом и ощутил подлинную невесомость.

– Интересная теория… – наконец пробормотал он.

– Все мужчины, которых женщины убедили в том, что они красавцы, – плохие любовники, – продолжала Алена, – Такой товарищ рассуждает просто: пусть подруга радуется, что я вообще соизволил к ней прикоснуться! Понимаешь, им незачем воспитывать из себя хороших любовников, за ними бабы и так бегают, и так гордятся – вот, мол, я какого отхватила! Знаешь, как я называю этих мужиков? Выездные лакеи, С таким в гости ходить хорошо, чтобы дуры завидовали.

– И кто же тогда тебе нравится?.. – затрепетал Игрушка.

– Честно?

– Честно!..

– Тот, кто вовек не понравится дуре. Чтобы рост был средний, лицо не актерское, но с искрой божьей в глазах, сложение не богатырское, ненавижу горы мяса, но… Знаешь, иногда у невысоких худощавых людей бывает такая особенная грация… Грация маленького гибкого хищника на фоне стада слонов. И в каждом прикосновении – электричество!

Игрушка был на седьмом небе.

– Такие мужчины с юности не в центре внимания, – продолжала Алена, – и они, сознавая свою неконкурентоспособность, вынуждены пускаться на хитрости, чтобы завоевать и удержать женщину. Они читают литературу по сексу, и вообще… Только от них и дождешься настоящей нежности! Костяю же она ни к чему! – с неожиданной злостью завершила Алена свой монолог.

Несколько секунд она ждала ответа от Игрушки. Но у него от блаженства отнялся язык.

Он и был этим маленьким гибким хищником! Он и был этим вулканом изощренной нежности! Он, он, его поняли, его оценили!

Алена встала и собрала пустую посуду.

– Спасибо за кофе… – смятенно пробормотал Игрушка. – Все было очень вкусно… Я, наверно, пойду…

В голове у него творилось такое, что он срочно должен был очухаться – пробежать пару километров, или раз тридцать подтянуться на турнике, или схватиться с разъяренным медведем. Он понимал, что городит сейчас чушь, и твердо знал, что в ближайшие полчаса не в состоянии будет говорить иначе.

Когда человек тонет в океане и уже готов отказаться от борьбы, силуэт спасательной лодки может свести его с ума.

– Куда ты пойдешь? По улицам слоняться? У тебя же еще столько времени, – напомнила ему Алена, – Посиди! Ты ведь так давно здесь не был.

– Я… это… ну, время… – объяснил Игрушка.

– Ага! Государственный человек! – обиженно сказала Алена. – Как по целым дням в шахматы дуться, у вас в редакции время есть!

Эта обида была Игрушке дороже всякого комплимента.

– Я же не знал! – воскликнул он.

– Чего ты не знал?

– Если бы я знал!..

– А нетрудно было догадаться, – заметила она. – Ты же видел, что мне интереснее беседовать с тобой, чем с Костяем.

Ничего такого Игрушка не видел – вероятно, ревность помешала.

– Костяя даже не интересовало, чем я, собственно, занимаюсь. Придет сюда – и не спросит, что нового. А я, может, над этим эскизом три дня билась, наконец-то нашла нужные пропорции! Естественно, я хочу, чтобы дали мне похвастаться, чтобы похвалили. А он – ноль внимания.

Алена разложила веером эскизы.

– Вот, посмотри…

Игрушка покорно стал перекладывать бумажки с места на место. Алена склонилась над ним, обводила пальцем контуры фигур, что-то объясняла – а он видел только загорелую шею, только серебряную цепочку со знаком зодиака, то выскакивающим из выреза майки, то опять ныряющим туда, в теплую ложбинку. И он чувствовал – Алена знает, как он следит за цепочкой, и она колдует нарочно, и если податься вперед, к щеке прикоснется теплое серебро, к щеке, и потом к тубам, а она знает это и хочет этого…

Он все же откланялся – с огромным внутренним усилием сконцентрировавшись и условившись о встрече.

Затем Игрушка съехал с перил, повис на низко растущей ветке клена у подъезда, раскачался, приземлился в стаю голубей и наконец понесся в непонятном направлении, время от времени подпрыгивая и срывая листья.

Кроме того, ему хотелось орать во всю глотку.

Вдруг Игрушка почувствовал, что хромает. Он схватился за бедро и тут же осознал – уже полторы минуты он слушает умопомрачительный мат. Тут же он ощутил свои колени. Это не было резкой болью – просто он вдруг почувствовал, что они у него есть. Игрушка посмотрел на колени и увидел продранные штаны.

И он с трудом понял, что это просто на него налетел грузовик. Видимо, будучи отброшен на несколько метров. Игрушка приземлился на четвереньки, вскочил и понесся дальше без всякого соображения, а шофер медленно поехал следом, яростно объясняя Игрушке, что он, шофер, о таких кретинах думает.

Игрушка вздохнул с облегчением, благодарно посмотрел на шофера и молча пошел к трамвайной остановке.


Глава десятая ДЕД | Обнаженная в шляпе | Глава двенадцатая СЮРПРИЗ