home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тринадцатая

ЕЩЕ ОДИН СЮРПРИЗ

– Знаешь… – Зуев чувствовал себя крайне неловко, высказывая эту мысль, но не мог не поделиться с другом странным наблюдением, – мне кажется… ты, конечно, не поверить, и будешь прав… да, так вот, понимаешь…

– Давай, давай, рожай! – подбодрил Игрушка.

– Мне кажется, ее оскорбило не то, что я ее видел голой, а то… что я убежал… Игрушка призадумался.

– Насколько я знаю женщин… – он окинул взглядом совершенно не аполлоновскую фигуру друга, критически оглядел его круглое лицо и, смилосердившись, закончил: – Вкусы у них бывают самые неожиданные.

– Глупо это все получилось, – огорчился Зуев.

– Да, похоже, тебе не следовало удирать, – решил проанализировать ситуацию Игрушка. – Женщина простит нахала, но не болвана. В конце концов, она весьма и весьма… привыкла считать себя стройной и сексапильной, и вдруг такая реакция!

– Она не в моем вкусе, – решительно объявил Зуев, и тут Игрушка вспомнил последовательно Наташу Меншикову, попытку Зуева залезть на стенку и сеанс массажа. Увы, рядом с эталонным красавцем Соломиным Зуев безнадежно проигрывал, и Игрушка даже с некоторой болью осознавал это, ведь и ему случалось в таких поединках проигрывать, хотя и по другим причинам.

И он попытался сделать то единственное, что могло подсластить Зуеву горькую пилюлю.

– Ну, тут ты, старик, того… совесть потерял! Ты хоть посмотрел, какие у нее ноги? Сказка!

– Посмотрел, – признался Зуев.

– Я бы на твоем месте не стал зевать. Она же нашла тебя, не растерялась. И поверь, она искала тебя не для того, чтобы шваркнуть купальник тебе в физиономию. Купальник – это предлог.

– Она не в моем вкусе, – упрямо повторил Зуев. – Вся. Целиком, И без купальника.

– Даже ноги?

Тут, к великому удивлению Игрушки, Зуев молча взял авторучку и старательно нарисовал на полях газеты кривую рамку.

– Вот… примерно так, – сказал он, поправляя свое творение. – Женские ноги должны быть такие… ну, округлые вот здесь, что ли… А у нее наоборот.

Игрушка понял, что коллега попытался изобразить действительно округлую ножку Наташи.

И, с одной стороны, его порадовало, что закоренелый холостяк Зуев еще обращает внимание на такие вещи, а с другой…

Он вспомнил две босые ножки на дощатом полу мастерской. Две изящные ножки и десять крошечных капелек малинового сока, к которым нужно было приникнуть губами, настолько они сейчас показались сладкими. И окрашенный тем же малиновым соком ноготок, бродящий по ярким пятнам на ватмане… и серебряная цепочка со знаком зодиака…

Дверь распахнулась, и на пороге возникла Наташа.

– Доброе утро! – сказала она.

– Как ты себя чувствуешь? – радостно встрепенулся Зуев.

– Как заржавевший робот. Сажусь в шесть приемов со скрипом, встаю точно так же – кряк, кряк, кряк…

– Значит, будешь участвовать в военном совете стоя, – предложил Игрушка. – Сперва подведем итоги. Обследовано восемь женщин: одна тобой, Наталья, одна Олегом, одна Витькой, три – Витькой и мной, две – мной лично. Результата никакого.

– А кто восьмая? – поинтересовалась Наташа.

– Алена, – с тихой гордостью сообщил Игрушка.

– Успел? – ахнула Наташа.

– Ты была права, – не отвечая на прямой вопрос и предоставляя ей делать выводы, сказал Игрушка. – Между ней и Костяем действительно нечего не было. Ну, кто у нас там дальше по списку? Читай, Витек!

Зуев взял список и открыл рот.

Туг отдельская дверь опять распахнулась, и на пороге возникла роскошная женщина. Зуев увидел ее и онемел.

Этой женщины никто не знал.

– Здравствуйте, – сказала она, ставя на пол дорожную сумку. – Это отдел коммунистического воспитания? Я правильно попала?

– Да, отдел коммунистического воспитания, – ответил Игрушка. – Присаживайтесь! Вы по какому поводу?

– Мне нужен Телегин, Костя Телегин. Наташа и Зуев переглянулись.

– Телегина сейчас нет, – сообщил Игрушка. – Он несколько того… приболел.

– Что с ним? – быстро спросила женщина, обводя сотрудников отдела округлившимися глазами. – Я так и думала! Дома его нет, к телефону он не подходит… он в больнице?..

– К сожалению, в больнице, – подтвердила Наташа. – Да вы не волнуйтесь, все уже позади!

И она сделала коллегам знак рукой, означающий: «А ну брысь отсюда!»

Игрушка и Зуев одновременно отступили к двери и выпихнулись в коридор.

– Это что-то новое! – сказал Зуев.

– Номер девятнадцатый, – сосчитал Игрушка. – Как же мы ее проворонили?

– Может, он ее в какой-нибудь командировке завлек? – предположил Зуев. – Какая-то она не здешняя… не наша.

– Логично мыслишь… Они помолчали.

– Надо Соломину позвонить, – решил вдруг Игрушка. – Может, он за эту ниточку уже тянул?

– И что ты ему скажешь? Ты хоть знаешь, откуда она явилась и как ее зовут? – резонно спросил Зуев. – Объяснишь, что у нее длинные ноги и накрашенные глаза?

– Надо обождать, пока Наташа что-нибудь выведает, – решил Игрушка. – Давай засядем в рабочем отделе, оттуда слышно, как у нас дверь хлопает. Все равно там сейчас никого нет и открыто.

– Не редакция, а проходной двор, – проворчал Зуев. – За пять лет не припомню случая, чтобы хоть один отдел был заперт на ключ. На задвижку изнутри – это бывает. Помню, где мы прячем отдельский ключ, но не помню, чтобы когда-нибудь им пользовался!

Тут из отдела выскочила Наташа со стаканом.

– Ну-ка, пропустите! – скомандовала она. – Она там совсем созрела!

– Рыдает?! – воскликнул Игрушка.

– Почти. Сухая истерика. Это еще хуже. А знаете, как ее зовут?

– Ну? – хором спросили Игрушка и Зуев.

– Только не упадите – Галина Телегина!


Глава двенадцатая СЮРПРИЗ | Обнаженная в шляпе | Глава четырнадцатая НАШЕСТВИЕ