home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

в которой Саймон заслужил доверие старого бандита с большой дороги

Ночь прошла тихо. Джейсон предупредил Госса и Кори, что пока лучше оставить Мэри в покое. Этот дьявол Темплер мог серьезно испортить жизнь Треугольнику.

Мэри открыла глаза. Она была одна в комнате, – так, по крайней мере, она думала. Она чувствовала себя счастливой и начала напевать песенку, раздававшуюся из приемника в большом магазине Давидсона в тот момент, когда в ее жизни возник Саймон:

Скажите мне, почему жизнь прекрасна...

И тут же она услышала голос Саймона:

– Спасибо, Мэри!

Она вздрогнула и оглянулась. Саймон приветливо улыбался ей, сидя за окном на перилах балкона. Затем он спустился со своего насеста.

– Я очень рад, девочка моя, что вы находитесь в таком прекрасном настроении. У нас будет тяжелый день.

Мэри молча натянула на себя одеяло, но Святой, казалось, не обратил на это внимания. Он уже объяснял Мэри свой план. Закончив, он внимательно посмотрел на девушку, и нежная улыбка озарила его энергичное лицо. Он поклонился и послал ей воздушный поцелуй.

– До скорого свидания, – произнес он и исчез.

Прежде всего Саймон, сопровождаемый подозрительным взглядом Джейсона, подошел к Фергусу.

– Я считаю, что ни один из нас не должен иметь при себе оружия. Мистер Фергус, обыщите меня.

Адвокат поморщился. Он заметил недовольство, вызванное у Джейсона этим заявлением, а перед ним уже вытянулась импозантная фигура Святого, с руками, сцепленными на затылке. Крис Джейсон не смог удержать радостный возглас, когда адвокат достал из кармана инициатора этого обыска черный плоский пистолет.

– Нажмите на спуск, Фергус, – с улыбкой сказал Саймон.

Адвокат обвел взглядом всех троих и прицелился в ствол пальмы. Зажигалка сработала: в отверстии дула загорелся огонек.

Саймон заметил:

– Вы огорчены, Джейсон? А теперь ваша очередь. Фергус повернулся к Джейсону.

– Не беспокойтесь, – проворчал тот, – вот, возьмите.

Из-под полы пиджака он вытащил револьвер и протянул его адвокату. Саймон, не спуская с него глаз, сделал шаг вперед, и Джейсон, выругавшись, вытащил из кармана автоматический пистолет.

– Это игрушка, – попытался пошутить он.

– И очень неплохая, – согласился Саймон.

Он взял в руки пистолет, вытащил обойму и проверил, не остался ли патрон в казенной части, потом вернул оружие Джейсону.

– Ну вот, теперь это действительно игрушка, и ты можешь поиграть в войну. Что ж, в путь!

Он устроился за рулем, а Мэри села рядом с ним. На заднем сиденье расположились Фергус и кипящий от ярости Джейсон. В первый момент, увидев Мэри, он решил покорить ее своей внешностью, которую считал неотразимой. Ради нее он надел еще более удивительную рубашку, чем накануне. Джейсон недовольно смотрел на Мэри – взгляд молодой девушки не отрывался от этого проклятого Темплера.

Сначала они ехали по большой дороге, потом свернули на узкую, которая вилась между холмами.

Джейсон слегка наклонился к Фергусу. Он надеялся, что Темплер, занятый управлением машиной, его не услышит, и шепнул адвокату:

– Вы знаете, кто этот человек... этот Темплер?

– Джейсон, если вы будете шептаться в обществе, я остановлю машину, чтобы публично отшлепать вас!

Саймон говорил спокойным тоном, и Джейсон со злостью отодвинулся от адвоката. Еще одно оскорбление!

– Фактически этот маленький мошенник прав, – обратился Саймон к Фергусу. – Будет лучше, чтобы вы знали. Меня часто называют Святым! И я ненавидим всеми джейсонами на земле. Но ненависть этой маленькой гадины меня не пугает. Теперь направо?

– Да, направо, – тихо вздохнул адвокат.

Фергус ругал себя, что ввязался в это дело, полное неожиданностей, он просто не понимал, как согласился стать советником этого старика. Ведь именно во дворец старого Бартона они и ехали. Через дикие края, по дороге, где проезжало не более трех машин в неделю.

После очередного поворота показалась возвышенность и расположенное на ее плоской вершине строение, похожее одновременно на феодальный замок и на гнездо аиста. Саймон нахмурился.

– Дворец Бартона? – спросил он. – Я думал...

– Дворец Бартона, – благоговейно прошептал Джейсон. – Амоса Бартона.

– Да, – просто ответил Фергус.

Амос Бартон, обладатель фантастического состояния, человек, до которого пытались добраться все репортеры Соединенных Штатов и который встречал их ружейными выстрелами. Бартон, человек, перед которым преклонялись и которого боялись, был одним из самых богатых людей в мире, может быть, даже самым богатым. Невероятнейшим образом его имя встречалось повсюду, где были деньги: в Иране, где текла нефть, или на Аляске, где обнаружили уран, или в Претории на алмазных приисках, или на Борисо, где обнаружили золото. И, разумеется, он появлялся повсюду, где дрались, повсюду, где деньги решали вопрос жизни и смерти. И этот человек был тем самым клиентом, к которому Фергус вез своих спутников.

Машина преодолела последний подъем, и стал виден во всей своей дикой красоте огромный замок. Окруженный неприступной зубчатой стеной с караульными башенками, он напоминал изображения крепостей, в которых раньше скрывались сеньоры, спасаясь от нападения. Одному хроникеру из Нью-Йорка однажды удалось проникнуть туда – он прикинулся опытным лакеем, – но этим все и закончилось. Он не остался и недели в замке: старый Бартон разоблачил его. Хорошо еще, что репортеру удалось спастись!

– Замок Бартона, – пробормотал Саймон. – Я должен был сразу сообразить, что это дело касается старика. В общем-то, я даже рад встретиться с ним. Что касается вас, чудовище, – прибавил он, обращаясь к Джейсону, – имейте в виду: Бартон хорошо разбирается в людях. Особенно если ему приходится общаться с бандитами. Нюх никогда его не обманывал.

– Ну что ж, его ожидает приятный сюрприз в вашем лице, – быстро отпарировал Джейсон.

Автомобиль въехал на площадь перед замком, тяжелая решетка без малейшего скрежета поднялась...

– Какой прогресс в этом средневековье, – заметил Святой, нажав на акселератор.

Автомобиль въехал в крепостные ворота. Никто их не встречал, все казалось вымершим.

– Не беспокойтесь, – пояснил Фергус, – здесь так всегда. Вне сомнения, за ними наблюдали, так как одна из дверей медленно повернулась, а подъемный мост встал на место. Из динамика, спрятанного в кладке столба, раздался скрипучий голос:

– Добро пожаловать!

Фергус вышел первым и поднялся по ступенькам террасы. Перед ним отворилась дверь, и на пороге появилась фигура лакея, одетого по моде прошлого века, в напудренном парике.

Смешение стилей, как видно, не коробило Бартона.

– Мистер Бартон вас ждет, – объявил лакей.

Действительно, снова раздался тот же искаженный динамиком голос:

– Входите, входите! Вот уже семьдесят лет я жду этого момента... и у меня осталось мало времени. Входите!

Прибывшие прошли в огромный зал. Сине-зеленый таинственный свет проникал через три высоких окна с витражами и выхватывал из полумрака огромный камин, возле которого стояло кресло-каталка с сидящим в нем человеком. Несмотря на сильную жару снаружи, в камине горели целые бревна: отблески танцующего пламени смешивались со светом, проникающим в окна, и благодаря этому зал имел совершенно фантастический вид. Вдоль стен стояли доспехи всех времен и народов, а сами стены были сплошь увешаны оружием. В дальнем углу возвышалась конная статуя закованного в доспехи рыцаря, как бы приготовившегося к турниру.

Мэри шла во главе группы, она едва передвигала ноги – так на нее подействовала обстановка.

– Ну, идите же! – проворчал голос. – Кого вы собираетесь мне представить, Фергус?

Старик развернул кресло и довольно ловко поехал навстречу своим посетителям. Некоторое время он разглядывал их, слушая, как адвокат представлял прибывших:

– Вот Мэри Грин и Крис Джейсон, мистер Бартон.

Острый взгляд старика переходил с одного на другого, потом он скривился, изображая улыбку:

– Мэри Грин... внучка Дэниса Грина, я полагаю?

– Да, мистер Бартон... – выдавила из себя Мэри.

Он кивнул головой и что-то пробормотал.

– А вы? – спросил он, рассматривая Криса.

– Мой дед – Билл Джейсон.

– Старый Билл, – пробормотал Бартон.

Его голова поворачивалась с быстротой, поразительной для такого старого человека. Он был похож на грифа, возраст которого было трудно определить. Бартон повернулся, чтобы посмотреть на Святого.

– А ты? – спросил он. – Тебя я не приглашал. Кто ты? Репортер? Меня не удивит, если ты окажешься авантюристом – ты предчувствуешь запах миллионов, да?

Святой вынул сигарету и закурил.

– Ты тоже мне нравишься, Амос Бартон, – с улыбкой заявил он.

– Браво! – одобрил старик. – Иди, садись сюда. Держу пари, что ты интересуешься этой девочкой. Садись и ты, Мэри Грин. Ты мне нравишься, малышка...

Один момент он смотрел на нее: нежная улыбка преобразила его морщинистое лицо, насколько это было еще возможно. Потом пронзительный взгляд его блеклых глаз устремился на Джейсона.

– Садись ты тоже, мой мальчик. А вы, Фергус, оставайтесь там!

Он командовал, и никто не собирался возражать ему. В нем чувствовалась личность. Лакей в костюме прошлого века молча подвинул столик на колесах, совершенно современный, на нем стояли бутылки, стаканы, ведерко со льдом. Он осведомился о желании каждого и занялся напитками. Амос Бартон уронил подбородок на грудь, но он не спал, это было видно по его пальцам, которые время от времени сжимались. Наконец он поднял голову:

– Не спрашивайте меня ни о чем! Ни о чем не спрашивайте меня! Я сам расскажу, как семьдесят лет тому назад убил ваших дедов, одного и другого.

Взгляд старика переходил с Криса на Мэри, он снова улыбался. Он ждал протестов, но их не последовало. Только Мэри задрожала, а Святой заерзал в своем кресле. Старый человек искоса посмотрел на него и подмигнул.

– Как тебя зовут? – небрежно спросил он.

– Саймон Темплер, – ответил тот.

Глаза Бартона блеснули.

– Святой! – сказал он. – Ты поймешь меня лучше, чем эти желторотые.

Его рука указала на стеклянную коробку восхитительной старинной работы, попавшую сюда, возможно, из какого-нибудь поместья на берегу Луары: там были сигареты и сигары.

– Угощайтесь!.. Фергус, где документы?

Адвокат протянул бумаги, которые он взял у Мэри и Криса. Бартон бегло просмотрел их.

– Дэнис Грин... Билл Джейсон... – бормотал он. – Двое моих товарищей... моих, Амоса Бартона, который убил их обоих... убил, чтобы украсть... У вас есть кусочки серебра? – перебил он себя резким тоном, напомнившим о былой силе этого человека.

Джейсон и Мэри показали ему свои талисманы, а Бартон сунул свою морщинистую руку под пиджак и достал такой же кусок серебра, может быть, более грязный, висевший на кожаном ремешке. Он сильно дернул, и ремешок порвался.

– Дайте сюда, – приказал он.

Крис и Мэри молча повиновались. Бартон взял три обломка серебра и легко соединил их. Потом он положил то, что у него получилось, на ладонь и показал им.

– Кто-нибудь из вас представляет себе, где могло находиться это семьдесят лет тому назад?

Саймон тут же ответил, холодно и спокойно:

– На сбруе лошади. Лошади дилижанса... я полагаю... и этот дилижанс...

Он не закончил фразы, Бартон поднял голову и пристально посмотрел на него: гримаса обнажила желтые зубы, и в полумраке зала раздался сухой смех.

– Браво, Святой! – воскликнул старик. – Тебе не нужно было долго думать, чтобы понять! И именно потому ты здесь, не так ли? Ну что ж, ты не будешь огорчен. Да, этот медальон украшал голову лошади, тащившей дилижанс из Вирджиния-Сити в Барстоу... Лошадей гнали до полного изнеможения по невероятным дорогам... Да и были ли тогда дороги? А на сбруе не было железа, все было серебряным, и эти украшения служили также и деньгами... Все мы были молоды... И Дэнис... И Билл... А также и Амос Бартон... Амос, которого вы видите перед собой сидящим в каталке и прикованным к ней до тех пор, пока его старое сердце не перестанет биться.

Он глубоко вздохнул и продолжал:

– То были хорошие времена. Мы были молоды, и все наше богатство заключалось в наших лошадях, наших руках... и нашем оружии... Вы решите, что мы были гангстерами, воровали, грабили банки. Но нет, все было по-другому. Ведь люди в дилижансе тоже были вооружены, каждый по-своему... Это было семьдесят лет тому назад. – Старик мечтательно прикрыл глаза.

Рассказ Бартона был настолько живописным, что слушатели воочию увидели пустыню, окруженную скалами, и мчащийся по ней дилижанс, запряженный четверкой лошадей.

Старый Бартон тоже увидел все это.

– Нет, дети мои, вы не имеете никакого представления о том, какими были ваши деды. Вы, конечно, думаете, что расплатой за наши дела может быть только веревка... Но вы ошибаетесь. Мы считали себя...

Он взглянул в голубые глаза Святого и сказал:

– Мы считали себя борцами со злом... Да, Святой, вот как мы понимали наше деяние в Долине Смерти! Деньги, которые вез дилижанс, принадлежали банкирам, людям, которые были в безопасности за решетками своих касс, которые пользовались нашим трудом и которым не было никакого дела до наших бед. В дилижансе, едущем в Барстоу, было на четыре миллиона золотого песка... четыре миллиона! Можете себе представить!

Четыре миллиона в золотом песке!

В зале наступило долгое молчание. Святой улыбался, ожидая продолжения. Фергус думал о том, что уже привык только защищать богатство других, получая за это жалкие крохи. Мэри еще ничего не осознала, но горящий взгляд Криса явственно показал, что он себе может это представить, и очень даже хорошо. Четыре миллиона золотом! Невероятное богатство! Сколько возможностей таилось в этой сумме! Женщины, бары, автомобили, изысканные кушанья!.. Рубашки, сделанные на заказ, и все, что пока было для него недоступно. Четыре миллиона, которые он, конечно же, не станет делить ни с Мэри Грин, ни со своими компаньонами. Все это было так ясно написано на его жирном лице, что он зажмурился, чтобы спрятать свои мысли от Саймона Темплера, но тот все видел и все понял.

В глубине души Джейсона все-таки зрело недоверие: вдруг этот проклятый Бартон все выдумал?

– Как это? – воскликнул он. – Дилижанс вез такую сумму, и не было никого, чтобы охранять его, не было вооруженного конвоя?

– Сразу видно, мой мальчик, что ты не жил в ту эпоху! Иначе тебя ничто бы не удивило. Мы все тогда ничего не боялись.

Старик с удовольствием вспоминал эту историю на дороге в Барстоу. Он описал, как из-за скалы появились они трое, угрожая охране дилижанса. Те сначала сопротивлялись, но скоро сдались, так как...

– Они дорожили своей шкурой, – насмешливо уточнил Бартон.

И трое похитителей умчались с дилижансом, заметая следы и направляя возможную погоню по фальшивому следу, а потом устремились в глухой каньон.

– Ничья нога туда не ступала, кроме нашей... Никто там не бывал и позже...

– Вы уверены в этом? – спросил Джейсон.

– Я не привык, чтобы мои слова подвергались сомнению, малыш. Понял?

– Да, – поспешно ответил Джейсон. – Позже вы побывали там. Так вот откуда знаменитое богатство Бартона!

– Ты не угадал, парень. Богатство Бартона, как ты его назвал, ничего общего не имеет с золотом дилижанса по той простой причине, что оно и сейчас находится там.

– Да, – в свою очередь проговорил Саймон, и старик бросил на него одобрительный взгляд. Тот его понимал, только он один.

– Да, – повторил Бартон. – Брать его нам было опасно, мы бы, безусловно, изменили свою жизнь, какие-нибудь поступки выдали бы нас. Мы решили не трогать золото в течение нескольких месяцев, а может быть, и лет.

Под блеснувшим в его сторону взглядом старик пошевелился, немного выпрямился, смущенно пробормотал что-то, потом обратился к Святому:

– Да, да, это было так! Мои товарищи сначала не соглашались, но я их уговорил. Дело-то было простым. Надо было купить старую заброшенную шахту, купить за символическую цену, потом заявить о найденной там золотой жиле... потом забрать золото из каньона... Существовало бы легальное объяснение... Дэниса пришлось долго убеждать, – продолжал Бартон, обращаясь к Мэри. – Можно было подумать, что он нам не доверял; да и ждать несколько лет ему не улыбалось. Он был веселый компаньон, твой дед, малышка. Тогда он встретил девушку и смертельно влюбился в нее. Он хотел жениться и создать своей жене роскошную жизнь. Это у него возникла мысль об этой... этом...

Он показал на три доли серебра, которые соединенными держал на ладони. Да, Дэнис хотел создать ей красивую жизнь. Нужно было, чтобы каждый мог подтвердить свои права...

– Странно, – проговорил адвокат, до тех пор хранивший молчание. – Право на ворованное золото! Я не думал, что моя работа преподнесет мне такой сюрприз, но, видимо, ошибался.

Бартон пожал плечами, честность адвоката его забавляла. С совестью ничего в жизни не достигнешь, и он это доказал.

– Итак, Дэнис оторвал этот медальон у одной лошади, расколол его ножом, и каждый из нас взял по куску. Потом мы покинули каньон, уведя лошадей. Их... – Он обвел взглядом внимательных слушателей. – Их мы утопили в озере Хидден.

– Утопили? – воскликнула Мэри.

– Да, милая девушка. Нельзя было оставлять следов. Мы убили их и бросили в воду, мне было жаль, но выхода не было.

– И все это для того, чтобы выполнить твой план, старик! – ледяным голосом проговорил Саймон.

Бартон наклонил голову: да, его план, который он составил в то время, когда дилижанс оказался в их руках.

– Но потом я вынужден был также уничтожить... их... моих друзей.

На этот раз речь шла не о лошадях, а о людях, он убил Дэниса, и он убил Билла.

– Но мне не повезло: у меня не было возможности получить их части нашего пароля. Но я быстро успокоился, предположив, что ни тот, ни другой не успели никому объяснить значение этих кусочков металла...

Мэри с ужасом смотрела на Бартона, она помнила, с какой любовью ее бабушка отзывалась о Дэнисе, недолго прожившем с ней.

– Каким образом... каким образом, – прошептала она, – вы...

Ей не надо было заканчивать, Бартон продолжал свой рассказ:

– Каким образом я убил твоего деда, малышка? Драка в баре. В течение ряда лет я не имел о нем сведений и однажды вдруг встретил его. Он был навеселе, и не требовалось большого труда вызвать его на ссору... в которой я как будто и не был замешан. Бедный старый Дэнис дрался с другим, а не со мной, и это закончилось для него трагедией.

– А мой дед? – спросил Джейсон.

– Билл? Я донес на него, что он украл лошадей, – небрежно бросил старик.

– Какой же вы подонок! – проворчал Крис.

Тут Бартон доказал, что годы, прожитые им в Долине Смерти, не прошли даром и что, несмотря на возраст, реакция его не притупилась. Он мгновенно выхватил из кармана, который был на правой боковине кресла, большой старинный револьвер.

– Я советую тебе заткнуться, парень, – буркнул он.

Святой взял за руку Мэри, чтобы она не испугалась. После непродолжительного молчания Крис овладел собой и пробормотал:

– Простите меня!

Старик угрюмо кивнул в ответ и сунул револьвер на место.

– Вы не собираетесь донести на меня спустя семьдесят лет после этой истории? – обратился он к адвокату.

– Ну что вы, – поспешно ответил тот, с опаской глядя на своего клиента.

В тоне его не было уверенности, и Саймон понял: надо спасать положение. Небрежным тоном он заметил:

– В сущности, Дэнис, так же как и Билл, сделали бы то же самое с вами, Бартон. Это зависело от того, кто первый начнет. Но... что они скажут вам там, когда вы в конце концов встретитесь с ними?

Эти мысли посещали Бартона, бандита с большой дороги.

– Дуэль призраков... – усмехнулся Святой, и Бартон содрогнулся.

– Я не тронул это золото, – как бы извиняя себя, сказал старик. – Я его оставил там. Это как талисман, и он принес мне счастье. С того дня, как я узнал, что мне достаточно пройти в каньон, чтобы воспользоваться всем богатством, для меня не стало преград!

– Значит... золото все еще там? – с жадностью пробормотал Крис Джейсон.

– Да, маленький жадный мошенник, – твердо ответил Бартон. – Вы даже сможете разделить и мою часть. Хороший подарок, а? Вам это нравится?

– Бабушка предпочла бы Дэниса, – грустно сказала Мэри.

– Прости меня, малышка, – проговорил старик. – Я не мог этого предвидеть. К тому же твой дедушка Дэнис недостаточно быстро выхватил револьвер!

Он откинулся на спинку кресла и посмотрел на сидящих около него:

– Итак, что вы думаете? Лакомый кусочек надо разделить!

Но адвокат поднял руку, как он делал это, выступая в суде.

– Простите меня, мистер Бартон, – решительным тоном сказал он. – Я с вами не согласен.

Старик, при упоминании о котором многие в ужасе содрогались, свирепо уставился на человека, дерзнувшего возразить ему.

– В самом деле? – прорычал он.

– Да, мистер Бартон. Закон не позволяет никому наследовать ворованные вещи... и особенно сокровища.

– Боже мой! – воскликнул старик. – А если бы я ничего не сказал, если бы мне просто захотелось сделать им подарок? – спросил он, указывая на Мэри и Криса.

– Тогда я не мог бы противиться, но теперь я в курсе дела, и я говорю вам: нет, мистер Бартон.

Бартон тяжело дышал, в глазах его была страшная ярость.

– Вы находитесь у меня на службе, Фергус, и я... – едва переводя дыхание, свистящим шепотом произнес старик.

– Это так, мистер Бартон. Но вы от меня скрыли, что наследство – результат грабежа. Золото должно вернуться к его законному владельцу.

Наступило молчание. Саймон, улыбнувшись, закурил сигарету и продолжал наблюдать за происходящим. Жадность была во взгляде Криса, осторожность – в глазах адвоката. Что касается Бартона, то он прохрипел:

– Фергус, я приказываю вам прекратить.

– Нет, сэр, вы можете меня считать трусливым, даже смешным, но раз дело идет о ворованном золоте, я не могу защищать ваши интересы.

Саймон решил вмешаться:

– Действительно ли дело идет о ворованном золоте? И кто его украл? Может быть, те, кто вез его в дилижансе?.. И законным ли образом владели им банкиры? Много вероятностей, много вопросов...

Бартон перевел взгляд на Святого, и на его старческом лице появилась улыбка. Он благодарно кивнул своей плешивой головой, снова напомнив этим движением грифа.

– Послушайте, Фергус, предположим, я поведу этих молодых людей прогуляться по окрестностям. Предположим, они кое-что найдут... Разве они тогда не будут иметь права на свою находку? Тогда...

Бартон не закончил фразы, Фергус попался в ловушку.

– Безусловно, они будут иметь право на вознаграждение!

– Браво! – воскликнул Крис. – Вот это замечательная мысль, мистер Фергус!

Он радостно похлопал по плечу адвоката под насмешливым взглядом Саймона, который от души веселился, наблюдая муки Джейсона.

– Браво, Фергус, мы будем иметь право на вознаграждение, мисс Грин и я, – продолжал Джейсон.

– Что вы об этом думаете, Мэри? – прозвучал вопрос Бар-тона.

Под взглядами, обращенными к ней, девушка вздрогнула, покраснела, ей нужна была подсказка Саймона, но тот молчал.

– Да... да, мне кажется... – промямлила она. – Но что мы будем делать с таким количеством золота?

Старик пожал плечами и проворчал, не скрывая своего недовольства:

– Ну, это уж ваше дело! Для меня главное – помириться с вашими дедами!

– Я согласен, дедушка Бартон! – воскликнул Крис в порыве энтузиазма, но под твердым взглядом миллиардера вздрогнул и уточнил: – Я согласен, мистер Бартон! Когда вы поведете нас туда?

– Завтра, – ответил старик. – Завтра, – повторил он. – Сегодня вы останетесь здесь, все четверо.

И так как Джейсон пытался протестовать, он резко оборвал его:

– Бесполезно, я сказал: вы ночуете здесь. Я буду следить за вами до того момента, когда вы узнаете, где спрятано золото.

Каждый мог удалиться в свою комнату для отдыха, все они могли свободно ходить по замку, но не смели перейти подъемный мост. В парк были выпущены сторожевые псы, туда вход также был запрещен.

День заканчивался. Сгущались сумерки, когда в дверь комнаты Мэри деликатно постучали. Девушка мечтала, и мечты ее были обращены не к обещанному богатству, а к высокому человеку с загорелым лицом, голубыми глазами и очаровательной улыбкой. Она ждала этого стука, она знала, кто стучит. Саймон быстро вошел. Мэри бросилась к нему:

– Я правильно сделала, что согласилась, Саймон? Я ничего не понимаю. Мне так хотелось, чтобы вы за меня ответили.

Тот покачал головой:

– Я пришел вам сказать, Мэри, что игра продолжается. Крис ни в коем случае не согласится на часть. И не обратится к полиции, он захочет все! Я достаточно наблюдателен, Мэри. Скорее всего, наши «друзья» находятся поблизости. Я слышал, Крис интересовался телефоном.

– И что же?

– В замке нет телефона... во всяком случае, так ему ответил лакей. Но этим не закончится. Пойдемте...

Погасив лампу, Саймон направился к окну. Он приоткрыл его и указал на соседнее.

– Молчите, Мэри, – посоветовал он.

Через регулярные интервалы в соседнем помещении зажигался и выключался свет. Саймон обнял плечи девушки, мешая ей пошевелиться.

И вот внизу, где-то на дороге, ведущей к замку, вспыхнул ответный сигнал. И все, больше ничего не было. Святой увлек девушку в глубь комнаты.

– Теперь вы понимаете, Мэри?

Он задвинул шторы, зажег лампу. Девушка молча наблюдала за ним.

– Это Крис беседовал с дружками из Треугольника, – пояснил Саймон. – Они там, за мостом, и теперь знают о величине добычи, о намерении Бартона. Пока не уверен, насколько они доверяют своему сообщнику.

Мэри пожала плечами, показывая свое безразличие.

– Меня это мало волнует, Саймон, я спрашиваю себя иногда: не... не была ли я счастливее в большом магазине Давидсона?

– Вы в самом деле так думаете? – спросил Саймон, так пристально глядя на нее, что она покраснела и отвернулась. Он подошел к ней и взял ее за плечи:

– Успокойтесь, девочка. Крис не сможет долго противостоять мне. И надо, чтобы он не догадался, что мы знаем о его планах.

– Я полностью полагаюсь на вас, Саймон, – ответила Мэри.


* * * | Святой против Треугольника | * * *