home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

в которой Саймон принимает посетительницу и слушает ее рассказ

– Это к вам, мистер Темплер. С вами хотят поговорить, я могу дать трубку?

– Благодарю, Лила Понс, но, пожалуйста, не так быстро.

– Почему вы меня так назвали? – спросила трубка голосом продрогшей птицы.

– Потому что вы достойны «Метрополитен-опера». Так кт же добивается моего внимания?

Наступило короткое молчание, и Саймон отчетливо представил себе недоумевающую телефонистку «Пасифик», близоруко рассматривающую визитера.

– Итак, – наконец доложила она, – это дама, пожалуй, скорее мисс. У нее манто с воротником из меха оцелота и перчатки с...

– Стоп! – прервал ее Саймон. – Красивая?

– Дело вкуса, – отрезала телефонистка.

– Хорошо. Передайте ей трубку.

– Мистер Темплер? – Ему показалось, что в звенящей летней тишине он услышал голосок жаворонка. – Я принесла вам пластинки. Вы о них помните? – В ее тоне звучало легкое волнение.

– Да, конечно, – ответил Саймон. – Мне не терпится снова услышать «Скажите мне, почему...», дорогая мисс. Отдайте пакет груму, вам оплатят покупку.

Он забавлялся; голос девушки стал тревожным:

– Извините, мистер Темплер... я хотела... мне нужно повидать вас.

– Да, понимаю, – с улыбкой сказал Саймон. – Вы не доверяете груму, вдруг он разобьет пластинки... А теперь серьезно: лифт – от телефонной кабинки направо. Внимательно посмотрите, нет ли где-нибудь там мужчины в черном. Уверен: он там.

– Но... – начала было она.

Он перебил ее:

– Я вас жду.

Она показалась ему меньше ростом. Волосы, схваченные на затылке лентой, и дорожная сумка через плечо придавали ей облик подростка. К тому же испуганного.

– Вот... – Она протянула ему пакет с пластинками.

Он посмотрел на нее с доброй усмешкой:

– Это, вероятно, последнее слово прогресса: если продавщица сама доставляет покупку на дом, посмеет ли клиент от нее отказаться?

– Мне надо поговорить с вами, мистер Темплер, – сказала она, не принимая шутки.

Саймон взял пакет и посторонился, давая ей пройти. Он чувствовал ее смущение, а в себе обнаружил нечто, немало его удивившее. Это был отголосок давно забытого детского трепета, испытанного маленьким ловцом, когда птичка, переступив порожек, уже подходила к приманке, и нужно было чутко уловить миг и вовремя захлопнуть дверцу.

– Итак? – Он пытался стряхнуть с себя наваждение, снова переходя на шутливый тон безнадежно взрослого человека. – Вы рассчитываете получить автограф Святого? Перо из непорочного крыла подойдет?

– Мистер Темплер... – почти простонала девушка. Ее умоляющий вид обезоруживал его. – Человек в черном там был, он сидел в кресле и читал газету, там еще что-то росло в большом вазоне, но сквозь листья его было хорошо видно. Я не знаю, слышал ли он, что я вам говорила...

Саймон улыбнулся:

– Это Салетти, драгоценнцй Анджело Салетти, и, вы думаете, он мог слышать мою фамилию? Не беспокойтесь, девочка, он сам ничего не решает, он должен сначала получить инструкцию, и уж тогда... а исполнитель он превосходный.

Он взял ее за плечи и усадил в ближайшее кресло, потом принес стаканчик какого-то аппетитного сока.

– Пейте, – сказал он, – и рассказывайте. Но сначала ответьте на вопрос, который я задал вам в магазине.

Она немного расслабилась и стала еще очаровательнее.

– Меня зовут Мэри, – сказала она, – Мэри Грин.

– А меня зовут Саймон, – в тон ей проговорил он. – Я не прошу вас говорить мне «дорогой», но и не запрещаю.

– Я думаю, не многие отказались бы от этой чести... Но мне необходимо, мистер Темплер... Сегодня, когда вы ушли из магазина, ко мне сразу же подошел один человек...

– Небольшого роста с набитым портфелем под мышкой, с добродушным лицом, в пенсне, он довольно долго был в пути: его пальто было мятым... Что вы думаете о Шерлоке Холмсе? – закончил Саймон.

Мэри доверчиво посмотрела в лицо этого почти легендарного человека, на его тонкие, изящные руки, словно это ими он развязывал й распутывал те сложнейшие дела, о которых она была наслышана, и улыбнулась.

– Шерлок Холмс ребенок по сравнению с вами, – сказала она. – Этого человека зовут Самуэл В. Фергус, он адвокат из Лос-Анджелеса, прилетел самолетом и предложил мне состояние в несколько миллионов долларов.

Мэри на одном дыхании выпалила эту новость. Саймон кивнул:

– Теперь понятно, почему Салетти следит за вами.

Он улыбнулся, и она удивленно посмотрела на него. Его словно коснулась волшебная палочка. Если только что он скучал в ожидании знака судьбы, то теперь знал, что она одарила его своей милостью.

– Я вас ждал, Мэри. Ради вас я остался в Сан-Франциско. Не будь вас, я был бы сейчас в океане. Нет, не бойтесь, я не сошел с ума. Лучше расскажите мне про эти деньги. Неужели они уже у вас? Не в адвокатском же они портфеле оказались?

– Вы не «снятой». – Она с удивлением и восторгом смотрела на него. – Может быть, вы – дьявол? Или ясновидящий? Вы обратили внимание на эту безделушку, вы заметили мистера Фергуса, и этого Итальянца, а речь идет о половине состояния, должно быть, вы и это знаете...

– Половина, – небрежно протянул Саймон. – Это объясняет Салетти, девочка, и вашу проблему.

– Мистер Темплер... – прошептала Мэри, протягивая ему руку.

– Саймон, – тихо поправил он.

– Саймон, – тут же поправилась она, – я не стану жертвой мошенничества? У моего дедушки, Дэниса Грина, не было ничего. Когда-то он недолго был старателем и, я полагаю, грабителем на большой дороге. А для бабушки он был Богом... хотя оставался нищим – добыча куда-то исчезала. Откуда могли взяться такие огромные деньги?

– Дайте-ка мне вашу безделушку, – попросил он.

– Зачем?

– Затем, что я этого хочу. Й побыстрее, пока я не рассердился. А в гневе я ужасен, спросите знаменитого Фернаки, он подтвердит, что это стихийное бедствие и пожар в Чикаго одновременно. И примите к сведению, что наш лучший друг Салетти только и мечтает, чтобы я рассердился.

– Мистер Темплер, я пришла к вам... потому что... потому что вы Святой... и потому, что мне было страшно.

– А теперь вам уже не страшно – это действие моего личного обаяния, – веселился Саймон.

Мэри развязала ленточку и протянула ему украшение. Он внимательно осмотрел его, изучая материал и узор, даже поскреб ногтем.

– Это часть чего-то, но чего? Украшения мебели? Футляра церковной книги? Не думаю... Чем он занимался еще, этот Дэнис Грин? – внезапно спросил он.

– Да ничем, я думаю. Чем тогда можно было заниматься в Калифорнии? – Мэри с очаровательной улыбкой пожала плечами.

Саймон вернул ей украшение.

– Саймон, – сказала она, – ведь вы Святой! Вы все знаете. Это же слишком невероятно, чтобы быть правдой. Может быть, это шутка и кто-то просто потешается надо мной? Что вы скажете, если выяснится, что меня просто надули?

– Скажу, что мы провели прекрасный вечер. – Он протянул в ее сторону раскрытую ладонь, и она доверчиво положила на нее свою полудетскую лапку.

Чудеса продолжались. Саймон предложил Мэри посетить ночной ресторан «Райская птица», где можно было славно потанцевать и закусить. В холле он взял девушку под руку и тихонько сказал:

– Не поворачивайтесь, Мэри. Идите спокойно, друг Салетти вас ждет. Полагаю, мое присутствие не входит в его планы.

Очутившись в ресторане, Мэри, казалось, забыла обо всех страхах. Она ощущала себя в центре невероятной волшебной сказки: ресторан, вечерние туалеты, знаменитый Святой и – она, простая продавщица и в то же время возможная миллионерша!

Саймон легко поднялся и повел девушку в танце.

– Из-за меня вы теряете столько времени, – вздохнула она.

– Это невозможно в компании богатой наследницы, – хитро улыбнулся он.

Они вернулись к столику, пили шампанское, снова танцевали... Мэри взглянула на часы:

– О, Саймон, дорогой... – Она смутилась и покраснела.

– Я должен извиниться перед вами, Мэри, – сказал Саймон, – может быть, из желания услышать эти слова и увидеть ваше смущение я напугал вас этим Салетти. Видите ли, я ошибся. Я рассчитывал, ведя вас сюда, что на вас нападут, что я буду защищать вас от целой своры бандитов, а потом увезу на своей лошади, и мы завладеем богатством, обманув сотни две гангстеров. Это было бы великолепно.

– Но я ни о чем не жалею, Саймон... Вы можете еще раз испугать меня... выдумайте сколько угодно Салетти! Хоть дюжину! – горячо воскликнула Мэри.

В гардеробе Саймон помог девушке надеть пальто, набросил плащ, и если его лицо и оставалось совершенно спокойным, это вовсе не означало спокойствия. Он прижал девушку к себе, – что-то говорило ему, что нужно быть готовым ко всему.

– Я огорчен, Золушка, – сказал он серьезно. – Сезон тыкв еще не наступил, как вы относитесь к такси?

– Саймон, я, безусловно, глупа, – вздохнула Мэри, – но... проводите меня до самой моей двери.

Вместо ответа он крепче прижал к себе ее руку. По знаку швейцара у двери остановилось такси, и они сели в него. Мэри назвала свой адрес:

– 1307, бульвар Бенета, в Окленде.

Некоторое время они ехали молча, потом, так же молча, Саймон обнял ее плечи. Внезапно он наклонился к шоферу:

– Мы, кажется, едем на юг, приятель? Насколько я помню, Окленд всегда был на востоке... Или что-то случилось с географией?

– Ладно, – проворчал тот, – этот Окленд...

На первом же повороте он затормозил, задевая тротуар. Саймона откинуло в угол сиденья, и девушку швырнуло вслед за ним. Мэри страшно испугалась. Что касается Саймона, он почувствовал, как дрожь пробежала по всему его телу, инстинкт не обманул: опасность приближалась. При новом повороте он почувствовал, как такси занесло. Он шепнул Мэри на ухо:

– Только не бойтесь. Я полагаю, наш друг Салетти скоро появится.

Резко затормозив, такси остановилось. И сразу же другая машина остановилась рядом с ними.


* * * | Святой против Треугольника | Глава 5