home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

ХОРОШИЙ СЕКС НЕ ПРИЧИНЯЕТ БОЛИ

Я снова вела машину к дому Ника, и во время поездки его рука все время лежала у меня на колене.

Когда мы остановились, я огляделась по сторонам.

– Я хочу, чтобы ты зашла, – сказал он.

– А что скажет миссис Панкхерст?

– Она ложится спать в десять.

– Значит, встает рано. Утром она увидит мою машину, и тогда…

Ник засмеялся:

– Она подумает, что мне крупно повезло. Зайди, я хочу показать тебе дом.

Я зашагала по дорожке к дому.

– Этот дом принадлежал моим родителям. Мы с братом могли бы его продать, но нам почему-то не хочется этого делать. – Ник отпер дверь и пропустил меня вперед. – Когда они умерли, я привез сюда новую мебель и стал тут жить. Мы решили сохранить этот дом для наших детей.

– А у тебя есть дети? – спросила я, чувствуя, что начинаю паниковать.

Ник улыбнулся:

– Пока нет.

Внутри дом оказался таким же красивым, как и снаружи; старый испанский стиль создавал неповторимую атмосферу, наполненную уютом и теплом. Полукруглые арки, деревянные панели, темно-коричневая плитка на полу, винтовая лестница… Мне показалось, что я перенеслась в далекое прошлое, попала в другой мир – мир достатка, основательности, традиций и стабильности.

– Это лестница в спальни, – сказал Ник.

– В спальни? Любопытно.

Взяв за руку, Ник потянул меня за собой, и мы поднялись в спальню, светлую и просторную, с выходящими во внутренний дворик окнами. Вероятно, днем отсюда открывается отличный вид на океан.

Я старалась вести себя раскованно, непринужденно, следила за каждым своим движением, словно актер на сцене, и играла смелую, сексуальную Бренду, которой ничего не стоит прийти в гости к парню.

– Мне понравились твои друзья, – неожиданно проговорил Ник.

– Мне тоже. Я познакомилась с ними только сегодня.

– Правда? – Его рука легла мне на плечо. – Знаешь, что мне нравится в тебе? Ты не боишься делать то, что тебе хочется. В тебе есть то, что начисто отсутствует во мне.

– Вот как? Но… зачем тебе это?

– Это нужно каждому.

Я робко улыбнулась, и Ник поцеловал меня в голову.

– Твои волосы очень красивые. – Он снова поцеловал меня. – Мягкие и так замечательно пахнут.

– Ты тоже вкусно пахнешь, – пробормотала я.

Ник снова поцеловал меня – на этот раз в губы. Его язык скользнул в мой рот, и я вновь ощутила вкус корицы. Из моего горла вырвался стон.

– Я так хочу тебя, – пробормотал Ник, глядя мне в глаза.

– Я не против…

Он снял с меня пиджак и поцеловал мое обнаженное плечо.

– Я еще не сказал, что мне очень понравилось твое платье?

– Нет, ты мне этого еще не сказал.

– Тогда я сейчас скажу. Мне очень нравится твое платье.

Пальцы Ника нашли молнию у меня на спине и начали ее расстегивать.

– Подожди минутку, – попросила я. Его рука замерла.

– Что такое?

– Кажется, я единственная, кто здесь раздевается. – Не дав Нику возможности что-либо ответить, я стала стягивать с него рубашку, а потом швырнула ее через всю комнату.

Сделав шаг назад, я с восхищением посмотрела на него. Мистер Совершенство всегда казался мне весьма и весьма привлекательным мужчиной, он посещал спортивный клуб и поддерживал свое тело в совершенной форме. С Ником все было по-другому: в нем ощущалось природное, животное начало, и он выглядел очень мужественным. Мистер Совершенство походил на модель с обложки журнала, Ник же обладал естественной красотой. Ему не нужно было принимать каких-то особенных поз или подставлять лицо под нужное освещение: что бы Ник ни сделал, как бы ни повернулся, выглядел он бесподобно.

Некоторое время я стояла в растерянности, не зная, как мне поступить – продолжать смотреть на Ника или прыгнуть и съесть его.

«Съесть» победило, и я, издав рык, бросилась на него.

Ник со смехом поймал меня и добрался наконец до молнии.

Когда я освободилась от платья, его рука вдруг замерла у меня на груди.

– Ты купила новый лифчик?

Я прижалась щекой к его шее.

– У меня их несколько сотен… Ну, то есть несколько дюжин. То есть я хотела сказать, что лифчиков у меня штук двадцать. В общем, довольно много, и точка.

Ник слегка приподнял мой подбородок.

– Ну и что?

– Ничего. Поцелуй меня. И снимай трусы.

Поцеловав меня, Ник начал одной рукой расстегивать джинсы, а я помогла ему. Когда на свет показались маленькие трусики, мои ладони заскользили по гладкой, шелковистой коже Ника.

Он снова поцеловал меня.

– Забирайся в кровать…

– Но я не могу сделать этого, потому что ты меня держишь.

Ник выпустил меня из своих объятий и слегка подтолкнул по направлению к кровати королевских размеров, на которой лежало несколько одеял и целый ворох белоснежных подушек. Ник не знал, что я приду к нему сегодня, и это означало, что его постель всегда такая чистая и все в комнате поддерживается просто в идеальном порядке. Сексуальный парень, который убирается в комнате и застилает свою постель чистым бельем…

Я прыгнула на постель, легла на спину и скрестила ноги.

– Итак?

– Итак, ты выглядишь просто потрясающе.

Это же я могла сказать о нем: стоя около кровати в своих узеньких трусиках, Ник выглядел просто восхитительно.

Он наклонился и снял трусы.

Вот это да! У него и под ними все было просто превосходно, и он без стеснения демонстрировал мне свои достоинства.

Как странно, что новогодняя ночь начисто стерлась из моей памяти. Как я могла забыть, что делала в своей постели с этим парнем?

Мне захотелось крикнуть: «Иди сюда немедленно, красавчик!» – но вместо этого с моих губ слетело лишь нелепое: «Ух…»

Ник все продолжал стоять, и мое желание усиливалось, пока не стало мучительным. Раньше я никогда ничего подобного не испытывала. Мистер Совершенство уж точно не пробуждал во мне подобных ощущений. Когда мы с Ларри делали это в первый раз, я, конечно, чувствовала возбуждение, но потом, через какое-то время, когда мы стали встречаться регулярно, мне начало казаться, что мы исполняем какой-то обязательный номер программы, словно два дрессированных тюленя выполняют трюк по заранее намеченному сценарию.

Господи, как я хотела Ника! Может, я и правда была шлюхой? Так назвал меня Ларри, но тогда я ему не поверила. Мне хотелось попробовать с Ником все позы, которые я знала, и все, которые мне еще не были известны.

Ник глубоко вздохнул.

– Бренда, ты жутко красивая.

Интересно, о какой Бренде он сейчас говорил?

– Допустим… – сказала я, пытаясь скрыть смущение. – А ты что, так и собираешься стоять рядом с кроватью?

Ник ухмыльнулся, потом сделал шаг к кровати и вдруг прыгнул на меня.

Я взвизгнула, и он слегка отодвинулся.

– Я сделал тебе больно?

– Нет. Иди сюда. – Повалив Ника на постель, я стала целовать его в губы. – Послушай, Ник…

– Да?

Я провела пальцами по его руке.

– Я хочу сойти с ума, я хочу умопомрачительного секса с тобой.

Я никогда в жизни не говорила мужчине таких слов. Мистеру Совершенство такого в принципе нельзя было говорить, так как он мог подумать, что от него требуются какие-то дополнительные усилия в постели.

– Отличная идея. – Ник добродушно усмехнулся.

– Я хочу заниматься с тобой сексом всю ночь.

– Я тоже этого хочу.

– Я хочу, чтобы ты снял с меня лифчик и трусики и поцеловал бы во всех местах…

– Что ж, начинаем составлять список, – заявил Ник с комической серьезностью.

Я слегка впилась ногтями в его спину, а когда Ник расстегнул на мне лифчик, подняла руки, чтобы он смог устранить последний барьер между нами.

Потом я легла на спину, и Ник стал целовать мою шею. Затем его язык скользнул мне на плечо, на грудь: он был влажным и горячим. От удовольствия мне хотелось кричать.

Ник лизнул мой живот и слегка пощекотал бедра. Я попыталась вывернуться из его рук, но он крепко держал меня.

Мой шелковый черный пояс явно озадачил Ника.

– Как же эта штука снимается? – задумчиво спросил он.

Я отстегнула пояс от чулок и сама сняла его. Теперь женщины не носят чулки с поясом, хотя это выглядит очень сексуально, тогда как колготки примитивны, невыразительны, но дешевы и практичны. В результате кружевные пояса и чулки носят только кинозвезды… и я. В наше время такую вещь, как пояс, даже в магазине найти непросто – их продают лишь в дорогих бутиках, таких как Лили Дуома.

Интересно, что Ник обо мне подумает? Что я воображала? Ну и пусть…

Ник снял с меня чулки и трусики, потом я услышала тихий хруст: надо полагать, он достал из пакетика презерватив. Что ж, умница, заранее все продумал и все предусмотрел.

Ник старался быть нежным со мной, он хотел меня подготовить, но я уже давно была готова и вскоре почувствовала, что Ник вошел в меня, потом стал двигаться внутри меня… и вдруг замер. Его дыхание сделалось тяжелым, прерывистым, у него на виске бешено запульсировала голубоватая жилка, а его глаза стали темными, когда он посмотрел мне в лицо.

– Бренда, мне кажется, я искал тебя всю свою жизнь.

Я не стала говорить ему, что от избытка чувств мне хочется плакать, и просто провела ладонью по его щеке.

Потом я слегка приподняла бедра, и лицо Ника сделалось серьезным и напряженным. Он снова начал двигаться, и я положила руки ему на ягодицы. Мне было так хорошо! Вероятно, так же, как и в новогоднюю ночь, о которой я ничего не помнила…

Ник двигался внутри меня все быстрее и быстрее, проникал все глубже, и потом это случилось. Это был лучший оргазм в моей жизни.

Разумеется, я испытывала оргазм и раньше, с мистером Совершенство, но сейчас со мной произошло нечто невообразимое. Я потеряла способность видеть, слышать, понимать что-либо и могла только чувствовать. Чувствуя Ника внутри себя, я растворялась в пространстве, не в силах понять, что со мной происходит.

Когда я немного пришла в себя, то обнаружила, что все еще лежу на кровати и моя кожа стала горячей и влажной. Мои руки крепко сжимали Ника.

Я засмеялась и все никак не могла остановиться, но тут Ник закрыл глаза и снова стал двигаться. Судя по выражению его лица, он пребывал в состоянии блаженства и уже через пару мгновений рухнул на меня, уткнувшись лицом в мою шею.

– Бренда, – прошептал он. – Господи, это было так хорошо!

Потом Ник уснул.

Некоторые женщины поднимают много шума из-за того, что мужчины сразу после секса засыпают, но я ничего не имела против, по крайней мере тогда, когда дело касалось Ника.

Чувствуя себя уставшей и опустошенной, я прижалась щекой к его волосам. Теперь я была абсолютно свободной. Никто не знал, где я, никто не мог позвонить мне на мобильник, потому что теперь у меня его не было. Ни Ларри, ни мать, ни Тони Бил не могли побеспокоить меня, тогда как я лежала в постели рядом с человеком, который мне был приятен, и наслаждалась теплом его тела и своей свободой.

Когда начало всходить солнце, я тоже уснула. Неужели я влюбилась? – мелькнуло в моей голове, когда я уже находилась на краю бездонной пропасти небытия.

Открыв глаза, я обнаружила, что Ник смотрит на меня и улыбается. Солнечный свет затопил комнату, где-то на улице шумели дети, лаяла собака, кто-то смеялся…

– Привет, – сказал Ник. – Ты прекрасна, как это утро. Прекрасна?

Мне было отлично известно, как я выгляжу по утрам – престарелая королева экрана со следами многочисленных подтяжек на лице. Лучше бы мне быстро выпрыгнуть из кровати и скрыться в ванной комнате, как в свое время сделал Ник, тогда, после новогодней ночи.

– Уф, – это все, что мне удалось сказать.

– Женщины всегда выражаются однозначно и просто. – Ник усмехнулся и прикоснулся к моей щеке.

Я стремительно закрыла голову руками.

– Не хочу быть похожей на маленькую сиротку Энни!

– А ты и не похожа.

Ник стянул с меня простыню. На мне все еще ничего не было, потому что люди, предполагающие всю ночь заниматься сексом, не надевают на себя пижам.

– Мы можем продолжить наш марафон. – Ник улыбнулся той мягкой улыбкой, от которой у меня начинало теплеть внизу живота. – Пока ты спала, я смотрел на тебя и представлял, что еще мы с тобой могли бы сделать.

– И что же это? – спросила скромная Бренда.

Ник не стал вдаваться в подробности, он просто поднял меня, а затем положил на себя и мы снова любили друг друга, а ослепительное солнце заливало своими лучами белоснежную кровать.

Когда я случайно взглянула на будильник, оказалось, что стрелки уже показывают половину двенадцатого.

Мы, пошатываясь, отправились в ванную комнату и там… Там снова занялись сексом.

В три часа мы наконец спустились вниз, и Ник стал готовить завтрак, или ленч, или, может, что-то еще, что люди обычно едят после многочасового секс-марафона.

Когда Ник пожарил яйца и тосты, мы добавили масло и джем потом достали молоко и сахар.

Без сомнения, Ник умел готовить. У него были всякие лопаточки и венчики для взбивания, а если у мужчины есть такие вещи, то он наверняка умеет пользоваться ими.

– Почему ты до сих пор не женился? – спросила я, слизнув джем с пальца.

Ник перестал жевать и внимательно посмотрел на меня:

– А почему ты спрашиваешь об этом? Я стала загибать пальцы:

– Ты умеешь готовить завтрак – раз, два – тебе нравится дом твоих родителей, ты убираешь свою постель – три, а еще ты красивый и знаешь толк в сексе. Почему же до сих пор ни одна женщина не женила тебя на себе?

Ник взял лопаточкой тост и положил его себе на тарелку.

– Но я ведь чуть не женился… – Он пересел поближе ко мне. – Ты разве забыла ту историю про невесту? Наша свадьба была назначена как раз на этот июнь.

– Не могу поверить, что твоя невеста так легко сдалась и отпустила тебя. – Я усмехнулась. – Что она тебе сказала, когда ты сообщил ей о своем решении?

Конечно, это было не мое дело, но мне очень хотелось знать подробности. Ник пожал плечами:

– Ну, мы долго спорили. Она никак не могла понять, почему я отказываюсь от помощи и от денег ее отца. И все-таки, хотя в конце концов она пришла в ярость, ей не было больно. Это все решило.

– Она была дурой, – сказала я, тщательно пережевывая кусок тоста. – Я захвачу тебя и буду крепко держать.

Ник улыбнулся, его глаза потеплели.

– Ах ты, моя сладенькая! Теперь твоя очередь. Признавайся, почему ты не замужем?

Услышав этот вопрос, я едва не подавилась тостом.

– Ради Бога! Мне хочется побыть еще немного свободной, и я пока не готова взвалить на себя такую ответственность.

По правде говоря, все дело было в том, что никто пока еще не сделал мне предложения. Вчерашняя инициатива мистера Совершенство в счет не шла. «Ты должна выйти за меня замуж, Бренда, это для твоей же пользы». Такое вообще трудно назвать предложением. Ни слова о цветах, о лунном свете и, самое главное, о том, что он безумно влюблен в меня.

– Готов поклясться, что у тебя есть на примете пара-тройка парней, которые сделают все, чтобы тебя завоевать, – раздалось рядом с моим ухом.

Я удивленно взглянула на Ника. Если такие парни и существовали, то им удавалось отлично скрывать свои намерения.

– Боюсь, ты ошибаешься.

– Почему? Ты классная и легко заводишь друзей. И ты забавная, с тобой весело. Разве это может кому-то не понравиться?

Вероятно, мне все это снится. Просто я сплю сейчас в своей постели, и мне снится чудесный сон про этого красивого сексуального парня, который говорит, что я классная и что со мной весело.

Я положила тост на тарелку и схватилась рукой за край стола, желая убедиться, что вокруг есть хоть что-то реальное…

– Нет, на самом деле… – Я внезапно замолчала.

О чем ты собираешься сейчас рассказать, Бренда? О том, что ты хроническая неудачница? Что у тебя был один-единственный парень, с которым ты поддерживала более-менее серьезные отношения? Или о том, что он бросил тебя?

Я с трудом улыбнулась:

– На самом деле ничто не имеет значения, кроме одного – сейчас я с тобой.

Больше Ник не задавал вопросов, и когда мы съели завтрак, я стала собирать тарелки со стола, но он сказал, что уберет все сам и что мне не нужно ни о чем беспокоиться. Однако я все равно отнесла посуду в раковину. Я хотела помочь ему, чтобы задержаться в его доме еще немного. Роме того, я намеревалась исследовать содержимое кухонных шкафов: часто вещи говорят о человеке гораздо больше, чем может сказать о себе он сам. Короче, я хотела знать о Нике все – ну или почти все.

После того как посуда была вымыта и расставлена по местам, пришло время прощаться. Так как Ник не приглашал меня снова подняться в спальню, я тактично выдавила из себя:

– Кажется, мне пора…

Он обнял меня за плечи, и я опять начала впадать в гипнотический транс.

– У тебя какие-то дела?

Стоило мне услышать его голос, как перед моими глазами снова всплыли видения прошлой ночи: мы в душе, мы в большой белой постели…

Мое сердце оглушительно заухало в груди.

– Да.

Ник кивнул, но в его глазах я заметила разочарование.

– Ты должен спросить меня, почему мне нужно уходить.

Ник шагнул в сторону, и на его лице появилось наигранное выражение безразличия.

– Так почему же?

– Потому что ты не попросил меня остаться.

Мгновенно на его губах вспыхнула улыбка, и он снова вернулся ко мне. Его рука мягко опустилась на мое плечо, губы прикоснулись к моему уху.

– Останься, – прошептал Ник.

– Хорошо. – Я говорила так, словно принимала жизненно важное решение. – Я останусь, если ты дашь мне зубную щетку.


Глава 10 НИЖНЕЕ БЕЛЬЕ ГОВОРИТ СЛОВАМИ ЛЮБВИ | О красивом белье и не только | Глава 12 РЕАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ НЕ ПОХОЖА НА КИНО