home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

ЛЮБОВЬ, САЛЬСА И КУХОННЫЕ СТОЛЫ

– С тобой все в порядке? – Мы снова ехали по бульвару Ла-Джолла по направлению к Мишен-Бей, и Ник время от времени озабоченно поглядывал на меня.

– Да.

Ник даже не спросил, хочу ли я поговорить с ним о сегодняшнем вечере: он смотрел прямо перед собой, его локоть лежал на окне. Ларри наверняка обрушился бы на меня с критикой и стал обвинять в том, что мать выбрала себе такого неподходящего мужчину, но Ник при любых обстоятельствах вел себя тактично.

– А ты как себя чувствуешь? – поинтересовалась я. Ник бросил на меня удивленный взгляд.

– Великолепно. Чудесная ночь, хорошая еда, со мной красивая женщина – разве этого мало для счастья? – Он улыбнулся.

Я не знала, что ему ответить, и поэтому сочла за лучшее промолчать.

Ник доехал до конца бульвара Мишени свернул к парку. Я хорошо знала этот парк: мы часто ходили сюда гулять всей семьей, когда я была маленькой. Здесь на берегу залива можно было половить рыбу или посидеть и полюбоваться на разноцветные паруса яхт.

Ник остановил машину и выключил фары, потом повернулся ко мне.

– В чем дело, Бренда?

Я по-прежнему молчала, но Ник не торопил меня и не требовал немедленных объяснений. Но, как всегда, был прав – чтобы иметь дело со мной и моей сумасшедшей семейкой, надо запастись терпением.

– Что ты думаешь о Джерри? – наконец спросила я.

Казалось, этот вопрос удивил Ника.

– Джерри? Ну, вроде бы неплохой парень.

Я вдруг рассмеялась:

– Вы практически одного возраста.

Ник бросил рассеянный взгляд на руль.

– И что? Что ты пытаешься сказать мне?

Я провела указательным пальцем по стеклу.

– Просто мне не хочется, чтобы ты называл это омерзительным. – Я вздохнула. Слово «омерзительно» употребил Ларри, говоря о моей матери и Джерри. Еще он называл их отношения гадостью.

– У меня и в мыслях такого не было. Это, возможно, удивит тебя, но я не лезу в чужие дела и не приклеиваю никому ярлыки.

– Дэвид не хочет больше разговаривать с матерью. – Это мое сообщение прозвучало особенно мрачно.

– Вряд ли он прав. – Ник на мгновение задумался. – Но я не очень понимаю, почему ты так волнуешься из-за того парня, приятеля твоей матери?

– Потому что это моя мать и моя жизнь. К тому же, возможно, из-за всей этой истории ты уже жалеешь, что стал со мной встречаться…

– Ничуть не жалею. – Ник убрал прядь волос с моего лица. – Я хочу встречаться с тобой, хочу видеть тебя каждый день и хочу, чтобы ты знала, что ты мне очень нравишься. Кстати, твоя семья тоже. – Он сказал это очень искренне.

– Правда?

Ник усмехнулся:

– Правда. Вы с Дэвидом должны оставить Сару в покое на некоторое время.

Я незаметно перевела дыхание.

– А что бы ты сказал, только честно, если бы это твоя мать встречалась с Джерри?

Он на мгновение задумался.

– Ну, наверное, сначала удивился бы и даже расстроился.

– А потом?

– Потом я бы попытался узнать этого парня получше, чтобы понять, что у него на уме и чего он добивается. Если бы выяснилось, что этот человек не представляет никакой опасности для моей матери и не собирается ее ограбить, я бы оставил все как есть. И просто закрыл глаза на их отношения.

– Неужели?

– Именно так я бы и поступил.

– Понятно. Ну а как насчет твоей семьи? Ты был близок со своими родителями?

Ник кивнул:

– Даже очень.

– И что потом? С ними что-то случилось?

Лицо Ника вдруг стало жестким и холодным, и мне показалось, что сейчас он попросит меня выйти из машины, а потом поедет домой.

– Мой отец был трудоголиком, и у него случился инсульт, – наконец произнес Ник каким-то странным голосом. – До этого я не видел его сидящим без дела. Моя мать умоляла отца распродать часть ресторанов, но он всячески сопротивлялся этому. Только болезнь заставила его сдаться. Потом ему стало совсем плохо, и моя мать тоже заболела. – Ник глубоко вздохнул. – Отец был для нее всем. И без него она не захотела жить. Просто не смогла жить…

Я погладила руку Ника.

– Мне жаль…

– Спасибо. – Он снова надолго замолчал.

Да уж, подумала я, и о чем тут, собственно, говорить? Ник простил бы своей матери все, что угодно, лишь бы только она была жива.

Прошло минут пять, и потом Ник завел машину. Мы снова проехали по парку, по мосту через Мишен-Бей, а затем через Оушен-Бич направились на юг, к Пойнт-Лома.

Ник молча припарковался за своим домом и открыл Дверцу, мы прошли по траве через задний двор. Если миссис Панкхерст и сидела на своем наблюдательном посту, то сегодня мы ее точно не потревожили.

Конечно же, мы снова занимались любовью, но сегодня происходило как-то тихо, если так можно выразиться, однако я поняла, что на этот раз Ник хотел меня как никогда. Не знаю даже, чем это объяснялось – возможно, он искал утешения и пытался таким способом утолить свою печаль…

Ник страстно целовал меня, а потом, когда он кончил, то просто держал меня в своих объятиях. Он лежал, прижавшись ко мне, и водил пальцами по моей груди; мне даже показалось, что одно мое присутствие рядом доставляет ему наслаждение.

Через некоторое время Ник снова поцеловал меня, и все началось сначала.

Мы заснули лишь около трех и проснулись, когда солнце поднялось уже довольно высоко.

Ник приготовил завтрак, и, когда он позвал меня, я спустилась на кухню. Здесь было тепло, уютно, пахло едой. За окном шел дождь, но не тот сильный и холодный ливень, какой бывает осенью, а теплый мелкий дождичек, брызгающий из висящих над океаном облаков.

– Мне здесь очень нравится…

Это были первые слова, которые я произнесла со вчерашнего вечера, если, разумеется, не считать любовного лепета.

Ник сидел за столом и уплетал свою порцию запеченного картофеля.

– Ну так и переезжай сюда, – как ни в чем не бывало предложил он.

Я на мгновение перестала жевать.

– Что?

– Переезжай ко мне. – Ник усмехнулся. – Этот дом слишком большой для одного. Кстати, ты даже можешь привезти сюда собственную подставку для зубной щетки, ну и все остальное, что хочешь.

Я положила вилку на стол, потому что моя рука вдруг задрожала.

– Ты что, шутишь?

Глаза Ника сделались немного испуганными.

– Ты, кажется, хочешь сказать «нет»?

– Я хочу сказать, что нам не стоит торопиться с этим. Сначала надо все обсудить, поговорить…

Ник вытер руки салфеткой.

– Обсудить? Я хочу, чтобы ты переехала ко мне, а ты этого не хочешь – что же тут обсуждать?

– Я только сказала, что сначала надо все обсудить…

Ник уперся руками в стол.

– Если бы ты хотела быть со мной, то согласилась бы переехать ко мне без всяких предварительных условий.

Я опустила глаза.

– Не знаю, может быть. Ник вздохнул:

– Ладно, давай забудем об этом. Мы по-прежнему будем встречаться по уик-эндам, а потом… Потом, возможно, ты и сама надумаешь… – Он поднялся из-за стола и подошел к холодильнику. – Хочешь сока?

– Ник!

Ник посмотрел мне в лицо, и его рука сильно сжала пакет с апельсиновым соком.

– Мне казалось, что тебе хорошо со мной, но если ты не хочешь переезжать ко мне, то и не нужно. Давай тогда поговорим о чем-нибудь другом.

Мои пальцы впились в край стола.

– Жить с человеком под одной крышей и просто встречаться с ним – это две совершенно разные вещи…

– И что?

– И… И мне нравится встречаться с тобой, я не хочу, чтобы это заканчивалось.

Выражение лица Ника ничуть не смягчилось.

– Тебе нравится секс, а то, что идет после, ты не хочешь принимать.

– Пока не хочу…

– Ну и хорошо. Я ведь уже сказал, что все в порядке. И не будем больше спорить? – Ник поставил пакет сока на стол и повернулся к плите, делая вид, что собирается ее почистить.

Боже, что я делаю? У меня сжалось сердце. И все равно я боялась – боялась, что перестану нравиться Нику, как только он узнает меня, настоящую. Я переехала к Ларри, и после этого наши отношения закончились через два месяца. Ларри понял, что не любит меня. Ему не нравилось, что время от времени я разбрасывала по квартире свои вещи, что иногда я оставляла грязную посуду на ночь в раковине. Еще его раздражало то, как я готовила кофе. Я покупала к обеду не ту зелень для салата, я ездила не по тем магазинам, по каким следовало. Я неправильно выгуливала его собаку и не вела светских разговоров с его многочисленными друзьями, большинство из которых мне были незнакомы.

Когда я пыталась отстаивать свою точку зрения, Ларри тут же ставил меня на место. Он умел сделать так, что я постоянно чувствовала себя маленькой глупой грязнулей и неумехой. Что бы я ни сделала для него, он всегда и всем был недоволен.

Что, если то же произойдет с Ником, который уже успел познакомиться со смелой, сумасшедшей Брендой, не боящейся быть вызывающе сексуальной? Если я перееду к нему, он сразу обнаружит подмену. Вместо мне-напле-вать-на-все Бренды он увидит невзрачную, испуганную и очень зависящую от своих эмоций серую мышку. Полюбит ли он такую Бренду? Вряд ли. Скорее, он сразу бросится бежать от меня.

– Бренда… – Голос Ника довольно жестко вернул меня в реальность. – У нас все в порядке, верно?

Я села на пол.

– И вовсе не в порядке. Ты думаешь, что я тебя не люблю, так?

Ник изумленно посмотрел на меня:

– Не любишь?

– Ты не ослышался, я именно это сказала. – Из моих глаз хлынули слезы. – Извини, опять я все испортила, смешала в кучу.

Брови Ника сошлись на переносице.

– По-твоему, я не захочу больше встречаться с тобой, потому что ты отказалась переезжать ко мне?

– Да.

– Выходит, ты мне не доверяешь?

– Я никому не доверяю. Я уже поверила Ларри, но у нас с ним ничего не получилось.

Ник озадаченно покачал головой:

– Знаешь что? Этот парень – Ларри – настоящий неудачник.

Я подтянула колени к груди.

– Ну, не скажи. Он один из самых богатых людей в южной Калифорнии.

– Это лишь означает, что он хороший бизнесмен, но это не мешает ему быть неудачником.

Никто и никогда раньше не называл так мистера Совершенство, наоборот, многие ему подражали, хотели быть похожими на него и даже завидовали. Когда люди встречали Ларри, они начинали нервничать и всегда старались чем-то поразить его. Вот только стоило ему отойти, и за его спиной тут же раздавался вздох облегчения. Точно такие же чувства по отношению к мистеру Совершенство испытывала и я.

А вот когда рядом со мной был Ник, мне хотелось положить голову ему на колени и замурлыкать.

– У тебя все лицо испачкано кетчупом, – раздалось над моим ухом, и я, встав с пола, взяла со стола салфетку.

Промокнув слезы, я потерла щеки, нос, и тут Ник вдруг засмеялся.

– Иди-ка сюда! – Он поймал меня за локоть и потянул к себе, – а когда я села к нему на колено, взял бумажное полотенце и стал не спеша вытирать мое лицо.

– Хочешь, я сделаю вид, что поверил тебе? – наконец сказал он.

– Поверил в чем?

– Ну, что ты влюблена в меня.

– Тут нечего верить или не верить, потому что это действительно так. – Я прикоснулась к его щеке. – Разве можно тебя не любить?

Ник посмотрел на меня долгим взглядом, потом полотенце коснулось кончика моего носа, и он, наклонившись, поцеловал меня в губы.

Я иногда пыталась представить себе, каково это – заниматься сексом на кухонном столе, и вот этот славный миг настал. Ник заставил меня лечь на живот и снял джинсы. Презерватив оказался у него, как всегда, под рукой, и пока он надевал его, я свисала с края стола и наслаждалась каждой минутой этого процесса. Я уже была почти готова сказать «да», что неудивительно – какая бы девушка отказалась переехать в прекрасный старинный особняк к потрясающему сексуальному парню, который готовит тебе завтрак, а после этого занимается с тобой сексом на кухонном столе?

Когда Ник кончил, он посадил меня к себе на колени, а потом обнял. Теперь я сидела молча и просто наслаждалась своим счастьем.

После мы вместе убрались на кухне, и Ник повез меня домой.

Около своего дома я вышла из машины и стала смотреть, как Ник разворачивается и выезжает со двора. Думаю, это был самый тяжелый момент в моей жизни.

Я с трудом поднялась в свою квартиру, а когда зашла на кухню, то обнаружила там склонившихся над плитой Клариссу и Дэвида. Длинные волосы Клариссы растрепались и свисали до самой конфорки, казалось, еще мгновение, и они вспыхнут.

Услышав звук шагов, оба резко обернулись и с удивлением посмотрели на меня.

– Что ты здесь делаешь? – поинтересовался Дэвид.

– Я здесь живу, а ты? Ты, кажется, что-то готовишь?

На лице Клариссы появилась полусонная улыбка.

– Мы готовим фондю, только и всего. Хочешь попробовать?


Глава 17 КАРЛОС И ЕГО УДИВИТЕЛЬНЫЕ ОВОЩИ БЕЗ ПЕСТИЦИДОВ | О красивом белье и не только | Глава 19 ШОКОЛОДНОЕ ФОНДЮ И ХОЛОДНЫЙ ДУШ ОТТОНИБИЛА