home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2.

Ему поверили быстро. Почти сразу. В самом деле, какой же это наследник престола – взъерошенный мальчишка в мятой школьной одежонке, с испуганными мокрыми глазами?

И – словно какая-то стенка встала между ним и офицерами.

– Объяснитесь, суб-корнет, – сказал наконец барон Реад.

Максим не думал, что когда-нибудь ему придется все объяснять. Обещано было, что это сделают другие. Но теперь куда деваться-то?

– Я… мне велели… то есть меня попросили… отправиться с вами. Ну, пришли специальные люди к отцу, потом к директору гимназии, потом позвали меня. Сказали: ты должен помочь наследнику. Такая, говорят удача, что вы похожи… Мол, врагу будто бы случайно дадут знать, что группа офицеров увозит принца за границу, в безопасность. Враги начнут охоту, и это отвлечет их от настоящего наследника… Ну… видите, так и случилось…

Помолчали.

– Нельзя сказать, что ситуация блещет благородством, – заметил наконец подпоручик Тай-Муш. – Право же… делать наживку из ребенка…

– Я ведь сам согласился, – тихо сказал Максим.

– Так кто же вы на самом деле? – стараясь говорить мягко, поинтересовался барон Реад. – Гимназист Максим Шмель, как и было сказано?

– Да… – и он опустил голову.

– Ну… и зачем же вы плачете, Максим? – Реад осторожно взял его за плечо. – Вы прекрасно выполнили свое задание.

– Мне совестно, что я обманывал вас…

– Вы поступали в соответствии с приказом. И обманывали вы прежде всего противника, что и было вашей задачей… По-моему, вы прекрасно сыграли свою двойную… вернее, даже тройную роль: гимназист, изображающий наследника, который притворяется гимназистом…

Максим чуть улыбнулся сквозь слезы. И вздрогнул от резкого голоса поручика Дан-Райтарга.

– Гимназист блестяще сыграл свою роль, что, конечно же, будет высоко оценено его высочеством… величеством. Но какова наша роль? Марионеток на ниточках, за которые дергает неизвестно кто? Роль болванчиков, не ведающих собственной задачи?

– Задача была ясна, поручик, – возразил Реад.

– Да. Но нас обманули! Нам дали понять, что мы спасаем наследника, а подсунули… Простите, мальчик, я не хотел вас оскорбить, вы здесь ни при чем…

– Спасая мальчика, мы спасали наследника! – запальчиво отозвался корнет Гарский.

– Но мы имели право это знать, корнет!

– Видимо, наше незнание штаб счел дополнительной гарантией успеха, – возразил Реад. Возможно, в глубине души он был согласен со вспыльчивым Раем, но… – Право же, господа, обсуждать приказы генералитета не входит в круг полномочий гвардейских офицеров.

– А недоверие к гвардейским офицерам я считаю оскорблением! – опять вспылил Дан-Райтарг. – И я уверен: будь здесь полковник, он со мной согласился бы!

Максим медленно оглянулся на поручика.

– Полковник знал… И еще вот он знал… – Максим, припав на забинтованную ногу, шагнул к Филиппу Дзыге, взял его за локоть, щекой прижался к суконному рукаву. Старый ординарец пятерней накрыл взлохмаченную голову мальчишки.

– Так оно. Знал… Да и мудрено было бы не знать. Каждое утро после умывания заново клеил ему родимое пятно…

Максим опять боязливо улыбнулся, потрогал на щеке под ухом свою родинку-восьмерку. Оторвал ее и бросил через плечо, в очаг. Будто сжег свою прежнюю роль…

И это как бы поставило точку всей истории. Каждый почувствовал облегчение. Начали опять рассаживаться. Только поручик Дан-Райтарг остался непримирим. Садясь на чурбак, он отодвинул ногой гитару и сообщил остальным, что, когда вернется в столицу, подаст новому государю прошение об отставке.

– И этим обидите его, – заметил Реад.

Поручик сообщил, что себя он считает обиженным не в пример больше.

Реад пожал плечами:

– Но причем здесь юный король? Он-то наверняка ничего не знал о нашем походе.

– Значит, из него сделали такого же болванчика, как из нас!

– Господин поручик, – очень мягко сказал барон Реад. – Я понимаю ваше состояние, но тем не менее извольте выбирать слова, когда ведете речь о государе.

– Если вам не нравятся мои слова, барон, вы знаете, как разрешить наше несогласие.

С той же мягкостью Реад возразил:

– Я не имею права сейчас драться на дуэли, поручик. После гибели полковника я остался старшим по званию и, следовательно, являюсь командиром полка.

– Господи, какого полка! Полк – там, где знамя и основной состав!

– Вы же знаете, что знамя отдано на хранение в арсенал, составу объявлено о временном переводе в резерв, а полк – там, где его командир и выполняется генеральная задача.

– Задача, как мы убедились, выполнена.

– Отнюдь! Наше задание сформулировано однозначно: любой ценой доставить на ту сторону, в штаб добровольческой дивизии гимназиста Максима Шмеля. И никто не отдавал нам иного приказа.

– Да, но, наверно, мне уже незачем являться в дивизию, – вздохнул Максим. – Я слышал, что ниже по реке, за порогами, есть пристань Птичьи Поляны и будто бы оттуда ходят пароходы…

– Есть она такая пристань, – согласился капрал Максим Дзыга. – На левом берегу, в Малом Хельте. У меня там племянница живет, у нее муж помощник начальника в аккурат на этой пристани… Да тебе-то там что делать, Максимушка?

– Сяду на пароход и вернусь в столицу, к отцу.

– Там видно будет, – неопределенно откликнулся барон Реад. – Надо еще сперва переправиться.

– Разве я не могу теперь решать сам? – тревожно вскинулся Максим.

– Можете, конечно, – успокоил Реад. – Просто надо все обсудить. Я понимаю, вы соскучились по дому, по родителям…

Максим промолчал.

Поручик Дан-Райтарг сумрачно сказал издалека:

– Не понимаю, как родители могли отпустить мальчишку на такое дело…

Максим медленно оглянулся.

– А как могли не отпустить? Я уже не маленький. Мамы у меня нет, а отец сказал: «Решай сам»… Ему было не до меня…

– Почему? – обиделся за Максима корнет Гарский.

– Потому что… только что женился второй раз, а тут из-за войны разорилась нотариальная контора, которой он управлял… А за меня ему, наверно, посулили немалые деньги.

Новое молчание было неловким. Всех, наверно, удивило (а может, и покоробило), как прямо и без всякой любви мальчишка говорил об отце. А возможно, почуяли в словах его давнюю горечь. Но поручик Дан-Райтарг высказался с прежней бесцеремонностью:

– А лично вам что посулили, если не секрет?

– А я ничего не просил, – отозвался Максим без обиды.

– Что же заставило вас согласиться на опасное дело? – осторожно спросил Реад.

– Многое… – сказал Максим. – Да. Тут много причин… Ну, конечно хотелось приключений, как в книжках по войну. А еще я думал: если я сделаю это, ко мне перестанут придираться в гимназии. А то один раз чуть не исключили…

– Вы не похожи на нерадивого ученика, – заметил Реад.

– Там другое… А еще дома мне стало как-то… не так. Когда он женился… А главное то, что я думал: если я помогу спасти Дениса, это же будет удар по мятежникам! Верно? Значит, получится, что я отомстил за маму…

– А что случилось с вашей мамой? – тихо сказал Реад.

– В прошлом году она слегла с сердечным приступом. Нужен был доктор, очень срочно. Я побежал за ним, и мы заторопились к маме, но на улицах были баррикады мятежников, Их солдаты не хотели нас пускать, издевались над доктором, говорили, что шпион, расстрелять обещали… Ну, потом все же пропустили, но было поздно…

Реад подсел ближе.

– Максим… но, если дома вам несладко, зачем вы туда спешите?

– А куда деваться-то?

– Как куда? Вы же суб-корнет черных кирасир!

– Господи, ну какой я суб-корнет! Это же было понарошку…

– А вот здесь вы крайне заблуждаетесь, – веско сообщил ротмистр Реад. – Вам командир полка официально присвоил это звание. И вы, кстати, доказали, что вполне достойны его… Лишить вас этого звания может по уставу лишь тот же командир. А если он погиб или ушел в отставку, то сделать это вправе лишь Великий герцог. То есть теперь уже король…

– А он, если это и сделает, то лишь затем, чтобы присвоить боле высокий чин, – подал голос Дан-Райтарг.

– Поручик, вы несносны! – подскочил корнет Гарский. – И если вам угодно…

– Да ничего мне, корнет, не угодно, и мысль свою я высказал без всякой подоплеки…

Реад, переждав перепалку, продолжал:

– Вы, Максим, имеете право на офицерское содержание и квартиру. И, поскольку вы не окончили образование, вас обязаны будут зачислить в военную гимназию. Но, конечно, не кадетом, а слушателем, на правах офицера…

– Да, но я не хочу быть военным, – тихо сказал Максим.

– Вот как? Жаль, – вздохнул Реад. – Мне кажется, вы были бы прекрасным офицером. – Впрочем, звание в любом случае останется за вами, вы будете считаться в бессрочном отпуске. И кирасиры своими заботами не оставят вас, это их долг…

– Благодарю, – одними губами сказал Максим.

– А кем же вы хотите сделаться? – слегка ревниво спросил корнет Гарский. – Конечно, если это не тайна.

– Простите, корнет, но это как раз тайна, – неловко сказал Максим. – То есть… ну, я просто боюсь сглазить.

– Тогда не надо, – быстро отозвался Гарский с тем пониманием, какое бывает у одного мальчишки к другому в окружении взрослых. Остальные негромко и необидно засмеялись.


Его королевское величество Денис I вступил на престол! | Лужайки, где пляшут скворечники | cледующая глава