home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Различные толкования догмата о грехопадении.

Почти все без исключения философы и религиозные мыслители приходят к мысли о том, что в основе догмата грехопадения лежит свобода человека. Как говорит В. Лосский, Бог вкладывает в личность человека возможность любви и, следовательно, отказа. Если я люблю, то я могу и не любить. Без свободы, говорит Бердяев, непонятно ни мировоззрение, ни грехопадение, ни искупление. Без свободы нельзя понять феномена веры, без свободы невозможна теодицея (Богооправдание), без свободы нет смысла мирового процесса. Итак, в основе греха — свобода. Как же толкуют падение различные направления религиозной мысли?

1. Абстрактно-аллегорическое толкование.

В Библии говорится о том, что совершается всегда и везде. То есть история Адама — это всего лишь аллегория. Может быть, Адама никогда и не было, а в Библии говорится об общем грехе: ежедневно мы грешим, люди грешили до нас и грешат сейчас. Это и есть аллегория греха. Такую точку зрения впервые высказал Филон Александрийский (1 век по Р. Х.). Ее поддерживали различные философы. Аллегоризм Филона оказал большое влияние на ранних отцов Церкви, которые в той или иной степени отождествляли библейские образы с абстрактными понятиями. Впоследствии такой точки зрения придерживались многие протестантские богословы.

В этой точке зрения ценно то, что она заставляет искать смысловое значение библейского рассказа, за повествованием видеть некий второй смысл. Но мы не можем согласиться с этой точкой зрения, потому что ряд мест Св. Писания говорит нам об этом моменте как о событии. Не просто как об аллегорическом моменте, а как о конкретно совершившемся событии. И тогда мы должны принять во внимание тот факт, что за учением о грехопадении кроется реальный факт метаистории.


2. Крайнему аллегоризму противостоит крайний буквализм, натурализм.

Согласно этому направлению, историчность библейского пролога имеет такое же значение, как и книга Царств. То есть в ней происходит непосредственно все по букве. Адам такой же человек, как и любой другой, только первый по счету. Он жил в саду, который Бог насадил в Месопотамии, и после ослушания изгоняется из этого сада, из Рая. Греховность и смерть, согласно этому направлению, передаются по наследству. Потомки Адама несут ответственность в наказание за его преступление. Подобное буквальное понимание широко использовалось и в наших книгах, по которым еще не так давно преподавали. В древности к этому толкованию присоединялись некоторые учителя Антиохийской школы, а также некоторые латинские теологи. Однако уже тогда было много возражений против такого буквализма. Вот как писал Ориген: «Кто настолько глуп, чтобы подумать, будто Бог по подобию человека-земледельца насадил Рай в Эдеме на Востоке. Если говорится, что Бог вечером ходил по Раю, а Адам там прятался под деревом, то, я думаю, никто не сомневается, что этот рассказ образно указывает на некоторые тайны. Ну как можно спрятаться под лопухом от Бога? Представляю, как пророк Иона прячется под лопухом, и он вырастает и прячет его от солнца, это реальный рассказ. Но как можно уйти и спрятаться от гнева Божия, когда Бог вездесущ?»

Это натуралистическое толкование отвергал также св. Иоанн Златоуст. Он также говорил: «как же Бог ходит? У Него ноги есть?» Надо совершенно по-другому понимать все это.

Следует отметить, что библейские писатели и авторы, когда говорят о событиях исторических, опираются, как правило, на древние устные свидетельства. А речь древних людей облекается в символы. Поэтому не случайно мы имеем символическое изображение того, что происходило в древней истории.


3. Александрийское толкование.

Александрийцы очень расширили понятие слова «Адам». Он стал для них отображением совершенного и гармоничного космоса, созданного Богом почти мгновенно. И падение вселенского Адама подчинило мироздание законам грубой материи. Как говорит тот же Ориген: где грех, там и множественность. Это те же кожаные ризы, в которые одет был человек после грехопадения.

{38}

В новое время теория александрийцев получила подтверждение и поддержку в трудах таких философов, как о. Сергий Булгаков и Николай Бердяев. Они склоняются к этому толкованию Адама мистического, Адама космического. Оба склоняются к той мысли, что природа в том виде, как она существует, есть результат довременного грехопадения мирового Адама. В этой космогонии и антропогонии есть несомненное преимущество: 1) она объясняет факт несовершенства в природе. Природа все-таки не совершенна. Раз природа расцветает, потом умирает, животные рождаются, а потом истребляют друг друга и в конце концов превращаются в тлен, хотя имеют в себе жизнь, значит, во всей природе есть какое-то внутреннее несовершенство; 2) избегает крайностей как филоновского аллегоризма, так и натурализма. В Писании видятся события конкретные, совершившиеся, пусть и в метаистории. 3) Это учение согласуется с учением ап. Павла о двух Адамах. Если первый Адам — это существо космического порядка (в смысле реально существующее в космосе), то второй Адам — это Логос, исцеляющий и возрождающий не только одного человека, но и всю вселенную. Тем не менее александрийское толкование вызывает ряд возражений.

Прежде всего, ни наука, ни Библия не дают оснований предполагать, что Адам предшествовал космосу. Адам создается как высшее творение Бога в конце шестого дня. И хотя в одном повествовании (у Ягвиста) человек создан ранее животных, но его появлению предшествовал природный мир: земля, облака и т. д. И вообще Адам александрийской концепции мало похож на человека и даже на человечество — это какое-то абстрактное вселенское существо, под которым понимается будущий род человеческий. Библия не знает ни такого Адама, ни такого мгновенного творения. То есть, по Библии, творение многоэтапно — шесть периодов, шесть дней. И Адаму предшествовал весь животный мир. Ведь Адам нарек имена всем животным. Это мог быть только великий ум, обладающий великим знанием, которое было у него как образ Божий: чтобы дать имя, надо сначала постигнуть суть вещи. Я даю тебе имя, значит я знаю, кто ты есть, постигаю твою внутреннюю сущность. Не случайно некоторые народы до сих пор дают человеку имена, связанные с его характером, его наклонностями.


4. Статистическое направление.

Представителем его является знаменитый Тейяр де Шарден богослов, философ, аббат. Это известный в научном мире человек, занимавшийся вопросами антропогенеза. По специальности он археолог и антрополог, его заслуга — в том, что он открыл так называемого синантропа («человека китайского»). Он много лет посвятил антропологии и имеет свою точку зрения, отличную от других. Есть у него книга — «Феномен человека», она у нас издана, ее стоит почитать (1959 год издания).

Тейяр де Шарден говорит, что мир мог быть создан только раздробленным и множественным. В этом отношении его концепция — антипод александрийской. Согласно ей, творение путем эволюции — не что иное, как постепенная интеграция множественности. Космогенез образует как бы некий синтез. Представьте такое множество, которое идет кверху, а в конце есть выведенная де Шарденом «точка омега». Сама изначальная множественность не имеет в себе ничего греховного, но поскольку ее постепенное объединение влечет за собой множество нащупываний и проб, процесс этот неизбежно предполагает ошибки, страдания. Тейяр так изображает свою систему в которой по мере возникновения и усложнения мира происходит возникновение беспорядка. Чем больше соединений (атомов, молекул и т. д.), тем больше хаоса, беспорядка, который приводит в конце концов к смерти, к преждевременному увяданию и старению. То есть переход от одной ступени к другой связан с некоторым несовершенством и при возникновении жизни влечет за собой страдание, а начиная с человека — грех.

В этой концепции бросаются в глаза некоторые исходные посылки, вызывающие недоумение. Откуда видно, что мир возникает из множества раздробленностей? Не стирается ли в этой теории граница, отделяющая человека от мира природного? Не выводится ли несовершенство человека из несовершенства природы? Только по одной причине: природа несовершенна — поэтому и человек несовершенен. В природе был грех, потом он перешел на человека. Но природе нет греха, там есть понятие страдания. Когда страдает какое-то животное, мы это чувствуем и молимся даже за него. Ведь это тоже живая душа, и Господь видит его страдания. Богословы Запада вообще буквально истолковали слова Христа: идите и говорите Евангелие всей твари. В симфонии композитора Малера есть такая часть: «Проповедь Антония Падуанского рыбам». Он приходил и говорил рыбам, и они слушали его. Так что мир животный тесно связан с человеком, и владыка твари может распоряжаться жизнью животных и, конечно, вправе просить у Бога милости для животного мира.

Таковы четыре типа истолкования догмата о грехопадении. Первое толкование освобождает нас от рабства перед буквой. Второе утверждает событийность падения (т. е. это не абстракция, а конкретное событие). Третье связывает несовершенство мира с грехом и свободой, а четвертое рассматривает падение в контексте всей мировой эволюции. Думаю, что каждый из вас должен в себе {39} самом смоделировать собственный подход к этому событию на основе всего вышеизложенного, включающего и православную точку зрения. Так все-таки была ли эволюция? Кто-то говорит, что была, а кто-то — что не была. Сейчас есть эволюция на земле? Я согласен с тем, что сейчас ее нет. Слово «эволюция» я отождествляю со словами «Божественное дыхание», когда говорится:

«И Дух Божий носился над водою»

и сообщал природе определенные силы для ее развития.


В Библии говорится, что производит земля и вода. И только акты творения жизни и творения человека в себе самих содержат возникновение принципиально нового. Во всем остальном я вижу премудрость Промысла Божиего, который вел процесс мироздания к определенному моменту — появлению на земле человека. Что такое человеческое тело? Оно — прах земной. После смерти наши тела превращаются в земной прах. Я много раз убеждался в этом, беря в руки песок, который выкапывают из могил. Копают могилы и думают: вот-вот сейчас появится захоронение. Но ничего не остается. Проходит какие-нибудь 50–60 лет — и остается один только желтый песок. В этом песочке могут быть маленькие фрагменты костных останков, иногда какие-то вещи. То есть от человека остается чистый песок — прах земной, в который человек в конце концов приходит и из которого он взят.

Таким образом, природа должна была пройти путь развития до того момента, пока на земле появился человек. Мы настолько совершенны, что можем обитать в любой точке земного шара. Помести любую гориллу или шимпанзе на Северный полюс или на Южный — что с ней будет? А мы там живем, да еще строим, пытаемся влиять на природу. Все совершенство мира заключено в человеке. Не случайно древние отцы называли человека микрокосмосом. Поэтому для меня слово «творение» и слово «эволюция» однозначны. В эволюции я вижу творение Божие.

Этап предуготовления человека к пришествию в мир Бога Слова охватывает собою громадный отрезок истории. Условно всю историю можно разделить на три периода. Первый период — от грехопадения до Благовещения; второй — от Благовещения до Пятидесятницы, третий — от Пятидесятницы до наших дней включительно. В течение первого периода, который мы называем ветхозаветным, человек преодолевает огромный путь в своем духовном и нравственном развитии. Происходит медленное, едва заметное движение ко Христу. Постепенно в человеке выкристаллизовываются те нравственные основы, которые делают возможным исполнение обетования, данного людям в момент их изгнания из рая. История Ветхого Завета — это история избраний, связанных с последующими падениями. Любую историю возьмите — и это будет правдой.


Сегодня мы вкратце рассмотрим путь человека от Адама до Ноя. Что происходило с человеком в этот период? Первый аспект Богопротивления мы уже затронули, говоря о грехопадении прародителей и его следствиях. Следующим нравственным падением было убийство Авеля Каином — первое убийство на земле. Если первое падение было направлено против Бога, то теперь человек поднимает руку на человека. Именно в этом страшном преступлении обнаруживается весь ужас греха, извратившего природу человека. В истории о двух братьях, о их жертвоприношении мы уже видим искажение религиозного сознания. Если помните, в момент принесения жертвы Господь благосклонно принимает приношение Авеля, а Каиново отвергает.


«Каин сильно огорчился, и поникло лице его»

(Быт 4:5). Бытописатель не указывает причину, почему Бог предпочел именно Авеля, но можно предполагать, что в нравственном отношении Авель стоял выше Каина. Охваченный злобой, Каин задумывает убить Авеля. Ведь их пока только двое — тех, кто приносит жертву. И со смертью Авеля Каин может рассчитывать на особое внимание со стороны Бога. Само же убийство он надеется скрыть от Бога.


Человеческое сознание, как мы видим, полностью извратилось. Грех проявляется в наивном убеждении человека, что небесные дары можно получить путем насилия и обмана. Мы видим, что Господь обращается к Каину. Показано Его всеведение, Он проникает в глубину сердца Каина и видит истинные мотивы его поступков. Господь говорит ему:

«Если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит, он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним»

(Быт 4:7). Эти слова нам хорошо бы запомнить на всю жизнь. Это нам всем сказано: быть господином над грехом, не поддаваться ему. Грех ведь у двери каждого из нас лежит. Признаемся сами себе: мы тоже испытывали чувства Каина — и зависть, и отчаяние, и раздражительность, чувство неудовлетворенности действиями близкого человека. Это все грех. Нас влечет часто к этому, но мы должны уметь подавлять это в себе.


Этими словами Господь указывает Каину на его греховность. Но Каин убивает своего брата.

В рассказе о Каине и Авеле есть один существенный аспект: противопоставлением Каина и Авеля бытописатель подчеркивает, что высота цивилизации не есть обязательно доказательство нравственной чистоты. Каин — представитель цивилизованного человечества, он обрабатывает землю. А Авель — пастух. И Господь предпочитает его чистое сердце цивилизованному Каину. Первому {40} падению соответствует и первое избрание — избрание Сифа и его потомства. Именно потомство Сифа сохраняет истинное Богопочитание, в его потомстве призывают имя Божие. И один из них — Енох —

«ходил перед Богом»

и был, как объясняет церковное Предание слова Библии, телом взят Богом в рай (Евр 11:5). Потомки Каина все больше и больше погружаются в пучину греха. Зло усиливается на земле. Каин после убийства боится, чтобы кто-нибудь не убил его. Он бежит. Кто же мог убить Каина? Ведь их было двое на земле — Каин и Авель. Конечно, Адам и Ева вряд ли могли убить своего сына. Ведь слово «Каин» означает:

«приобрела я человека от Господа»

(Быт 4:1), так сказала Ева, когда родила. А Авель — это «нечто», дым, это внутреннее разочарование Евы. Она думала, что с Каином придет спасение, а оказалось, что с ним пришло зло.


Сказано, что Каин взял свою жену, пошел и основал город, назвав его в честь своего сына Еноха (Быт 4:17–24). Конечно, это город не в нашем понимании, а просто огороженное место для жизни людей, занимающихся цивилизованным трудом. И вот потомки Каина живут на земле. Про Каина сказано, что его жена зачала, родила Еноха, и построил Каин город, и назвал его по имени сына Енохом. У Еноха родился Ирад; Ирад родил Михиаеля, затем родился Мафусал, а у него — Ламех.

И взял Ламех две жены — Аду и Циллу. Впервые упоминается о многоженстве, и это уже нарушение установлений Господа. Ламех из потомков Каина (будет и другой Ламех). Ада родила Иавала; он был отец живущих в шатрах со стадами. А его брат Иувал был отец всех играющих на гуслях и свирели. То есть, потомки Каина также разделились на различные потоки: одни занимались земледелием, другие скотоводством, а третьи играли на гуслях и свирелях. Мы видим начало цивилизации, начало культуры — впервые упоминаются гусли и свирели, это попытка заменить Богопочитание абстрактным искусством. Это не искусство, ведущее к Богу и прославляющее Бога, а попытка пустоту душевную заполнить звуками гуслей и свирелей. Цилла родила Тувалкаина, который был ковачом всех орудий из меди и железа. Начинается эпоха бронзы и меди. То есть умножается зло на земле. Ведь это не просто медь и железо, а орудия смерти.

Первую боевую песню поет Ламех. По мнению многих исследователей Библии, это одно из первых человеческих произведений, дошедших до нашего времени:

«Ада и Цилла! послушайте голоса моего; жены Ламеховы! внимайте словам моим; я убил мужа в язву мне и отрока в рану мне; если за Каина отмстится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро»

(Быт 4:23–24). Он прославляет сам свое убийство и грех. Он похваляется своим грехом.


В среде каинитов возникают цивилизация, техника и искусство. В. Лосский пишет об этом: «С ними (с каинитами) появляется и цивилизация — эта огромная попытка восполнить отсутствие Бога. Люди стараются забыть Бога или заменить Его: забыть в ковке металлов, отдав себя в плен земной тяжести и сообщаемому ею непроницаемому могуществу, подобно Тувалкаину, отцу всех ковачей

«орудий из меди и железа»

(Быт 4:22), или же заменить Его праздником искусства, подобно Иувалу, отцу

«всех играющих на гуслях и свирели»

(Быт 4:21). Искусство появляется здесь как ценность культурная, а не культовая; это молитва, не доходящая никуда, потому что она не обращена к Богу. Порождаемая искусством красота замыкается сама в себе и своей магией приковывает к себе человека. Эти изобретения человеческого духа полагают начало культуре, как культу некоей абстракции, в которой нет Того Присутствующего, к Которому должен быть обращен всякий культ…»


Далее приводится родословие Адама (Быт 5) и дается летосчисление и жизнь родоначальников рода человеческого: Адама, Сифа, Еноса, Каинана, Малелеила, Иареда, Еноха, Мафусала, Ламеха (другого), Ноя.

«Ною было пятьсот лет и родил Ной [трех сынов]: Сима, Хама и Иафета»

(Быт 5:32). Годы жизни их даны разные в еврейской Библии и в Септуагинте. Но не будем этому придавать большого значения — важно, что люди жили долгие годы и что жизнь их была исполнена многих событий, о которых бытописатель не упоминает, но о которых можно догадываться, если мы знаем о том, как жили люди в древности и что с ними происходило. По мнению богословов, все эти патриархи жили независимо друг от друга, т. е. часто это были люди, которые не являлись сыновьями того или иного человека. Когда Иван Грозный говорит:«Я сын Рюрика», это не значит, что он был его сыном. Он был его потомком, и их разделяла почти почти тысяча лет. Тем не менее Грозный называл себя сыном Рюрика. Так и здесь. Енох жил 60 лет и родил Мафусала — возможно, что это был Мафусал из его более поздних потомков. Эта таблица сделана искусственно, чтобы показать нам единство человеческого рода. Это единство подчеркивается, во-первых, именем «Ева» («мать всех живущих на земле») и, во-вторых, родословием человека, которое показывает, что от одной крови произошли все люди — от Адама. И все пришло к Ною, который явился родоначальником нового человечества.



Что послужило трагедией, приведшей к тому, что мы называем Всемирным Потопом?

«В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим,

{41}

и они стали рождать им… И увидел Господь, что велико развращение человека на земле, и что все мысли и помышления сердца их было зло во всякое время»

(Быт 6:4–5).


Лопухин так толкует этот отрывок: «Предпотопное человечество именуется исполинами, хотя действительно этот термин служит для обозначения великанов или гигантов. Но гораздо правильнее будет видеть в этих первобытных людях, в исполинах, не только людей, отличавшихся необыкновенной физической силой и ростом, сколько лиц, сознательно попиравших всякую правду, и дерзких тиранов. Со времени смешения сифитов (сынов Божиих) с каинитянами эти исполины особенно размножились вследствие всеобщего развращения и падения всех нравственных уставов. Корень глубокого развращения человека допотопного указывает повреждение сердца, так как последнее, по библейскому воззрению, считается центром сознательной деятельности человека. То развращение его равносильно заражению самого источника жизни (помните, как сказано:

«Зло в сердце от юности его»

, т. е. весь источник был поражен злом)». По поводу исполинов и об этом повествовании совершенно по-разному говорится у разных богословов.



Во-первых, кто такие сыны Божии и кто такие сыны человеческие, как сочетаются эти понятия? Есть мнение, что сыны Божии — это потомки Сифа, и второе мнение: сыны Божии — это духовные существа. Этот же вывод можно сделать, сравнив этот текст с другими местами Библии. Допустим, псалмы, книга Иова и др. И тот факт, что в результате брачного союза сынов Божиих и женщин рождаются исполины, лишний раз указывает на то, что автор книги Бытия, возможно, имеет в виду существа сверхъестественные. Это мнение разделяют такие учители Церкви как: Иустин Философ, Ириней Лионский, Климент Александрийский, Тертуллиан и др. Насколько оно оправдано?

Давайте подумаем, что могло быть в реальности. Были женщины — потомки Каина. Почему именно в этом потомстве (ведь у Сифа в потомстве тоже были женщины) началось племя исполинов? Род Сифа впоследствии почти совсем исчез, только тоненькая ниточка тянулась к Ною. Видимо, человек (это мое личное мнение) зачинался и рождался естественным образом, но в момент, который связан с зачатием человека, люди призывали сверхъестественные силы — мир темный, мир диавола. Это реально влияло на процесс размножения человека, т. е. человек вводил темную силу в святая святых своей жизни — ее начало. Именно это послужило появлению сверхчудовищ, исполинов, гигантов, о которых неоднократно говорят нам греческие мифы и т. д. То есть появление исполинов на земле — это развращение рода человеческого, обращение к потусторонним силам и призывание их на службу себе в самые сокровенные минуты своих интимных переживаний. Так я понимаю это место Библии.


ЛЕКЦИЯ 6 | Ветхий Завет. Курс лекций. Часть I. | ЛЕКЦИЯ 7