home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГОД 1967. ОПЕРАЦИЯ «ПОДАРОК»

60-е годы прошлого века. Отношения между Израилем и арабскими государствами ухудшаются.

Египет и Иордания поддерживают боевиков ООП. В конце 1966 года усиливаются вооруженные стычки на границе Израиля с Иорданией и Сирией.

Весной 1967 года после артиллерийской дуэли в воздух подняты израильские и сирийские самолеты. Результаты боя — 6 сбитых сирийских истребителей.

В том же году президент Египта Насер отдает приказ о блокаде Тиранского пролива. Израиль лишен выхода в Красное море.

Арабский мир объединился для борьбы с еврейским государством. Казалось, Израилю конец, ему не выстоять против общего, сильного врага.

Но все обстояло иначе. 5 июня 1967 года первым же ударом израильская авиация уничтожила египетские ВВС и завоевала господство в воздухе. Сухопутные силы начали наступление на Синайском полуострове. Через три дня израильские подразделения прорвались в глубь полуострова, окружили отступающие египетские войска и вышли к Суэцкому каналу.

К исходу 7 июня были разгромлены иорданские войска на северо-западе страны.

9 июня нанесен удар по сирийским частям в направлении Дамаска. На следующий день израильские войска уже продвинулись на 35 километров в глубь территории Сирии.

Итоги шестидневной войны, молниеносный разгром армии Египта, Иордании и Сирии поверглли в шок мировое сообщество. Были оккупированы Голанские высоты, западный берег реки Иордан, сектор Газа и Синайский полуостров.

Израиль ликовал. Казалось, выполнена главная задача — ликвидирована угроза со стороны арабских соседей, пресечена возможность проникновения палестинских террористов на территорию Израиля.

Увы, все оказалось намного сложнее и драматичнее. После шестидневных боев и сокрушительного поражения арабские террористы развернули невиданную доселе террористическую войну. Именно тогда впервые в мире стали широко использоваться захваты и нападения на самолеты. Уже в июле 1968 года группа террористов из Народного фронта освобождения Палестины захватила «Боинг-707» компании «Эль-Ал» на аэродроме в Афинах.

Израильское правительство было не готово к такому развитию ситуации и быстро согласилось с требованиями в обмен на жизнь 35 пассажиров и членов экипажа выпустить из тюрем соратников террористов.

Уступка правительства Израиля вдохновила террористов на новые «подвиги». Не прошло и полгода, как в декабре — вновь нападение на самолет.

Теперь террористы из Народного фронта открыли огонь из автоматического оружия по пассажирскому самолету той же компании Эль-Ал, который выруливал на стартовую дорожку. Один пассажир был убит и несколько ранено.

Израиль решил ответить ударом на удар. Правительство и спецслужбы пришли к выводу — отступать перед террористами нельзя, ибо это повлечет за собой новые теракты. Кстати, единожды избранная тактика — ничего не прощать террористам, не уступать им ни в чем и отвечать сокрушительными ударами — действует и доныне. И она, безусловно, верна.

В этот раз в качестве места для ответного удара был выбран Бейрутский международный аэропорт.

В поле зрения израильских спецслужб он попал не случайно. Расположенный всего в 90 километрах от израильско-ливанской границы и совсем рядом — в 2-х километрах от моря, аэропорт идеально подходил для проведения спецоперации. Подлетное время к нему — минимальное, подход катеров — в качестве прикрытия или на случай эвакуации спецназовцев — весьма удобен. Важно было и еще одно обстоятельство — на поле Бейрутского аэропорта всегда располагалось много самолетов арабских авиалиний. А именно по ним и собирались ударить израильские коммандос.

Аэропорт имел две взлетно-посадочные полосы. Там, где они пересекались, располагался пассажирский терминал. Перед ним — открытая площадка.

На северо-востоке и юго-западе — ангары, стоянки для самолетов и строения обеспечивающих полеты служб. На юге — павильон пожарной охраны аэропорта и медицинская часть.

Разведка доложила: в аэропорту примерно 85 — 90 сотрудников службы безопасности, вооружены личным оружием.

Однако были и свои минусы. Хорошо подготовленный отряд специального назначения Ливанских вооруженных сил находился всего в трех километрах от аэропорта. Режим готовности отряда высокий — пятиминутный. Это, судя по всему, могло оказаться главным препятствием.

Что же касается местной полиции, то, по расчетам разведки, ее прибытие в аэропорт возможно было не раньше чем через полчаса. Жандармерии на БТРах — через час.

С воздуха и моря опасности противостояния не существовало.

Первоначально разрабатывался план ответного захвата самолета арабских авиалиний. Возможно, сегодня эта мысль кажется нелепой, но не забудем, шел 1968 год, и у человечества вообще не было опыта борьбы с террористами на воздушном транспорте. Однако этот вариант отпал после расстрела самолета авиакомпании Эль-Ал в декабре. Генеральный штаб сил обороны Израиля решил пойти на уничтожение арабских воздушных лайнеров.

Задача, поставленная перед отрядом специального назначения, звучала предельно ясно: уничтожить максимальное количество самолетов арабских авиалиний в Бейрутском международном аэропорту. При этом подчеркивалось: в ходе проведения операции всеми мерами избегать потерь среди гражданских лиц, а также повреждения авиалайнеров компаний, не принадлежащих арабским государствам.

Если же количество взорванных самолетов окажется малым, атаковать военные машины, находящиеся в аэропорту.

По плану израильского Генштаба аэропорт был разделен на три сектора — восточный, западный, а также сектор, где располагался терминал. В каждом секторе предстояло действовать единой, небольшой по численности команде спецназовцев. Группу управления возглавлял генерал Рафаэль Еитан. Его позывной «Raful». Она насчитывала 12 бойцов, включая и начальника отдела спецопераций Генштаба.

Полковнику Узи и его 22 коммандос выделялся западный сектор. На вертолетах «Super-Frelon» им предстояло десантироваться в конце взлетно-посадочной полосы и уничтожить самолеты, находившиеся в секторе. Границей их оперативной зоны являлся угол пассажирского терминала.

По окончанию выполнения боевой задачи отряд Узи эвакуировался в так называемый пункт «Лондон», который находился на пересечении двух взлетно-посадочных полос.

Майор Дигли руководил вторым отрядом спецназовцев. Под его командой было 20 бойцов. Они получили приказ приземлиться к югу от главного здания аэропорта и в своем секторе уничтожить самолеты.

После подрыва авиационных лайнеров они также выдвигались к эвакуационному пункту «Лондон».

Капитан Негби командовал всей операцией, а также третьим отрядом, сформированным из бойцов разведроты 35-й бригады армии Израиля. В состав этого отряда входило 22 человека.

Отряд Негби должен был высадиться на северной окраине взлетно-посадочной полосы и там взорвать самолеты. Эвакуация отряда — тем же путем в назначенный пункт.

Вертолетной эскадрильей руководил старший лейтенант Елиезер. Ему вместе с офицером-спецназовцем, медиками предстояло находиться в воздухе, координировать действия отрядов на земле, а также обеспечивать их прикрытие.

Для уничтожения самолетов выбрали магнитные мины, которые решили устанавливать на механизм шасси в передней части машины и на рулях высоты. Это давало полную гарантию либо уничтожения самолета, либо серьезного его повреждения.

Для эвакуации боевых групп было предусмотрено несколько путей отхода. Сухопутный — в пункт сбора «Лондон», который находился на пересечении двух взлетно-посадочных полос. Отсюда бойцов подбирали три вертолета «Super-Frelon». Запасной пункт эвакуации располагался на побережье и носил название «Рим». Здесь спецназовцы грузились на катера военно-морских сил Израиля.

Прикрытие эвакуации должен был обеспечить отряд спецназа ВМС.

Вывоз спецназовцев на катерах оставался в планах Генштаба как запасной, на случай провала. В этом случае на помощь основным отрядам также могла вылететь с базы ВВС Рамат-Дэвид дополнительная группа коммандос. На время проведения операции они находились в полной готовности к действиям.

На всю операцию с момента десантирования в Бейрутском аэропорту до полной эвакуации отводилось полчаса.

Час «Н», то есть начало операции «Подарок», вначале планировался на 22.00 28 декабря 1968 года. Однако накануне время начала было изменено и передвинуто на 21.15. По уточненным разведданным, именно в это время в Бейрутском аэропорту находилось наибольшее количество самолетов арабских авиалиний.

На силы военно-морского флота и ВВС возлагались функции обеспечения и прикрытия.

Для эвакуации спецназовцев морским путем со стороны моря действовали четыре ракетных, два торпедных катера, а также тринадцать резиновых моторных лодок.

По плану военно-морские силы, привлеченные к операции, должны были к часу «Н» выйти в назначенную точку в шести милях от пункта эвакуации «Рим». Через полчаса после начала операции «Подарок» часть военно-морского отряда выдвигалась ближе к береговой линии и находилась там на расстоянии полутора миль. Торпедные катера барражировали в 12-мильной зоне от берега.

Расчетное время прибытия военно-морского отряда в заданную точку от базы в Хайфе составляло три с половиной часа.

Что же касается участия военно-воздушных сил, то Генштаб возложил на них следующие задачи и план действий.

Шесть вертолетов «Super-Frelon» использовались в основном составе и два — в резервном. Они обеспечивали высадку спецназа в трех зонах и после выполнения боевого задания забирали их в пункте сбора «Лондон».

Еще восемь вертолетов «Белл» (семь в основном составе, один — в резерве) привлекались для эвакуации коммандос в случае неблагоприятного исхода боя или непредвиденных обстоятельств, для доставки группы управления, для патрулирования в зоне операции и поддержания радиосвязи.

Пилоты четырех самолетов «Норд» получили приказ обеспечивать радиосвязь, а также прикрывать с воздуха работу коммандос в аэропорту и выдвижение морских спецназовцев.

При активном противодействии силовых служб Ливана в бой могли вступить два самолета «Boeing», два штурмовика «Skyhawrks» и четыре машины «Vauntours».

Таков был план Генерального штаба.

…И вот наступило 28 декабря. В расчетное время три вертолета «Super-Frelon» неожиданно появились в небе над Бейрутским аэропортом и уже через несколько минут высадили штурмовые группы в трех намеченных точках. На часах было 21.18. Через пять минут совершил посадку вертолет с группой управления.

Сорок пять минут назад вертолеты поднялись с авиабазы Рамат-Дэвид, выстроились в боевой порядок и направились к побережью. Потом, совершив маневр, повернули в сторону Бейрутского международного аэропорта.

Вертолет «Белл» сделал несколько заходов, выпустил больше сотни дымовых гранат и дымовых сигнальных ракет. Таким образом, с востока и севера летное поле было окутано дымовой завесой.

На дороги, ведущие в аэропорт, с вертолета сбросили специальные шипы. Это нехитрое устройство сыграло большую роль. Вскоре на въезде в аэропорт образовалась огромная пробка. Остановились машины, покидающие аэропорт. Полиция и пожарные команды, которые уже мчались к аэродрому, не могли пробиться вперед. Дороги, ведущие к аэропорту, оказались блокированы.

Другой вертолет, «Гепард», давал предупредительные пулеметные очереди впереди машин, которые вылезали из пробки и пытались прорваться к аэропорту.

Военный грузовик, объехавший пробку по бездорожью, был тут же подожжен.

Тем временем отряды Узи, Дигли и Негби устремились к самолетам. В каждом отряде была группа прикрытия. Пока одни спецназовцы, перебегая от лайнера к лайнеру, устанавливали мины, их товарищи подавляли огонь полицейских и охранников.

Отряд под руководством полковника Узи, десантировавшись с вертолета, увидел перед собой три группы самолетов. Первая и вторая насчитывали пять воздушных лайнеров, третья состояла из трех машин. Самолеты этой группы привлекали внимание спецназовцев в первую очередь, так как располагались близко друг к другу. Они были взорваны вместе, одновременно.

Далее под огнем группы прикрытия бойцы устанавливали новые заряды и взрывали самолеты.

Полковник Узи во избежание потерь приказал держаться подальше от военной части аэропорта. Оттуда в сторону отряда велся интенсивный огонь. Впрочем, дел хватало и здесь. Коммандос уничтожили в общей сложности шесть самолетов.

На путях отхода к пункту эвакуации их встретила служба безопасности аэропорта. Однако охранники не выдержали огня группы спецназа и отступили. Отряд Узи благополучно добрался до пункта «Лондон».

После приземления отряд Дигли занял позиции возле здания аварийных служб аэропорта. Четыре самолета стояли на открытой площадке. Три из них без сомнения принадлежали ливанским авиакомпаниям. Поскольку принадлежность четвертой машины четко определить не удалось, решено было работать по трем авиалайнерам.

На двух из них коммандос быстро и беспрепятственно установили мины, с третьим самолетом произошла заминка. Неожиданно со стороны пассажирского терминала по группе спецназа был открыт огонь. Пришлось отступить, укрыться, подавить огневые средства противника и потом завершить минирование.

Раздались взрывы, и группа, выполнив задачу, покинула поле боя.

Капитан Негби, высадившись со своими спецназовцами в обозначенном районе, выслал вперед головной дозор. Вскоре дозорные сообщили, что определили принадлежность четырех самолетов. Три машины стояли на открытой площадке, одна располагалась в ангаре.

Негби, получив это сообщение, сразу же отправил к дозорным группу подрывников. После того, как самолеты были заминированы, он отдал команду взорвать их одновременно.

Однако группа, работавшая в ангаре, не услышала команды, хотя приказ прозвучал по радио и был продублирован в мегафон. Спецназовцы заметили, что их товарищи, оставшиеся снаружи, упали на землю, ожидая взрыва. Они бросились к выходу из ангара. Быть беде, но детонатор мины, к счастью, не сработал, и спецназовцы покинули опасную зону.

Коммандос собирались также взорвать склады с горючим, но получили приказ на отход.

Отряд капитана Негби первым вышел на эвакуационный пункт «Лондон». В 21.47 вертолет совершил посадку, чтобы забрать спецназовцев.

Весь сбор и погрузка в вертолеты заняли 15 минут. Последняя винтокрылая машина оторвалась от взлетно-посадочной полосы Бейрутского международного аэропорта и взяла курс на Израиль.

Военно-морской отряд коммандос в период проведения операции дежурил в расчетной точке в полутора километрах от берега и наблюдал, как взрывались самолеты в аэропорту.

После сообщения о благополучной эвакуации спецназовцев вертолетами отряд двинулся домой.

В результате операции «Подарок» в Бейрутском международном аэропорту было уничтожено 13 самолетов, принадлежащих арабским авиакомпаниям МЕА, Айр-Ливия. Среди разрушенных воздушных лайнеров оказались самолеты «Боинг-707», «Коммета С-4», «Каравелл», «Виконта». Ущерб составил около 42 миллионов долларов.

К сожалению, события в Афинах и Бейруте не произвели особого впечатления на мировое сообщество. Всем казалось, что это лишь очередной этап обострения длительного конфликта. На самом деле это было первое столкновение, первый жестокий бой сил специального назначения с международным терроризмом.

Менее чем через два месяца, в феврале 1969-го, Народный фронт освобождения Палестины ответил захватом израильского авиалайнера. В перестрелке погиб пилот и один из нападавших.

В своем заявлении террористы назвали эти захваты первыми ударами мести «за американский заговор, целью которого была ликвидация палестинской проблемы руками Израиля».

Летом того же года Народный фронт расширил сферу своей деятельности. Теперь палестинские террористы напали на самолет американской авиакомпании «Боинг-707», угнали его в Дамаск. Правда, экипаж и пассажиры были выпущены, а самолет взорван.

Однако и эти захваты не взволновали Европу и США. В таком же благодушном состоянии находился и Советский Союз.

Террористические акты в СССР тогда были большой редкостью. А уж о захватах самолетов и говорить не приходилось. Попытка угона самолета «Ли-2» из Эстонии за границу пришлась на далекий 1954 год. Ее сорвал бортмеханик Тимофей Ромашкин, вступивший в борьбу с бандитами. Ромашкин погиб. Посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. С тех пор прошло полтора десятка лет и об угоне давно забыли.

Гром грянул в 1970-м.


ВОЙНА, КОТОРУЮ НЕЛЬЗЯ ПРОИГРАТЬ | Спецназ против террора | ГОД 1970. КОНЕЦ ВОЗДУШНОГО ПИРАТА