home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Пролог

Полупан пребывал в скверном расположении духа. Плохое настроение появилось сразу, как только он открыл глаза и увидел узор на обоях. Вначале он подумал, что просто не выспался, но раздражение не отпустило даже после чашки горячего крепкого кофе. Такое бывает, когда на улице дождь, и вид за окном предстает через потоки слез по стеклу. Но сегодня дождя не было, мало того, вот уже недели три город находился во власти мартеновской жары и люди, в том числе и Полупан, ходили красные и потные, как сталевары. По улицам текла лава жидкого асфальта, приходилось перепрыгивать через потоки, а на машинах появлялись черные полосы дорожной смолы. «Налицо разворовывание дорожного фонда», – профессионально думал майор Полупан.

Привычка мыслить логически и во всем доходить до истины, заставляла его копаться в себе и выяснять причину плохого настроения. Он вышел на лоджию, вдохнул облако никотина и начал раскладывать по полочкам вчерашний день. «Проблемы настоящего всегда ищи в прошлом», – было записано в его блокноте. Кто придумал это туповатое правило, Полупан уже не помнил, может быть, даже он сам, но верность аксиомы он проверил сорока тремя годами жизни и восемнадцатью – службы в милиции.

Анализ вчерашнего дня ничего не принес. Каких-то явных неприятностей не было, обычная текучка. Полупан затушил сигарету, закрыл квартиру и спустился к машине. Свою черную девятку он всегда оставлял во дворе. Ее не трогали. Все жулики города в курсе, кто на ней ездит. Полупан имел авторитет.

Состояние утреннего отвращения к миру было хорошо знакомо Полупану. Три года назад от него ушла жена. После этого он шесть месяцев плохо спал и просыпался злой и несчастный.

В салоне автомобиля пахло мокрой тряпкой. Он решил найти и устранить причину запаха. В багажнике ничего подозрительного не обнаружилось, на заднем сиденье тоже. Под креслом пассажира валялся начавший гнить апельсин. Он и был источником зла.

Обыскивая машину, майор думал о жене. Это, конечно, неправильно, от этих мыслей становилось еще хуже, но тут уж ничего не поделаешь, если мысль пришла, то не уйдет, пока ее не подумаешь до конца.

– Я беременна, – три года назад сказала ему жена.

Полупан вначале обрадовался, но оказалось, что беременна она не от него, а от какого-то Жени, что она уже давным-давно имеет отношения на стороне, и майор никудышный опер, если до сих пор ни о чем не догадался.

Он завел машину и выехал со двора. На небе ни облачка. Сегодня будет еще жарче.

Полупан не признавал баек о том, что у хорошего милиционера никогда не может быть нормальной семьи. Дескать, засады, дежурства и мероприятия разрушают узы и приводят к разводам. Знает он эти засады, каждая вторая из них – простая отмазка и на самом деле обычная пьянка и разврат. В семье Полупана все было наоборот. Он много времени уделял жене. Теперь понятно, что слишком много. И она ушла от него, просто потому что предпочла другого. Мало того, она не судилась, не отвоевывала квадратные метры и не скандалила. Жилье она оставила ему, а тот мужик взял ее в свою хату без ничего, с одеждой и цепочками. Полупан пробивал его потом по всем картотекам, оказалось – порядочный парень. Вот это-то и есть самое обидное.

Был бы его соперник каким-нибудь уродом, жилось бы значительно легче.

Чтобы отвлечься от воспоминаний, майор стал думать об апельсине. Он сам не покупал цитрусовых, от них у него чесались щеки. Значит, его выронил кто-то другой. Кого он подвозил за последние два дня? Элла, Петрович, Карамов, и Шамрук. Точно! Это Шамрук. Он тащил в пакете апельсины. Он даже предложил ему пару. Вот тогда и выронил. Вспомнив Шамрука, Полупан неожиданно догадался, почему у него плохое настроение. В тот день Шамрук сказал, что у него триппер.

На первый взгляд, нелогично – триппер у Шамрука, а настроение портится у Полупана, причем через два дня. Но это именно так.

Нельзя сказать, что Шамрук бился в истерике, рвал на себе волосы и сильно переживал из-за этого факта. Наоборот, он сказал об этом с улыбкой, обыденно и даже как-то весело:

– У меня триппер!

И потом добавил для успокоения, своего и Полупана:

– Сейчас это все лечится одним уколом.

Сказал и все, и забыли об этом. И тему эту больше не обсуждали. А осадок остался. Дело в том, что, после ухода жены, Полупан целый год прожигал жизнь, и легче всего ему это удавалось в обществе Шамрука, такого же разведенщика, как и он сам. У Шамрука всегда были деньги (он коммерсант) и куча всяких женщин. Со многими из них он познакомил своего друга. Майор до сих пор время от времени с ними встречался и пошаливал. Они не были какими-то конченными и противными, вовсе нет. С ними не стыдно было поздороваться при свете дня. Более-менее приличные и одинокие. Не «жены», конечно, но все же.

Казалось, что там все чисто. И, поди ж ты, триппер!

А там где триппер, там вам, пожалуйста, и сифилис и СПИД!

Именно эта мысль спряталась у Полупана в подкорке и создавала плохое настроение.

– Нужно провериться, сдать анализы – сказал майор сам себе вслух и припарковал машину около дверей Западного РОВД.

– Товарищ майор, вас спрашивал командир, – обратился к нему дежурный.

Странно, летом шеф живет на даче и обычно задерживается. До начала рабочего дня еще десять минут. С другой стороны, если бы было что-то срочное, то он позвонил бы на сотовый. Полупан поднялся к себе, открыл кабинет, распахнул окно, создал на столе рабочую обстановку и пошел к шефу.

Начальник читал газету. Они поздоровались.

– Ты чем сейчас занят, Полупанище? Лично ты и твой отдел, – поинтересовался хозяин.

– Дел куча, ты же знаешь, Петрович, лично у меня в разработке три – отравление юриста, убийство коммерсанта и покушение на губернатора.

– В каком они состоянии?

– Оказалось, что все три дела связаны между собой. В них замешан один москвич. Он два раза был в наших руках, но все время приходилось отпускать за недоказанностью. Сейчас мы сводим все дела в одно и берем москвича в разработку.

– То есть, дело движется к концу?

– Можно сказать и так. По крайней мере, есть связь, имеется план мероприятий. Непонятны мотивы и причины, но все это со временем всплывет. Работаем в контакте с прокуратурой, у них претензий нет.

– Значит так. Все бросай. У меня есть новое поручение для тебя.

– Как бросай? – разозлился Полупан.– Я только-только нащупал цепочку, появился свет в конце тоннеля, а вы говорите, бросай!

– Отдай кому-нибудь и все.

– Кому? Я вел эти дела лично, ночей не спал!

– Отдай Мелкому. – Мелкий был лейтенант из отдела Полупана. Копал под него, молокосос. – Ты говоришь, что там все на мази. Пусть Мелкий доведет до логического конца. А для тебя есть спецзадание.

– Мелкий не потянет, там дело серьезное. Покушение на губернатора. Обосремся.

– Я вчера с губернатором разговаривал. Он считает, что покушения не было, обыкновенный несчастный случай. Взрыв бытового газа. Эту тему он развивать не намерен. Именно он и подкинул мне новое дело. Оно государственной важности, и никому кроме тебя я его поручить не могу. Ты когда последний раз был в обезьяннике?

– Дня четыре назад, допрашивал москвича, – ответил Полупан. Обезьянником в народе называли изолятор временного содержания.

– Я говорю о настоящем зоопарке.

– Сто лет не был.

– Вот и я тоже давненько не захаживал. А, между прочим, он на нашей земле и знаменит на всю Россию и даже весь мир.

– И чем же он знаменит?

– Обезьянами. Оказывается, они в наших условиях очень хорошо размножаются. Во всем мире их кормят отборными бананами и всякими там папайями, и ничего, а у нас на одной брюкве и свекле, трахаются и плодятся как суслики.

– Ну и что?

– А то, что на правительственном уровне был заключен договор с китайцами. Наш зверинец должен был поставить в Шанхайский зоопарк несколько пар обезьян, – начальник взял со стола лист бумаги и прищурился. – Пара горилл, две паукообразные обезьяны, две мандрилы и один самец бабуина. Мы отправляем их китайцам на три года в аренду. Все что от них родится, все – китайское, а взамен китайцы выделяют нам средства на ремонт зоопарка. Цель – обновить кровь китайских обезьян кровью наших. Ты знаешь, что такое гетерозис?

– Да пошел ты со своим гетерозисом, – настроение у Полупана упало до нуля.

– Вот и узнаешь, пока будешь заниматься этим делом, – рассмеялся шеф.

– А в чем суть?

– Суть в том, что позавчера к нам приехали китайцы, они отобрали обезьян, осмотрели их и подписали все бумаги. Вчера этих мартышек посадили в специальную машину, помыли, почистили, приготовили к транспортировке. Так вот, машину с обезьянами угнали. Через три часа машину нашли, а макак – нет. Как сквозь землю провалились. Международный скандал получается!

– Кому в нашем городе нужны эти обезьяны?

– Никому. Губернатор считает, что это вредительство. На почве макак он хотел завязать с китайцами дружбу, съездить пару раз к Великой стене, а потом открыть в области совместное производство внедорожников. Понял? Кому сейчас нужны китайские вездеходы? Никому. А лет через пять с руками отхватывать будут. Государственный подход! Найди мне этих обезьян. И желательно, живыми и невредимыми! Вот тебе материалы, – шеф бросил на стол папку. – Скоро подъедут работники зоопарка и китайцы. Я сказал, чтобы их направили к тебе.

– А нафига мне китайцы?

– Они хотят. Давай, реши мне этот вопрос. Получишь орден. Шутка.

Полупан прошел к себе, сел за стол и обхватил голову руками. Неплохо начинается день. Триппер и мартышки. Экзотика! Он решил попить кофе, открыл ящик стола и достал железную банку. Она оказалась пустой. Это вывело Полупана из себя. Он купил ее только три дня назад, и вот, уже пусто.

– Я что, должен теперь прятать кофе в сейф?! – заорал он, глядя на портрет Путина. – Мы что, на вокзале?!

Майор вскочил из-за стола и со свирепым лицом побежал по кабинетам. Открывая двери, он зло повторял одно и то же:

– Тех, кто пьет мой кофе, предупреждаю, что я установил около него растяжку. Пусть потом ваши родственники не обижаются, – никого конкретно в воровстве кофе Полупан не подозревал, поэтому обошел все кабинеты на этаже. Опера ржали и перемигивались друг с другом. Тырить кофе у Полупана было традицией в РОВД.

Перед приемной он столкнулся с Мелким, повторил ему песню про растяжку, на что Мелкий осклабился. Полупан рассказал, что все его дела переходят к Мелкому, на что Мелкий загордился и выкатил грудь колесом.

– Между прочим, москвич-то убежал, – сказал Мелкий.

– Как убежал?

– Вот так. Его нигде нет. Наши его потеряли.

Полупан вначале решил загнаться по этому поводу, но потом заявил:

– Теперь это меня не касается. Выпутывайся как хочешь.

Мелкий ушел выпутываться, а Полупан зашел в приемную и рассказал секретарше про растяжку. Что такое растяжка секретарша не знала. Полупан доступно объяснил ей, что растяжка – это не только шпагат, но и бомба на веревочке и вышел. «Я бы не отказался узнать, какая у нее растяжка», – думал Полупан по пути к своему кабинету.

Он толкнул дверь и собрался уже войти, но его окликнули. Полупан обернулся. На том конце коридора стоял шеф.

– Услышал твой голос, решил сообщить, – сказал начальник. – Одну обезьяну нашли.

– Где?

– Пока не знаю. Лучше спроси, в каком она состоянии.

– В каком?

– Она пьяная.

Почему-то это известие разозлило Полупана.

– Свалились на мою голову эти вонючие обезьяны. Мартышки проклятые. Чтоб им пусто было! – говоря это, он вошел спиной в кабинет и только потом обернулся.

В комнате сидели три китайца, два самца, в смысле – мужчины и одна симпатичная женщина. Судя по их обиженным лицам, они хорошо понимали по-русски и приняли слова майора на свой счет.


Дмитрий Новоселов НАРУШИТЕЛИ ПРАВИЛ | Нарушители правил | cледующая глава