home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



NATO APPROVED

Опознав немецкий язык, Стуколин вспомнил, как году так в девяностом – девяносто первом к ним в часть 461-13"бис" привезли два грузовика таких коробок. В них оказались коробки размерами поменьше, содержащие индивидуальные пищевые рационы солдат Бундесвера. Этими коробками, называемыми так же «гуманитарной помощью», немцы расплачивались с Михаилом Сергеевичем Горбачёвым за «освобождение» Восточной Германии. Целых три месяца рядовые и офицеры воинского подразделения 461-13"бис" лопали консервированную свинину с консервированной же картошкой, запивая это дело растворимым кофе, порошковым лимонадом и подтираясь гигиеническими салфетками.

«Ну и сочетание, – подумал Стуколин, разглядывая знакомые надписи. – Транспорт из Норвегии, жратва из Германии, пилоты с Кавказа, а пираты – русские! Блин, жизнь, как на Невском проспекте».

Разгрузка транспорта заняла час. Стуколин последним в очереди к рампе стоять не захотел, а велел Жене Яровенко подогнать грузовик и, не сильно церемонясь, растолкал парней в «косухах».

– Так! – объявил он. – Эти, эти, эти и вон те ящики грузим ко мне. И пошевеливайтесь!

Парни заворчали, но ослушаться не посмели: авторитет Стриженого среди них был беспредельно высок. Натовскую амуницию: полевые комбинезоны, палатки, вещмешки и прочее барахло – Стуколин ворошить не стал, а выбрал четыре десятка больших коробок с провиантом от Бундесвера так, чтобы забить кузов почти до упора, к этому добавил три коробки с мылом и зубной пастой. Потом подумал и взял пару упаковок принадлежностей для полевой кухни.

Женя Яровенко тоже не остался в стороне. Глаза у него при виде такого количества дармового шмотья алчно заблестели. Он читал английские и немецкие надписи на упаковках и что-то там про себя соображал. Губы у него при этом шевелились. Потом он вдруг кинулся к одному из тюков, перетаскиваемых парнями Стриженого, и, вытащив штык-нож, болтавшийся в ножнах на поясе, вспорол грубую ткань.

– Ты чё делаешь? – возмутился один из парней. – Типа крутой, да?

Женя его не слушал. Он что-то тащил из тюка, вцепившись обеими руками.

– Спокойно, спокойно, – призвал к порядку Стуколин. – Здесь все свои. Делаем общее дело – зачем нам ссориться?

– А чё он? – не успокоился сразу парень. – Чё он ваще?

Стуколин подошёл ближе:

– Женя, ты чего?

Урча, как кот, дорвавшийся до свежей говядинки, Яровенко вытянул на свет отличную пилотскую куртку – из чистой натуральной кожи и отороченную мехом.

– Это мне, – заявил он с детской непосредственностью. – Мечта, а не куртка.

Стуколина так рассмешила эта чистая в своей искренности радость от бесплатного приобретения обновки, что он громко расхохотался. Возмущавшийся поведением Жени парень стоял над похудевшим тюком и ошалело переводил взгляд с лучащегося счастьем Яровенко на хохочущего старшего лейтенанта. Потом плюнул, покрутил пальцем у выбритого виска и сказал:

– Чокнутые, во!

Когда разгрузка закончилась, грузовики Стриженого освободили полосу. Теперь транспорт мог развернуться и взлететь. Пилоты «Геркулеса» не заставили себя упрашивать. Едва Стриженый отогнал свой командирский «джип» за пределы полосы, все четыре винта норвежца стали раскручиваться. Воздух снова наполнился рёвом двигателей, и «Геркулес» под улюлюканье и оскорбительные жесты высыпавшей смотреть его взлёт команды Стриженого поднялся в воздух.

Дело было проведено чисто, и Стуколин вздохнул с облегчением. Он был готов к возможным сбоям в намеченной программе перехвата и теперь радовался, что ни одного сбоя таки не произошло. А Женя так просто был счастлив, примеряя кожаную натовскую куртку.

Перед тем, как попрощаться, Стриженый протянул Стуколину пухлый конверт.

– Это ваша доля, – пояснил он. – Не беспокойся, там зелёные.

Стуколин закашлялся. Он не думал, что к грузовику всяческого добра приложатся ещё и деньги.

– Спасибо, – поблагодарил он, принимая конверт. – Хотя я… и другие… в общем… не ради денег… – он смешался.

– Мы – не государство, – проникновенно сказал Стриженый. – У нас принцип такой: сделал дело – получи гонорар…


und Zubereitungsanweisung inliegend | Резец небесный (Операция «Испаньола») | ( Таллин, апрель 1994 года)