home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



0001:000C

— История, как не крути, развивается по спирали, — говорил Фантомас, разминая сигарету в пожелтевших от частого курения пальцах. — По циклу, если угодно. Нет ничего нового под луною, всё повторяется: на другом уровне понимания, но повторяется. Истина из разряда банальных. Но каждое поколение со свойственной юному возрасту самонадеянностью полагает, что именно ему предопределено Богом, самим мирозданием разорвать порочный круг. «Мы будем лучше, мы будем добрее, мы будем терпимее». Но всё возвращается на круги своя. И за каменным веком следует бронзовый, а за бронзовым — железный и так далее по кругу, по циклу. И мы тоже полагали, мы тоже надеялись, но ошибались — как и все другие… до нас…

— То есть вы утверждаете, что золотой век для человечества невозможен? — уточнил товарищ полковник.

Фантомас улыбнулся: скупо, краешками губ. Щелкнул зажигалкой. Повернулся в профиль, чтобы дым выносило в приоткрытое окно. Там, за окном, мелькали, словно в ускоренном режиме просмотра, двухэтажные особняки и палисадники перестроенного Выхино — автокар направлялся на девяносто шестой километр. У товарища полковника затекла нога; он поёрзал, устраиваясь поудобнее.

— Нет, почему же? — сказал Фантомас после паузы. — Золотой век возможен. Он, собственно, и венчает собой очередной виток спирали, является завершающим элементом цикла. Взять к примеру викторианскую эпоху — чем не золотой век? Только цикл уже завершился, и мы перешли на следующий виток. И вот вам — каменный век: пенициллин, рентгеновские лучи, теория относительности, электрификация, турбореактивные двигатели, телевидение, орбитальные станции; и в то же самое время — концентрационные лагеря, абажуры из человеческой кожи, ГУЛАГ, колхозное крепостничество, Герника и Хиросима, гангстерские банды, мафия бессмертна и революция победит. Высадка на Луну, высокотехнологичные компьютеры, развитая демократия; и там же напалм, крылатые ракеты, скорострельная охота на президентов, индейские резервации, расовая дискриминация, просто голод, наконец. Электроника и набедренные повязки — вот что такое двадцатый каменный век… Мы, конечно, изменились, И даже, может быть, в лучшую сторону. Однако законы, управляющие социальной эволюцией, нам отменить не удалось, за что скоро придётся расплачиваться по самой высокой цене,

— Не понимаю, — признался товарищ полковник, — Что вы имеете в виду?

— Каменный и такой понятный нам век заканчивается, — сказал Фантомас. — Мы с вами скоро станем свидетелями исторического излома. На наших глазах рухнет вся современная цивилизация, погибнут империи, уйдут в небытие целые народы. Произойдет это, по всей видимости, в результате какого-нибудь всемирного конфликта, возможно, войны с применением ядерного и нейтронного оружия. Если вы изучали историю, то легко можете себе представить, что последует за подобной войной. Множество новоявленных, разобщенных и предельно неустойчивых государственных образований. Анархия. Междоусобица. Фюреры и царьки. Города — крепости. И бандитизм. Целые армии бандитов. В этом безумном вареве сформируется новая цивилизация, и начнётся новый отсчёт.

— Какую беспросветную картину вы рисуете, — скептически заметил товарищ полковник. — Однако я не заметил в ней особой «новизны». Спираль спиралью, но сейчас, когда наше общество после многочисленных потрясений, обрело наконец стабильность, вряд ли вы сумеете найти в нём достаточное количество желающих вернуться к первозданному хаосу.

— На общем плане вы и не должны заметить какой — либо «новизны», отвечал Фантомас спокойно. — Витки исторической спирали отличаются друг от друга частностями. И наша самая важная частность — это овеществление информации. Кстати, знаете, когда я впервые это понял, — Фантомас снова улыбнулся. — Проходил как-то по ГУМу и увидел рекламу Маруси четырнадцатой, кажется, модификации. Эта говорящая кукла была снабжена кристаллонакопителем на двести шестьдесят гигабайт, управлением голосом и эмулятором[67] искусственного интеллекта последнего поколения. В рекламе утверждалось, что «Маруся способна стать не только верной подругой для вашей дочери, но и обучить её читать, писать, считать, правильно обращаться с современными бытовыми приборами и средствами связи». К тому же в Марусю додумались вмонтировать в качестве источника энергии термоэмиссионный преобразователь, тем самым обеспечив ей долгую — лет на сорок — жизнь без дополнительной подзарядки. Именно в этой кукле я вижу символ совершенно нового цикла. Цивилизация рухнет, Рим падёт, только теперь вместе с ним не исчезнет культурный пласт, созданный многими поколениями. Информация, овеществленная в таких куклах, как Маруся, в других энергонезависимых материальных носителях, сохранится и будет адекватно передана потомкам; прежде такого никогда не было.

— Что же это будет за мир, — товарищ полковник все ещё скептически относился к футурологическим построениям Фантомаса, но сама идея передачи информации через годы и поколения его заинтересовала.

— О-о, это будет дивный мир, — Фантомас на несколько секунд примолк, чтобы закурить новую сигарету. — Бородатые охотники, обсуждающие за костром достоинства и недостатки операционных систем. Жилистые хлебопашцы, долгими зимними вечерами изучающие возможности баз данных в применении к нуждам сельского хозяйства. Знахари с мешком душистых трав в одной руке и автоматическим диагностером — в другой…

— Ну-ну, — товарищ полковник рассмеялся, — и колдуны-хакеры, насылающие на маленьких позитронных друзей порчу.

— Почему бы и нет, — пожал плечами Фантомас. — Хакеры вполне способны занять в иерархии будущего мира подобающее их способностям положение.

— На костре или на колу, — не упустил возможности подтрунить над собеседником товарищ полковник. — В самом деле, если в описываемом вами мире будет существовать хоть какое-то правительство, ему хакеры будут настолько же чужды, что и нам сегодня.

— Не исключено, — согласился Фантомас. — «Чикага суксь», ось рулез[68], как casus belli…

Товарищ полковник хотел ещё что-то добавить к сказанному, но тут автокар повернул, съезжая с шоссе у девяносто шестой отметки, и затормозил у огромных чёрных ворот, Его появления здесь ждали, поэтому створки немедленно разошлись в стороны, пропуская машину в зону «внешнего периметра» учреждения под скромной вывеской «Научно-исследовательский центр по вопросам социального планирования». За воротами автокар встречала целая делегация, Высокий Гена, зам Гены по кадрам с секретарем — референтом, и комендант с двумя мордоворотами из охраны.

— Вот мы и приехали, — товарищ полковник вздохнул. — Честно говоря, обратился он к Фантомасу, — я хотел поговорить с вами о другом. Я хотел услышать, почему вы все-таки предпочли играть против нас, а не с нами. Но разговор как-то не склеился.

— Ничего страшного, — ответил Фантомас спокойно. — Мы ведь ещё встретимся.

Это вряд ли, подумал товарищ полковник. Но тут же спохватился и внимательнее взглянул на Фантомаса. Товарищу полковнику показалось, что, произнося свое, «мы ещё встретимся», Фантомас не предполагал — он утверждал.

Впрочем, «гений всех времен и народов» уже отвернулся, смирно наблюдая за тем, как, помахивая наручниками, к автокару приближаются охранники.


0001:000B | Собиратели осколков | 0001:000D