home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



0001:0015

Как и ожидал товарищ полковник, дорога на девяносто шестой километр была перекрыта. Поперек шоссе впритык друг к другу стояли два Т-208, развернув стволы в сторону Города. Кроме того, имелся здесь легковооруженный вездеход ВАИ, и молодой лощеный лейтенант без лишних слов разворачивал любой кар, пытавшийся здесь проехать.

Не обходилось без ругани. В настоящий момент некий нагловатого вида парень в хорошем модном костюме препирался на повышенных тонах с этим самым лейтенантом, грозил ему ведомственными карами, на что тот, явно не слушая, только качал головой и повторял монотонно.

— Существует приказ. Существует приказ. Существует приказ.

Товарищ полковник не собирался ждать, чем закончится эта милая беседа слепого с глухим, вылез из автокара, захлопнул дверцу, неторопливо обошёл автокар и открыл багажник. Во вместительном багажнике автокара лежал небольшой, но мощный и с хорошей приёмистостью мотоцикл. Главное было не делать лишних движений, суета нам ни к чему. Товарищ полковник поставил мотоцикл на асфальт, закрыл багажник, перекинул ногу через раму, запустил движок, выжал сцепление и рванул по придорожной канаве в объезд заграждения, броневика и танков. Танкисты, легкомысленно расположившиеся на броне, только рты разинули. Лейтенант, матерясь и моментально позабыв о существовании своего высокопоставленного и сердитого визави, бросился к вездеходу, чтобы вызвать на связь и пресечь, однако товарищ полковник уже мчался по шоссе к своей цели, к отметке «девяносто шестой километр», и кордон с лейтенантом и танками остался далеко позади.

В 17:35 полковник остановил свой мотоцикл у ворот «внешнего периметра». Танков и мотопехоты здесь ещё не было, их, по идее, и не должно было быть, вряд ли Высокий Гена не нашёл способа извернуться и не выторговал себе особый статус в рамках грядущей Реорганизации — в самом деле, ну какое отношение вполне цивильный научно-исследовательский институт имеет к смутьянам и заговорщикам из Комитета по Стабилизации, однако охрана была настороже, через динамики, вмонтированные в стену товарищу полковнику приказали остановиться, поднять руки, два раза медленно повернуться, и только затем позволили представиться и изложить цель визита.

Товарищ полковник изложил. Ему сразу отказали. Товарищ полковник настаивал, апеллируя к известным именам. Ему снова отказали. Товарищ полковник потребовал Высокого Гену. Или коменданта, на худой конец. Ему ответили, что все вышеупомянутые товарищи находятся сейчас в городе Москве, где дают показания генеральным инспекторам. Тогда товарищ полковник применил безотказный прием.

— Вас же, бляди, через полчаса всех здесь перемочат.

Информация заинтересовала охрану. В стене приоткрылась дверца, и в ней появился — грудь колесом — начальник охраны. Товарищ полковник шагнул к нему.

— У вас есть какая-то информация для нас, Вадим Сергеевич, — очень вежливо поинтересовался он.

— Через полчаса здесь будут люди Падшего Славы, — заявил полковник. И не как в прошлый раз. Ждите танков и самолетов.

— А что им надо, — растерянно спросил начохры.

— Они придут сюда за человеком по имени Борислав Калныньш. Он им нужен. Они стены своротят, так он им нужен.

Упоминание о предыдущем инциденте, о котором, впрочем, товарищ полковник имел весьма смутное представление, в данном контексте произвело на начохры сильное впечатление.

— Что же делать, товарищ полковник?

— Я могу остановить Славу. Но для этого мне надо переговорить с Калныньшем. Один на один.

Начохры наклонил голову, подумал.

— И быстрее, мать твою за ногу, — поторопил его товарищ полковник. Быстрее.

Товарищ полковник хорошо представлял себе, что сейчас делается в наклоненной голове начохры, с одной стороны — служебный долг, ведомственные инструкции и требования устава, с другой — угроза внезапного и массированного нападения, и ведь никто не придёт на помощь сейчас-то, когда будущее «Стаба» под вопросом и любые телодвижения в эту сторону могут быть осуждены властью,

— Хорошо, — без уверенности в голосе сказал начохры, — Я проведу вас, Вадим Сергеевич. Но только без фокусов, вы меня знаете.

— Знаю, Василий, знаю.

И всё разрешилось. Двери в периметрах открылись. Охранники расступились, и начохры провел товарища полковника на крышу жилого корпуса.

— Он снова там, — напряжённо спросил товарищ полковник.

— А где ему ещё быть, — удивился начохры, которого, видимо, тоже за последние полтора месяца приучили к мысли, что «товарищ Калныньш любит прогуливаться».

— Я буду с ним разговаривать, — сказал товарищ полковник, — а ты, Василий, займись укреплением позиций. Никого не впускать, никого не выпускать. Могут быть любые провокации.

— Ясно.

Как и пять дней назад. Фантомас вышагивал вдоль края крыши, бросая взгляды на горизонт в сторону Города и выкуривая одну сигарету за другой. Полковник, кивнув знакомым охранникам, пошёл прямо к нему.

— Здравствуйте.

— Здравствуйте, полковник. Слышал, в вашем ведомстве какие — то перестановки,

— Перестаньте, Фантомас, — товарищ полковник не собирался тут рассусоливать. — Вы прекрасно знаете, что произошло с Комитетом. Вы ведь сами это организовали.

Фантомас изобразил удивление.

— Почему вы так решили?

Вместо ответа товарищ полковник сунул руку за пазуху и включил подвешенный там на ремне подавитель. Тут же его собственный шептун издал прощальный писк и затих, Работает машинка Мокравцова, ещё как работает. Не без внутреннего торжества товарищ полковник взглянул на Фантомаса. Тот с интересом следил за его манипуляциями.

— Ну и как теперь, — спросил товарищ полковник, — Как теперь? Как теперь себя чувствует наш доморощенный Повелитель Мира?

— Что у вас там?

— У меня там — микроволновый подавитель, — объявил товарищ полковник. — Попробуй теперь выйти в сет. Что-то не выходит?

И тут Фантомас засмеялся. Захохотал, заливисто и чисто.

— Вы что же, полковник, — выговорил он сквозь смех, — всерьез полагаете, что я напрямую связан с сетью? Вы плохо смотрели мою медицинскую карту.

У товарища полковника опустились руки. Он стоял и молча ждал ответа.

Отсмеявшись, Фантомас закурил новую сигарету и очень серьезно, очень просто сказал.

— Мне нет необходимости поддерживать с сетью постоянную связь. Я создал систему, которая сама способна позаботиться о моей безопасности. Систему искусственного интеллекта. Да-да, только не надо говорить мне, что это тупиковая ветвь, что Марков и Лесс доказали принципиальную невозможность создания подобной системы — все эти высказывания и литературу я изучил лучше вас. Но я её создал. Она работает.

— Бред какой… — вырвалось у товарища полковника.

— Да, — легко согласился Фантомас. — Бред. И вы так считаете, и все так считают. Кроме, пожалуй, мальчиков, записанных по милости вашего «Стаба» элементами в «Пирамиду». Я, между прочим, кое-какие логические блоки из «Пирамиды» в своей разработке использовал — очень всё-таки изящная штуковина. Но не более того, «Пирамида» пассивна. Моя же система активна, я бы даже сказал, агрессивна. В тот момент, когда вы меня арестовали и я не смог послать условный сигнал, она инициировалась и начала действовать. Для неё безразлично, кто конкретно покусился на мою свободу и безопасность, как и всякому нормальному интеллекту, ей для анализа ситуации и дальнейших действий достаточно косвенных признаков. На первом этапе она отыскала меня, я облегчил ей задачу, запутав вас «проблемой Пяти», вы усилили активность в нужном мне направлении, в локальной сети «Стаба» замелькали знакомые фамилии, затем система определилась с непосредственными исполнителями. А потом ударила. По всем фронтам. И снизу, и сверху… Мне вас жаль, полковник, — сказал Фантомас, словно бы даже и с сочувствием. — Я не создавал её специально против вас. Но вы стали у меня на пути, и то, что она стёрла вашу жизнь в порошок, лишь следствие вашего собственного служебного рвения.

— Вы стёрли не только… мою жизнь… — мысли у товарища полковника путались, но он должен был сказать то, что хотел сказать. — Вы убили Андрея Магидовича.

Фантомас развёл руками.

— Я не знаю, что произошло с капитаном… Это правда. Я не знаю. Однако рискну предположить. Видимо, он оказался проницательнее вас, полковник. И о многом догадался. И решил проверить свою догадку. В мою систему вписаны несколько блоков самозащиты. Скорее всего, капитан столкнулся с действием одного из них. Как конкретно система устранила угрозу, исходящую от капитана, не могу сказать даже я…

Они помолчали, думая каждый о своём, Первым нарушил молчание Фантомас.

— Я назвал систему «Жираф», — неизвестно зачем сказал он.

Товарищ полковник вздрогнул.

— Почему именно «Жираф»?

— Есть такой исторический анекдот, — Фантомас снова улыбнулся, — Будто бы натуралисты Европы долгое время не верили в существование жирафа, поскольку животное это совершенно не вписывалось в их представление о правильном анатомическом устройстве крупных представителей фауны. Они полагали, что жираф из-за своей шеи не сможет ни дышать, ни проглатывать пищу. Примерно то же самое мы думаем сейчас об искусственном интеллекте, эмулятор создать можно, не более того… Да и сам образ, подобно тому, как жираф, благодаря особенностям своего анатомического строения, имеет возможность общипывать молодые листья с верхушек самых высоких деревьев, моя система способна проникать в самые высокие сферы власти, находя себе там лакомство по вкусу…

Товарищ полковник хотел сказать, что все слова Фантомаса ничего не стоят, если «Жираф» только и способен, что разрушать на информационном уровне структуры власти, а спасти самого Фантомаса шея не дотянется, однако его внимание привлек низкий стрекочущий звук. Он повернулся и посмотрел на низкое быстро темнеющее небо, пытаясь разглядеть источник звука. И разглядел.

Со стороны города на предельной скорости шёл армейский десантный вертолёт «Ка-81». Охранники остолбенело наблюдали за его приближением. Теперь это действительно напоминало войну.

Внизу, во дворе, заискрило, зашипело, грохнуло, и к вертолету устремились две почти идеально прямые дымные полосы. Вертолёт вильнул в сторону, отстрелил имитатор, сбив примитивные ракеты с курса, и тут же заработал лазерган, подвешенный на турели у вертолёта под брюхом. Во дворе Центра ослепительно полыхнуло, и всё заволокло тучей дыма и пыли.

«Пора», — сказал сам себе полковник и вытащил из кармана пиджака маленький однозарядный пистолет. Но выстрелить в Фантомаса не успел. Что-то с чудовищной силой толкнуло его в грудь. Он на секунду потерял сознание и упал. Пистолет вылетел у полковника из рук.

Дьявол. Меня, кажется, убили.

В горле полковника заклокотало. Он с усилием сплюнул и попытался встать. Но не смог.

А вертолёт тем временем опускался на крышу. Но ещё до того, как его шасси коснулись покрытия, из вертолёта выскочили один за другим пятеро десантников в боевых камуфляжных комбинезонах с короткоствольными автоматами системы Березина наперевес.

— Оставаться на местах, придурки, — гаркнул один из десантников (по всей видимости, офицер) на зашевелившихся охранников.

И не столько по лицу (лица офицера товарищ полковник не видел), сколько по голосу и манере командовать, товарищ полковник признал в этом десантнике своего сына.

— Бросайте оружие. Руки за голову.

Охранники подчинились,

Удовлетворённый, офицер (Сергей! Это ты, Сергей…) шагнул к спокойно дожидавшемуся своей очереди Фантомасу.

— Товарищ Калныньш, Борислав Аркадьевич.

— Он самый.

Офицер козырнул.

— Мне приказано доставить вас на нашу базу.

— Я готов.

(Сынок, Серёжа, это «Жираф». Это «Жираф» распорядился») — хотел крикнуть товарищ полковник, но не смог выдавить и слова из-за обжигающей, совершенно невероятной боли в груди. Лёгкое задели, суки.

Тем не менее в голове полковника не мутилось, он воспринимал происходящее ясно, во всей совокупности ощущений. Поэтому он смог увидеть и услышать, как внезапно и с треском распахнулась ведущая на крышу дверь и из проёма кто-то (может быть, сам начохры) с невероятным бешенством принялся стрелять из ручного пулемёта.

Десантники среагировали почти мгновенно, рассыпались и залегли, открыв ответный огонь. Охранникам повезло меньше. И вот уже один из них повалился молча лицом вниз, вот и второго отшвырнуло в сторону.

Вокруг свистели пули, захлёбывался пулемёт, летели какие-то щепки, а товарищ полковник лежал и глядел снизу вверх на Фантомаса.

На лице Фантомаса не было ни улыбки победителя, ни морщинок сочувствия. Можно сказать, что на лице его товарищ полковник не разглядел вообще каких-либо эмоций, известных и характерных проявлений чувств. Он спокойно стоял в сторонке, наблюдая за перестрелкой, не наклоняясь даже, не стараясь залечь, как это сделали десантники, словно и не боялся вовсе быть задетым шальной пулей или осколком.

Товарища полковника корчило от боли, пиджак его намок от крови и пота, он со свистом вдыхал воздух, ставший плотным и будто бы даже горячим, а Фантомас стоял и смотрел, Стоял и смотрел на десантников, пока наконец пулемёт не замолк, и пока офицер (Сергей Вадимович) не крикнул, «Отходим», а потом ухватил и поволок Фантомаса к вертолёту. И только тогда, усаживаясь в вертолёт, Фантомас оглянулся и посмотрел на умирающего полковника.

В глазах Фантомаса стояла стеной чёрная, беспросветная тоска. Он не боится смерти, понял сквозь боль товарищ полковник. Он боится жизни.

Лопасти вертолета слились в единый плотный и сверкающий диск. Вертолёт оторвался от крыши и стал набирать высоту. Через несколько секунд он совершенно затерялся в низком сером осеннем небе,

2026 год

(2026–2051 гг.)

Краткая хроника дальнейших событий

Конец 2026 — начало 2027 года. Третье Отделение СТАБа полностью расформировано, сотрудники частично уволены в запас, частично переведены в региональные отделы МВД. Процесс по обвинению руководства Третьего Отделения в коррупции и двурушничестве завершился рядом приговоров со сроками от трёх до шести лет. Через год Верховный суд Российской Федерации рассмотрел многочисленные апелляции и отменил решение Московского городского суда с формулировкой «за недостатком улик».

2029. Продолжавшаяся в течение двух с половиной лет охота на «Жирафа» завершилась его поимкой и локализацией. По рабочим дневникам Калныньша (нелегальный псевдоним — «Фантомас») и отловленным фрагментам дампов сотрудниками СБСМ была полностью восстановлена технология, использованная им. Сам Калныньш более не попадал в поле зрения правоохранительных органов. По непроверенным данным, он, получив швейцарское гражданство, поселился на Кипре. Вся накопленная СТАБом информация о Калныньше была частично засекречена, а частично — утрачена в ходе операции «Сафари».

2031. Начинается массовое внедрение AI в сферу производства. Созданы единые сети управления транспортом, энергетикой, сельским хозяйством. Разрабатываются первые модели бытовых AI. Небывалый скачок в области информационных технологий приводит к качественным прорывам в других областях знания. Соединённые Штаты Америки, Южноамериканская конфедерация и шесть технополисов Японских островов анонсируют договор об экономическом и военно-политическом сотрудничестве в рамках Новоатлантического Блока «НАБ».

2032. Россия интегрируется в Европейское Союз. Так называемая «Война сетей» завершается полным экономическим развалом стран «третьего мира» (Палестина, Африка, Китай). Упразднение ЭКАР.

2033. В Jet Propulsion Laboratory (Пасадена, штат Калифорния) создан прототип ракетного термоядерного привода. В рамках сотрудничества NASA и РКА в JPL и в Новосибирском Государственном Университете начаты работы по реализации проекта «Проксима».

2035. «Philips» выпускает на рынок первую модель персональной системы (PS) с элементами AI. PS/AI весит около 40 килограммов. Вычислительный блок реализован на Джозефсоновской логике, встроенный AI классифицируется как «вполне самостоятельный». Модель ориентирована на применение в крупных научно-исследовательских центрах и предназначена для анализа и обобщения экспериментальной информации в области квантовой физики. Цена на PS/AI колеблется в пределах от 750 до 800 тысяч ЭКЮ.

2037. «Канарский кризис». Первое военное столкновение между вооружёнными силами ЕС и НАБ. Осложнение политической обстановки приводит к тому, что российская часть проекта «Проксима» оказывается свёрнутой.

2038. Страны — члены «ядерного клуба» начинают внедрение систем AI в армейские структуры. В этом же году созданы первые образцы нейроподобной ткани на основе кремнийорганики. С двадцатилетним опозданием с мыса Канаверал (США) состоялся запуск запланированной на 2017 год экспедиции на Марс.

2040. Отделением астрофизики ФТИ разработана методика обнаружения пригодных для обитания человека планет.

2042. Вторжение армейских соединений технополиса Ямаха в Корейскую Демократическую республику. Решительный протест со стороны ЕС, ЕС оказывает КДР военную помощь. Развёртывание ВВС НАБ в тихоокеанском регионе.

2043. Группа «Проксима» создаёт рабочий прототип ракетного привода на фотонной тяге. НАБ основывает поселение на Марсе. Отправляются экспедиции к Юпитеру и в пояс астероидов.

2044. Посёлок планетологов на Марсе переименован в Марс-сити. Население Марс-сити вырастает до четырёхсот человек. В связи с участившимися случаями террористических актов Соединённые Штаты Америки объявляют всех жителей Ближнего Востока и Африки нежелательными иностранцами. «Philips» анонсирует новое поколение логических систем, основанных на физических нейросетях.

2046. «Мирная» конференция в Кейптауне. Официальные представители стран НАБ и ЕС подписывают договор о создании Всемирного арбитражного комитета, призванного выносить решения по спорным вопросам политического характера. Там же проведены предварительные переговоры по проекту всеобщего разоружения. Полностью решена проблема отторжения тканей при пересадке органов человека без постоянного применения иммунодепрессантов. Кратковременный взрыв «орган-пиратства» прекращается после реанимации разработок по клонированию биологических тканей. В рамках проекта «Проксима» начата постройка космического аппарата сверхдальнего радиуса действия.

2048. Закончена постройка фотонного звездолета «Проксима».

2049. Ходовые испытания «Проксимы» прошли успешно.

2051. Отправление Первой Звёздной экспедиции. Информация о цели экспедиции вместе с прочими данными о работе группы «Проксима» утеряна в ходе Четвёртой мировой войны, известной под названием «Большая получасовая».


0001:0014 | Собиратели осколков | 02h Поезд Героя